Иск о признании сделки действительной

Обновлено: 10.08.2022

Согласно свидетельства о праве на наследство гражданину принадлежала доля домостроения. Указанную долю домостроения гражданка продала истцу, что подтверждается письменной распиской. В установленном законом порядке, как того требовало действовавшее на тот период законодательство, оформить договор купли-продажи между истцом и гражданкой нотариально и зарегистрировать право собственности в органах госрегистрации – в БТИ истец не смог в виду того, что гражданка умерла. Истец просит признать договор купли-продажи доли домовладения действительным, признать за ним право собственности на указанное имущество, обязав Росреестр РФ зарегистрировать сделку на основании решения суда.

В _________ федеральный суд
Г. ____________

Истец : _______________________
прож., _______________________

Заинтересованное лицо :
_______________________
_______________________

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
О признании сделки действительной
и регистрации сделки

Согласно свидетельства о праве на наследство от __________ г. _______________ принадлежала ___ доля домостроения по ул. _______________ в г. ______.
Указанную долю домостроения ________________ в начале ____ г. продала мне, что подтверждается письменной распиской.
Как следует из расписки, ____________ продала мне квартиру в общем дворе по ул. _______________, и получила от меня __ тыс. р.
С этого времени я являюсь фактическим пользователем купленной доли.
Тем самым, договор был исполнен реально.
В установленном законом порядке, как того требовало действовавшее на тот период законодательство, оформить договор купли-продажи между нами нотариально и зарегистрировать право собственности в органах госрегистрации – в БТИ г. ___________ я не смог в виду того, что _______________ умерла.
Спора относительно моего права на приобретенное имущество у наследников _____________, в настоящее время не имеется, после заключения сделки прошло __ лет.
Согласно ст.165 ГК РФ , если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации,суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда.
Поскольку сторона сделки - ________________ - умерла и утрачена возможность подачи ею заявления о регистрации сделки в Росреестр РФ по РД, указанное следует расценивать, как уклонение от регистрации и в данном случае применимы положения ст. 165 ГК РФ .
Имеются также основания для регистрации сделки в судебном порядке, признав ее действительной, признать за мной право собственности на ___ долю домовладения по ул. ______________ в г. ________.
На основании изложенного и ст.165 ГК РФ

ПРОШУ :
Признать договор купли-продажи ___ доли домовладения по ул. __________________ в г. __________, заключенный между ______________ и __________________ _________ г. действительным, признать за мной право собственности на указанное имущество за мной, обязав Росреестр РФ по РД зарегистрировать сделку на основании решения суда.

Приложение:
Копия искового заявления.
Копия расписки.
Копия технического паспорта.
Копия свидетельства о праве наследство.
Копия справки о смерти.
Квитанция об оплате госпошлины.


Один из экспертов «АГ» обратил внимание на парадоксальность определения: призвав к отходу от формализма, Суд отменил акты нижестоящих инстанций из-за формального по своей сути подхода. Второй эксперт заметил, что результатом удовлетворения как иска о признании, так и иска о государственной регистрации перехода права собственности в данном случае будет внесение записи в ЕГРН. Третий подчеркнул, что принцип диспозитивности является важной гарантией справедливого разбирательства, а активная роль суда в состязательном процессе не должна простираться слишком далеко.

В Определении № 305-ЭС20-2700 по делу № А40-23052/2019 Верховный Суд напомнил, что при очевидности материально-правового интереса истца суды обязаны самостоятельно определять надлежащий способ защиты права.

Ненадлежащий способ защиты права обнаружила только четвертая инстанция

В декабре 2007 г. ООО «Строительное оборудование и материалы» купило у ООО «Лестехстрой» здание и земельный участок под ним. В тот же день был подписан акт приема-передачи, имущество перешло во владение покупателя.

В соответствии с договором ООО «Строительное оборудование и материалы» оплатило покупку частично, окончательный расчет стороны договорились произвести после госрегистрации перехода права собственности. Однако в ноябре 2008 г. управление Росреестра отказалось регистрировать переход права на спорные объекты из-за того, что в рамках уголовного дела на земельный участок был наложен арест.

В дальнейшем упоминание об аресте было исключено из реестра, «Строительное оборудование и материалы» несколько раз просило «Лестехстрой» зарегистрировать переход права собственности, но продавец на эти просьбы не реагировал. Покупатель был вынужден обратиться в АС г. Москвы с иском о признании договора купли-продажи действующим и признании права собственности на приобретенные здание и участок. В обоснование своего требования организация ссылалась на факт заключения с «Лестехстрой» договора, частичное внесение платы по нему, передачу имущества по акту и владение спорной недвижимостью.

Первая инстанция удовлетворила иск, с ней согласились апелляция и суд округа, однако ответчик подал жалобу в Верховный Суд.

В данном случае ООО «Строительное оборудование и материалы» не обладало правом собственности на спорное имущество до вступления Закона о госрегистрации 1997 г. То есть заключение договора купли-продажи и частичная уплата предусмотренной им цены не являются основаниями для признания права собственности, подчеркнула Экономколлегия.

Иск о признании права – это иск о подтверждении уже возникшего права. Иными словами, заявление такого требования в рассматриваемом споре – ненадлежащий способ защиты, пояснил ВС. Однако, добавил он, обращение общества «Строительное оборудование и материалы» за судебной защитой, по сути, направлено на государственную регистрацию права собственности на приобретенную недвижимость.

Экономколлегия напомнила, что согласно п. 3 Постановления № 10/22 и п. 9 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 о применении некоторых положений разд. 1 ч. 1 ГК в случае ненадлежащего формулирования истцом способа защиты при очевидности преследуемого им материально-правового интереса суд обязан самостоятельно определить, из какого правоотношения возник спор и какие нормы права подлежат применению.

ВС отметил, что истец неоднократно обращался к ответчику с заявлениями о необходимости государственной регистрации перехода права собственности, и именно из-за отсутствия действий руководства ООО «Лестехстрой» покупатель обратился в суд. При этом, добавила коллегия, п. 61 Постановления № 10/22 говорит о том, что если одна из сторон договора купли-продажи недвижимого имущества ведет себя подобным образом, то другая вправе обратиться с иском о государственной регистрации перехода права собственности.

Согласно п. 63 Постановления № 10/22 если требующая государственной регистрации сделка совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации этой сделки: «Сторона сделки не имеет права на удовлетворение иска о признании права, основанного на этой сделке, так как соответствующая сделка до ее регистрации не считается заключенной либо действительной в случаях, установленных законом».

На этом основании Суд отменил акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Эксперты прокомментировали позицию ВС

Генеральный директор Юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов считает позицию ВС не до конца однозначной. По его мнению, подход, отраженный в Постановлении № 10/22, направлен на уход от формализма. Это указание на необходимость разбираться в споре по существу вне зависимости от того, как сформулированы исковые требования, считает эксперт: «И это верно, потому что суд должен разрешить спорную ситуацию, а не гонять истца по кругу, чтобы он угадал, что именно хочет суд. Такой “неформальный” подход сейчас встречается, но не всегда реализуется на практике. С этой точки зрения текущая позиция ВС РФ важна».

В то же время, добавил Павел Герасимов, ВС отменил акты нижестоящих инстанций из-за формального подхода: «И сторонам, и Суду было понятно, чего хочет истец. Нижестоящие суды разрешили вопрос именно исходя из целей истца. Без материалов дела, конечно, сложно судить о том, мог ли ВС самостоятельно изменить мотивировку, оставив требования по существу удовлетворенными. Возможно, что нет».

Теперь же при рассмотрении дела вновь встанет вопрос о пропуске срока исковой давности уже исходя из требования о государственной регистрации перехода права. «Если таковой признают пропущенным, то формальный подход ВС, по сути, одобрит недобросовестное поведение уклоняющегося ответчика», – считает Павел Герасимов.

Кроме того, заметил эксперт, в определении Экономколлегия ссылается на содержащиеся в п. 63 Постановления №10/22 правила о регистрации сделки, хотя договор купли-продажи недвижимого имущества в регистрации не нуждается. «Регистрируется не договор, а переход права. Сам договор считается заключенным с даты его подписания», – напомнил эксперт.

Юрист московского КА «Регионсервис» Алексей Петров с точкой зрения Суда согласился. «Иск о признании направлен на фиксацию наличия существующего права. Кроме того, такой иск является вещным, в то время как иск о государственной регистрации перехода права собственности носит, скорее, обязательственный характер. Радует, что Экономическая коллегия Верховного Cуда следует закрепленному в российском праве недвижимости принципу внесения, указывая, что самой по себе фактической передачи недвижимой вещи для возникновения права собственности недостаточно», – указал эксперт.

При этом, добавил он, результатом удовлетворения как иска о признании, так и иска о государственной регистрации перехода права собственности в данном случае будет именно внесение записи в ЕГРН: «Разница в том, что во втором случае истец станет собственником именно в момент внесения записи. Поэтому в данном случае при выборе надлежащего способа защиты суду достаточно применить нормы ст. 551 Гражданского кодекса, т.е. речь идет только о правовой квалификации требований истца. Поскольку именно суд определяет применимые нормы, то он сам решает, является ли требование о внесении записи в ЕГРН иском о признании или иском о регистрации перехода права собственности».

Гораздо сложнее, по словам Алексея Петрова, дело обстоит в тех случаях, когда просительная часть иска не соответствует надлежащему способу защиты права: например, лицо вместо предъявления виндикационного иска подает иск о признании. «В силу принципа диспозитивности суд не вправе заменить или дополнять требования, но может предложить истцу сделать это самостоятельно. В случае если истец этого не делает, то отказ в удовлетворении иска вполне закономерен», – убежден юрист.

Партнер Юридической фирмы «БИЭЛ» Николай Сапожников заметил, что позиция ВС не является новой или революционной. «Однако надо признать, что стороны и вслед за ними суды нередко не утруждают себя надлежащим юридическим анализом правоотношений, поэтому напоминание о содержании Постановления №10/22 должно пойти на пользу правоприменительной практике».

Определение, по мнению юриста, примечательно скорее тем, что в нем Суд четко сформулировал позицию о том, что суды должны были самостоятельно определить надлежащий способ защиты права, поскольку истец настаивал на признании права собственности в целях государственной регистрации права собственности.

«На практике суды в подобных обстоятельствах всегда стремятся разъяснить истцу его право на уточнение предмета иска в части избранного способа защиты права. Остается вопрос: как поступать суду, если даже после подобного разъяснения, истец будет настаивать на выбранном им способе защиты? Все же принцип диспозитивности гражданского и арбитражного процесса остается важной гарантией справедливого разбирательства, а активная роль суда в состязательном процессе не должна простираться слишком далеко», – заключил Николай Сапожников.

При этом Суд указал, что неосведомленность учредителя общества о проведении переговоров по заключению договора и об обстоятельствах обсуждения его условий, его заключения и подписания не имеет правового значения для спора


Эксперты неоднозначно оценили правовую позицию Верховного Суда. Так, один из них посчитал, что ничего принципиально нового в определении нет, чего нельзя сказать про постановление суда округа, который посчитал неосведомленность единственного участника о переговорах совершения сделки обстоятельством, имеющим правовое значение. По мнению второго, учредитель общества, понесший денежные затраты и определенные нравственные усилия по продумыванию плана развития, не защищен против управленца, вступившего в сговор об уводе активов. Третий, наоборот, указал, что ВС преградил путь различным противоправным схемам.

Верховный Суд в Определении № 302-ЭС21-2989 от 6 июля напомнил нижестоящим инстанциям, что для признания крупной сделки недействительной не требуется доказывать наличие ущерба обществу в результате совершения такой сделки, поскольку достаточно того, что сделка являлась крупной, не была одобрена и другая сторона знала или заведомо должна была знать об этих обстоятельствах.

26 ноября 2018 г. между ООО «Форсаж» (цедент) и ООО «Прогресс-М» (цессионарий) был заключен договор уступки права требования. По его условиям цессионарий принял в полном объеме права требования цедента к ООО «Дорожно-строительное предприятие № 11» по оплате задолженности в сумме почти 50 млн руб. В счет уступленного права «Прогресс-М» обязался уплатить «Форсажу» почти 37 млн руб.

В последующем единственный участник «Прогресс-М» Гульнара Сеидова обратилась в суд с иском к «Форсажу» о признании договора уступки права требования недействительной сделкой и о применении последствий ее недействительности. Она сослалась на положения ст. 173.1 ГК и ст. 46 Закона об ООО, указав, что оспариваемая сделка заключена генеральным директором общества с нарушением порядка получения согласия на ее совершение.

Постановление Пленума ВС РФ, согласно которому бремя доказывания совершения крупной сделки при ее оспаривании лежит на истце, принято с незначительными правками

Арбитражный суд Республики Хакасия сослался на п. 9 Постановления Пленума ВС от 26 июня 2018 г. № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» и п. 20 Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах, утвержденного Президиумом ВС 25 декабря 2019 г. Суд указал, что истец не доказал, что оспариваемая сделка заключалась с целью прекращения деятельности общества или изменения ее вида либо существенного изменения масштабов. Это не позволяет квалифицировать договор уступки права требования в качестве крупной сделки (определить одновременное наличие количественного и качественного признаков). При этом суд отклонил довод «Прогресса-М» о том, что совершение сделки приведет к прекращению деятельности общества. Он посчитал его не подтвержденным надлежащими доказательствами и основанным на предположении, что не является достаточным доказательством.

Кроме того, суд исследовал вопрос об осведомленности контрагента. Было установлено, что в материалы дела не представлены вытекающие из положений п. 18 Постановления Пленума ВС № 27 доказательства заведомой осведомленности общества «Форсаж» о том, что оспариваемая сделка отвечала признакам крупной сделки. Суд исходил из отсутствия обязанности контрагента по проверке перед совершением сделки того, является ли соответствующая сделка крупной, в том числе отсутствия необходимости запрашивать документы общества.

Доводы Гульнары Сеидовой о неосведомленности о проведении переговоров по заключению договора, об обстоятельствах обсуждения условий договора, его заключения и подписания были отклонены как не имеющие правового значения. Суд со ссылкой на ст. 173.1 ГК, ст. 46 Закона об ООО, Постановление Пленума ВС № 27, Постановление Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» пришел к выводу об отсутствии совокупности условий, необходимой для признания сделки недействительной. Апелляционный суд оставил решение первой инстанции в силе.

Суд округа принял во внимание отсутствие в материалах дела доказательств, свидетельствующих об исполнении обществом «Форсаж» вступившего законную силу решения суда от 27 августа 2019 г. по делу № А40-157997/2019 (иск «Форсажа» к «Прогрессу-М» о взыскании почти 37 млн руб. долга и неустойки по оспариваемому договору. – Прим. ред.). Он также указал на отсутствие выводов нижестоящих инстанций относительно доводов и документов истца, связанных с обстоятельствами осведомленности Гульнары Сеидовой об условиях сделки, а потому отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение.

Общество «Форсаж» обратилось в Верховный Суд, который заметил, что первой и апелляционной инстанциями установлены все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по категориям споров, связанным с признанием сделки недействительной как крупной сделки и сделки, в совершении которой имеется заинтересованность. Поэтому указания суда округа не могут повлиять на результат рассмотрения спора. ВС указал, что постановление не содержит ссылок на неправильное применение нижестоящими инстанциям норм материального и процессуального права.

ВС затронул отдельные сложные вопросы о нотариальном удостоверении решений собраний, об отчуждении долей и акций, об исключении участника, о принудительной ликвидации, о недействительности сделок и решений собраний

Вместе с тем Судебная коллегия по экономическим спорам отметила, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что требования к порядку совершения крупных сделок направлены на защиту интереса в получении обществом эквивалентного предоставления при отчуждении своего имущества и что по смыслу ст. 46 Закона об ООО условием признания недействительными крупных сделок является наступление неблагоприятных последствий для общества или его участника, а также что само по себе нарушение процедуры совершения крупной сделки не может являться достаточным основанием для удовлетворения иска, основаны на неверном толковании закона. Напротив, согласно п. 18 обзора для признания крупной сделки недействительной не требуется доказывать наличие ущерба обществу в результате совершения такой сделки, поскольку достаточно того, что сделка являлась крупной, не была одобрена и другая сторона знала или заведомо должна была знать об этих обстоятельствах. «Однако данные выводы не привели к принятию неправильных судебных актов судами первой и апелляционной инстанций, а потому не препятствуют оставлению в силе решения и постановления указанных судов», – посчитал ВС. Он отменил постановление суда округа и оставил в силе решение апелляции.

Юрист корпоративной и арбитражной практики адвокатского бюро «Качкин и Партнеры» Антон Лалак отметил, что ВС в очередной раз обратил внимание нижестоящих судов на критерии, позволяющие квалифицировать сделку общества как крупную, а также на предмет доказывания по косвенным искам об оспаривании сделок общества его участником. «Позиция Верховного Суда последовательно развивает выпущенные разъяснения по отдельным вопросам правоприменения норм о порядке одобрения экстраординарных сделок. Ничего принципиально нового в указанном определении нет, чего нельзя сказать про постановление суда округа, который посчитал неосведомленность единственного участника о переговорах о совершении сделки обстоятельством, имеющим правовое значение», – посчитал он.

По мнению Антона Лалака, важно отметить, что ВС продолжает настаивать как на соблюдении качественного критерия, что объективно требует большего объема доказательств от истца, а также большего погружения судов непосредственно в экономическую суть бизнеса общества, так и на действительности опровержимых презумпций, в частности о том, что, пока не доказано обратное, все сделки общества признаются заключенными в процессе обычной хозяйственной деятельности. «Также важно, что в определении указано на недопустимость переоценки доказательства судом кассационной инстанции, поскольку это исключительная прерогатива судов первой и апелляционной инстанций, рассматривающих дело по существу, а не проверяющих исключительно правильность применения норм права», – заключил юрист.

Адвокат КА «Защитникъ» Алексей Максимов посчитал, что определение ВС разрушает принцип правовой определенности. «По общему правилу собственником некоей вещи является ее создатель. Дальнейшая юридическая судьба вещи определяется собственником. Такой же шаблон применим и к имуществу организации с теми особенностями, что организация обладает самостоятельностью как субъект отношений – правосубъектностью. Учредитель, участник коммерческой организации создает ее для извлечения прибыли в условиях нормальной хозяйственной деятельности и в условиях предвидимого коммерческого риска. Критерии такого риска законодатель попытался очертить, установив, что крупная сделка – это сделка в отношении 25% и более активов общества. Закон от 3 июля 2016 г. № 343-ФЗ, которым были внесены поправки в Законы об ООО и АО, размыл условия возможности оспорить крупную сделку – введено неопределенное оценочное понятие в виде возможности прекратить деятельность или изменить, влиять на масштабы деятельности. Разве четверть активов – не достаточный критерий, чтобы судить о возможности влияния на деятельность общества?» – задается вопросом адвокат.

По словам Алексея Максимова, получается, что учредитель общества, понесший денежные затраты и определенные нравственные усилия по продумыванию плана развития, не защищен против управленца, вступившего в сговор об уводе активов. «Неудачная в силу неопределенности юридическая норма не была исправлена судебной практикой. Плоды многолетних трудов и кропотливых накоплений могут быть одномоментно узурпированы нечестными дельцами», – заключил он.

Адвокат АП Вологодской области Илья Трайнин поддержал позицию ВС, указав, что суды первой и апелляционной инстанций не установили ущерб от сделки цеденту. «Также ВС подчеркнул, что добросовестность сторон презюмируется в гражданско-правовых отношениях и обязанности проверять чужие уставы или внутренние положения у сторон нет. К тому же определение, на мой взгляд, поспособствует стабильности гражданского оборота и преграждает путь различным схемам», – посчитал он.

Истцу принадлежала доля жилого помещения. Умер брат истца. Истец вместе с остальными собственниками квартиры приняли долю покойного брата. Истец с ответчиками заключила договор купли продажи доли квартиры. Сделка была заключена в простой письменной форме, истец выплатила оговоренную сумму, а ответчики расписались в получении денежные средства. Истцу необходимо получить правоустанавливающие документы и обратиться в регистрационную службу для регистрации права собственности, однако оформить сделку купли-продажи истец не может поскольку ответчики препятствуют ей в этом. Истец просит признать действительной сделку купли-продажи доли квартиры. Управлению Федеральной регистрационной службы РФ зарегистрировать сделку купли-продажи долей квартиры.

В Федеральный суд _____________ района
г. __________

Истец: ___________________, прож. г. ___________,

Ответчики: 1. _____________________
прож. ___________________________

2. ________________________, прож. там же.

3. ________________________, прож. там же.

Заинтересованное лицо: УФРС РФ по РД,
___________________

Исковое заявление
(о признании сделки купли-продажи действительной)

Согласно Договору передачи жилого помещения в собственность граждан РД , мне принадлежала 1/5 доли в кв. __ по ул. _________, ___ в г.___________.
_________г. умер мой брат ______________. Я вместе с остальными собственниками квартиры приняли долю покойного брата.
В ______________ г. было оформлено право собственности на квартиру. Согласно свидетельству о праве собстенности и записи в ЕГРП № _____________ от __________ г. на квартиру, расположенную по адресу, _________________________, оформлено право совместной собственности между ____________________, ____________________, ________________, ______________________.
Мне ______________ принадлежала 1\4 доли в в выше указанной квартире.
В _____ г. ответчики переехали в частный дом по адресу _____________________
В ___________ г. я по договореннности с _______________, _______________ своевременно я не смогла в связи с тем, что сестра, ______________________ выехала на постоянное место жительство в _____, мать _______________________ .
Сделка была заключена в простой письменной форме, я выплатила оговоренную сумму, а ответчики расписались в получении ________ долларов. Таким образом, я полностью исполнила сделку.
После заключения сделки и выплаты полностью суммы за доли в квартире я проживаю в нем со своей семьей, несу бремя содержания дома, провожу ремонт, оплачиваю коммунальные услуги. В настоящее время мне необходимо получить правоустанавливающие документы и обратиться в регистрационную службу для регистрации права собственности, однако оформить сделку купли-продажи я не могу поскольку ________________, _________________ и _________________ препятствуют мне в этом. Ответчики просят доплатить еще ___ тыс. долларов.
В соответствии с ч.2 ст.165 ГК РФ , если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от удостоверения сделки, суд вправе по требованию исполнившей сделку стороны признать сделку действительной.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 165 ГК РФ

Признать действительной сделку купли-продажи доли квартиры, расположенной: ____________________, заключенную между мною, ____________________ и __________________, ___________________, ____________________
Управлению Федеральной регистрационной службы РФ по РД зарегистрировать сделку купли-продажи долей квартиры.

Приложение:
1. Копия искового заявления.
2. Квитанция гос.пошлины.
3. Расписка.
5. Квитанции об оплате ком.услуг
6. Копия домовой книги
7. Копия тех.паспорта


Исковое заявление о признании права собственности подается в суд в случае, когда у истца есть основания, по которым он вправе претендовать на определенную вещь. В статье расскажем, в каких случаях при решении имущественных споров без привлечения суда не обойтись, как выбрать надлежащего ответчика, какие требования ему предъявить и как рассчитать госпошлину, которую потребуется уплатить.

Когда право собственности необходимо устанавливать через суд

Необходимость в обращении в суд с иском о признании права собственности может возникнуть в разных ситуациях. Рассмотрим те из них, что наиболее часто встречаются на практике:

  1. Признание права в порядке наследования. Вступать в наследство через суд придется, если:
  • наследодатель собирался приватизировать недвижимость, подал соответствующее заявление, но закончить дело не успел (умер до окончания процедуры оформления документов);
  • наследник фактически принял наследство, но к нотариусу в установленный законом срок (6 месяцев со дня открытия наследства) для вступления в свои права не обратился;
  • есть лица, претендующие на долю в наследстве и оспаривающие право наследника на ее получение;
  • после распределения имущества в порядке наследования по закону было обнаружено завещание;
  • завещание допускает неоднозначное толкование;
  • имеются основания для признания существующего завещания недействительным.
  1. Признание права на самовольную постройку. К таким постройкам относятся здания и сооружения, возведенные на участке земли без разрешения органов власти. Самовольную постройку придется снести или узаконить. Во втором случае потребуется оформлять право собственности через суд (п. 3 ст. 222 ГК РФ).
  2. Признание права на недвижимость в случае, если документы на нее не были оформлены, но установлен факт длительного (более 15 лет) добросовестного пользования этой недвижимостью — так называемая приобретательная давность (п. 1 ст. 234 ГПК РФ).

Как составить исковое заявление о признании права собственности на самовольную постройку, подробно разъяснили эксперты КонсультантПлюс. Если у вас нет доступа к системе К+, оформите пробный демо-доступ бесплатно.

Основания для иска

Основаниями для подачи искового заявления являются доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, на которые при заявлении своих требований ссылается истец.

Прежде всего, в суде потребуется доказать:

  • Обстоятельства, при которых возникло право собственности (п. 59 постановления Пленумов ВС и ВАС РФ «О некоторых вопросах…» от 29.04.2010 № 10/22). В качестве доказательства при этом может выступать, например, постановление органа государственной власти об утверждении плана приватизации и пр.
  • Факт владения имуществом, правом на которое обладает третье лицо (п. 58 постановления № 10/22). Доказательством в этом случае могут стать свидетельские показания, налоговые декларации и пр.
  • Невозможность зарегистрировать право собственности в установленном законом порядке из-за наличия несоответствий, неточностей и ошибок в документах;
  • Иные обстоятельства, которые зависят от оснований возникновения права собственности, взаимоотношений с ответчиком, характеристик спорного имущества и пр.

Выбор ответчика

Ответчиком по иску о признании права собственности может быть:

  • физическое лицо (наследник, покупатель или продавец недвижимости, лицо, получившее имущество в дар, и пр.);
  • юридическое лицо (организация, использующая имущество в своих целях);
  • орган власти, уполномоченный на совершение определенных действий с имуществом, или муниципалитет (например, департамент городского имущества и пр.).

Например, при легализации самовольной постройки в качестве ответчика может выступать администрация муниципального образования. При признании права собственности в силу приобретательной давности ответчиком является ее бывший собственник (п. 19 постановления № 10/22).

Как составить исковое заявление

Исковое заявление о признании права собственности должно содержать следующие сведения (ч. 2 ст. 131 ГПК РФ):

  • наименование суда, в который обращается истец;
  • информацию об истце и ответчике: Ф. И. О., место жительства, контактные данные, идентификатор (СНИЛС, ИНН, данные паспорта и т. д.); если ответчиком является организация, потребуется указать ее наименование и адрес;
  • информация о правах, которые были нарушены, и перечень требований, предъявляемых к ответчику;
  • перечень оснований для подачи иска, а также перечень доказательств, подтверждающих эти основания;
  • цену иска;
  • перечень прилагаемых документов.

Какие документы нужно приложить к такому иску, узнайте в КонсультантПлюс. Получите пробный демо-доступ и бесплатно переходите в Готовое решение.

Какие требования выставить

Чтобы увеличить вероятность исхода дела в пользу истца, необходимо правильно сформулировать требования к ответчику и подкрепить их объективными доказательствами (как правило, документальными). В исковом заявлении о признании права собственности на имущество истец может заявить следующие требования:

  • признать за ним право собственности на имущество;
  • обязать произвести государственную регистрацию перехода права собственности на недвижимое имущество;
  • взыскать с ответчика понесенные судебные расходы, в том числе расходы по уплате госпошлины;
  • взыскать с ответчика компенсацию морального вреда, причиненного им истцу.

Подсудность и подведомственность

Подсудность — это распределение дел между судами внутри отдельной ветви судебной системы (например, между судами общей юрисдикции разных уровней). Подведомственность — это распределение дел между судами, обладающими разными компетенциями (например, между арбитражными судами и судами общей юрисдикции).

При подаче иска о признании права собственности важно правильно выбрать суд. В противном случае заявление не будет принято к рассмотрению. В общем случае дела о признании права собственности в первой инстанции рассматривает районный суд общей юрисдикции по месту жительства ответчика (ст. 28 ГПК РФ). Если ответчиков в деле несколько (например, при рассмотрении наследственных споров), иск подается по месту жительства любого из них.

В случае если истцом по делу о признании права собственности на имущество является организация, иск подается в арбитражный суд по месту жительства ответчика (ч. 1 ст. 34, ст. 35 АПК РФ).

Если предметом спора является недвижимость, подать иск можно в суд по месту ее нахождения (п. 3 постановления Пленума ВС РФ «О судебной…» от 29.05.2012 № 9).

Расчет госпошлины

Подавая иск о признании права собственности, нужно помнить о необходимости уплаты госпошлины:

Ее размер находится в прямой зависимости от цены иска. Расчет суммы платежа в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 333.19 НК РФ приведен ниже.

  1. При цене иска до 20 000 руб. размер госпошлины составляет 4% от этой суммы, но не меньше 400 руб.
  2. При цене иска от 20 000 до 100 000 руб. нужно уплатить 800 руб. плюс 3% от суммы свыше 20 000 руб.
  3. Если цена иска составляет от 100 000 до 200 000 руб., то пошлина равна 3200 руб. плюс 2% от суммы, которая выше 100 000 руб.
  4. Если цена иска больше 200 000 руб., но меньше одного миллиона, размер пошлины составит 5200 руб. плюс 1% от суммы свыше 200 000 руб.
  5. При цене иска свыше одного миллиона размер пошлины равен 13 200 руб. плюс 0,5% от суммы свыше одного миллиона рублей, но не больше 60 000 руб.

При определении размера госпошлины нужно правильно рассчитать стоимость имущества. В соответствии с п. 9 ч. 1 ст. 91 ГПК РФ она определяется по результатам проведенной инвентаризационной оценки: используемая в расчетах стоимость не может быть ниже стоимости, установленной по итогам инвентаризации. Если же такая оценка не проводилась, минимальная стоимость объекта определяется исходя из суммы, указанной в договоре страхования, а для организаций — исходя из его балансовой стоимости.

Итоги

Итак, решать вопрос о признании права собственности через суд может понадобиться в различных ситуациях. Например, если на оформление прав на один и тот же имущественный объект претендует одновременно несколько человек. Чтобы обращение в суд увенчалось успехом, необходимо изложить в иске перечень обстоятельств, позволяющих заявить требование, а также указать на доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Пробный бесплатный доступ к системе на 2 дня.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: