Инквизиционный судебный процесс три вида приговоров

Обновлено: 01.02.2023

На смену обвинительному процессу в XVI веке в период абсолютизма пришел розыскной (латинский термин " инквизиция " означает " исследование ", что близко к понятию розыска), или инквизиционный, или следственный процесс, который направлялся деятельностью судьи. В розыскном процессе вообще не было сторон, которые самостоятельно и отдельно от суда действовали бы в процессе. Существенной чертой розыскного процесса является отсутствие состязательности, слияние в одном лице функций судьи, обвинителя и защитника.

В руках суда сосредоточиваются обвинение (судья был нередко в то же время и следователем), защита (суд собирает доказательства не только уличающие, но и оправдывающие обвиняемого) и решение дела (суд решает вопрос о виновности данного лица, беспристрастно взвешивающим доводы, говорящие против и за подсудимого). Уголовное преследование, обличение виновных, а с другой стороны - сбор данных, оправдывающих подсудимого, и произнесение приговоров лежало на обязанности одного и того же органа, то есть суда.

Судебное решение основывается на данных. собранных непосредственно и исключительно деятельностью самого судьи. Суд отделен от администрации, но ответственен перед ней. Благодаря этому верховная государственная власть может спросить с судей за неправильные решения, сама оставаясь непричастной к деду.

Потерпевший являлся лишь жалобщиком, а бесправный обвиняемый рассматривался только как объект мероприятий судьи, направленных на получение от него материала, нужного для постановления приговора. Возбуждение дела, раскрытие и расследование преступлений лежало на самом суде как органе государственной власти. Усмотрением судьи - следователя

направлялось исследование дела, он сам разыскивает и устанавливает данные. необходимые для установления истины в уголовном деле.

Инквизиционный процесс (как следствие, так и суд) - процесс тайный (проходил не публично, в стенах судейских канцелярий, судебное разбирательство проводилось без участия не только публики, но и подсудимого с потерпевшим) и письменный (суд решал дело по письменным материалам, протоколам допросов и актам, а не на основе непосредственного. живого допроса обвиняемого и свидетелей; устанавливается положение: чего нет в актах, нет и в действительности). В широких размерах допускалась пытка. К обвиняемому применялась пытка в целях получения его сознания, иногда пытка применялась и к свидетелям. Суд исходил из презумпции (предположения) виновности обвиняемого, на обвиняемого возлагалась обязанность доказывать свою невиновность.

" Если . обвиняемый отрицает приписываемое ему преступление, то его должно немедленно опросить, не может ли он предъявить доказательства своей невиновности в данном преступлении ", предписывала Каролина (ст. XLVII). Все сомнения в таком процессе толковались в пользу вывода от виновности. Так, ст. 39 Каролины указывала, что если подозреваемые в разбое лица не могут доказать, что имеют законные средства к существованию, то " . таких плутов должно не жалеючи хватать, допрашивать с пристрастием и сурово карать за их преступления ".

Г. Порядок инквизиционного процесса поордонансу 1670 года и по Каролине

Во Франции инквизиционный процесс установился в XVI веке, вытеснив обвинительный процесс. Этот тип процесса начал проникать путем судебной практики и затем признавался светским законодательством. Законодательное выражение эта форма процесса нашла в Большом уголовном ордонансе Людовика XIV 1670 года. В Германии инквизиционный процесс закрепляла Каролина 1532 года.

Уголовное преследование возбуждалось судебными органами по собственному усмотрению, по долгу службы независимо от жалобы или желания потерпевшего от преступления, на основании обвинения королевского прокурора, по доносам, по слухам, в случае явки с повинной, по жалобам потерпевшего, против тех. кто задержан по обвинению в совершении тяжких преступлений.

В этом процессе устанавливалась ответственность за видимость зла: " Согласно праву, надлежит избегать не только совершения преступления, но и самой видимости зла. создающей дурную славу или вызывающей подозрения в преступлении. Тот, кто не делает этого, является сам причиной своих собственных страданий . " (ч 2 ст. LXI Каролины)

Уголовный процесс делился на две стадии: 1) предварительное следствие: 2) судебное разбирательство.

Предварительное следствие представляло собой сложную цепь следственных действий (допросы обвиняемого, свидетелей, осмотр, очные ставки обвиняемого со свидетелями обвинения), направленных на изобличение виновного и собирание против него доказательств, и не было ограничено сроками.

Впервые в истории уголовного процесса появляется предварительное следствие как способ рационализации подготовки дел для судебного разбирательства. Предварительную подготовку дела ведет один из членов суда, выступающий при этом в роли следственного судьи. Он в качестве полномочного представителя суда выполняет все необходимые следственные действия. Обвиняемый был почти полностью лишен возможности защищаться от обвинения, его права не были ограждены. Предварительное следствие делилось на общее (или генеральное) и специальное.

Общее предварительное следствие представляло собой особое расследование или дознание, которое не было связано никакими процессуальными формами, было направлено на установление события преступления, и намечало, кем это преступление совершено, обвиняемый фигурировал в нем в качестве подозреваемого лица, даже не зная конкретно в чем он обвиняется. Он допрашивался без предъявления ему обвинения, подозреваемому не сообщали данных дознания и не позволяли воспользоваться советами защитника.

Во время специального предварительного следствия собирались доказательства виновности определенного лица. подозреваемому предъявлялось обвинение и проводился допрос по пунктам, то есть по существу тех фактов, которые ему вменялись в вину (кто. что. где. когда, с какой целью, каким образом и с чьей помощью совершил). Специальное расследование заключалось в подробном допросе обвиняемого, свидетелей, сборе доказательств для окончательного изобличения преступника и его сообщников.

Каролина выделяла такие стадии как дознание, общее расследование и специальное расследование. Дознание устанавливало факт совершения преступления и подозреваемого в нем липа. Для этого судья занимался сбором предварительной тайной информации о преступлении и преступнике. Поводами для проведения дознания были: явка с повинной, задержание преступника на месте совершения преступления, донос, порочащая общая молва. Подозреваемый заключался под стражу.

Общее расследование сводилось к предварительному краткому допросу подозреваемою об обстоятельствах дела, в целях уточнения данных о преступлении.

Специальное расследование заключалось в подробном допросе обвиняемого, свидетелей. сборе доказательств для окончательного изобличения преступника и его сообщников. При допросе обвиняемого законодатель рекомендовал судье прибегать к неясным и даже " ловушечным " вопросам. Получила развитие система психического воздействия: использование различных хитростей, наводящие вопросы, лицемерное сочувствие. увещевания. угрозы. издевательства. чтобы сломить сопротивление обвиняемого, вырвать у его признание вины. Обвиняемому нельзя было сообщать точных данных дела.

На всем протяжении следствия к обвиняемому и целях получения у него признания могла применяться пытка, которая распадалась на пытку предварительную, применявшуюся во время следствия для полу чения сознания виновного в исследуемом преступлении, и пытку окончательную, применявшуюся после приговора к смерти для получения сознания о возможных соучастниках.

Пытка состояла в применении человеку физических страданий с целью заставить его сделать признание о совершенном им преступлении и о своих сообщниках Первоначально пытка применялась только к рабам, а затем стала применяться и к свободным. К пытке обращались, когда были уже улики, но их оказывалось недостаточно для обвинения, следовало пополнить улики собственным признанием Пытка применялась и к свидетелям, Пытке предшествовал " расспрос с пристрастием ", то есть допрос под угрозой пытки ".

Пытка применялась в виде сдавливания железными тисками пальцев рук. ступней ног (" испанский башмак "). Наиболее употребляемым орудием пытки была дыба. Она состояла из двух столбов и двух поперечных перекладин. Ступни ног пытаемого привязывались к верхней перекладине, которая поднималась вверх, обвиняемый растягивался на дыбе. Постепенно были разработаны и степени пытки. Первая состояла в доставке обвиняемого в камеру пыток, в объяснении действия отдельных орудий пытки; вторая - в сдавливании обвиняемому пальцев рук: третья - в сдавливании ступней ног, голени; четвертая - в растягивании на дыбе: пятая - в окроплении обвиняемого горящей серой или смолой (" с огня заговорил ").

Пытка служила абсолютистскому государству в борьбе с его врагами, была его опорой. Каролина декларировала " разумный подход " к допросу под пыткой, соразмерность жестокости пыток характеру улик и состоянию допрашиваемого Каролина предусматривала даже определенные гарантии правильное применения пыток. Для применения пытки требовались улики, которые " должны быть доказаны двумя добрыми свидетелями "" (ст.. 23), " по усмотрению благонамеренного и разумною судьи допрос под пыткой должен производиться в соответствии с характером улики н состоянием допрашиваемого лица: более или менее продолжительно, сурово или мягко Сказанное допрашиваемым во время пытки не должно приниматься во внимание пли записываться. Он должен дать показания после того, как будет отпущен с пытки " (ст. 58).

Каролина не регламентировала порядок и приемы самой пытки. Методы применения пытки были самыми разнообразными и первоначально зависели от изобретательности следственного судьи. Позднее были разработаны определенные виды пыток, их орудия, применение которых регулировалось в законодательном порядке. Например, Уголовное уложение « Терезиана» 1768 г. подробно описывало систему пыток и иллюстрировало ее 48 таблицами с изображением различных пыток

При этом действовал принцип презумпции виновности Обвиняемый, отказавшийся давать показания или дававший ложные показания, помимо наказания за основное преступление, в котором он обвинялся, подвергался наказанию " за ложь и непокорность ". Факт отрицания вины (его называли запирательством) служил одним из оснований к обвинению и усиливал ответственность.

Каролина предписывала: " Если . обнаружится, что признанные преступником обстоятельства не соответствуют истине, то должно указать на эту ложь арестованному, угрожая сурово наказать за это " (ч. 2 ст. LIV)

Обвиняемый был лишен защитника, защитником обвиняемого является судья.

По окончании предварительного следствия дело разрешалось судом. Судебное разбирательство по существу представляло собой придаток к предварительному следствию, так как суд выносил приговор на основании только письменных материалов предварительного следствия. Так как суд назначает одного из своих членов для подготовки дела, то считалось, что допрошенные этим представителем свидетели и даже обвиняемый могут вторично не вызываться в судебное заседание при итоговом рассмотрении дела - для этого достаточно ранее полученных протоколов и иных документов.

Вследствие того, что при письменном производстве обыкновенно накапливается столько материала, что ознакомление с ним судей во всем его объеме становится почти невозможным, то они решают дело на основании докладной записки, извлечения, выписок из дела, то есть данные, которые ложатся в основание приговора, получаются судом уже из третьих рук, с усиленным (двойным) субъективизмом и без надлежащей полноты. Дело окончательно разрешалось на основании доклада одного из членов суда.

Свидетелей суд не допрашивал, судебного следствия не проводил, ограничивался чтением показаний свидетелей и лишь в очень ограниченных случаях допрашивал обвиняемого, обычно же выносил приговор, не видя обвиняемого. А ведь всякая запись субъективна, к тому же от судьи ускользает много очень важных мелочей, помогающих надлежащей оценке, например, тон свидетеля, выражение его лица, манера держаться.

Розыскной процесс знал три вида приговоров: I) обвинительные, 2) оправдательные и 3) оставление в подозрении. При открытии новых доказательств, оставленный в подозрении мог быть снова привлечен к суду по данному делу. Розыскной процесс не знал гуманного принципа современного уголовного права - сомнение в пользу подсудимого. Современный процесс знает только два вида приговоров: обвинительные и оправдательные.

Пересмотр приговора допускался в порядке обжалования по апелляции, приносить которую могли потерпевший и прокурор - с одной стороны, а обвиняемый - с другой. Апелляционная инстанция постановляла новый приговор. Кроме пересмотра судебных решений по обжаловании их. инквизиционный процесс, знал ревизионный порядок пересмотра, т. е некоторые приговоры, и без обжалования, непременно пересматривались вышестоящей инстанцией. В силу ревизионного порядка всякое судебное решение предполагается сомнительным и подлежит обязательной и всесторонней проверке в вышестоящих инстанциях. Принесение апелляции не приостанавливало исполнения приговора.

Инквизиционная модель уголовного процесса нередко именуется также «розыскной» или «следственной». Ключевым для нее является понятие inquisitio (лат. «исследование», «розыск», «расследование»), положенное в основу наименования данной модели на разных европейских языках, включая русский. Она начинает развиваться в тот исторический период, прежде всего на изломе Средних веков, когда уголовное право постепенно отделяется от гражданского и возникает осознание общественной опасности преступлений139. Если преступление общественно опасно, т.е. причиняет вред не только потерпевшему частному лицу, но и обществу в целом, не заинтересованному в массовом распространении краж, убийств, изнасилований и т.п., то уголовное преследование перестает быть вопросом частной инициативы потерпевшего. Более того, на данном этапе с развитием государств в современном понимании возникает множество категорий преступлений, вовсе не подразумевающих наличие потерпевших частных лиц (государственные, налоговые преступления и т.п.). В такой ситуации уголовный процесс должен начинаться не в момент появления обвинения одного лица против другого, а тогда, когда из любых источников становится известно о гипотетическом совершении (или подготовке) общественно опасного деяния – преступления. Другими словами, наличие конкретного заинтересованного в исходе дела обвинителя более не является непременным условием уголовно-процессуальной деятельности: замена обвинительно-состязательной модели на инквизиционную означает, что точкой отсчета уголовно-процессуальной логики вместо концепции обвинения (accusatio) становится концепция расследования или следствия (inquisitio).

Постепенно появляются специальные государственные органы, чаще всего наделенные особым независимым прокурорским или судейским статусом, ответственные за выявление и расследование преступлений. При обнаружении признаков преступления они должны действовать по собственной инициативе (ex officio) в публичных интересах, проводя расследование с целью установления всех обстоятельств дела и принимая на основе данного расследования решение по существу (имело место преступление или нет, кто его совершил, виновен он или нет и т.п.), облеченное в форму судебного приговора. Данный подход немедленно приводит к бурному развитию и институционализации автономного уголовно-процессуального инструментария, неизвестного обвинительно-состязательному процессу. Возникают категории «уголовное дело», «производство по уголовному делу», «следственные действия», «процессуальные решения» и т.п., без которых нельзя сконструировать такую уголовно-процессуальную деятельность, где отсутствуют стороны, судебное разбирательство или спор двух лиц и которая сводится к расследованию определенного факта преступного поведения, причем на ранних этапах чаще всего в отсутствие самого обвиняемого лица (его еще предстоит установить).

Основная идея инквизиционного процесса заключалась также в том, что лицо, ведущее производство по делу, обязано ex officio (по долгу службы) активно собирать одновременно и обвинительные, и оправдательные доказательства, действуя не в качестве стороны или нейтрального арбитра, а в целях установления материальной (объективной) истины, что затем позволяет тому же лицу оценить все собранные доказательства и самостоятельно разрешить дело по существу. Понятно, что в такой ситуации ни о каком разграничении функций обвинения, защиты и разрешения дела не могло быть и речи: инквизиционный процесс полностью отрицал разграничение процессуальных функций, наличие неких «сторон» и т.д. Согласно бытовавшей тогда юридической поговорке «всякий судья есть одновременно генеральный прокурор»140, на которого возлагались и функции защиты, по крайней мере в теоретической плоскости141. Иначе говоря, все основные уголовно-процессуальные функции – обвинения, защиты и разрешения дела – были сосредоточены в руках судьи-следователя. Чтобы ограничить его процессуальное всемогущество, законодатель a priori определял правила оценки доказательств, когда сила каждого доказательства была заранее установлена. Судье оставалось только «взвесить» их «за» и «против» – свободно оценивать доказательства он был не вправе. Такая система получила название теории формальных доказательств142.

Сам обвиняемый не рассматривался в качестве активной стороны, будучи не столько субъектом процесса, сколько в большей мере объектом исследования-расследования, под которым в ту историческую эпоху понимались не только допрос или обыск, но и нормативно регламентированные пытки. Процесс оставался полностью тайным, письменным и несостязательным с весьма размытыми границами между предварительным следствием и судебным разбирательством, по сути представлявшим собой не более чем очередной этап инквизиционного следствия.

В науке нет единства по вопросу о том, когда именно появился инквизиционный уголовный процесс и когда он окончательно вытеснил являвшийся в тот момент много более архаичным процесс обвинительно-состязательный. Но принято считать, что немалую роль в этом сыграло каноническое право Католической церкви, раньше светской власти осознавшей в рамках своей идеологии, что опасность некоторых деяний не охватывается исключительно физическим или имущественным ущербом, причиненным частному лицу. Ясно, что, например, борьба с считавшимися преступлением религиозными ересями не могла вестись методами судебного спора двух частных лиц (обвинителя и обвиняемого) – она требовала установления подобных деяний ex officio, их расследования и т.п. В этом смысле истоки инквизиционной модели уголовного процесса лежат в каноническом уголовном процессе, когда, начиная с XII в., профессиональные католические судьи при наличии сведений о совершении тяжких преступлений против церкви стали по собственной инициативе исследовать обстоятельства дела, допрашивать свидетелей в ходе специального дознания (per inquisitionem) и принимать решения по существу. Примерно в то же самое время начинается активная научная разработка новой модели так называемого «римско-канонического» процесса, представлявшего собой отход от архаичных обвинительно-состязательных форм в сторону «полностью профессионального процесса»143, идейно инспирированного крупнейшими церковными иерархами и сконструированного лучшими специалистами в области римского и канонического права144. Вместе с римско-каноническим процессом, ставшим прообразом процесса инквизиционного, процессуальная теория освобождается от наивного эмпиризма архаичных обвинительно-состязательных форм и впервые поднимается до уровня подлинно научного обобщения.

Вместе с католичеством, не знавшим до Реформации конкурентов в западноевропейском христианском мире, канонический инквизиционный процесс охватывает всю континентальную Европу и останавливается только у берегов Ла-Манша. Британский остров, куда католическая церковь фактически не проникла, остается защищен и от проникновения новых процессуальных инквизиционных веяний, сохраняя обвинительно-состязательную форму уголовного процесса. Именно в тот период возникает фундаментальный сравнительно-правовой европейский разлом в сфере уголовного процесса – Англия сохраняет обвинительно-состязательный процесс, а континентальная Европа заменяет его на процесс инквизиционный, пусть на первом этапе речь и шла только о канонических судах Католической церкви. Но начало положено: с тех пор инквизиционная модель процесса остается в западной уголовно-процессуальной науке синонимом континентального (романо-германского) уголовного процесса, охватывающего Францию, Италию, Германию, Испанию и другие страны.

Поэтому в настоящее время инквизиционная форма уголовного судопроизводства ни в одной стране не существует в чистом виде (как единое целое), так как многие ее положения несовместимы с современными общественными и правовыми ценностями145. Но как часто случается с ушедшими правовыми системами или институтами, они не отмирают полностью, а переходят в новое качество, сохраняясь в виде отдельных элементов в других, более поздних и более совершенных, правовых системах. Так произошло и с инквизиционной формой уголовного судопроизводства. Многие весьма разумные, но «инквизиционные» по происхождению идеи легко обнаруживаются в современном уголовном процессе вполне демократических государств (Германия, Франция, Бельгия, Швейцария и др.), где они более не отождествляются с пытками или «кострами инквизиции». Речь идет о тайне следствия, о допросе в ходе предварительного расследования, об очной ставке и о многом другом.

Розыскно́й проце́сс (также инквизицио́нный процесс, ( устар. сле́дственный процесс) — форма уголовного процесса, существенными чертами которой является: отсутствие прав у обвиняемого, возможности состязания с обвинителем; слияние защиты с обвинением и разрешением дела, сосредоточение этих функций в руках одних и тех же лиц. Процесс лишь формально распадается на розыск, следствие и суд. Cудья-следователь противопоставляется лицу, служащему предметом розыска.

Для розыскного процесса характерно отсутствие сторон, процессуальных прав у обвиняемого и потерпевшего (последний рассматривался только как жалобщик), производство по делу его было негласным, тайным и письменным: дело решалось на основе только письменных материалов предварительного следствия, часто даже в отсутствие обвиняемого.

Розыскному процессу была присуща система формальных доказательств, при которой ценность каждого вида доказательств была заранее определена законом. Наиболее совершенным доказательством считалось признание самого обвиняемого. Свидетельские показания расценивались с учётом социального положения свидетеля. С этой формой процесса также связывают применение к обвиняемому пыток для получения признания, иногда пытке подвергались и свидетели [1] .

Розыскной процесс являлся исторической формой уголовного процесса, характерной для периода Средневековья и начала Нового времени [2] . Господствующим порядком судопроизводства он стал в эпоху абсолютизма. Первоначально применялся в церковных судах по делам о ересях, а затем и в светских судах. В России возник в XV веке и просуществовал до судебной реформы 1864 года. Во Франции был ликвидирован с Великой французской революцией в 1789 году, в странах центральной Европы в 1848 году. На смену розыскному пришёл смешанный процесс.

Содержание

Форма

  • Право уголовного преследования принадлежит государству, которое обязано производить розыск, даже если потерпевший и не требует его; может осуществлять свои права лишь в тех пределах, которые будут ему предоставлены следователем; не связано процессуальными сроками; оканчивает свою деятельность, когда находит, что достиг материальной истины, достаточной для постановления приговора, или когда сделал всё, что мог для её достижения; основывается на оценке результатов следствия судом, который, при определении формальной силы доказательств, руководствуется установленными в законе правилами;
  • Судье-следователю принадлежат почти неограниченные права по собиранию необходимых для раскрытия истины сведений (доказательств);
  • Обвиняемый является объектом розыскной деятельности.

История

Возникновение инквизиционного процесса

Зачатки розыскного процесса впервые появились в каноническом праве.

Развитие пороков среди духовенства и нужды церковного управления вызвали создание преследования путём доноса (denuntiatio) или народного говора, молвы (infamatio); исследование проступка и применение к виновному мер религиозного взыскания возлагалось на духовное начальство. Уже с IV в. епископы обязаны были периодически объезжать паству и производить суд как по проступкам духовенства, так и по преступлениям светских лиц, в преследовании которых церковь считала себя особенно заинтересованной (например, отступление от веры, кровосмешение, кощунство и т. п.). Епископу предшествовали архидиакон, который созывал имоверных местных жителей (testes synodales), расспрашивал их о том, какие грехи и преступления были совершены в данной местности, производил по этим заявлениям расследование (inquisitio) и затем докладывал о результатах его епископу. Постановлениями латеранского собора (1215 г.) право уголовного преследования было вверено духовным властям как по отношению к подчиненному духовенству, так и по отношению к мирянам; донос был возведён в обязанность каждого гражданина, причём доносчик освобождался от обязанности поддерживать обвинение и от ответственности за неосновательность его. Инквизиционное производство начиналось при опорочении кого-либо путём доноса или народной молвы; судья сначала секретно проверял основательность доноса или молвы (inquisitio famae), затем вызывал заподозренного, сообщал ему предмет обвинения и начинал, таким образом, исследование самого преступления (inquisitio delicti); обвиняемый представлял свои объяснения, клятвенно обещав давать правдивые ответы; судья решал дело, приговаривая уличенного к наказаниям, смягченным сравнительно с теми, которые могли быть налагаемы при обвинительном процессе (accusatio). По делам о ересях, изъятым из юрисдикции епископов и переданным папами особым делегатам, уже в конце XIV в. обвиняемому перестали сообщать имена свидетелей, начали применять пытку и назначать, на основании розыска, обычные наказания, даже при отсутствии обвинителя.

Светский розыскной процесс

Отчасти путём непосредственного заимствования, отчасти через посредство итальянских практиков (глоссаторов), излагавших римское право с изменениями, введёными в него правом каноническим, инквизиционный процесс оказал влияние на светские законодательства, в которых обвинительный процесс мало-помалу был вытеснен розыскным. Королевская власть присвоила себе, по примеру папы, привилегию исследования преступлений без участия обвинителя, предписывая официальный розыск сначала по делам фискальным, а затем давая право такого розыска разным корпорациям — монастырям, городам и т. п. В процессе укоренились мало-помалу письменность и канцелярская тайна; участие сторон и народа было устранено; для отыскания материальной истины была выработана формальная система доказательств; во главе последних стало собственное признание, для достижения которого допускались самые суровые меры принуждения. Судье были указаны законом поводы к следствию (fundamenta inquisitionis).

Франция

Во Франции ещё в XIV столетии производство уголовных дел было вверено судьям и королевским прокурорам, а ордонансами 1498, 1539 и 1670 гг. был окончательно введён Р. процесс. Следственные судьи подчинялись прокурору, который мог своей властью предпринимать отдельные следственные действия. На суде прокурор давал заключения, не обязательные для суда. Суд имел право произнести обвинительный или оправдательный приговор или же оставить подсудимого в подозрении. Пересмотр приговоров допускался или в апелляционном порядке, по отзыву прокурора или потерпевшего и по жалобе подсудимого, или же в порядке ревизионном.

Германия

В Германии начала римского права впервые были согласованы с национальными в разработанных Шварценбергом уставах бамбергском (1507) и бранденбургском (1516); затем те же начала были положены в основание уголовного уложения императора Карла V (1532). Р. процесс господствовал в Германии до середины текущего столетия. Как и во Франции, в Германии различались три стадии процесса: generalis (Information) — дознание о событии преступления, summaria (Voruntersuchung) — сокращённый допрос обвиняемого, и specialis (Schlussverfahren) — допрос обвиняемого и свидетелей по пунктам; приговоры были также трёх родов, но апелляционный порядок пересмотра, как несогласный с официальным принципом исследования, был вытеснен порядком ревизионным.

Россия

В России Р. процесс появился ещё в княжеский период, сперва исключительно для дел о государственных преступлениях, а в начале царского периода — и для важнейших уголовных дел, причём в порядке «сыска» преследовались только обвиняемые, захваченные с поличным или облихованные на повальном обыске. Сыск начинался независимо от жалобы потерпевшего, по почину губных старост, собиравших доказательства и решавших дело или представлявших его на разрешение приказов; дело решалось негласно и письменно; применялась пытка; доказательствами признавались поличное, повальный обыск, свидетельские показания, оговор и признание. Постепенно порядок сыска распространялся и на остальные уголовные дела. С начала XVIII в. национальные формы процесса заменяются заимствованными из Западной Европы. Пётр Великий ввёл ревизионный порядок пересмотра приговоров и законные правила о силе доказательств и поручил фискалам наблюдение за ходом важнейших уголовных дел. При Екатерине II фискалы были заменены прокурорами и стряпчими; порядок розыска, с тайной и письменностью производства, был распространен на все уголовные дела; развилась промежуточная форма уголовных приговоров — оставление в подозрении. Уголовный процесс по Своду Законов (изд. 1832, 1842 и 1857 гг.) был построен по типу германского Р. процесса и распадался на три стадии: следствие, суд и исполнение. Следствие и исполнение были в руках полиции, которая по делам о маловажных проступках производила также и судебное разбирательство; только с 1860 г. были учреждены особые судебные следователи. Следствие распадалось на предварительное и формальное. Первое имело целью установление события преступления; оно начиналось при наличности указанных в законе поводов. Формальное следствие должно было выяснить, «над каким лицом или имуществом преступление учинено, в каком действии состояло, каким способом или орудием, когда, где, с намерением или без намерения произведено». При производстве формального следствия требовалось присутствие депутатов от того сословия, к которому принадлежал обвиняемый. Прокуроры и стряпчие обязаны были наблюдать за ходом следствий, и в особенности за тем, чтобы обвиняемые могли воспользоваться всеми предоставленными законом способами к защите. Формальное следствие состояло в собрании и записи всех доказательств. По окончании следствия оно немедленно отсылалось в суд, который рассматривал, правильно ли произведено следствие, опрашивал обвиняемого, не было ли ему чинимо пристрастных допросов, и в случае надобности подвергал его вновь допросу, стараясь склонить его к признанию. С доказательствами суд знакомился исключительно по письменному следственному производству, на основании которого в канцелярии суда составлялась выписка, для доклада суду. Суд мог распорядиться производством дополнительного следствия, но сам производить осмотры или допросы свидетелей не имел права. Решение суда основывалось на установленных в законе правилах о силе доказательств. Судебное производство во всех его стадиях было негласным; только приговор суда подлежал оглашению, чтобы возбуждать и поддерживать страх наказания. Приговоры судов первой инстанции пересматривались в ревизионном порядке. Пересмотр приговоров по жалобам подсудимых допускался только по делам меньшей важности, которые не подлежали ревизии; кроме того, с 1823 г. были допущены жалобы подсудимых из непривилегированных сословий в сенат на приговоры о телесном наказании и ссылке на поселение или в каторгу, но жалобы эти могли быть приносимы только после приведения приговора в исполнение; в случае неосновательности жалобы осужденный подвергался телесному наказанию, а если жалоба оказывалась основательной, сенат, восстановляя осужденного в его правах, вместе с тем определял ему вознаграждение за понесение наказания и налагал взыскания на лиц, постановивших несправедливый приговор. По статистическим сведениям, в России в эпоху господства Р. процесса судами произносилось приговоров обвинительных только 12,5%; большую часть остальных составляли приговоры об оставлении в подозрении.

Недостатки розыскного процесса

Р. процесс характеризуется смешением функций суда, обвинения и защиты; суд не только решает вопрос о виновности подсудимого, но и производит расследование по делу, причём собирает доказательства не только уличающие подсудимого, но и оправдывающие его; деятельность сторон совершенно устранена. Объясняется это тем, что в эпоху появления Р. процесса органы официального обвинения ещё не сложились. Вследствие недоверия правительства к судьям, они лишены были права определять виновность подсудимого по своему внутреннему убеждению и обязывались применять раз и навсегда установленные законом правила о силе доказательств.

Существеннейшие недостатки розыскного процесса заключаются в следующем:

  1. Он игнорировал права личности и для отыскания истины не останавливался перед самыми крутыми мерами; возлагая все производство на должностных лиц, он представлял собой безжизненный канцелярский механизм, приводившийся в движение велениями закона; деятельное участие частных лиц не допускалось, вследствие чего Р. процесс торжествовал в эпоху политического угнетения личности.
  2. Соединяя в одних руках обязанности судьи, обвинителя и защитника, Р. процесс приводил неизбежно к неправильному отправлению правосудия; должностное лицо, обличающее виновного и собирающее против него доказательства, не могло быть беспристрастным судьей по тому же делу, так как взгляды его уже определились предшествующей его деятельностью; лишённый возможности непосредственно проверить собранные по делу доказательства и связанный законными правилами о силе доказательств, судья стал органом механического, формального применения закона. Одновременно быть энергическим обвинителем и достаточно заинтересованным в деле защитником судья не может.

Ранее всего обратили на себя внимание злоупотребления Р. процесса против личности. Ещё с XVI в. начались попытки законодательства ограничить применение пытки; в конце XVII в. Томазий требовал общей реформы уголовного процесса, введения гласности и устности и полной отмены пытки. В XVIII в. это направление, благодаря трудам Беккарии, энциклопедистов, Монтескье и Мирабо, сделалось весьма популярным, но переход от Р. процесса к современному — следственно-состязательному — совершился только в эпоху великой французской революции, когда переработанный английский процесс был принят сначала во Франции, затем в Италии, Бельгии и Голландии. Из Франции это движение перешло в Германию, где сначала отразилось в литературе; особенно решительное влияние на пропаганду нового процесса оказали труды Фейербаха, Цахариэ, Кестлина и Миттермайера; в законодательные сферы движение перешло только в 1848 г. В России Р. процесс был отменен с введением в действие Судебных Уставов 1864 г.

Примечания

  1. ↑Инквизиционный процесс // Большая советская энциклопедия.
  2. ↑Инквизиционный процесс // Большой юридический словарь.

Источники

Розыскной процесс // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). Санкт-Петербург: 1890—1907.

Энциклопедия Кольера. — Открытое общество . 2000 .

Полезное

Смотреть что такое "ИНКВИЗИЦИЯ" в других словарях:

ИНКВИЗИЦИЯ — (лат. inqnisitio, этитол. см. предыд. сл.). Духовный суд, учрежденный папами для розыска и наказания еретиков, в VI в.; с XIII в. прославилась страшной жестокостью по части пыток и казней. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского… … Словарь иностранных слов русского языка

Инквизиция — в католической церкви в 13 19 вв. особые церковные суды по делам о еретиках. С 13 в. все функции по розыску, суду и наказанию еретиков были переданы специальным уполномоченным инквизиторам (из числа доминиканцев, а позднее и францисканцев). Сфера … Исторический словарь

инквизиция — и, ж. inquisition f., исп. inquisition, ит. inquisitione < , лат. inquisitio. устар. Расследование. Фискалы должны в том обсервовать, и противу тех <нарушителей> у Коммиссариату протестовать, и по протестации помянутых фискалов..… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

инквизиция — пытка, мука, терзание, издевательство, мучение Словарь русских синонимов. инквизиция см. мука Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 … Словарь синонимов

Инквизиция — Инквизиция ♦ Inquisition Первоначальное значение этого слова – поиск или расследование. Однако Инквизиция с прописной буквы означает весьма специфический вид расследования, ставящий перед собой не теоретические, а полицейские цели.… … Философский словарь Спонвиля

ИНКВИЗИЦИЯ — (от латинского inquisitio розыск), в католической церкви в 13 19 веках особые суды церковной юрисдикции, независимые от органов и учреждений светской власти. В основном вели борьбу с инакомыслием (ересями). Сложился так называемый инквизиционный… … Современная энциклопедия

ИНКВИЗИЦИЯ — (от лат. inquisitio розыск) в католической церкви в 13 19 вв. особые суды церковной юрисдикции, независимые от органов и учреждений светской власти. В основном вели борьбу с инакомыслием (ересями). Сложился т. н. инквизиционный процесс с особой… … Большой Энциклопедический словарь

Инквизиция — (лат. inqusitio – розыск) – в католической церкви в ХIII – ХIХ вв. судебно полицейское учреждение для борьбы с ересями. Судопроизводство велось тайно с применением пыток. В ХVI –ХVII вв. одно из основных орудий Контрреформации. Особенно… … Энциклопедия культурологии

Инквизиция — (от лат. inquisitio розыск) в католической церкви в 13 19 веков особые суды церковной юрисдикции, независимые от органов и учреждений светской власти. В основном вели борьбу с инакомыслием (ересями). Инквизиционный процесс отличался особой… … Политология. Словарь.

Инквизиция — (Inquisition), церковный суд, созданный ок. 1232 г. для борьбы с ересью в тот период, когда религ. сектантство стало угрожать не только католич. церкви, но и стабильности гос ва. И. возникла после издания Фридрихом II эдикта, к рый поручал гос.… … Всемирная история

Инквизиция — (от латинского inquisitio розыск), в католической церкви в 13 19 веках особые суды церковной юрисдикции, независимые от органов и учреждений светской власти. В основном вели борьбу с инакомыслием (ересями). Сложился так называемый инквизиционный… … Иллюстрированный энциклопедический словарь

В догосударственный период развития общества уголовное право и уголовный процесс как типовые (в современном понимании) отсутствовали. Разумеется, конфликты имели место. Если они происходили внутри рода, то применялась лапидация (побитие камнями, изгнание из рода). Если же конфликты возникали между родами, то они разрешались с помощью поединка или выкупа. Однако эти действия нельзя отнести к процессуальным хотя бы потому, что в первом случае нет процедурных правил установления совершения членом рода нарушения каких-то традиций, а во втором — применения принуждения.

Вопрос, какая форма уголовного процесса появилась первой в государственный период развития общества, остается открытым. Я полагаю целесообразным рассмотреть эти формы, начиная с розыскной.

Розыскной процесс как идеальный тип — порядок производства по уголовному преследованию, когда:

  1. административный метод правового регулирования применяется к производству по уголовным делам (метод власти и подчинения);
  2. функции преследования, защиты и разрешения дела (судебная, юстиции) находятся в рамках деятельности одного органа;
  3. источником движения процесса является обезличенная воля государства, веление закона;
  4. подследственный является объектом исследования, объектом управления;
  5. подследственный обладает определенным кругом прав, но их реализация зависит от усмотрения органа розыска;
  6. самостоятельные стороны отсутствуют, в связи с чем процесс не нуждается ни в равноправии сторон, ни в состязательности;
  7. доказывание находится в зачаточном состоянии или действует система формальных доказательств, где признание подследственного играет определяющую роль;
  8. к подследственному для получения признания применяются пытки.

В качестве исторической формы розыскной процесс прошел три этапа развития.

На первом этапе развития розыскной процесс представлял собой уголовную (или административную) расправу.

На этом этапе орган розыска выполняет не только процессуальные функции, но и функции органа управления. Расправа применяется там и тогда, где и когда доказывание излишне либо потребность в нем невелика. Поэтому на этом этапе система формальных доказательств отсутствует.

Специалисты на этом этапе различают следующие виды розыскной формы уголовного процесса:
а) общинное дознание — судопроизводство по делам в небольших, относительно замкнутых обществах (общинах, полисах-государствах) с традиционной организацией, которые возникли непосредственно из родоплеменного строя.

В качестве суда в общинном дознании выступает обычно собрание всех или некоторых членов общины. Поводом к преследованию является донос, молва или усмотрение судей. В спорных ситуациях допускается опрос подследственного, дача показаний под присягой, ордалии (поединки или испытания). Судопроизводство сводится к решению вопроса о назначении наказания. Судопроизводство отличается крайней формальностью.

Ярким примером данного вида процесса является деятельность в Древней Греции «Коллегии одиннадцати», которая выполняла как полицейские, так и судебные функции. В ее компетенцию входили:

  1. надзор за рабами, находящимися в государственной и частной собственности;
  2. производство арестов и надзор за тюрьмой;
  3. осуществление судопроизводства по очевидным преступлениям;
  4. исполнение через своих служителей-рабов смертной казни.

«Коллегии одиннадцати» было предоставлено право по своему усмотрению на применение пыток и наложение клейма;
б) вотчинный суд — судопроизводство землевладельца, обладающего юрисдикцией над лично зависимым несвободным или полусвободным населением.

Производство начиналось по доносу или усмотрению судьи. Обвинитель как таковой отсутствовал. У участников процесса были не только обязанности, но и некоторые права. В качестве регулятора отношений выступал обычай, нарушение которого как крепостным, так и феодалом являлось преступлением;

в) уголовно-административная расправа — судопроизводство, предполагающее практически неограниченное усмотрение правоприменителя.
Оно осуществляется гражданской или военной администрацией либо специальным полицейским органом. Доказывание ограничивается допросом свидетелей и подследственного;

г) военно-полевой суд — чрезвычайное судопроизводство в армии, находящейся в походно-боевых условиях.

Оно осуществляется судьями из числа офицеров в отсутствие прокурора и защитника. В качестве доказательств используются фактические презумпции (задержание лица в тылу врага, отсутствие у военнослужащего оружия, документов и т, п.) и показания подследственного. Чаще всего назначается наказание в виде смертной казни, которое приводится в исполнение немедленно.

К уголовной расправе непосредственно примыкает ассиза (собрание, заседание).

Ассиза — судопроизводство с участием не только общинного элемента, но и представителей центральной власти. Процедура заключалась в том, что представители общины под присягой сообщали судьям из центра обо всех преступлениях на территории общины. Вопрос о виновности обычно решался путем применения ордалии, но не поединка.

На втором этапе развития розыскное производство выделяется в самостоятельную отрасль государственного управления. Для этого этапа характерен инквизиционный процесс, историческая миссия которого заключалась в укреплении централизованного государства.

Инквизиционный процесс — судопроизводство, для которого характерны:
а) отделение суда от верховной (центральной) власти при одновременном выполнении функций преследования и юстиции;
б) достаточно подробная законодательная урегулированность процедур;
в) наличие в некоторых случаях в составе суда народного элемента и возможность участия в судебном заседании частного истца, подследственного;
г) господство системы формальных доказательств, среди которых признание подследственного — «царица доказательств»;
д) широкое применение пыток в качестве средства получения доказательств;
е) выполнение судьей функции единой публичной политики;
ж) тайна и письменность судопроизводства.

В России на этом этапе также происходила централизация власти. Так, Судебник Ивана III (1497 год) распространил юрисдикцию великого князя на всю территорию Московского государства и ограничил правовую самостоятельность отдельных земель и уделов. Вместе с тем он ввел в состав суда старост из «лучших людей от местного населения».

По Судебнику Ивана Грозного (1550 год) дело начиналось по инициативе государственного органа или должностных лиц (дьяков, избных старост и т. п.). Розыскной процесс начинался с издания «зазывной грамоты» или «погонной грамоты», в которых предписывалось задерживать и доставлять в суд подследственных. В судопроизводстве особую роль начинают играть такие доказательства, как поимка с поличным и собственное признание, для получения которого широко применялась пытка. Кроме того, использовался «повальный обыск», то есть массированный опрос населения с целью выявления очевидцев преступления и проведения процедуры «облихования».

Соборное уложение (1649 год), изменив несколько судебную систему, ввело в производство систему формальных доказательств. Различного рода письменные и особенно крепостные акты приобретают силу «бесспорных доказательств», а показания некоторых свидетелей сословного достоинства — неоспоримых доказательств.

Третий этап развития розыскной формы приходится на период «просвещенного абсолютизма». Для этого периода характерно существование следственного процесса.

Следственный процесс — судопроизводство с ярко выраженными бюрократическими началами.
Для этого процесса характерны:

  1. наличие официального расследования, осуществляемого следственным судьей;
  2. детальная регламентация правил производства;
  3. упразднение или значительное уменьшение пыток;
  4. расцвет формальной теории доказательств (доказывания);
  5. наделение подсудимого некоторыми правами.

В период царствования Петра I в 1711 году был образован Правительственный Сенат, который исполнял административные, судебные и надзорные функции. В 1719 году была создана Юстиц-коллегия, объединившая в себе судебные функции и функции судейского самоуправления. В губерниях образуются надворные суды. Низшим звеном судебной системы становится суд в составе воеводы и двух асессоров. Наряду с судами общей юрисдикции правосудие вершили военные и церковные суды.

В 1722 году вводятся должности Генерал-прокурора при Сенате и обер-прокуроров.

Во время правления Петра I были созданы специальные полицейско-судебные органы: Тайная розыскных дел канцелярия, Преображенский приказ (политическая полиция), майорские комиссии и т. д.

Уголовный процесс царской России оставался розыскным вплоть до реформы 1864 года. Послепетровские законодательные акты не изменили его розыскной формы, несмотря на то что ликвидировали пытки и улучшили положение обвиняемых.

Розыскной процесс не исчез с исторической арены и существует в современных формах уголовного судопроизводства в том или ином виде (Германия, Нидерланды, Шотландия). Розыскную форму современного уголовного процесса обозначают термином «судебный приказ».

Судебный приказ — одна из форм розыскного современного судопроизводства по делам о преступлениях, не представляющих большой общественной опасности (по делам об уголовных проступках). Судебный приказ — одна из форм ускоренного и упрощенного уголовного процесса. Сущность этого производства заключается в том, что судья вне судебного разбирательства и без вызова сторон и свидетелей на основе представленных материалов выносит решение, которое является обязательным к исполнению только с согласия обвиняемого. При отсутствии согласия обвиняемого применяются процедуры обычного судопроизводства.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: