Имел ли отец моргунова процессуальное право на предъявление такого иска

Обновлено: 27.03.2023

Отец 16-летнего Николая Моргунова, работающего токарем на заводе, обратился в суд с иском к заводу о взыскании премии, которой его сын был необоснованно лишен.

Кто является истцом по этому делу?

Ответы на вопрос:

Отец - законный представитель несовершеннолетнего. Истец - Моргунов Николай.

Похожие вопросы

Отец 16-летнего Николая Моргунова, работающего токарем на заводе, обратился в суд с иском к заводу о взыскании премии, которой его сын был необоснованно лишен.

Кто является истцом по этому делу?

Каково процессуальное положение отца Николая?

Отец 16-летнего Николая, работающего токарем на заводе, обратился в суд с иском к заводу о взыскании премии, которой его сын неосновательно был лишен. Кто является истцом по этому делу? Каково процессуальное положение отца Николая?

Отец 16 летнего Николая, работающего дизайнером на мебельной фабрике обратился в суд с иском к фабрике о взыскание премии, которой его сын был неосновательно лишен.

Кто является истцом по этому делу?

Каково процессуальное положение отца?

Рабочий завода Семаков продал принадлежащую заводу электропилу своему знакомому Коновалову. По иску завода в суде было возбуждено гражданское дело.

Кто и какое процессуальное положение должен занять по данному делу?

Рабочий завода Семаков продал принадлежащую заводу электропилу своему знакомому Коновалову. По иску завода в суде было возбуждено гражданское дело.

Кто и какое процессуальное положение должен занять по данному делу?

Николай Незаменимый, который работал слесарем на заводе, подал заявление об увольнении за собственным желанием. Через две недели директор завода сообщил Николаю что не может его уволить, потому что не пригласил на роботу другого слесаря, и поэтому Николай должен еще поработать на заводе. Должен ли НИколай работать на заводе до тех пор пока ему не найдут замену? Ответ обоснуйте.

Возможно ли односременно применить дисциплинарное взыскание (выговор) и лишить работника премии? На предприятии существует Положение о премировании, в котором указано, что в случае наложения на работника дисциплинарного взыскания согл. Ст.192 ТК премия за месяц, в которм было наложено взыскание не начисляется. Правомерно ли это?

Права ребенка банкрота и поворот исполнения: топ весенних позиций КС

С марта по май 2022 года Конституционный суд принял 14 постановлений. В одном деле он защитил клиентку банка, которая внесла деньги на специальный счет в уплату по кредиту, а потом в банке объявили мораторий на погашение требований кредиторов. По этой причине суды сочли обязательства неисполненными. Но КС указал: нельзя смешивать должников и кредиторов, и деньги заемщика должны были прийти по адресу. В другом деле он защитил детей банкротов, которым должны оставлять прожиточный минимум, а не половину.

В октябре 2016 года Инна Рерина* взяла кредит 590 370 руб. на 60 месяцев в «Татфондбанке». 3 декабря 2016 года она внесла на специальный счет 500 000 руб. для его частичной оплаты, а 15 декабря ЦБ ввел трехмесячный мораторий на погашение требований кредиторов. В апреле 2017 банк признали банкротом. В мае этого же года «Татфондбанк» подтвердил получение средств, но заключил, что кредит не погашен, так как тогда действовал мораторий. Затем банк предъявил к Рериной требование об оплате 93 874,83 руб. Она обратилась в суд, чтобы подтвердить выплату. Банк, в свою очередь, направил встречный иск о взыскании задолженности.

Первая инстанция признала обязательства Рериной исполненными частично, на 494 897,55 руб. По встречному иску банка суд взыскал с нее долг по договору и обратил взыскание на заложенное транспортное средство. Апелляция изменила это решение и взыскала с Рериной до 687 861 руб. поскольку на ближайшую дату платежа по кредиту, 20 декабря 2016 года, действовал мораторий, а в период моратория нельзя прекращать обязательства путем предоставления встречных однородных требований. Эту позицию поддержала и кассация. Тогда Рерина обратилась в КС.

Конституционный суд разграничил две категории лиц:

  • должников по потребительскому кредиту;
  • кредиторов банка, а именно вкладчиков по договорам вклада или счета.

КС отметил, что заемщик, который кладет деньги на специальный счет для погашения кредита, продолжает оставаться должником. Этот счет не превращает его в кредитора. Банк вправе принять от него средства несмотря на мораторий, который действует в отношении кредиторов, а не должников.

С июля 2015 Иван Евсеев* работал юрисконсультом в ООО «Стройсервис». 31 августа 2016 года он был уволен и взыскал с работодателя долг по зарплате в общей сумме 880 057 руб. Следом компания обанкротилась. Затем трудовой договор с Евсеевым и начисление ему зарплаты признали недействительными по иску конкурсного управляющего «Стройсервиса» Валентины Кирилюк, а мировой судья отменил судебные приказы по новым обстоятельствам (решение суда о признании сделки недействительной). ООО просило мирового судью повернуть исполнение судебных приказов и вернуть выплаченные Евсееву деньги. Но тот отказал компании. Согласно абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК поворот исполнения решения суда по трудовым спорам возможен, если решение отменили в кассационном или надзорном порядке и при этом работник предоставил ложные сведения или подложные документы. Судья отметил, что здесь такого не было, а трудовые обязанности Евсеев все равно выполнял.

Апелляционный суд, который поддержала и кассационная инстанция, отменил определения мирового судьи и удовлетворил требование о повороте исполнения. С Евсеева взыскали деньги. Суд отметил, что приказы отменили при пересмотре дела по новым обстоятельствам — признании недействительным трудового договора. Это не позволяет ограничить поворот исполнения судебных решений, что возможно только для кассационного и надзорного производств, согласно абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК.

КС признал эту норму неконституционной. Судьи отметили, что по буквальному смыслу этого правила его не применяют к отмене акта по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. Это дает возможность обратного взыскания денег, которые сторона трудовых отношений получила на основании судебного постановления. Суды не учитывают доказательства, которые подтверждают добросовестность истца, и обстоятельства, повлекшие отмену вступившего в законную силу судебного постановления.

КС постановил, что до внесения изменений в ГПК суды должны применять норму и к случаям пересмотра судебных постановлений по делам о взыскании денег по трудовым спорам по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, если отношения работника и работодателя не опровергли в суде, а отмененное решение не основано на ложных сведениях или подложных документах.

По мнению Ивана Стасюка, советника ЮК РКТ РКТ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 4 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 6 место По выручке 16 место По количеству юристов Профайл компании × , КС сосредоточился исключительно на процессуальной стороне вопроса и пришел к выводу, что ограничения на поворот исполнения решения суда распространяются не только на случай отмены решения в кассационном или надзорном порядке, но и на ситуацию пересмотра решения по новым обстоятельствам. Между тем, эксперт отметил, что в постановлении нет сведений об основаниях признания трудового договора недействительным, а они, по его мнению, весьма примечательны. Эта информация есть в постановлении Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 августа 2018 года по делу № А05-15115/2015 и Постановлении АС Северо-Западного округа от 13 декабря 2018 по делу № А05-15115/2015. Из актов следует, что в период работы заявителя в ООО оно уже не вело деятельности, а только расширяло штат. Кроме того, в судах Елисеев представлял не должника, а его процессуальных оппонентов – истцов по иску к должнику. Эксперт отмечает, что расширение штата накануне банкротства дает основания предположить цель немного уменьшить будущую конкурсную массу и избавить управляющего от забот по ее распределению.


Представление интересов контрагентов должника тоже наводит на интересные мысли. Такое поведение для юриста, который вдруг начинает играть на стороне «противника» и при этом продолжает работать в компании, с которой помогает взыскать деньги – едва ли обычное дело.

Поэтому, по мнению юриста, скорее всего не было оснований для взыскания денег с ООО. Истец действовал недобросовестно и на него не должны были бы распространяться гарантии ст. 445 ГПК (о повороте исполнения). Они нужны работнику как слабой стороне, которая может не разобраться в тонкостях начисления зарплаты, и не должна страдать из-за того, что судьи также ошиблись в этом. Здесь же взыскатель не похож на слабую сторону. «Постановление КС, пожалуй, формально верно. Но едва ли справедливо.» – считает Стасюк.


Альбину Хлопкову* признали банкротом и исключили из конкурсной массы ежемесячный прожиточный минимум на нее саму и только половину прожиточного минимума на ее несовершеннолетнего ребенка. Из выводов судов следовало, что вторую половину должен платить отец. Если же мать хочет сохранить всю сумму, то ей необходимо доказать, что тот уклоняется от содержания ребенка или что они как-то иначе урегулировали эти вопросы.

КС встал на сторону женщины и отметил: пусть банкрот не доказал, что второй родитель уклонялся от содержания сына или дочери, здесь это не имеет юридического значения и не мешает исключить прожиточный минимум на ребенка из конкурсной массы.

С конца 2018 года в российских судах сложилась практика, когда из конкурсной массы исключали половину прожиточного минимума на содержание несовершеннолетнего, у которого два родителя, отмечает Анна Ившина, старший юрист РКТ РКТ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 4 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 6 место По выручке 16 место По количеству юристов Профайл компании × . Фактически выработалась презумпция, что если один из родителей не обращался в суд с требованием об уплате алиментов, то второй предоставлял содержание. Хотя не все родители участвуют финансово в жизни ребенка.


Сложно доказать, что второй родитель не тратит деньги на ребенка, но снижение прожиточного минимума в два раза может привести к нарушению интересов детей. Такой риск необходимо сводить к нулю.

Эксперт обращает внимание на вывод КС, что такое толкование позволяет обеспечить иждивенцам нормальные условия существования и гарантии социально-экономических прав. При этом позиция не обесценивает обязанность обоих родителей участвовать в содержании детей. По мнению Ившиной, постановление станет отправной точкой для разворота судебной практики. При этом законодателю не надо будет вносить изменения, так как суд разъяснил этот вопрос, признав ошибочным ранее сложившееся в судебной практике толкование.

В течение 2020-2022 годов Мургина обжаловала отказы в судах. В июле 2020 года и в январе 2021 года Центральный районный суд Калининграда отказывался рассматривать ее требования. Он указал, что предварительное расследование уже завершено, и дело рассматривает первая инстанция. Там Мургина тоже заявила аналогичное ходатайство и в июне 2021 года ей снова отказали. Она обжаловала и этот вывод, но суд в июле этого же года отметил, что это недопустимо отдельно от итогового решения. Затем, в декабре 2021-го, в ее отношении вынесли обвинительный приговор. Тогда Мургина обратилась с жалобой в КС.

Кирилл Махов, адвокат, партнер Адвокатское бюро ZKS Адвокатское бюро ZKS Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 16 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 41 место По выручке Профайл компании × , отмечает неоднозначность судебной практики: встречаются как отказы в рассмотрении жалоб без итогового судебного решения, так и случаи рассмотрения, хоть их гораздо меньше.


Поскольку судебная защита здесь безусловно должна быть своевременной, законодательное закрепление такого механизма должно положительно повлиять на судебную практику и позволить обжаловать подобные отказы, не дожидаясь окончания судебного процесса.


Адвоката Ивана Фролова трижды не пустили на территорию Главного управления МВД по Саратовской области с мобильным телефоном, с помощью которого можно делать фото и видео и пользоваться Интернетом. Такой запрет обосновали положением локальной инструкции, запрещающим проносить в административные здания телефоны с возможностью записывать звук и изображение в целях обеспечения режима секретности, безопасности и антитеррористической защищенности отделов полиции. Про такой режим говорится в п. 25 ч. 1 ст. 13 ФЗ «О полиции».

Фролов обжаловал запрет на проход с телефоном в здания ГУ МВД, но первая инстанция ему отказала со ссылкой на инструкцию. Апелляция отменила это решение, так как его вынесли в соответствии не с федеральным законодательством, а со служебной инструкцией, к которой не у всех есть доступ. Кассация не согласилась с таким выводом и оставила в силе решение первой инстанции.

КС разобрался в ситуации и отметил, что в ФЗ «О полиции», как и в иных законах, нет норм, которые запрещали бы защитникам проходить в административные здания с телефонами. Суд пришел к выводу, что п. 25 ч. 1 ст. 13 ФЗ «О полиции» - не повод запрещать должностным лицам пропускать адвокатов в помещения ОВД. При этом норма не препятствует сотрудникам органов определять возможность использования технических устройств во время предварительного расследования. КС признал правило соответствующим Конституции, но при учете разъяснений в постановлении.


Практика показывает, что сотрудники правоохранительных органов порой искусственно затрудняют адвокатам доступ к доверителям

Алексей Касаткин, адвокат и старший партнер Criminal Defense Firm Criminal Defense Firm Федеральный рейтинг. группа Уголовное право ×

КС в постановлении обращает внимание, что у адвокатов есть право на фиксацию различных материалов дела или хода процессуального или следственного действия с помощью телефона. По мнению эксперта, такое разъяснение КС должно усилить позиции защитников при оказании юридической помощи доверителям.

30 правил арбитражного процесса от Пленума Верховного суда

Верховный суд полностью обновил разъяснения по рассмотрению дел в первой инстанции по правилам Арбитражного процессуального кодекса — впервые за 25 лет. Пленум напомнил о добросовестности и процессуальной экономии, рассказал об общих правилах подсудности споров, уточнил требование о высшем образовании для представителей по экономическим спорам и рассказал, как правильно дополнять иски и истребовать доказательства у процессуальных оппонентов.

Арбитражные суды рассматривают экономические споры и и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. Чтобы суды избежали ошибок, Пленум объясняет: под «иной экономической деятельностью» надо понимать деятельность, связанную с созданием юридического лица, управлением или участием в нем, а также с «поддержанием на надлежащем уровне функционирования юридического лица, необходимого для достижения его уставных целей».

Если арбитражный суд понимает, что заявленный иск не относится к этим категориям, он должен возвратить его заявителю.

Некоторые дела рассматриваются в арбитражном суде вне зависимости от того, кто является истцом или ответчиком по ним. Например, это споры о ценных бумагах и о защите деловой репутации, корпоративные споры и банкротные дела (ч. 6 ст. 27 АПК).

Гражданина можно привлечь к участию в деле в качестве третьего лица — это не мешает рассмотрению спора.

Если суд возвратил иск из-за неподсудности дела судам общей юрисдикции, заявитель может обратиться в арбитражный суд и приложить к иску акт первого суда. В таком случае арбитражный суд обязан принять и рассмотреть такое требование по существу. При этом он должен зачесть госпошлину, заплаченную заявителем при обращении в суд общей юрисдикции.

При рассмотрении дел арбитражные суды должны учитывать основные принципы осуществления правосудия в России, напоминает ВС. К таким принципам, в числе прочих, относится добросовестность сторон.

Если суд понимает, что одна из сторон ведет себя недобросовестно, он не должен дожидаться, пока на это обратит внимание другая сторона. Злоупотребление правом может быть признано и по инициативе суда.

Процедура рассмотрения дела должна отвечать требованиям процессуальной эффективности и экономии. «Снижение уровня процессуальных гарантий в целях процессуальной экономии не допускается», — подчеркивает Пленум.

ВС напомнил, что иск можно подать по месту нахождения любого из соответчиков. Арбитражный суд не вправе вернуть иск лишь на том основании, что его можно было заявить по месту нахождения другого соответчика. При этом обязательно нужно заявить какое-либо требование к соответчику, по которому выбирается подсудность, иначе иск вернут.

Иск можно подать и по месту исполнения договора, о котором стороны договорились в соглашении. «Если в договоре прямо не указано место его исполнения или отсутствует адрес исполнения, подсудность дела определяется по общим правилам», — подчеркивает Пленум.

Еще стороны могут указать в договоре, в каком суде будет разрешаться их возможный спор. Соглашение об изменении подсудности не зависит от других условий договора. Поэтому в случае признания договора недействительным эта оговорка продолжит действовать, если, конечно, весь договор не был сфальсифицирован.

А если при заключении соглашения об изменении территориальной подсудности допущено злоупотребление правом, суд по ходатайству ответчика может передать дело на рассмотрение арбитражным судом другого региона.

Иски о правах на недвижимое имущество предъявляются в арбитражный суд по месту нахождения этого имущества (исключительная подсудность).

При этом корпоративные споры, связанные с оборотом недвижимости, должны рассматриваться в регионе регистрации компании. Правила исключительной подсудности также не применяются при оспаривании решений или действий Росреестра, регистрирующего права на недвижимость.

При принятии иска арбитражный суд должен оценивать только соответствие заявления требованиям к его форме и содержанию. Оценивать обоснованность исковых требований на этой стадии нельзя.

Суд может оставить иск без движения, если заявление не позволяет определить характер правоотношений сторон и обстоятельства их возникновения, а также если оно не содержит требования истца к ответчику со ссылкой на законы и другие акты.

Заявитель может произвести расчет взыскиваемой суммы прямо в иске либо оформить его в виде отдельного документа, который в таком случае нужно приложить к заявлению.

Истец может объединить в заявлении несколько требований, связанных между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам. То есть если в предмет доказывания по каждому требованию входят одни и те же обстоятельства.

В случае нарушения правил объединения нескольких требований в одном иске суд может выделить одно из требований в отдельное производство, а не возвращать весь иск целиком, подчеркивает Пленум.

Если арбитражный суд оставил иск без движения, он предложит заявителю представить дополнительные документы или информацию. Суд должен указать срок, на который он обездвиживает иск, с учетом времени, необходимого для устранения недостатков заявления. Здесь надо принять во внимание и время, которое уйдет на на отправку и доставку почтовой корреспонденции исходя из территориальной удаленности лиц, участвующих в деле.

Согласно правилам АПК, представители в арбитражных судах должны иметь высшее юридическое образование. Но диплом нужен не всем. Например, адвокатам достаточно предоставить арбитражному суду только удостоверение (или его копию) и доверенность.

Диплом также не потребуется помощнику юриста или адвоката.

Если у лица, участвующего в деле, есть представитель с юридическим образованием, то «наряду с ним к участию в арбитражном процессе в качестве представителей допускаются лица, не имеющие высшего юридического образования либо ученой степени по юридической специальности», — объясняет ВС. Такие представители пользуются теми же правами.

Кроме того, требование о высшем образовании не распространяется на патентных поверенных и прокуроров.

Арбитражные управляющие и представители по делам о банкротстве тоже не должны подтверждать свою квалификацию в суде.

Если юрист подает иск от имени организации, он должен приложить к заявлению копию документа о высшем образовании. Такая копия должна быть заверена либо нотариусом, либо работодателем истца, либо организацией-заявителем иска.

Поскольку информация о статусе адвоката содержится в реестре адвокатов, копия удостоверения адвоката заверения не требует.

Если иск подписан представителем, который не подтвердил свое образование копией диплома или удостоверения, суд оставит заявление без движения. У юриста будет возможность представить недостающий документ.

Для подачи в суд заявлений и ходатайств, для ознакомления с материалами дела и для получения исполнительного листа высшее образование не требуется, нужна только доверенность. Можно поручить такую работу курьеру или помощнику.

ВС напоминает: арбитражный суд не связан правовой квалификацией правоотношений, предложенной участниками спора. Например, суд может самостоятельно изменить заявленное требование об убытках на требование о взыскании неосновательного обогащения.

Суд может принять к производству дополнительно предъявленные требования. Например, о применении последствий недействительности сделки в споре о признании этой сделки недействительной. Отдельный иск для таких требований подавать не нужно.

Если ответчик против дополнительных требований, суд может объявить перерыв в заседании, чтобы у стороны была возможность подготовить обоснованные возражения.

Истец может изменить основание или предмет иска, а также увеличить или уменьшить размер требований. Делать это нужно в суде первой инстанции или в апелляционной, которая рассматривает дело по правилам первой. Если вышестоящие суды вернули дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, изменение требований также возможно.

У ответчика есть право признать иск, но судья может его и не принять. Например, если он подозревает, что участники спора намерены совершить незаконную финансовую операцию при отсутствии спора о праве между ними.

Арбитражный суд может принять встречное исковое требование, если оно направлено к зачету первоначального. Непосредственная связь между встречным и первоначальным исками может отсутствовать. Например, в рамках одного дела могут быть рассмотрены носящие встречный характер требования об оплате по нескольким различным договорам, если имеются основания зачета требований из этих договоров.

Суд должен принять встречный иск и в случае, если его удовлетворение полностью или в части исключает удовлетворение первоначального иска. «Например, в случае предъявления требования о взыскании долга по договору может быть заявлено о признании этого договора недействительным», — объясняет Пленум.

Встречный иск также возможен в случаях, когда между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению дела.

Например, в рамках одного дела суд может рассмотреть требование собственника о возврате переданной в аренду вещи и требование арендатора о возмещении стоимости произведенных им неотделимых улучшений.

Встречный иск можно подать без соблюдения требований о досудебном порядке урегулирования спора. Если первоначальному истцу потребуется время для подготовки возражений на встречный иск, суд отложит заседание или объявит перерыв.

Пленум рекомендует не затягивать с подачей встречного иска. Но если она «со всей очевидностью» направлена на затягивание процесса, встречный иск вернут. При этом у ответчика останется право на подачу отдельного иска.

Указание в иске на третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, еще не означает, что их обязательно нужно привлечь к рассмотрению дела. Суд сперва должен выяснить, каким образом судебный акт, который может быть принят по данному делу, повлияет на права или обязанности такого лица по отношению к одной из сторон спора.

Доказательства, которые не были приложены к исковому заявлению и отзыву, нужно предъявить другим участникам спора до судебного заседания. Если этого не сделать, суд все равно должен будет их рассмотреть, но в таком случае на истца могут возложить бремя оплаты судебных издержек — вне зависимости от результата рассмотрения дела.

Арбитражный суд может истребовать необходимые для разрешения спора доказательства у любого лица, в том числе и у процессуального оппонента. Поводом для этого может стать ходатайство одной из сторон, но заявитель должен объяснить, для чего нужны эти доказательства и почему он не может получить их самостоятельно.

К уважительным причинам Пленум относит не зависящие от лица обстоятельства. Например, введение режима повышенной готовности в регионе.

Внутренние организационные проблемы лица, у которого истребуются доказательства, уважительными причинами не признают. Например, смену руководителя, отсутствие в штате юриста или необходимость согласования отправки доказательств с начальством или вышестоящим органом.

Если лицо, у которого истребовали доказательства, проигнорировало запрос суда, его могут оштрафовать по правилам ч. 9 ст. 66 АПК. Их все равно придется предоставить даже после штрафа.

Пленум напоминает, что судья, ведущий процесс, должен обеспечивать порядок в заседании. Для этого он может удалять из зала заседаний как стороны и их представителей, так и слушателей. В последнем случае судья может не выяснять личность таких граждан, например если они массово нарушают порядок.

ВС подчеркивает, что участники процесса должны заявлять все ходатайства в письменном виде. В случае если заявленное устно ходатайство, исходя из его предмета, требует письменного изложения, суд вправе отложить разбирательство или объявить перерыв, чтобы дать возможность подготовить его в письменном виде.

Суд вправе не рассматривать ходатайство, заявленное повторно тем же лицом и по тем же основаниям, напоминает Пленум.

Неоднократное немотивированное заявление одного и того же ходатайства при рассмотрении дела может стать основанием для удаления из зала суда или судебного штрафа.

Как показало обобщение судебной практики, судьями в основном правильно разрешается вопрос о возможности принятия искового заявления к своему производству по делам по спорам, связанным с воспитанием детей. Отказ в принятии искового заявления. Имели место случаи, когда судьи необоснованно отказывали в принятии искового заявления, ошибочно полагая, что у истца отсутствует субъективное право на обращение за судебной защитой.

Предъявление искового заявления по спорам, связанным с воспитанием детей

Например, определением Благовещенского городского суда Амурской области было отказано в принятии искового заявления матери ребенка об определении порядка общения ребенка со своим отцом, проживающим отдельно от ребенка, на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

подача искового заявления при распаде семьи

Определением судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда данное определение было отменено, вопрос передан на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Как правильно указал суд кассационной инстанции, вывод суда первой инстанции об отсутствии у матери ребенка, проживающей совместно с ребенком, полномочий на предъявление в суд требования об определении порядка общения ребенка с отцом, проживающим отдельно от ребенка, является неправильным, поскольку в соответствии с положениями п. 2 ст.66 СК РФ вопрос о порядке осуществления родительских прав отдельно проживающим от ребенка родителем может быть разрешен судом по требованию любого родителя, а не только по требованию отдельно проживающего родителя.

При решении вопроса о принятии заявления прокурора, предъявленного в защиту прав и интересов несовершеннолетнего, в ряде случаев судьи ошибочно полагали, что прокурор не имеет права на обращение с таким заявлением в суд, если ребенку назначен опекун или попечитель, либо если дети помещены под надзор в образовательные, медицинские организации, организации, оказывающие социальные услуги, и иные организации, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Например, определением судьи Талицкого районного суда Свердловской области было отказано в принятии заявления прокурора в интересах двух несовершеннолетних сестер об ограничении родительских прав их отца Б. по тем основаниям, что дети с 2000 года по заявлению отца находятся на полном государственном обеспечении в МОУ Талицкая школа-интернат основного общего образования и, следовательно, обязанность по охране их прав возложена на указанное образовательное учреждение. При этом судом не принято во внимание, что п. 3 ст.73 СК РФ право прокурора на обращение в суд с требованием об ограничении родительских прав не связывается с наличием такого права у других лиц и, кроме того, такое право предоставлено прокурору ст. 45 ГПК РФ.

Аналогичная ошибка была допущена судьей Локтевского районного суда Алтайского края, необоснованно отказавшего в принятии заявления прокурора Косихинского района в интересах несовершеннолетнего о лишении его отца М. родительских прав со ссылкой на то, что несовершеннолетний имеет опекуна, который в соответствии с законом и должен защищать права несовершеннолетнего, а каких-либо причин, по которым он не в состоянии это сделать, прокурор не указал.

Отменяя это определение судьи, судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда правильно указала, что согласно п. 1 ст.70 СК РФ дела о лишении родительских прав рассматриваются по заявлению одного из родителей или лиц, их заменяющих, по заявлению прокурора, а также по заявлениям органов или организаций, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (органов опеки и попечительства, комиссий по делам несовершеннолетних, организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и других).

В связи с этим прокурор в силу прямого указания закона вправе обращаться в суд с иском о лишении родительских прав, при этом наличие аналогичных прав у иных лиц, перечисленных в п. 3 ст.70 СК РФ, препятствием для обращения в суд прокурора с указанными требованиями не является.

Ряд судей, установив, что иск предъявлен лицом, которое не относится к кругу лиц, имеющих право на обращение с данным иском в суд (например, иск о лишении родительских прав предъявлен родственником ребенка, не являющимся его опекуном или попечителем, иск о восстановлении в родительских правах предъявлен не самим родителем, а иным лицом), необоснованно возвращали исковые заявления со ссылкой на п. 4 ч. 1 ст.135 ГПК РФ, в то время как в его принятии следовало отказать на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

Такие ошибки допускались, в частности, судьями районных судов Кемеровской и Ростовской областей, Алтайского края.

Некоторые судьи, отказывая в принятии заявления по п. 2 ч. 1 ст.134 ГПК РФ в связи с тем, что имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, не всегда учитывали, что правоотношения по воспитанию детей, как и иные семейные правоотношения, носят длящийся характер, поэтому применение правил о тождественности исков и отказ в связи с этим в принятии заявления допустимы не во всех случаях.

Например, нельзя признать обоснованным отказ в принятии искового заявления между теми же сторонами, о том же предмете, когда из заявления усматривается, что изменились фактические обстоятельства, условия воспитания детей, служившие основанием ранее предъявленного иска.

Так, определением судьи Железнодорожного районного суда г. Ростова-на-Дону было отказано в принятии искового заявления Е. к Ч. о передаче ей ребенка на воспитание и изменении места его жительства в связи с тем, что решением Советского районного суда г. Ростова-на-Дону между этими же сторонами рассматривался аналогичный спор и место жительства дочери определено с ее отцом. Отменяя данное определение, судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда правильно указала на то, что тождественность исков означает, что они имеют одинаковый предмет, основание и субъектный состав.

Между тем суд не учел, что изменились обстоятельства, послужившие основанием для вынесения решения Советским районным судом г. Ростова-на-Дону, в связи с чем иск предъявлен по иным основаниям, чем разрешенный ранее судом.

Оставление искового заявления без движения.

Анализ судебной практики по делам данной категории также показал, что в большинстве случаев у судей не возникает трудностей при определении соответствия содержания и формы искового заявления требованиям, установленным законом.

Однако в некоторых случаях судьи необоснованно оставляли исковые заявления без движения, ссылаясь на то, что в них не указаны обстоятельства, на которых истцы основывают свои требования, а также доказательства, подтверждающие эти обстоятельства, в то время как проверка наличия всех доказательств, на которых основаны требования заявителя, не свойственна стадии возбуждения дела и отсутствие какого-либо документа не может свидетельствовать о несоблюдении требований, предъявляемых к заявлению.

Такие доказательства могут быть представлены как при подготовке дела к судебному разбирательству, так и в ходе рассмотрения дела по существу.
Кроме того, как на одно из оснований для оставления искового заявления без движения, а впоследствии и на основание его возвращения, ряд судей в своих определениях ссылались на отсутствие документа, подтверждающего уплату государственной пошлины.

Между тем требование об уплате государственной пошлины по спорам, связанным с воспитанием детей, является незаконным, поскольку эти споры относятся к делам о защите прав ребенка и пошлиной не облагаются, что вытекает из положений п. 15 ч. 1 ст. 333.36 НК РФ, п. 2 ст.23 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации.

Возвращение искового заявления.

Прекращение производства по делу. Имели место случаи, когда по спорам об определении места жительства ребенка или об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, судьи необоснованно возвращали исковые заявления в связи с несоблюдением истцами досудебного порядка разрешения спора.

Например, определением судьи Новоалтайского городского суда Алтайского края было возвращено исковое заявление В. (отца ребенка) к Б. (матери ребенка) об устранении препятствий к общению с несовершеннолетним ребенком и определении порядка общения с ним. При этом судья указал, что в силу п. 3 ст.65 СК РФ предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования возникшего спора путем обращения в орган опеки и попечительства за разрешением возникших разногласий, однако истец в орган опеки и попечительства не обращался.

Такой вывод основан на неправильном толковании закона, поскольку из содержания ст. ст.65, 66 СК РФ не следует, что для определения места жительства детей или порядка осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, законодательством предусмотрен предварительный досудебный порядок урегулирования спора. В случае возникновения спора родители вправе обратиться за его разрешением непосредственно в суд.

Следует обратить внимание и на необоснованный возврат судами исковых заявлений по спорам, связанным с воспитанием детей, по мотиву нарушения заявителем правил родовой подсудности.

Согласно ст.24 ГПК РФ все категории дел, связанных с воспитанием детей, с точки зрения правил родовой подсудности рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции. Исходя из этого, следует признать нарушением процессуального закона возвращение районным судом заявления в связи с несоблюдением заявителем правил родовой подсудности.

В частности, некоторые судьи районного суда ошибочно полагали, что заявления об определении места жительства ребенка, об определении порядка общения с ребенком, об ограничении родительских прав подсудны мировым судьям. Однако такие случаи единичны и допущенные ошибки исправлялись судом кассационной инстанции.

Учитывая, что большинство споров о детях рассматривается по месту жительства ответчика (ст. 28 ГПК РФ), суды правильно возвращали заявления в связи с нарушением этого правила со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст.135 ГПК РФ и с указанием, в какой конкретно суд следует обратиться заявителю по данному спору.

Вместе с тем обобщение судебной практики показало, что у судов имеются различные точки зрения по вопросу о том, как определяется территориальная подсудность дела при одновременном заявлении требований о лишении родительских прав и взыскании алиментов.

Одни суды (например, Владимирский областной суд, Ростовский областной суд) полагают, что в указанном случае истец вправе предъявить такой иск как по месту жительства ответчика, так и по месту своего жительства.
Такой вывод, по мнению судов, вытекает из положений ч. 3 ст.

29 ГПК РФ, согласно которой иски о взыскании алиментов и об установлении отцовства могут быть предъявлены истцом также в суд по месту его жительства. При этом из данной нормы не следует, что правило об альтернативной подсудности применяется только к случаям одновременного предъявления требований об установлении отцовства и о взыскании алиментов.

Учитывая это, суды полагают, что если наряду с требованием о лишении родительских прав предъявлено и требование о взыскании алиментов, для которого действует правило об альтернативной подсудности, то истец вправе подать такое заявление как в суд по месту жительства ответчика, так и в суд по месту своего жительства.

В частности, судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда, отменив определение Зерноградского районного суда, которым было возвращено исковое заявление прокурора Зерноградского района в интересах несовершеннолетних о лишении их матери Ч. родительских прав и взыскании алиментов в связи с неподсудностью спора этому районному суду, указала, что судом допущено нарушение ч. 3 ст.29 ГПК РФ, в соответствии с которой иски о взыскании алиментов могут быть предъявлены истцом в суд по месту его жительства. Учитывая, что несовершеннолетние проживают в Зерноградском районе и кроме требований о лишении родительских прав заявлены и требования о взыскании алиментов, спор подсуден Зерноградскому районному суду.

Другие суды (например, Архангельский областной суд, Алтайский краевой суд) считают, что иск о лишении родительских прав подсуден суду по месту жительства ответчика независимо от того, предъявлено или нет одновременно требование о взыскании алиментов. В обоснование такой позиции Архангельский областной суд исходит из того, что ГПК РФ не устанавливает альтернативной или исключительной подсудности дел о лишении родительских прав, в том числе при одновременном предъявлении требований о лишении родительских прав и взыскании алиментов.

Поэтому дела, связанные с воспитанием детей, подлежат рассмотрению исходя из общего правила территориальной подсудности, установленного ст. 28 ГПК РФ (по месту нахождения ответчика).

Согласно позиции Алтайского краевого суда, ошибочно толкуют процессуальный закон суды, которые полагают, что в случае одновременного предъявления требований о лишении родительских прав и взыскании алиментов иск в силу ч. 3 ст. 29 ГПК РФ может быть предъявлен также в суд по месту жительства истца.

По мнению краевого суда, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 71 СК РФ лишение родительских прав не освобождает родителя от обязанности содержать своего ребенка, а в соответствии с п. 3 ст.70 СК РФ суд при рассмотрении дела о лишении родительских прав решает и вопрос о взыскании алиментов на ребенка независимо от того, предъявлен ли такой иск, следовательно, и в указанном случае должно действовать общее правило подсудности, установленное ст. 28 ГПК РФ, — предъявление иска по месту жительства ответчика.

По данному вопросу правильной является позиция Владимирского и Ростовского областных судов как наиболее согласующаяся с положениями ст. ст. 28, 29 ГПК РФ, а также отвечающая правам и интересам ребенка, включающим в себя и право быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательства (ст. 57 СК РФ).

Суд указал, что в таких случаях необходимо ставить этот вопрос на обсуждение сторон и определить обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, даже если стороны на некоторые из них не ссылались, а также распределить обязанности по доказыванию этих обстоятельств


Один из экспертов отметил, что Верховный Суд совершенно справедливо напомнил нижестоящим инстанциям о том, что правосудие в России строится на принципах состязательности и равноправия участников судебного разбирательства. Второй указал, что случаи несогласия судов с классификацией правоотношений, предложенной сторонами, нередки, а потому определение имеет практическую ценность.

Сергей Робул обратился в Калининский районный суд г. Санкт-Петербурга с иском к Сергею Митину о взыскании долга по договору займа, процентов за пользование чужими денежными средствами и судебных расходов. Он указал, что 3 февраля 2011 г. ответчик взял у него в долг 774 тыс. руб. на срок до востребования, о чем была составлена расписка. 7 марта 2018 г. Сергей Робул направил должнику требование о возврате денежных средств в тридцатидневный срок с момента получения этого требования, однако деньги возвращены не были и на претензию от 13 марта 2018 г. Сергей Митин не ответил.

Уточнив исковые требования, Сергей Робул просил взыскать с ответчика сумму основного долга – 774 тыс. руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере более 20 тыс. руб. и почти 10 тыс. руб. в качестве компенсации судебных расходов.

Взыскивая в пользу истца заявленные им суммы, Калининский районный суд г. Санкт-Петербурга исходил их того, что представленная расписка не подтверждает факт заключения именно договора займа, однако полученные ответчиком денежные средства являются его неосновательным обогащением и подлежат взысканию в пользу истца. Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции в силе, согласившись с такими выводами.

Сергей Митин обратился в Верховный Суд, который, изучив кассационную жалобу, напомнил, что в силу ст. 39 ГПК предмет и основание иска определяет истец, а суд в соответствии с ч. 3 ст. 196 данного Кодекса принимает решение по заявленным требованиям.

Высшая инстанция сослалась на п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», согласно которому суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям. Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами. Заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ.

В то же время, заметил ВС, в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в соответствии со ст. 148 ГПК на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора. По смыслу ч. 1 ст. 196 данного Кодекса суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

ВС указал, что в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда от 24 июня 2008 г. № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» также разъяснено, что при определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела. Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела.

Верховный Суд обратил внимание на то, что по настоящему делу истец предъявил требования о взыскании с ответчика денежной суммы и процентов, в обоснование которых ссылается на факт передачи этой денежной суммы ответчику. Данные правоотношения он полагал займом и ссылался в обоснование иска на положения ст. 809 и 811 ГК. Первая инстанция посчитала, что к данным правоотношениям подлежат применению нормы гл. 60 Гражданского кодекса о неосновательном обогащении ответчика в связи с недоказанностью факта заключения сторонами договора займа.

Высшая инстанция отметила, что в соответствии со ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Согласно п. 2 ст. 56 данного Кодекса суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

«В силу данных норм процессуального права и с учетом приведенных выше разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации суд, придя к выводу о квалификации спорных правоотношений как неосновательного обогащения, обязан был поставить этот вопрос на обсуждение сторон и определить обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, даже если стороны на некоторые из них не ссылались, а также распределить обязанности по доказыванию этих обстоятельств», – посчитал ВС.

Верховный Суд заметил, что согласно материалам дела эти требования закона судом выполнены не были. При этом в кассационной жалобе Сергей Митин указал, что вследствие этого нарушения он был лишен возможности заявить свои возражения против взыскания неосновательного обогащения и представить соответствующие доказательства.

Таким образом, ВС отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в Калининский районный суд г. Санкт-Петербурга.

По его мнению, подобные случаи имеют место в судебной практике, хотя и не носят массовый характер. «Общепринятой является практика, при которой судья, рассматривающий дело и полагающий, что к отношениям, возникшим между сторонами, следует применить иные нормы, отличные от тех, на которые ссылается истец, разъясняет ему право уточнить требования. Процессуально это реализуется через подачу заявления об изменении предмета или основания иска в порядке ч. 1 ст. 39 ГПК РФ», – подчеркнул юрист.

Адвокат КА «Объединенная коллегия адвокатов Чувашской Республики» Сергей Ванюков отметил, что ВС предлагает судам в случае несогласия с юридической квалификацией правоотношений сторон, предложенной истцом, не отказывать в иске, а в рамках подготовки к судебному заседанию предложить свою квалификацию правоотношений сторон и вынести ее на обсуждение, определив обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора и распределив при этом бремя доказывания между сторонами.

«Такой подход, с одной стороны, обеспечивает процессуальную экономию времени, а с другой – позволяет снизить требования к юридической квалификации сторон», – указал он. Сергей Ванюков отметил, что случаи несогласия судов с классификацией правоотношений, предложенной сторонами, нередки, а потому определение Верховного Суда имеет практическую ценность.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: