Институт судебных следователей это

Обновлено: 16.08.2022

В статье исследуется вопрос института следственного судьи для установления истины в уголовном процессе и сведения ошибок к минимуму.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Асташов М.А., Глазко И.С.

Questions of the proof in the light of the idea of formation in the Russian Federation of an institute of an investigative judge

Актуальность исторического опыта правового регулирования прокурорского надзора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства

This article explores the investigating judge of the Institute to establish the truth in a criminal trial and error information to a minimum.

Текст научной работы на тему «Институт следственных судей: история и современность»

ЮРИСПРУДЕНЦИЯ Асташов М.А., Глазко И.С.

ИНСТИТУТ СЛЕДСТВЕННЫХ СУДЕЙ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Воронежский экономико-правовой институт

Ключевые слова: уголовный процесс, следственный судья.

Аннотация: в статье исследуется вопрос института следственного судьи для установления истины в уголовном процессе и сведения ошибок к минимуму.

Key words: criminal procedure, the investigating judge.

Abstract: This article explores the investigating judge of the Institute to establish the truth in a criminal trial and error information to a minimum.

Президент России - Владимир Путин - на заседании президентского совета по развитию гражданского общества и правам человека 14 октября 2014 г., утвердил перечень поручений и дал рекомендации Верховному Суду РФ рассмотреть предложение о возможности введения в России института следственных судей.

Рассмотрим историю становления института следственных судей. Должность следственного судьи впервые появилась в законодательстве Франции в 1810 г. с принятием наполеоновского Кодекса уголовного расследования (1808 г.). Этот нормативный акт без серьезных изменений действовал до середины двадцатого столетия, и создал для континентальной Европы новую систему предварительного следствия, ключевой фигурой которой стал состоящий при суде первой инстанции независимый, полновластный следственный судья.

В отечественном законодательстве должность следственного судьи учреждена во время судебной реформы Александра II. Следственный судья обладал особым статусом, заключавшимся в прикреплении их к окружным судам. Пользуясь правами членов окружных судов, они при необходимости принимали участие в рассмотрении уголовных дел в качестве судей, исключая те, по которым они проводили предварительное расследование. Кандидат на должность следственного судьи при назначении приводился к судейской присяге. Принцип несменяемости распространялся как на судей, так и на следственных судей.

Устав уголовного судопроизводства Российской империи 1864 года, воспроизвел французскую теорию разделения процессуальных властей в усеченном виде: взаимно разграничивалась обвинительная и судебная власть, власть следственная от них не отделялась. Законодатель при этом, исходил из того, что судебная и обвинительная власти должны быть отделены друг от друга только при рассмотрении уголовного дела в ходе судебного разбирательства, но не при производстве предварительного следствия. Следственному судье согласно Уставу уголовного судопроизводства предоставлялся широкий круг процессуальных полномочий. Он был вправе самостоятельно возбуждать уголовное преследование (ст. 297), принимать для расследования необходимые меры (ст. 264), поручать производство дознания полиции и давать ей указания о собирании необходимых справок (ст. 271). Без замедления должны были исполняться полицией, иными учреждениями, должностными лицами и гражданами законные требования следственного судьи (ст. 270). Следователь в случае оказания противодействия мог требовать помощи как от гражданского или военного начальства, так и от полиции (ст. 272). Следственному судье предоставлялось право накладывать на лиц, не явившихся без уважительных причин, денежный штраф; подвергать приводу; производить обыски и выемки; избирать в отношении обвиняемых меры пресечения и т.п. При производстве следующих действий процессуальная самостоятельность следственного судьи ограничивалась: 1) объявлении через публикацию розыска обвиняемого; 2) наложении ареста на имущество обвиняемого; 3) прекращении уголовного дела; 5) осмотре и выемке почтово-телеграфной корреспонденции; 6) освидетельствовании психического состояния обвиняемого и разрешении вопроса о психическом развитии несовершеннолетнего. Следственный судья для осуществления указанных действий должен был предварительно войти с соответствующим представлением в окружной суд.

В проекте концепции «Возрождение института следственных судей в Российском уголовном процессе», следственные судьи на стадии предварительного следствия призваны обеспечивать:

1) независимый «фильтр», препятствующий поступление в суд явно необоснованных или незаконных обвинений;

2) равенство сторон;

3) судебную защиту конституционных прав личности [1].

Реализовать указанные принципы возможно путем следующих

1. Следственный судья будет исполнять роль специфического посредника между всеми участниками предварительного расследования. По мнению Э.Е. Сафонова такие судьи должны быть вне ныне существующего судейского корпуса, параллельной структурой и именоваться «судьей-контролером» [2].

Новелла, предоставив новые возможности участникам процесса, позволит дополнительно защитить их права. Так и сторона защиты, и потерпевший для получения доказательств по делу смогут беспрепятственно ходатайствовать о проведении обязательных судейских следственных действий, что соответствует принципу состязательности процесса. В ежегодном докладе уполномоченного по правам человека в РФ за 2011 г., упоминается о проблеме обвинительного уклона на стадии предварительного расследования, одним из примеров в котором является сложность оспаривания результатов экспертизы, проведенной предварительным следствием и предоставление альтернативного заключения [3]. Являясь подлинно независимым должностным лицом, следственный судья, в отличие от прокурора и следователя не будет заинтересован в успехе обвинения.

2. Следственный судья на стадии досудебного производства будет решать вопросы об ограничении прав, свобод и законных интересов личности.

Например: применение мер процессуального принуждения; осмотра жилища, при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; контроля и записи телефонных и иных переговоров; произведении обыска или выемки и др. При таком положении за соблюдением законности и обоснованности подобных ограничений добавится дополнительный специальный судебный контроль. Данную проблему затрагивает К.Б. Калиновский, и приводит статистику практики рассмотрения жалоб граждан в Конституционном Суде РФ по состоянию на 24 февраля 2014 г., где по ст. 125 УПК РФ выносится подавляющее количество определений; он при этом отмечает, что приведенные нормы сами по себе не являются дефектными или нефункционирующими, но для объективного соблюдения прав, свобод и законных интересов личности их явно недостаточно [4]. В настоящее время о недостаточности судебного контроля, предусмотренного ст. 125 УПК РФ, говорится и в научных публикациях 5.

3. Полномочия по принятию решения о передаче уголовного дела после утверждения обвинительного заключения прокурором для судебного разбирательства предоставить следственному судье. Статус судебных доказательств имеют доказательства, полученные в результате судейских следственных действий. Они относятся к

доказательствам, которые могут фигурировать в судебном разбирательстве либо при разрешении других важных вопросов по делу (готовности дела для передачи в суд, о применении мер пресечения и др.). Доказательства, собранные органом дознания или следователем, не прошедшие в судебных заседаниях предварительной состязательной проверки под руководством следственного судьи, в судебном разбирательстве использованы быть не могут. Такая проверка заключается в проведении судейских допросов лиц, ранее давших показания следователю или органу дознания, в рассмотрении по требованиям сторон, вопроса о допустимости иных видов доказательств, представленных сторонами.

Исходя из вышесказанного, мы видим, что следственный судья -это особый участник уголовного процесса, т.к. он будет сочетать в себе черты судьи, и некоторые черты следователя.

Уголовный процесс России нуждается в реформировании, необходимо расширять число участников уголовного судопроизводства, что, по-нашему мнению, для создания системы сдержек и противовесов от возможного злоупотребления должностными полномочиями является объективной необходимостью. Властные полномочия правоприменителя должны быть распределены среди большего числа субъектов, это гарантирует процессуальную самостоятельность участников уголовного судопроизводства друг от друга без существенного ограничения как прямого, так и опосредованного контроля и надзора за их деятельностью. В контексте осуществления правосудия, публичный судебный контроль следственного судьи над предварительным расследованием обеспечит его состязательный характер и послужит гарантией на непредвзятую судебную защиту прав, свобод и законных интересов личности, начиная с предварительного следствия.

2. Ничипоренко Т.Ю. Учреждение Следственного комитета при Прокуратуре РФ - первый шаг к созданию единого следственного комитета // Lex Russica (Научные труды МГЮА). 2008. №1. С. 122.

3. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2011 год // Российская газета. 2012. 6 марта.

4. Калиновский К.Б. Обвинительный уклон в уголовном судопроизводстве: нормативные предпосылки в действующем

российском законодательстве // Обвинение и оправдание в постсоветской уголовной юстиции: сб. ст. / Под ред. В.В. Волкова. М.: Норма, 2015. - С. 93-103.

5. Болдырев В.Н., Пономарева З.В., Сушков В.Н. Социально-экономические и криминологические особенности пригородной преступности в городских агломерациях Центрального-Черноземного региона // В сборнике: Территориальная организация общества и управление в регионах Материалы международной научно-практической конференции. Воронежский государственный педагогический университет. 1998. С. 116-118.

6. Наметкин Д.В. Процессуальная самостоятельность органов и лиц, ведущих предварительное расследование: автореф. дис. .. канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 2007.

СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСОБИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Воронежский экономико-правовой институт

Ключевые слова: социальные пособия, правовое регулирование, нетрудоспособность, государственная поддержка, социальное страхование.

Аннотация: В данной статье исследованы понятие и виды социальных пособий в Российской Федерации; рассмотрены проблемы и перспективы их правового регулирования.

Key words: social benefits, legal regulation, disability, state support, social insurance.

Abstract: This article explores the concept and types of social benefits in the Russian Federation; problems and prospects of their legal regulation are considered.

Социальные пособия - это денежные выплаты гражданам из числа социально уязвимых групп населения, производимые в установленных законом случаях ежемесячно, периодически или единовременно, с целью безвозмездного возмещения полностью, либо частично временно утраченного заработка или оказания материальной помощи.

В статье раскрываются особенности формирования и становления института судебных следователей в Российской империи, что нашло отражение в учредительных актах 1860 г. Отмечается, что именно с появления института судебных следователей фактически началась судебная реформа 1864 г. Выявляются основные этапы по разработке проектов следственной реформы, дается оценка внедрения закона о судебных следователей в правоохранительную практику.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Упоров И.В.

Судебный следователь в правоохранительной системе России: становление, развитие и законодательное оформление его деятельности

Организационно-правовые основы формирования кадров института судебных следователей на начальном этапе его становления

Институт судебных следователей как Гарант обеспечения законности в контексте судебной реформы 1864 года

Организационное обеспечение производства предварительного следствия в ходе судебной реформы 1860-1864 гг

Взаимодействие органов предварительного следствия и общеуголовного сыска в россииво второй половине xix - начале XX в

Текст научной работы на тему «Учреждение судебных следователей как начало модернизации судебной системы Российской империи во второй половине ХIХ в»

НАУКА И СОВРЕМЕННОСТЬ - 2016

УЧРЕЖДЕНИЕ СУДЕБНЫХ СЛЕДОВАТЕЛЕЙ КАК НАЧАЛО МОДЕРНИЗАЦИИ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ Х1Х В.

Краснодарский университет МВД России, г. Краснодар

В статье раскрываются особенности формирования и становления института судебных следователей в Российской империи, что нашло отражение в учредительных актах 1860 г. Отмечается, что именно с появления института судебных следователей фактически началась судебная реформа 1864 г. Выявляются основные этапы по разработке проектов следственной реформы, дается оценка внедрения закона о судебных следователей в правоохранительную практику.

Ключевые слова судебные следователи, судебная реформа, проекты, полиция, полномочия, проекты, процессуальная самостоятельность.

Принятие решения о введении института судебных следователей в 1860 г. и отделении их от подчинения полиции («Учреждение судебных следователей» [1], «Наказ судебным следователям» [2], «Наказ полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступления или проступок» [3]), как представляется, недооценивается в оценке модернизации судебной системы Российской империи второй половины Х1Х в. Между тем именно с этого решения фактически и началась судебная реформа. Рассмотрим основные этапы становления института судебных следователей и их полномочия.

Следует заметить, что идея о выделении специальной следственной полиции высказывалась еще в 1827 г., когда начальник II Отделения с.е.в.к. статс-секретарь М.А. Балугьянский полагал, что полицию необходимо разделить на полицию безопасности и полицию предохранительную, которая, по его мысли, и должна была заниматься расследованием преступлениями [4, с. 66], то есть ставился вопрос об отделении производства следствия по уголовным делам от других функций полиции, которые носили административный, исполнительный характер. Однако эта идея не нашла тогда поддержки у органов власти, которые могли принимать решения по данному вопросу. Затем в 1837 г. II Отделением совместно с Министерством юстиции был разработан проект документа под названием «О следствии», который, по мнению составителей, должен был значительно улучшить производство предварительного расследования. Согласно этому документу произ-

* Профессор кафедры Конституционного и административного права, доктор исторических наук, кандидат юридических наук, профессор.

водство предварительного следствия (первой стадии предварительного расследования, то есть дознание) по-прежнему оставалось в качестве одной из полицейских функций, а вот формальное следствие предполагалось возложить на вновь учреждаемых чиновников уездных судов - судебных приставов [5]. Но и эта попытка отделения следствия от полиции оказалась неудачной.

В конце 1858 г. тем же II Отделением был подготовлен проект Устава судопроизводства по преступлениям и проступкам, работа над которым к тому моменту велась уже восемь лет (первый вариант был подготовлен еще в 1850 г. [6]). Здесь имели место умеренные преобразования, в частности, предварительное расследование по-прежнему разделялось, как и ранее, на предварительное и формальное следствие. На первом этапе выяснялись основные обстоятельства дела путем допроса подозреваемого, сбора имеющихся данных, после чего все материалы должны были поступить в уездный суд, который, по выслушивании следователя и прокурора, в распорядительном заседании принимал предварительное решение о продолжении дела либо его прекращении. Проект предусматривал предельный срок содержания подозреваемого под стражей не более восьми суток, и в этой связи суд на том распорядительном заседании определял целесообразность дальнейшего содержания подозреваемого под стражей, если тот был арестован. Проектом предусматривалось также, в частности, право обвиняемого призывать к своей защите защитников и родственников по своему усмотрению [7, с. 47]. Однако в те годы предреформенные события развивались стремительно, и на следственную реформу не могли не оказать влияния проекты более общей крестьянской реформы, а также проекты полицейской реформы, причем в рамках последней затрагивалась и проблема предварительного следствия как одной из функций полиции. И поэтому указанный выше проект устарел, так и не будучи утвержденным. Тем не менее многие идеи проекта (установление исчерпывающего перечня оснований возбуждения и прекращения уголовного дела, законодательное закрепление принципа презумпции невиновности и др.) сохранились и нашли отражение в актах 1860 г. Там же, в том проекте, был определен и термин - «судебный следователь».

На этом фоне оказались востребованными предложения, содержащиеся в записке члена комиссии по преобразованию следственной работы Н.И. Стоя-новского [8], где он обосновывал тезис о том, том, что «власть следственная есть часть судебной власти». Предполагалось, что следственные приставы считаются членами уездного суда. Они определяются, перемещаются из уезда в уезд, назначаются и увольняются от должности Губернским правлением по представлению губернских прокуроров (то есть административная зависимость оставалась, но уже ограниченная). При этом полиция должна проводить первоначальное дознание по происшествиям, направленное на установление факта преступления, закрепление улик, розыск подозреваемого, а следователь должен осуществлять предварительное следствие, которое

НАУКА И СОВРЕМЕННОСТЬ - 2016

состоит в сборе и оценке доказательств и предварительном решении вопроса о виновности лиц. Для выполнения такой функции следственный аппарат должен находится в судебном ведомстве. В результате составленная Стоянов-ским записка была взята за основу в работе Комиссии губернских и уездных учреждений в части полицейских и следственно-судейских преобразований. В конце 1859 г. записка Стояновского была тщательно изучена и принята за основу дальнейших законодательных проектов в этом направлении.

И, наконец, 8 июня 1860 г. Александр II подписал именной указ, утверждая основные акты следственной реформы (указаны выше). B преамбуле указа были сформулированы мотивы и цели предпринятой реформы: «Желая дать полиции больше средств к успешному отправлению ее обязанностей столь важных для порядка и спокойствия жителей всех состояний и определить точное свойство и круг ее действий, мы признали за благо отделить от полиции вообще производство следствий по преступлениям и проступкам, подлежащим рассмотрению судебных мест. Предположение по сему предмету, равно полезные и необходимые для правильного течения судных дел, были по воле Нашей тщательно и подробно обсуждены Государственным Советом, согласно с мнением коего Мы повелеваем:

1. Отделить следственную часть от полиции во всех управляемых по Общему Учреждению сорока четырех губерниях Империи и назначить в сии губернии особых, подведомственных Министру Юстиции, чиновников для производства следствий о всех преступлениях и проступках, подлежащих ведению судебных мест, наименовав сих чиновников судебными следователями.

2. На обязанности полиции оставить только исследование по преступлениям и проступкам маловажным, которые предоставлены разбору и суждению самих полицейских властей, а также и дознание о происшествии, кои могут, по связи с преступлением более важным, подлежать рассмотрению мест судебных» [9].

В российском обществе достаточно благожелательно были восприняты законы o введении института судебных следователей в уголовное судопроизводство. Необходимость отделения следствия от полиции не вызывала сомнения для большинства специалистов в этой сфере общественных отношений. Один из важнейших принципов, который закреплялся в «Учреждении судебных следователей», заключался в их процессуальной независимости. Этот принцип обеспечивался тем, что следователи признавались членами уездного суда высшей судебной инстанции в уезде («судебные следователи суть члены уездного суда. »), а назначение, перемещение из уезда в уезд и увольнение судебного следователя осуществлялось Министром юстиции по представлению Начальника губернии, которому предоставлялось право избирать кандидатуры судебных следователей по соглашению c губернским прокурором (ст. 2 «Учреждения судебных следователей»). Явля-

ясь членом уездного суда, судебные следователи могли участвовать в судебных заседаниях наравне c другими членами уездного суда. Исключение составляли те дела, по которым сами следователи производили предварительное следствие (примечание к ст. 2). Еще одной из гарантий независимости судебных следователей была несменяемость этой категории чиновников, что, бесспорно, было большим шагом вперед, по сравнению со Сводом законов. Увольнение судебных следователей допускалось порядком, предусмотренным для членов суда (ст. 29 «Учреждения судебных следователей») и только в том случае, если следователь совершил уголовно-наказуемое деяние «не иначе как c преданием суду».

Административное взыскание на судебного следователя имели право налагать только вышестоящие судебные инстанции: Судебная палата (высшая судебная инстанция губернии) и Надворный суд или городской суд столичных городов - в соответствии со ст. 28 «Учреждения судебных следователей». Всего по закону от 8 июня 1860 г. в Российской империи было учреждено 993 следственных должности на 44 губернии [10, с. 57]. Относительная независимость от администрации (по сравнению со следователями полиции), закрепленная в «Учреждении судебных следователей», достоинство члена суда, достаточное содержание (800 рублей в год серебром и 200 рублей квартирных) должны были привлечь к следственной части «людей честных и образованных». B то же время в законе были закреплены требования, которым должен отвечать следователь. Так, на должность судебных следователей назначались преимущественно лица, окончившие курс наук в высших и средних учебных заведениях, занимавшиеся уголовными делами, производившие с успехом несколько следствий и известные начальству своей опытностью и добросовестностью (ст. 3 «Учреждения судебных следователей»).

Практика деятельности судебных следователей в целом оказалась позитивной. Вместе некоторым крупным чиновникам этот институт стал помехой, и именно ввиду процессуальной самостоятельности следователей. Так, министр внутренних дел П.А. Валуев представил на рассмотрение Государственного Совета целый проект контрреформы, где он, в частности, отмечал: «Вообще, нельзя не заметить, что c учреждением судебных следователей положение следственной части не только не улучшилось, но едва ли не пришло в еще худшее положение» [11]. Он предлагал даже упразднить вообще этот институт. Однако Государственный Совет отверг эти предложения, считая, что они противоречат основным направлениям судебной реформы.

Практические юристы отмечали, что недостатки работы следствия не в самом институте, а в сопредельных уголовно-процессуальных структурах, которые следует заменить. Так в Отчете за 1862 г., где речь идет о состоянии предварительного следствия в Воронежской губернии прокурор Шахматов писал: «Неопределенность взаимоотношений между полицией и судебными следователями, недоверие последних к составу судебных мест, ими руково-

НАУКА И СОВРЕМЕННОСТЬ - 2016

дящих, недостатки того строя и той оконченности, которые обнаруживаются в настоящем характере должности судебного следователя и которые могут быть восполнены только при преобразовании судебной части, множество форм, опутывающих в настоящее время деятельность судебных следователей и не достигающих своей цели, - все это такие условия, которые вредят успеху дела, задерживают все усилия привести следственною часть к желаемым результатам» [12]. Однако в целом следует согласиться с А.В. Тарасовым о том, что «создание института судебных следователей в 1860 году и закреплении его в ходе судебной реформы 1864 года заслуживает положительной оценки из-за попытки перехода к более цивилизованным формам уголовного процесса» [13, с. 163].

1. Учреждение судебных следователей от 8 июня 1860 г. // ПСЗ. Собрание второе. - № 35890.

2. Наказ судебным следователям от 8 июня 1860 г. // ПСЗ. Собрание второе. - № 35891.

3. Наказ полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступления или проступок от 8 июня 1860 г. // ПСЗ. Собрание второе. - № 35892.

4. Виленский Б.В. Подготовка судебной реформы 20 ноября 1864 г. в России. - Саратов, 1963. - С. 66.

5. РГИА. Ф. 1261. Оп. 1. Д. 41. Л. 538.

6. РГИА. Ф. 1261. Оп. 1. Д. 41. Л. 539.

7. Сорокина Ю.В. Реформа следственного аппарата и предварительного расследования в России 1860-1864 гг.: дис. . канд. юрид. наук. - СПб., 1994. - С. 47.

8. Записка Н.И. Стояновского «Об учреждении следственных приставов» (ноябрь 1859 г.) // ОР РГБ. Ф. 290. Оп. 171. Д. 8. - С. 19.

9. Учреждение судебных следователей от 8 июня 1860 г. // ПСЗ. Собрание второе. - № 35890.

10. Биюшкина Н.И. Проведение судебной реформы 1864 г. в российском государстве (на примере Нижегородской губернии): дис. . канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1998. - С. 57.

11. РГИА. Ф. 1405. Оп. 58. Д. 5925. Л. 793.

12. РГИА. Ф. 1405. Оп. 61. Д. 3970. Л. 32-33.

13. Тарасов А.В. Институт судебных следователей по реформам середины XIX века (историко-правовой анализ): дис. . канд. юрид. наук. - СПб., 2001. - С. 163.


А.В. Подолина,
юридический факультет Сибирского университета потребительской кооперации, г. Новосибирск

Одним из важнейших направлений судебной реформы, проводившейся в России в 60-ые годы XIX века, являлось введение института судебных следователей. Разра­ботанные и принятые нормативные правовые акты исходили из признания необходи­мости законодательного закрепления предварительного следствия в качестве судебной функции и признания производящего его лица должностным лицом судебной власти. Опыт проведения данной реформы имеет колоссальную ценность. Как пишет Ю.В. Рощина, с помощью обращения к нему можно было бы преодолеть многие недостатки современного предварительного производства России 1.

Права и обязанности судебного следователя подробно регламентировались в утверждённых 8 июня 1860 года «Учреждении судебных следователей», «Наказе су­дебным следователям», а также принятых 20 ноября 1864 года «Учреждении судебных установлений» и «Уставе уголовного судопроизводства».

И.Я. Фойницкий отмечал, что «судебные следователи. есть особые должност­ные лица судебного ведомства, имеющие судейское звание с сопряжёнными с ним служебными преимуществами» 2. В.К. Случевский писал, что ими являются «следо­ватели, обязанные исследовать событие преступления, установить и охранить весь тот фактический материал, на основании которого должны затем разрешиться вопросы о предании суду, а также о виновности подсудимого» 3.

Большинство дореволюционных авторов, рассматривая уголовно-процессуальный статус судебных следователей, выделяли следующие присущие ему особенности:

  1. данные должностные лица относятся именно к судейскому корпусу с выте­кающими отсюда гарантиями, связанными с их статусом. Прежде всего, имеется в ви­ду их независимость при осуществлении процессуальных полномочий;
  2. судебные следователи были компетентны самостоятельно осуществлять пред­варительное следствие по делу;
  3. полномочия, выполняемые судебными следователями, обусловлены целями стадии предварительного расследования, т.е. установление виновного лица и решение вопроса о том, должно ли дело быть направлено в суд.

По смыслу Устава уголовного судопроизводства, при осуществлении данных полномочий судебный следователь, не выполняя ни обвинительных, ни защитных функций, должен был беспристрастно расследовать преступление, устанавливать ви­новное лицо, решить вопрос о дальнейшем направлении дела.

Таким образом, полномочия, которыми был наделён следователь, в полной мере отвечали его процессуальным функциям, принимая во внимание судебный характер его деятельности, учитывая его принадлежность к судейскому корпусу и исходя из того, что суд – это орган, устанавливающий истину, а не обвиняющий или защищаю­щий кого-либо. Не останавливаясь подробно на положительных, отрицательных и комплексных оценках данного института (например, А.Ф. Кони подчёркивал достоин­ства, связанные с введением должности судебных следователей, но при этом писал, что «предварительное следствие является у нас по своей постановке и по практиче­ским результатам своим, по-видимому, одной из самых слабых сторон судебной орга­низации» 4, можно констатировать, что составителям Судебных уставов, по край­ней мере, на нормативном уровне, вполне удалось достигнуть данной цели.

Характеризуя функции судебного следователя, дореволюционные процессуали­сты сходились в том, что он соединял в себе одновременно функции «обвинения, за­щиты и собственно судейские» 5. Можно также утверждать, что он не выпол­нял ни функцию обвинения, ни функцию защиты, и должен был «с полным беспристрастием приводить в известность как обстоятельства, уличающие обвиняемого, так и обстоятельства, его оправдываю­щие» (ст. 265 УУС) 6.

В результате к моменту судебного разбирательства формировались такие материалы уголовного дела, которые всесторонне и полно отражали обстоятельства совершенного преступления, раскрывая перед судом объективную картину случившегося. На наш взгляд, такое понимание деятельности должностного лица, представляющего органы следствия, позитивным образом отражалось на судьбе уголовного дела и самого подследственного, что, возможно, не помешало бы современному досудебному производству.

1 См.: Рощина Ю.В. Судебный следователь в уголовном процессе дореволюционной России. – М., 2006.–С.2.

2 См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. – СПб., 1912. – С. 461.

3 См.: Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Введение. Ч.1. Судоустройство. – М., 2008. – С.302.

4 См.: Совещание старших председателей и прокуроров судебных палат относительно реформы предварительного следствия и реформы обвинительной процедуры / Журнал Министерства Юстиции. –1894/1895 №11. – С. 37.

5 См.: Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Введение. Ч.1. Судоустройство. – М., 2008. – С.302.

6 См.: Судебные уставы императора Александра Второго. – СПб., 1883. – С.38.

Судебная реформа Александра II: «Да правда и милость царствуют в судах»

В 1864 году произошла комплексная реформа судоустройства и судопроизводства. Она не только полностью изменила судебную систему Российской империи, водворив в России суд «скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных», но и сформировала институты, которыми мы пользуемся сегодня: адвокатуру, нотариат, суд присяжных.

До реформы

Вплоть до середины XIX века судебная система в Российской империи была выстроена согласно «Учреждению о губерниях» 1775 года и предполагала три уровня судов: уездный, губернский и общегосударственный. Эти суды были зависимы от административных учреждений и часто затягивали рассмотрение дел на целые десятилетия. Ситуацию осложняло огромное количество правил и исключений из них. Подозреваемых стращали и истязали, чтобы добиться признания вины. Сам суд проходил в их отсутствие, значение имели только документы по делу. Защитников не существовало, а подсудимые почти всегда были лишены возможности обжаловать приговор.

Государственный секретарь Российской империи Михаил Сперанский понимал, что нужно менять судебную систему, но ему удалось лишь провести министерскую реформу и преобразовать коллегии в восемь министерств. Ими управлял министр, ответственный перед Сенатом. Устройство гражданских и уголовных судов поручалось вновь созданному Министерству юстиции (Манифест «О разделении государственных дел на особые управления, с обозначением предметов, каждому управлению принадлежащих» от 25 июля 1810 года).

Следующий шаг на пути к реформированию предпринял председатель департамента законов Государственного совета граф Дмитрий Блудов: в 1842 году он выпустил Свод законов, а в 1845 году – Уложение о наказаниях. Граф также направил Николаю I подробную записку со своим видением реформ. И хотя император согласился с ней, воплощать в жизнь не стал.

18 февраля 1855 года на престол взошел Александр II. Спустя год, после прекращения Русско-турецкой (Крымской) войны, Александр II объявил: «Да правда и милость царствуют в судах». Чтобы этого добиться, в 1861 году был создан специальный Совет (разрабатывал текст законопроектов) и Государственная канцелярия (редактировала их и утверждала). В 1862 году появился первый проект реформы, а в 1864 году совет представил Судебные уставы, которые впоследствии и были приняты.

Реформа

20 ноября 1864 года Александр II в Царском Селе подписал Указ Правительствующему сенату, в котором говорилось о намерении водворить в России суд «скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных», а также возвысить судебную власть и дать ей надлежащую самостоятельность. Для этого были приняты «Устав гражданского судопроизводства», «Устав уголовного судопроизводства», «Учреждение судебных установлений», «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» и «Изменение судопроизводства в старых судебных местах».

Фрагмент Указа Правительствующему сенату от 20 ноября 1864 года


Фото из книги «Россия. Законы и постановления» (источник – Президентская библиотека)

В результате реформы судебная власть отделилась от административной, у судов появилась независимость, гласность, открытость и состязательность. Дела стали делиться на гражданские и уголовные, а судопроизводство – на предварительное и судебное. Каждое судебное действие должно было выполняться в установленный срок, что значительно ускорило разбирательство. Были отменены некоторые виды телесных наказаний (розги, плети, шпицрутены, палки, клейма) для мужчин и все виды – для женщин.

Появился институт судебных следователей. Именно они возбуждали следственное дело, руководили оперативной деятельностью полиции, опрашивали свидетелей и подозреваемых, собирали доказательства – то есть выполняли функции современных дознавателей и следователей. О начале каждого следственного действия следователь уведомлял прокуратуру. Когда следователь решал, что имеется достаточно доказательств для обвинения либо прекращения преследования, он передавал следственное дело прокурору. Следователи состояли при окружных судах, были процессуально независимыми, несменяемыми и при нехватке судей могли заменить их.

В противовес прокурорам появились адвокаты (присяжные поверенные). Адвокатом мог стать только человек с профильным высшим образованием и пятилетним стажем работы. Кандидатов утверждал выборный Совет присяжных поверенных, он же объявлял выговоры, временно приостанавливал деятельность защитников и исключал их из корпорации. Присяжные поверенные могли действовать лишь в судах того округа, при котором они состояли. Их услуги оплачивались по письменному соглашению сторон или по официальной таксе, а если подсудимый не был способен внести деньги – из фонда, в который поступал определенный процент от гонораров всех поверенных округа.

Особо тяжкие уголовные дела рассматривали присяжные заседатели, которые выносили вердикт путем тайного голосования. Коллегия присяжных утверждалась губернатором с учетом оседлости (не менее двух лет), возраста (от 25 до 70 лет), благосостояния (в собственности должно быть имущество на сумму не менее 2000 руб.).

Судебные уставы 1864 года также вводили нотариат и службу судебных приставов. Нотариусы рассматривали документы и устанавливали их подлинность, а старшие нотариусы вели крепостные книги – реестры сделок с недвижимостью. Нотариусы служили при окружных судах, однако могли иметь и свой собственный офис. Их зарплата состояла из вознаграждений от клиентов по тарифу. Судебные приставы были при каждом суде, они вручали участникам процесса повестки и документы, помогали исполнять судебные решения. Приставы при вступлении в должность вносили залог и вступали в самоуправляемые корпорации, которые солидарно отвечали за ущерб от неправомерных действий своих членов.

Мировой суд рассматривал мелкие гражданские дела и кражи, а окружной – гражданские и уголовные дела, которые не относились к компетенции мировых судов. В качестве общей третьей инстанции функционировали кассационные департаменты сената. Также действовала Судебная палата, где рассматривались в качестве суда первой инстанции дела о государственных преступлениях и преступлениях, совершенных чиновниками, в качестве суда апелляционной инстанции – жалобы на решения окружных судов. Следствие по политическим делам вела жандармерия, а рассматривало Особое присутствие Правительствующего сената. Важные политические дела слушал Верховный уголовный суд. Назначить смертную казнь мог только сенат и Военный суд. Император оставлял за собой право вмешаться в рассмотрение наиболее важных процессов.

Первый суд, созданный по новым правилам, открылся в 1866 году в Санкт-Петербурге. На торжественной церемонии присутствовал министр юстиции Дмитрий Замятнин и иностранные гости. В том же году заработали суды в Новгородской, Псковской, Московской, Владимирской, Калужской, Рязанской, Тверской, Тульской и Ярославской губерниях. Предполагалось, что переходный период займет четыре года, в действительности процесс распространения новой судебной системы затянулся почти на четверть века.

После реформы

В начале правления Александра III продолжилось распространение новой судебной системы в еще 13 губерниях: в 1883 году судебные учреждения были введены в Северо-Западном крае, в 1890 году – в Прибалтийских губерниях, в 1894 году – в Олонецкой, Оренбургской, Уфимской и Астраханской губерниях, в 1896 году – в Архангельской губернии, в 1897 году – в Сибири, в 1899 году – в Средней Азии и в северной части Вологодской губернии. Однако к концу XIX века произошел незначительный возврат к прежнему режиму. На местах мировые судьи были заменены земскими участковыми начальниками, которые выбирались исключительно из дворян и располагали неограниченной властью над крестьянами. Некоторые категории дел были изъяты из ведения суда присяжных, а в судопроизводстве по политическим делам ограничилась гласность.

Тем не менее судебная реформа Александра II стала одним из лучших радикальных, демократических и последовательных преобразований в России. После нее судебные процессы в Российской империи стали четко регламентированы, следствие велось достаточно быстро и качественно, исчезла путаница и волокита. Как замечают историки, новый судейский корпус с первого дня отличался компетентностью, преданностью делу и честностью. Именно благодаря реформе на юридических факультетах обязательным предметом стало ораторское искусство. «Нельзя не признать, что мы, сегодняшние, до сих пор в существенной мере пользуемся плодами этих реформ во всех сферах нашей жизни. В том числе в сфере правовой и судебной системы», – отметил председатель Конституционного суда Валерий Зорькин.

В материале использована книга А. А. Корнилова «Курс русской истории XIX века», статья Г. А. Филонова и В. С. Черных «Судебная реформа Александра II», а также сведения из других открытых источников.


фото из открытых источников

Существовавшая к началу царствования Александра II в России судебная система в основных чертах была определена «Учреждением о губерниях» 1775 года. Судебная система состояла из трех уровней: уездного, губернского, и общегосударственного. Система отражала общие черты законодательства эпохи Екатерины II — широкую выборность, коллегиальность, сочетание раздельных сословных учреждений на нижнем уровне, смешанных коллегий с представительством разных сословий на среднем уровне и правительственных учреждений на верхнем.

Расследование преступлений, согласно ч. 2 т. 15 Свода законов Российской империи, до 1860 г. входило в круг обязанностей полиции. В роли следователей обычно выступали квартальные надзиратели. В крупных городах существовали особые должности следственных приставов гражданских и уголовных дел. Само предварительное следствие делилось на предварительное и формальное. Главной задачей первого являлось установление факта происшествия, обладающего признаками преступления, задачей второго – выяснение, действительно ли и в каком виде и степени обвиняемый совершил преступление, и подлежит ли он наказанию. Главные усилия при формальном следствии направлялись на получение от обвиняемого собственного его признания.

Крупным недостатком судебной процедуры была её продолжительность и многоступенчатость. Судебные процессы могли затягиваться до бесконечности: дело проходило через множество стоящих друг над другом инстанций, любая из которых любое число раз могла отменить решение нижестоящего суда и вернуть дело для повторного рассмотрения. Часть дел подлежала ревизии в вышестоящем суде в обязательном порядке, часть дел подавалась на пересмотр по требованию губернаторов и прокуроров; единая кассационная инстанция, решения которой не подлежат отмене ни в каком случае, отсутствовала (точнее, ей являлся только император). Судебная власть не была четко отделена от административной; хотя губернаторы обладали непосредственно судебными правами (за исключением небольшой категории дел), они могли отменять решения всех губернских и уездных судебных инстанций. Право подсудимых подавать частные жалобы на судебные решения было, при этом, весьма ограниченным. Рассмотрение дел на уровне Сената и Государственного Совета могло проходить через шесть последовательных инстанций, что занимало долгие годы. Гражданские процессы затягивались из-за имеющейся у сторон возможности многократно вводить в дело новые доказательства. Считается, что непосредственным поводом к реформам послужило поступление на утверждение Александра II нескольких крупных дел, рассмотрение которых в судах разных уровней заняло более 20 лет.

Институт судебных следователей в Российской империи был образован Указом императора Александра II от 8 июня 1860 г., которым утверждено «Учреждение судебных следователей». В статье 1 «Учреждения судебных следователей» говорилось: «Для производства следствий по уголовным делам, подлежащим рассмотрению судебных мест, состоят в уездах судебные следователи».

Таким образом, в 1860 г. следствие было отделено от полиции. Указом от 8 июня 1860 г. в 44 губерниях были введены должности судебных следователей, числившихся по ведомству Министерства юстиции. В Указе отмечалось, что учреждение института судебных следователей имеет целью «дать полиции более средств к успешному исполнению ее обязанностей, столь важных для порядка и спокойствия жителей всех состояний, и определить точнее свойство и крен ее действий». В соответствии с «Основными положениями об устройстве судебных мест», утверждёнными 29 сентября 1862 года, судебные следователи стали членами окружных судов, в отношении их действовал принцип несменяемости.

Судебные следователи были распределены по участкам, так чтобы в каждом городе в округе суда был хотя бы один следователь. Следователи были процессуально независимыми и несменяемыми чиновниками особого рода, они являлись членами окружных судов, и даже, при нехватке судей, могли призываться в состав суда. Круг их деятельности объединял дознание и следствие (в современном их понимании). Следователь возбуждал следственное дело, как только находились достаточные данные для уверенности в событии преступления, руководил оперативной деятельностью полиции, опрашивал свидетелей и подозреваемых, собирал доказательства. Следователь извещал прокуратуру о начале всякого следственного дела и был обязан открывать все свои действия прокурору, прокурор мог делать предложения по порядку ведения следствия, которым следователь не был обязан подчиняться. Следователь не имел право закрыть начатое следственное дело и не делал никаких юридически значимых выводов из следствия. Как только следователь усматривал, что для обвинения в суде либо для прекращения дела имеются надлежащие доказательства, он передавал следственное дело прокурору.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: