Иные виды судопроизводства помимо искового в советский период

Обновлено: 25.09.2022

Настоящее информационно-тематическое собрание правовых позиций подготовлено Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации и не является исчерпывающим. Решения КС РФ, в которых содержатся правовые позиции, даны в хронологическом порядке.

по состоянию на июль 2020 года

Определение от 21 октября 2008 года N 655-О-О/2008

Установленное статьей 186 ГПК Российской Федерации право, а не обязанность суда для проверки заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства вытекает из принципа самостоятельности и независимости судебной власти; при поступлении такого заявления суд оценивает его в совокупности с другими доказательствами и обстоятельствами дела, исходя из лежащей на нем ответственности за вынесение законного и обоснованного решения. Кроме того, наделение суда названным правом не предполагает произвольного его применения, поскольку при наличии у суда обоснованных сомнений в подлинности и достоверности доказательства он обязан принять меры, предусмотренные указанной статьей.

Определение от 16 декабря 2010 года N 1642-О-О/2010

В силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности; наделенные равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности процесса (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации), стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений (часть первая статьи 56 ГПК Российской Федерации), и принять на себя все последствия совершения или несовершения процессуальных действий; при этом суд, являющийся субъектом гражданского судопроизводства, активность которого в собирании доказательств ограничена, обязан создавать сторонам такие условия, которые обеспечили бы возможность реализации ими процессуальных прав и обязанностей, а при необходимости, в установленных законом случаях, использовать свои полномочия по применению соответствующих мер.

Часть третья статьи 79 ГПК Российской Федерации предусматривает возможность применения судом в случае уклонения стороны от участия в экспертизе правовой презумпции, заключающейся в признании факта, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Данная норма, таким образом, определяет полномочия суда по установлению обстоятельств, имеющих значение для дела, в случаях уклонения одной из сторон от выполнения процессуальных обязанностей и требований суда. Поскольку она направлена на пресечение препятствующих осуществлению правосудия действий (бездействия) недобросовестной стороны и обеспечение дальнейших судебных процедур, ее применение обусловлено установлением и исследованием фактических обстоятельств конкретного дела [. ].

Постановление от 21 декабря 2011 года N 30-П/2011

Признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности.

Определение от 21 декабря 2011 года N 1836-О-О/2011

Поскольку в соответствии с частью второй статьи 45 и абзацем четвертым статьи 220 ГПК Российской Федерации отказ прокурора от иска, предъявленного в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, при принятии его судом влечет прекращение производства по делу на тех же основаниях, что и отказ истца от иска (часть вторая статьи 39, часть вторая статьи 45 ГПК Российской Федерации), а распределение судебных расходов между сторонами при прекращении производства по делу ввиду отказа истца от иска осуществляется судом по той же причине, по которой суд распределяет судебные расходы между сторонами при принятии решения по делу - в связи с выявлением правомерности или неправомерности заявленных истцом требований [. ], постольку в силу части четвертой статьи 1, части первой статьи 101, части первой статьи 102 ГПК Российской Федерации при отказе прокурора от иска, предъявленного в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, ответчику возмещаются за счет средств соответствующего бюджета понесенные им издержки, связанные с рассмотрением дела, если отказ прокурора от иска не вызван добровольным удовлетворением заявленных требований ответчиком после предъявления иска.

Определение от 21 декабря 2011 года N 1837-О-О/2011

Пункт 2, абз. 4, 5:

Часть третья статьи 69 ГПК Российской Федерации определяет перечень лиц, которые не могут быть подвергнуты допросу в качестве свидетелей, а также категории сведений, которые не подлежат разглашению ни при каких условиях. Критерием отнесения лиц к числу упомянутых в части третьей статьи 69 ГПК Российской Федерации служит осуществление ими такой специфической деятельности, в рамках которой названным лицам становятся известны сведения, составляющие в силу прямого указания федерального закона [. ] тайну, которая не может быть разглашена даже в суде в связи с тем, что разглашение такого рода тайны уже само по себе неминуемо влечет умаление таких конституционных ценностей, приоритет защиты которых в соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации по отношению ко всем другим не подвергается никакому сомнению.

Этому критерию не отвечают должностные лица организации, с которой гражданин состоит в трудовых отношениях, в связи с чем ни один федеральный закон безусловно не запрещает допрос в качестве свидетелей этих должностных лиц, осуществивших в рамках трудовых отношений применительно к заявителю действия, правомерность которых оспаривается в суде. [. ]

Определение от 28 мая 2013 года N 752-О/2013

Предоставление суду [. ] полномочий по оценке доказательств вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия. При этом доказательства по делу оцениваются судом не произвольно, а исходя из конституционного принципа подчинения судей только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120, часть 1 Конституции Российской Федерации), получившего свое развитие в пункте 1 статьи 3 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-I "О статусе судей в Российской Федерации" и части первой статьи 11 ГПК Российской Федерации, согласно которым судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы и иные нормативные правовые акты и только на их основе разрешать гражданские дела. Гарантией же соблюдения судом указанных требований являются установленные Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации процедуры проверки судебных решений судами вышестоящих инстанций и основания для отмены или изменения судебных решений.

Определение от 24 сентября 2013 года N 1461-О/2013

Суд в силу части второй статьи 10 ГПК Российской Федерации, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом и создает условия для установления фактических обстоятельств при рассмотрении и разрешении гражданских дел, а в случае возникновения в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу (часть первая статьи 79 ГПК Российской Федерации), что является необходимым для достижения задачи гражданского судопроизводства по правильному разрешению гражданских дел (статья 2 ГПК Российской Федерации). Предусмотренное статьей 79 ГПК Российской Федерации полномочие суда по назначению экспертизы вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия. [. ]

Определение от 24 октября 2013 года N 1639-О/2013

[. ] подача лицом, участвующим в деле, ходатайства о вызове в суд свидетеля не предполагает обязанность суда, рассматривающего данное дело, во всех случаях удовлетворять такое заявление. Вопрос о вызове в суд свидетеля разрешается судом в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств и сведений, которые он может сообщить суду. [. ]

Определение от 25 сентября 2014 года N 2141-О/2014

Учитывая, что часть третья статьи 167 ГПК Российской Федерации предоставляет суду право рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными, и такое право обусловлено тем, что лишение суда данного полномочия приводило бы к невозможности выполнения стоящих перед ним задач по руководству процессом, назначение экспертизы также может быть осуществлено судом в отсутствие лиц, участвующих в деле, в том числе истца.

Определение от 17 июля 2014 года N 1585-О/2014

Правомочие суда назначить повторную экспертизу в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного экспертного заключения как особый способ его проверки вытекает из принципа самостоятельности суда, который при рассмотрении конкретного дела устанавливает доказательства, оценивает их по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, и на основании этих доказательств принимает решение. В случае несогласия лица, участвующего в деле, с отказом суда в назначении повторной экспертизы по его ходатайству оно не лишено права изложить свои возражения в апелляционной жалобе на решение суда, вынесенное по существу спора.

Определение от 16 июля 2015 года N 1727-О/2015

Закрепление в процессуальном законе правил, регламентирующих рассмотрение заявления о подложности доказательства, направлено на исключение оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу. Сами эти процессуальные правила представляют собой механизм проверки подлинности формы доказательства, а не его достоверности. Запрет заявлять о подложности доказательств в судебном заседании суда апелляционной инстанции вызван невозможностью, по общему правилу, наступления последствий такого заявления непосредственно при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, поскольку доказательство уже подверглось оценке в решении суда первой инстанции и теперь его уже нельзя исключить из материалов дела.

Определение от 25 октября 2016 года N 2282-О/2016

[. ] Во взаимосвязи со статьей 166 и пунктом 5 части первой статьи 225 ГПК Российской Федерации [часть первая статьи 79 ГПК Российской Федерации] не предполагает произвольного отказа в удовлетворении заявленного ходатайства о назначении экспертизы, если обстоятельства, об установлении которых просит лицо, участвующее в деле, имеют значение для разрешения гражданского дела. Право суда удовлетворить либо, напротив, отклонить заявленное ходатайство обусловлено его обязанностью указать мотивы, по которым он пришел к тому или иному выводу. [. ]

Определение от 7 декабря 2017 года N 2795-О/2017

[. ] статья 60 ГПК Российской Федерации не наделяет суды полномочиями, порождающими возможность их произвольного усмотрения при решении вопроса о допустимости доказательств, и не препятствует участникам гражданского процесса прибегать к любым средствам доказывания, включая показания свидетелей, при установлении в порядке особого производства факта участия в боевых действиях [. ].

Определение от 27 февраля 2018 года N 520-О/2018

[. ] в случае признания иска ответчиком суд освобождается от необходимости обоснования решения, которым иск удовлетворяется, - он не устанавливает фактических обстоятельств, не исследует доказательства и не приводит иные данные, которые должны содержаться в мотивированном судебном акте в соответствии с положениями статьи 170 АПК Российской Федерации. Такое правовое регулирование не исключает для лица возможность при предъявлении исковых требований о возмещении убытков представить арбитражному суду в соответствии с общими правилами доказывания (статья 65 АПК Российской Федерации) доказательства, подтверждающие нарушение его прав и законных интересов ответчиком и обстоятельства, на которых основаны исковые требования (часть 1 статьи 4, пункт 5 части 2 статьи 125 АПК Российской Федерации).

Определение от 27 марта 2018 года N 721-О/2018

[. ] предусмотренная частями первой и второй статьи 79 ГПК Российской Федерации обязанность суда по определению того, в каком конкретно судебно-экспертном учреждении или каким конкретно экспертом должна быть проведена экспертиза, а также круга вопросов, по которым требуется заключение эксперта, будучи следствием принципа судейского руководства процессом, с учетом прямого указания в статье на право каждой из сторон и других лиц, участвующих в деле, представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы, и обязанности суда мотивировать отклонение предложенных вопросов (часть вторая), является процессуальной гарантией закрепленного в статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации права граждан на судебную защиту.

Определение 28 июня 2018 года N 1587-О/2018

Положения части первой статьи 57 ГПК Российской Федерации, предоставляющие суду полномочие оказывать содействие сторонам и другим лицам, участвующим в деле, в собирании и истребовании доказательств в случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, направлены на полное и всестороннее изучение обстоятельств конкретного дела и вынесение законного и обоснованного судебного решения. Решение вопроса о необходимости удовлетворения ходатайства участвующего в деле лица об истребовании доказательств осуществляется судом в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств, что является проявлением его дискреционных полномочий, необходимых для осуществления правосудия. При этом суд, реализуя предоставленные ему [этой] нормой дискреционные полномочия, связан требованиями законности, обоснованности и мотивированности своих постановлений (статьи 195 и 198 ГПК Российской Федерации).

Определение от 25 июня 2019 года N 1675-О/2019

[. ] положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предписывающие суду, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, в частности, осуществлять руководство процессом, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел (часть вторая статьи 12) и предоставляющие суду полномочия в случае невыполнения его требования о представлении доказательства по причинам, признанным судом неуважительными, привлекать виновных должностных лиц или граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле, к ответственности (часть третья статьи 57), не препятствуют сторонам доказывать обстоятельства в обоснование своей позиции по делу с использованием всех доступных средств доказывания (часть первая статьи 56), а суду - в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, обосновать свои выводы объяснениями другой стороны (часть первая статьи 68).

Развитие процессуальной науки и реформирование законодатель­ства влекут за собой увеличение количественного состава видов граж­данского судопроизводства. Если ГПК РСФСР 1964 г. различал три в ида гражданского судопроизводства, то действующий ГПК называет шесть таких видов.

Глава 1. Гражданское процессуальное право (общие положения)

§ 7 Виды гражданского судопроизводства

Деление судебного порядка рассмотрения гражданских дел на виды производится в зависимости от следующих критериев:

предмет судебной защиты;

цели судебной деятельности;

Вид гражданского судопроизводства определяет наименование лиц, участвующих в деле, и их правовое положение, специфику возбу­ждения судопроизводства, возможность использования отдельных средств защиты, сроки, распределение обязанностей по доказыванию, особенности вынесения и исполнения итогового судебного^акта.

Действующий процессуальный закон подразделяет гражданское судопроизводство на следующие виды:

1) приказное производство— единственный вид производства, в котором отсутствуют основные стадии гражданского процесса, — здесь нет судебного разбирательства и, соответственно, подготовки дела к судебному разбирательству. Судебное решение по делам приказного порядка не выносится, его заменяет судебный приказ— постановле­ние судьи, вынесенное на основании заявления взыскателяо взыска­нии денежных средств или об истребовании движимого имущества от должникапо требованиям ст. 121 ГПК;

2) исковое производство.Это самый древний вид гражданского су­допроизводства. Термин «иск» (actio) известен еще римскому праву, где определялся Цельсом как право преследовать на суде должное, пра­во требовать то, что тебе следует. В современном праве под искомпо­нимают средство защиты права,предполагаемое обратившимся за за­щитой (истцом)нарушенным или оспоренным, направленное против предполагаемого нарушителя (ответчика)к суду. Исковое производ­ство характеризуется следующими чертами: 1) наличие спора о праве, который призван разрешить суд; 2) равенство субъектов спора; 3) предметом защиты выступает нарушенное или оспоренное право или охраняемый законом интерес; 4) возбуждается исключительно по­дачей в суд особого процессуального документа — искового заявления, отвечающего требованиям ст. 131 ГПК.

В порядке искового производства в настоящее время рассматрива­ется основная часть гражданских дел в судах общей юрисдикции;

3) производство по делам, возникающим из публичных правоот­ношений.До 2003 г. данный вид судопроизводства носил название производства по делам, возникающим из административно-правовых отношений. Действующее процессуальное законодательство называет

три категории дел, рассматриваемых в порядке производства по де­лам, возникающим из публичных правоотношений, оставляя этот пе­речень открытым: 1) дела о признании недействующими норматив­ных правовых актов, 2) дела об оспаривании решений, действий (без­действия) органов государственной власти, органов местного само­управления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, 3) дела о защите избирательных прав и права на участие в референдуме;

4) особое производство.Особый процесс судебной защиты харак­теризуется отсутствием спора о праве. Предметом защиты выступает не нарушенное или оспоренное право, а охраняемый законом интерес заявителя. В порядке особого производства суд рассматривает дела: 1) об установлении фактов, имеющих юридическое значение; 2) об усыновлении (удочерении) ребенка; 3) о признании гражданина без­вестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим; 4) о признании гражданина ограниченно дееспособным или недееспо­собным; 5) об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособ­ным (эмансипация); 6) о признании движимой вещи бесхозяйной и признании права муниципальной собственности на бесхозяйную не­движимую вещь; 7) о восстановлении прав по утраченным ценным бу­магам на предъявителя и ордерным ценным бумагам (вызывное произ­водство); 8) о принудительной госпитализации гражданина в психиат­рический стационар и принудительном психиатрическом освидетель­ствовании; 9) о внесении исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния; 10) по заявлениям о совершенных нотари­альных действиях или об отказе в их совершении; 11) по заявлениям о восстановлении утраченного судебного производства;

5) производство по делам об оспаривании решений третейских су­дов.Впервые закрепленный в гл. 46 ГПК РФ, этот вид гражданского судопроизводства определяет порядок рассмотрения и разрешения районными судами заявления сторон третейского разбирательства об оспаривании решения третейского суда;

6) производство по делам! возникающим из исполнительных пра­воотношений.Сюда относят процессуальные действия суда, влияю­щие на процесс исполнения судебных постановлений и постановлений иных органов. Контроль судаза исполнительными правоотношения­ми подразделяется на предварительный(например, выдача исполни­тельного листа на исполнение собственных решений и определений, Решений третейских судов, иностранных судов и арбитражей, приоста-

Глава 1. Гражданское процессуальное право (общие положения)

§ 8 Место гражданского процессуального права в системе российского права 35

новление и прекращение исполнительного производства) и последую­щий(рассмотрение жалоб на действия и бездействие судебного пристава-исполнителя).

О собое производство — вид гражданского судопроизводства, отличающийся от искового отсутствием спора о праве, и, как следствие этого, отсутствием спорящих сторон с противоположными юридическими интересами. Особое производство характеризуется как неисковое, одностороннее производство.

Сущность особого производства:

рассматриваются гражданские дела, по которым необходимо в судебном порядке подтвердить наличие или отсутствие юридических фактов или обстоятельств, от которых зависит возникновение, изменение или прекращение личных или имущественных прав граждан.

Характерные черты особого производства:

  • отсутствуют спор о праве или материально-правовое требование одного лица к другому, соответственно, нет истца и ответчика, третьих лиц;
  • нет иска и институтов, связанных с исковой формой защиты права;
  • в меньшей степени проявляется принцип состязательности;
  • не в полной мере действует принцип диспозитивности (не применяются нормы искового производства о мировом соглашении, признании иска, увеличении или уменьшении размера исковых требований, обеспечении иска).

Вместе с тем в таких делах возможен отказ от заявления, изменение его основания или предмета.

Согласно ст. 262 ГПК РФ в порядке особого производства суд рассматривает дела:

  • об установлении фактов, имеющих юридическое значение;
  • об усыновлении (удочерении) ребенка;
  • о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим;
  • об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами;
  • об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипации);
  • о признании движимой вещи бесхозяйной и признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь;
  • о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя или ордерным ценным бумагам (вызывное производство);
  • о внесении исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния;
  • по заявлениям о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении;
  • по заявлениям о восстановлении утраченного судебного производства.

Федеральными законами к рассмотрению в порядке особого производства могут быть отнесены и другие дела.

В особом производстве рассматриваются гражданские дела, по которым подтверждаются наличие или отсутствие юридических фактов, от которых зависит возникновение, изменение или прекращение личных либо имущественных прав граждан, или подтверждается наличие либо отсутствие бесспорного права, а также определяется правовой статус гражданина.

В порядке особого производства рассматриваются гражданские дела, по которым необходимо подтвердить наличие или отсутствие бесспорного права (установление факта владения и пользования недвижимым имуществом, дела о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя или ордерным ценным бумагам, дела о восстановлении утраченного производства). По данным категориям дел судом решаются вопросы не только факта, но и права. В этих случаях защита права не может быть осуществлена в исковом порядке, так как отсутствует спор о праве, и заинтересованное лицо ни к кому никаких требований не предъявляет.

В особом производстве рассматриваются дела, по которым суд устанавливает правовой статус гражданина: в одних случаях гражданин признается недееспособным или ограниченно дееспособным; в других — объявляется умершим или признается безвестно отсутствующим.

В делах особого производства возможен спор о факте, который требует судебного подтверждения, поскольку не всегда устанавливаемый судом факт является очевидным, и в отношении его существования имеются противоречивые доказательства, противоположные суждения. Во всех подобных случаях суд должен убедиться в существовании или несуществовании фактов путем проверки и сопоставления имеющихся доказательств, выявления противоречий в суждениях заинтересованных лиц. Таким образом, спор о факте в особом производстве возможен, и наличие или отсутствие факта должно быть судом установлено, если спор о факте не перешел в спор о праве.

Если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд должен вынести определение об оставлении заявления без рассмотрения и разъяснить заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства (ч. 3 ст. 263 ГПК РФ).

Таким образом, если возникли вопросы вытекающие из необходимости установить юридический факт в судебном порядке, необходимо, прежде всего, обратиться к опытному адвокату в Симферополе (Крыму), специализирующемуся на данном виде вопросов, который поможет чётко определиться с тем, чего хочет доверитель и что реально получить по результатам судебного заседания.

Глава 1
Развитие положений российской уголовно-процессуальной науки о типах, видах и формах уголовного процесса

1.2. Типология судопроизводства в советской науке

После революции 1917 года взгляды исследователей о типах и формах судопроизводства существенно изменились.

С одной стороны, в работах ученых «советского» периода прослеживается несколько упрощенное изложение положений дореволюционной науки. Так, утверждается, что обвинительный тип (или форма) процесса сменяется розыскным, который, затем, уступает место смешанному процессу. При этом к обвинительному типу судопроизводства относится процесс как древней Греции, так и современной Англии и США. К смешанному типу процесса причисляется судопроизводство современной Франции и социалистической России [1] . Отметим, что при таком понимании механически смешиваются исторический подход с подходом идеализации.

С другой стороны, в советской науке разрабатывается развернутая и стройная классификация порядков судопроизводства. Ее авторами, прежде всего, стали М. А. Чельцов и Н. Н. Полянский [2] . Их взгляды получили дальнейшее развитие в работе В. П. Нажимова “Типы, формы и виды уголовного процесса” (Калининград, 1977).

Ученые исходили из того правильного положения, что типы процесса неразрывно связаны с типами общества и государства и отражают эволюцию социального организма. «С развитием общества развивается уголовный процесс, его сущность и задачи. Последовательность этого отражает учение о типах» [3] . При этом основание типологии судопроизводства довольно жестко задавалось господствующей марксистко-ленинской идеологией. Социалистические общественные науки на уровне аксиомы предполагали последовательное существование социально-экономических формаций: рабовладельческой, феодальной, капиталистической и социалистической. В основе типологии лежало уже не столь известное современным студентам учение о производственных отношениях и классовой борьбе.

Соответственно этому архетипу, тип уголовного процесса определялся как вся совокупность его черт, характерных для определенной общественной формации [4] и в общеправовой теории соответствовал понятию исторический тип права [5] . Тип выражал сложившиеся общественные (прежде всего производственные) отношения и общественный строй, который выступал как система экономического и политического господства определенного класса [6] .

Выделялись четыре исторических типа уголовного процесса:

Целью формирования новой, советской типологии уголовного судопроизводства выступало научное обоснование качественного отличия социалистического уголовного процесса от буржуазного [7] . В упрек русской – буржуазной теории была поставлена маскировка классовой сущности судопроизводства путем отождествления понятий типов и форм процесса.

Понятно, что обоснование классовой сущности процесса служило узловым моментом для формационной типологии. Основными аргументами для этого служили положения, которые и были, собственно говоря, «типичными» признаками судопроизводства. Вот какие из них приводит В. П. Нажимов.

1. Уголовный процесс реализует уголовное право, а оно имеет классовый характер.

2. Следователь, суд и другие субъекты, ведущие производство по делу, есть представители класса и из них избираются.

3. Идеи господствующего класса общепризнанные в данный момент всегда проявляются в уголовно-процессуальном праве [8] .

Однако изучение типов процесса советской наукой строилось не на пустом месте. На наш взгляд, особенно важно отметить, что между формационно-классовой типологией и взглядами дореволюционных ученых вопреки идеологическим установкам существовала преемственность. Сначала «формационно-классовый» тип процесса отождествлялся с типами судопроизводства, выделенными дореволюционной теорией. В результате устанавливалось простое равенство: рабовладельческий процесс отождествлялся с обвинительным (состязательным), феодальный с розыскным, а буржуазный со смешанным [9] . Затем учеными было разработано самостоятельное понятие исторической формы судопроизводства, не совпадающее с понятием исторического типа.

Если тип определялся единым историческим процессом, то форма зависела от национальных особенностей той или иной страны, региона [10] . Понятие формы судопроизводства отражало черты процесса, которые могли изменяться в пределах одного и того же типа в зависимости от конкретных условий жизни отдельных государств. Таким образом, исторический тип выступал в качестве содержания по отношению к исторической форме процесса, которая была более индеферентна к классовой сущности судопроизводства.

Под исторической формой понималось построение, организация уголовного процесса, которыми определяются источник движения, развития этого процесса и положение его участников [11] .

Понятие исторической формы отличалось от понятия уголовно-процессуальной формы, которая означала условия и порядок совершения процессуальных действий.

Учеными выделялись три вида исторической формы уголовного судопроизводства: состязательная, розыскная и смешанная. При этом отмечалась зависимость формы процесса от государственного строя и политического режима. Опираясь на сформулированные К. Марксом положения о видах политического режима, производилась классификация форм судопроизводства [12] .

Согласно данному подходу существуют два противоположных политических режима: бюрократический и демократический. Для бюрократии характерны жесткая централизация и иерархия власти, тайность, односторонне властные полномочия должностных лиц, бесправное положение граждан. В крайних проявлениях бюрократия перерастает в деспотизм. Принцип бюрократического централизма предполагает принудительное регулирование всех сфер общественной жизни и, следовательно, тоталитаризм.

Бюрократическому политическому режиму соответствует розыскная форма процесса. В ней возбуждение и движение уголовного дела зависит от государственных органов, которые совмещают в себе обязанности обвинителя, судьи и защитника. Должностные лица, ведущие процесс, подчинены вышестоящим органам. Обвиняемый находится в положении объекта тайного исследования. Он имеет минимум процессуальных прав.

Демократический политический режим противоположен бюрократическому. Демократия предполагает участие граждан в управлении государством, решении важных общественных проблем. Для этого необходимы равенство, гласность, защита прав и свобод личности. Демократия невозможна без конкуренции, состязания.

В демократическом политическом режиме формируется состязательная форма процесса. В этом случае источником движения дела служит спор сторон. Суд становится независимым. Обвиняемый приобретает положение стороны, которая равноправна с органами обвинения. Состязательная форма имеет две разновидности: частно-исковую и публично-исковую. В первом случае уголовный иск поддерживает частное лицо (потерпевший), во втором – публичный орган государства (прокурор).

Исследователи справедливо указывают на то, что в чистом виде бюрократического или демократического режима, розыскной или состязательной формы не существует. Однако одно из этих явлений всегда явно преобладает. Если же явного преобладания не наблюдается, то можно говорить о переходном режиме и смешанной форме процесса [13] .

Здесь уместно обратить внимание на связь понятия исторической формы процесса со взглядами дореволюционного ученого Н. Н. Розина. Действительно, выделение форм судопроизводства есть не что иное, как идеальная типология, разработанная еще русской правовой наукой.

Итак, историческая форма процесса может выступать в двух противоположных идеальных моделях: розыскной и состязательной. Сочетание признаков обеих образует третью разновидность исторической формы – смешанную.

Профессор В. П. Нажимов указывает на два подвида смешанной формы процесса. Если государство тяготеет к демократии, то главным в судопроизводстве становится состязательное судебное разбирательство. Если предпочтение отдается бюрократии, то первостепенное значение приобретает розыскное предварительное следствие [14] .

Кроме типа и формы уголовного процесса советской процессуальной наукой разрабатывалось понятие его вида. Вид процесса определялся «реальным и неразрывным» соединением типа и формы судопроизводства. Таким образом выделялись 12 видов процесса, которые имели двойное название. Например, рабовладельческий – состязательный, рабовладельческий – розыскной, рабовладельческий – смешанный; феодальный – состязательный, феодальный – розыскной, феодальный – смешанный [15] .

Рассмотрев основные положения советской процессуальной науки о типологии уголовного судопроизводства, можно сделать некоторые выводы.

Первое. Конечно, в настоящий момент данная типология утратила свое исключительное значение и не может претендовать на роль единственно правильной. Кроме того, она не точно отражает реальные порядки производства по уголовным делам и их эволюцию [16] . Однако данная концепция содержит свое «рациональное зерно» и имеет стройную внутреннюю логику. Ее авторы в условиях жесткого идеологического давления проделали большую работу, которая не утратит ценность еще очень долгое время.

Второе. Наблюдается преемственность положений советской и дореволюционной правовых наук по рассматриваемым вопросам. Сложившиеся в трудах дореволюционных процессуалистов два подхода к типологии судопроизводства находят свое дальнейшее воплощение в работах советских ученых. Так, «исторический» подход реализован в понятии типа процесса, а понятие его формы основано на «идеальном» подходе. Таким образом, в рамках одной концепции получили взаимосвязанное развитие различные типологии.

Перейдем к анализу третьего этапа развития положений отечественной правовой науки о типах уголовного процесса.

[1] См.: Строгович М .С. Уголовный процесс. М., 1946. С. 33-67.

[2] Чельцов-Бебутов М. А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. М., 1957; Полянский Н. Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М., 1956.

[3] Нажимов В.П. Типы, формы и виды уголовного процесса. Калининград, 1977. С. 9.

[4] Чельцов-Бебутов М. А. Указ. соч. С. 22; Полянский Н. Н. Исторические типы и формы уголовного процесса эксплуататорских государств // Вопросы теории советского уголовного процесса. М., 1956. С. 19-20.

[5] См.: Алексеев С.С. Теория права. М., 1994. С. 200.

[6] Нажимов В. П. Типы, формы и виды уголовного процесса. Калининград, 1977. С. 17.

[7] В то же самое время данный тезис формально и не мог быть поставлен под сомнение, поскольку выступал основанием теоретических построений: Чельцов-Бебутов М. А. Указ. соч. С. 7.

[8] Нажимов В. П. Указ. соч. С. 17.

[9] См.: Вышинский А .Я. Курс уголовного процесса. М., 1927; Чельцов М. А. Советский уголовный процесс. Вып. 1. Харьков, 1928.

[10] Нажимов В. П. Указ. соч. С. 21.

[11] Нажимов В. П. Указ. соч. С. 31; Мещеряков Ю. В. Формы уголовного судопроизводства. Л., 1990. С. 7.

[12] Нажимов В. П. Указ. соч. С. 22-29; Курс советского уголовного процесса: общая часть / Под ред. А. Д. Бойкова, И. И. Карпеца. М., 1989. С. 363-376.

[14] Нажимов В. П. Указ. соч. С. 29.

[15] Нажимов В. П. Указ. соч. С. 30.

[16] Об этом подробнее см., например: Мещеряков Ю. В. Указ. соч. С. 25-64.

Аннотация. Особое производство является разновидностью гражданского судопроизводства, в которой отсутствует спор о праве, и, как следствие, спорящие стороны, имеющие противоположные интересы, что отличает ее от производства искового. В настоящей статье автором рассмотрена история возникновения и развития особого производства в России. В заключении автором отмечается, что концепция видов гражданского судопроизводства, нашедшая отражение в законодательных актах советского периода, без существенных изменений существует в современной правовой доктрине гражданского процессуального права и имеет нормативное закрепление в действующем на сегодняшний день гражданском процессуальном законодательстве.

Научная статья на тему «История возникновения и развития особого производства в России» обновлено: 9 мая, 2019 автором: Научные Статьи.Ру

Научные Статьи.Ру / Примеры / Научные статьи / Юриспруденция и право / Научная статья на тему «История возникновения и развития особого производства в России»

Аннотация. Особое производство является разновидностью гражданского судопроизводства, в которой отсутствует спор о праве, и, как следствие, спорящие стороны, имеющие противоположные интересы, что отличает ее от производства искового. В настоящей статье автором рассмотрена история возникновения и развития особого производства в России. В заключении автором отмечается, что концепция видов гражданского судопроизводства, нашедшая отражение в законодательных актах советского периода, без существенных изменений существует в современной правовой доктрине гражданского процессуального права и имеет нормативное закрепление в действующем на сегодняшний день гражданском процессуальном законодательстве.

Ключевые слова: особое производство, бесспорное производство, добровольная юрисдикция, преюдициальный иск, история развития.

Особое производство является разновидностью гражданского судопроизводства, в которой отсутствует спор о праве, и, как следствие, спорящие стороны, имеющие противоположные интересы, что отличает ее от производства искового.

Рассматриваемый вид судопроизводства получил закрепление еще в Римском праве. Римскими юристами термин «особое производство» не использовался, однако помимо искового существовало «производство бесспорное», характерной чертой которого являлось «отсутствие оспаривания притязания на право или вещь». Такое положение дает основания полагать, что, по сути своей, бесспорное производство представляло собой производство особое.

Понятие «добровольная юрисдикция» (jurisdiction voluntario) обозначало полномочия, связанные с рассмотрением и разрешением дел, носящих бесспорный характер, которыми был наделен магистрат. Указанные полномочия могли осуществляться в двух формах в зависимости от типа римского процесса: исковое производство и инсинуация «деятельность магистратов, которая была связана с внесением в судебный протокол некоторых сделок, совершаемых в письменной форме».

Изложенное выше позволяет говорить о том, что римское право развивалось в сторону отказа от применения исковых форм рассмотрения дел, носящих бесспорный характер, и создания судебной формы упрощенного вида, которая носила название инсинуации.

Рассмотрев сущность преюдициального иска (actio praejudiciali), можно также выявить определенное сходство его с особым производством, несмотря на то, что в таких исках спор о праве все же присутствовал. Обращаясь в подобных случаях в суд, истец не имел притязаний к какому-либо ответчику, он лишь хотел установить или констатировать существование или содержание какого-либо правоотношения, используя судебную процедуру.

Необходимо отметить, что целью деятельности суда в рамках особого производства является необходимость установления наличия того или иного факта без выведения из него каких-либо правовых выводов. Указанный признак также помогает выявить определенное сходство между рассматриваемыми институтами. Так, в основе древнеримского судопроизводства лежала формула, содержащая следующие четыре части: демонстрацию (изложение сущности исковых притязаний), интенцию (изложение требования истца), кондемнацию (предписания об удовлетворении иска в случае, если подтвердится справедливость интенции) и адъюдикацию (полномочия судьи присудить вещь одной из сторон процесса). При этом отмечалось, что «формула судебного разбирательства, нацеленного на констатацию права (praeiudicium), содержала в себе лишь интенцию».

Учитывая изложенное выше, можно считать преюдициальные иски прообразом современных исков о признании, а судебную констатацию фактов, имеющих юридическое значение, прообразом особого производства.

Дореволюционная наука России также была знакома с преюдициальными исками.

В тот период они носили название «иски о признании» или «установительные иски».

Среди современных ученых-процессуалистов устоялось мнение, что особое производство в советском и российском праве – это правопреемник охранительной формы процесса, существовавшей в дореволюционный период в России. Рассмотрим указанный институт более подробно.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Первым нормативным актом, регламентировавшим институт охранительного судопроизводства в дореволюционной России, стал Устав гражданского судопроизводства 1864 года. В указанном документе был закреплен перечень дел, рассматриваемых в порядке охранительного судопроизводства [4]. Позднее закон 1891 года об узаконении и усыновлении детей дополнил данный перечень двумя категориями дел: «об узаконении детей и об усыновлении» [1].

Необходимо отметить одну важную особенность охранительного производства, существовавшего в дореволюционный период развития государства, которая заключалась в рассмотрении указанного вида производства, осуществляемого судебными органами, как деятельности, направленной на охрану и удостоверение гражданских прав, включавшей в себя и деятельность различных несудебных органов (нотариат, административные органы). Доцент кафедры гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российского государственного университета правосудия А.В. Аргунов отмечет, что «охранительное производство дореволюционного периода рассматривалось законодателем не как форма защиты права, а рассмотрение охранительных дел судом не являлось осуществлением правосудия. Перед судом стояли совершенно другие задачи удостоверить, охранить бесспорное право. Такие же задачи стояли и перед несудебными органами» [3].

Изложенное подтверждает и тот факт, что по итогу рассмотрения дела в порядке охранительного судопроизводства судом выносились определение, а не решение, которое не вступало в законную силу и могло быть пересмотрено в порядке искового производства. Такое определение могло быть обжаловано в частном порядке.

В послереволюционный период в отечественном праве и законодательстве институт особого производства как отдельный самостоятельный вид гражданского судопроизводства в целостном виде сложился лишь к 1960 годам вследствие кодификации советского права.

До указанного времени дела, имеющие бесспорный характер, рассматривались судами в различных процессуальных порядках, которые были закреплены в Гражданском процессуальном кодексе РСФСР 1923 [2] года под общим названием «Особые производства». При этом необходимо отметить, что особые производства, закрепленные в ГПК, не являлись единым видом гражданского судопроизводства и представляли собой разнородные дела, которые по различным причинам не могли быть рассмотрены в порядке искового производства.

Первым шагом на пути к закреплению в качестве отдельного вида гражданского судопроизводства производства особого стало отражение в Основах гражданского судопроизводства союза ССР и союзных республик (далее Основы) концепции, разработанной еще в 1950 – 1960 годах, предусматривающей виды гражданского судопроизводства. В дальнейшем особое производство получило нормативное закрепление как самостоятельный вид гражданского судопроизводства в различных правовых актах.

Подводя итог исследованию, проведенному в настоящей статье, необходимо отметить, что концепция видов гражданского судопроизводства, нашедшая отражение в законодательных актах советского периода, без существенных изменений существует в современной правовой доктрине гражданского процессуального права и имеет нормативное закрепление в действующем на сегодняшний день гражданском процессуальном законодательстве.

Список использованных источников

1. Узаконение и усыновление детей (закон 12 марта 1891 года), с законодательными мотивами, разъяснениями Сената и образцами бумаг (издание 4-е, исправленное и дополненное) (сост. Н. Мартынов). — С.-Петербург, типография М. Меркушева, 1902 г.
2. Постановление ВЦИК от 10.07.1923 «О введении в действие Гражданского Процессуального Кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (вместе с «Гражданским Процессуальным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.») // СУ РСФСР. 1923. №46 – 47. Ст. 478.
3. Аргунов В.В. Проблемы проверки и пересмотра судебных решений, принятых в особом производстве [Текст] // Вестник Московского университета. Серия 11: право. – 2013. — №4. – С.36 – 47.
4. Золотова О.И. Модель и тип гражданского судопроизводства в России по Уставу гражданского судопроизводства 1864 года [Текст] // Историко-правовые проблемы: новый ракурс. – 2014. — №9 – 1. – С.179 – 192.

Научная статья на тему «История возникновения и развития особого производства в России» обновлено: 9 мая, 2019 автором: Научные Статьи.Ру

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: