И дар не как суд за одного согрешившего

Обновлено: 07.02.2023

Сравнение русских переводов, параллельные ссылки, текст с номерами Стронга.
Толкование отцов церкви.

Сравнение переводов: Римлянам 5:16 / Рим 5:16

И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление — к осуждению; а дар благодати — к оправданию от многих преступлений.

Последствия греха одного человека не могут быть сравнимы с тем, что дает этот дар. Суд за одно преступление повлек за собой осуждение, а дар благодати принес оправдание от множества преступлений.

Современный перевод РБО RBO-2015

Дар Бога нельзя равнять с грехом одного человека: единственная вина — и обвинительный приговор, множество преступлений — и благодатный дар полного оправдания.

И то, что приносит с собой дар Божий, никак не сравнимо с последствиями греха одного человека. Тогда всего одно преступление вызвало суд и суровый приговор, ныне же ответом на многие преступления стал дар благодати, который несет с собой оправдание. 10

Этот дар отличался от дара Адама, который, согрешив однажды, был осуждён, но Дар Божий был получен после многих грехов и сделал людей праведными перед Богом.

Этот Божий дар не таков, как полученный от Адама, кто, согрешив однажды, был осуждён, ибо дар Божий был получен после многих прегрешений и сделал людей праведными перед Богом.

И не так, как чрез одного согрешившего — дар: ибо суд за один грех — к осуждению, а дар благодати — от многих грехов к оправданию.

Последствия греха одного человека не могут быть сравнимы с этим даром. Суд за одно преступление повлек за собой осуждение, а дар принес оправдание от множества грехов.

Этот дар не похож на былой грех: некогда один согрешил, и все были осуждены — а теперь при множестве грехов все оправданы!

И дар — не так, как через одного согрешившего. Ведь суд за одно — к осуждению, а благодать — оправдание многих преступлений.

Нет, безвозмездный дар не таков, как последствия согрешений одного человека; ибо от одного грешника произошёл суд, принесший осуждение; а безвозмездный дар дан после многих преступлений и несёт оправдание.

Этот дар — обратное тому, что влечет за собой грех одного человека. По суду — осуждение за единичное. По дару благодати — оправдание всего счета преступлений.

И дар этот — не за грех одного человека, ибо наказание за одно преступление — осуждение многих, а благодать — это оправдание от многих преступлений.

И даръ не какъ судъ за одного согрѣшившаго. Ибо судъ за одно преступленіе къ осужденію, а дѣйствіе благодати при многихъ преступленіяхъ къ оправданію.

И҆ не ѩ҆́коже є҆ди́нѣмъ согрѣ́шшимъ дарова́нїе: грѣ́хъ бо и҆з̾ є҆ди́нагѡ во ѡ҆сѹжде́нїе: да́ръ же ѿ мно́гихъ прегрѣше́нїи во ѡ҆правда́нїе.

И не якоже единем согрешшим, дарование. грех бо из единаго во осуждение: дар же от многих прегрешении во оправдание.

Параллельные ссылки — Римлянам 5:16

В ссылках на псалмы могут быть ошибки, ввиду разночтения русской и английской нумераций. Заметили неточность — сообщите нам.

Существо дела и значение мысли Он как бы помещает на том, что более всего прилично Богу. Ведь если уж, говорит он, осуждение от одного, или за одного, Адама перешло на всех по его подобию, ибо он был корнем, как я сказал, претерпевшего тление рода, то разве не будет и для веры приятным, и для Бога угодным, что из-за праведности одного от многих преступлений должны оправдаться многие? Или не предпочтительней для Бога спасти, нежели погубить? Поэтому как был осуждён Адам и возобладала Моисеева сила проклятия, подчиняющая тлению тех, которые живут на земле, так же, поскольку оправдан Христос, второй Адам, первым путём непременно придёт и на нас оправдание. А что Христос оправдан, мы говорим не в том смысле, будто Он когда-то был неправедным и достиг праведности через преуспеяние к лучшему, но потому, что Он — первый и единственный Человек на земле, Который не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его (1Пет. 2, 22).

Из катен

Свт. Феофан Затворник

И не якоже единем согрешшим дарование: грех бо из единаго во осуждение: дар же от многих прегрешений во оправдание

Место сие очень затруднительно: и перевесть его трудно, а уловить движущуюся в нем мысль еще труднее. Слова: не якоже единем согрешшим — наводят на мысль, что святой Павел, объяснив пред сим преизлишество благодати пред грехом из понятий о благодати и грехе, теперь то же самое намеревается объяснить из понятий — о лице согрешившем и о лице, дарующем оправдание. Он как бы говорит: смотри на того, кто согрешил и ввел грех и смерть, и на Того, Кто вводит оправдание и живот, и увидишь преизлишество благодати над грехом. Дарование, исходящее от Сего последнего, никак нельзя ставить в сравнение со вредом, вошедшим чрез первого. Почему такое именно заключение следует вывесть из понятий о действующих здесь лицах, Апостол не раскрывает. Можно предположительно нагадать: потому так, что вводитель греха и смерти был человек, а истребитель их есть Бог в человеческом естестве, — сила же Бога и в человеческом естестве простирается на все века и все дела сих веков. Нагадание такого предположения не будет натяжкою; напротив, его будто требуют последующие слова святого Апостола.

Праотец наш согрешил. Этого одного греха достаточно было к тому, чтобы всех нас подвергнуть осуждению подобно тому, как бывает у нас, что когда родоначальник потеряет дворянство, то все потом от него происходящие уже не будут дворянами. — Но мы, происходящие от первого согрешившего, не потому только несем осуждение, что тот один согрешил, яко родоначальник наш, но и потому, что сами стали грешить и наделали множество грехов. Почему для того, чтобы снять с нас осуждение, надо не только грех единого праотца нашего загладить, но и грехи всех нас, — от Адама до конца веков. Если теперь благодать, в Господе Иисусе Христе явленная, совершает сие последнее, то не очевидно ли, что дарование от единого Избавителя не якоже лишение чрез единого согрешившего? Но откуда такая сила во Христе Иисусе? Оттуда, дополним от себя, что Он не человек только, но Богочеловек. Такая мысль видится в словах: грех бо из единого во осуждение: дар же от многих прегрешений во оправдание. Святой Златоуст говорит после сих слов: «что сие значит? То, что один грех мог навлечь смерть и осуждение; а благодать изгладила не только сей единый грех, но и другие грехи, за ним последовавшие. Дабы употреблением сравнительных частиц как и так — не подать мысли, что для зла и добра берется одинаковая мера, — и дабы ты, слыша об Адаме, не заключил, что изглажден только грех, сообщенный людям от Адама, — Апостол говорит, что изглаждены многие преступления. Из чего сие видно? Из того, что после бесчисленных грехов, следовавших за грехом, учиненным в раю, все кончилось оправданием».

Если бы Господь Иисус Христос подавал только снятие осуждения за грехи, и тогда следовало бы, что: не якоже единем согрешшим — дарование. Не тем ли паче следует такое заключение, когда известно, что дар от Господа Иисуса Христа не ограничивается одним снятием осуждения, но сообщает и самую праведность. Дар от многих прегрешений — не в обезвинение только, но и: во оправдание, — или в праведность. Откуда же такая сила в Иисусе Христе? Оттуда, опять дополним от себя, что Он есть не человек только, но Бог в человеческом естестве, а в Боге источник всех благ, достаточный на всех людей и на все века. Святой Златоуст говорит: «сперва (в предыдущем, 15-м стихе) сказал Апостол, что, если грех одного умертвил всех, тем паче может спасти благодать одного. Потом (в этом, 16-м стихе) обнаружил такую мысль, что благодатию истреблен не один первородный грех, но и все прочие грехи; даже не только истреблены грехи, но и дарована нам праведность; и Христос не только исправил все то, что повреждено Адамом, но все сие восстановил в большей мере и в высшей степени».

Толкование послания апостола Павла к Римлянам.

Прп. Ефрем Сирин

И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление - к осуждению; а дар благодати - к оправданию от многих преступлений

См. Толкование на Рим. 5:15

Блж. Августин

И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление - к осуждению; а дар благодати - к оправданию от многих преступлений

Итак, вот разница: в Адаме один грех осужден, а в Господе многие грехи прощены.

Некоторые темы из Послания к Римлянам.

Блж. Феофилакт Болгарский

И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление - к осуждению; а дар благодати - к оправданию от многих преступлений

См. Толкование на Рим. 5:15

Амвросиаст

И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление - к осуждению; а дар благодати - к оправданию от многих преступлений

Очевидна разница между тем, что согрешившие подобно преступлению Адама осуждены, и тем, что благодать Божия через Христа оправдала людей не за одно преступление, а за многие, даровав им прощение грехов.

Комментарий на Послание к Римлянам.

Лопухин А.П.

И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление - к осуждению; а дар благодати - к оправданию от многих преступлений

Различие между делом Христа и делом Адама состоит еще в том, что благодать Христова дает избавление не только от греха Адамова - греха природы, греха наследственного, но и от всех грехов, какие совершены впоследствии потомками Адама, от преступлений, совершенных ими свободно и сознательно.

Вместо русского перевода, находящегося в синодальном издании Библии, проф. Некрасов, а за ним Мышцын предлагают такой перевод 16-го стиха, согласный с контекстом речи: «и этот дар не как дар за погрешившего в одном преступлении, потому что суд к осуждению - за одно преступление, а дар благодати - к оправданию от многих преступлений», т. е. там, после грехопадения Адамова, было получено в дар человечеством осуждение, а здесь, во Христе, мы получаем новый, лучший дар - оправдание и притом от множества преступлений. Под оправданием (dikaiwma), как результатом дара благодати, здесь разумеется восстановление правды, действительное изменение натуры человеческой к лучшему.

Это то же, что сказать: «Мы осуждены на смерть по причине преступления в Адаме, поскольку вся человеческая природа претерпела это в нём, ибо он был начатком рода. Но во Христе мы снова возродились к жизни, Адам же был образом будущего, то есть Христа, Который доставляет нам благодать, соразмерную порочности предков. Так неужели, говорит он, заявляя об этом, я погрешаю против истины? Уклонился от надлежащего смысла? Но дар благодати разве не как преступление? Но если смерть через одного усилилась, то жизнь через одного оказалась слабой? Однако не истинно ли сказать следующее: ибо если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих? Ведь будучи человеколюбивым, Творец менее всего потерпит, чтобы смерть через одного окрепла, а жизнь через одного Человека оказалась бездейственной, но благодать превзойдет последствия гнева».

Из катен

Свт. Феофан Затворник

Но не якоже прегрешение, тако и дар. Аще бо прегрешением единаго мнози умроша, множае паче благодать Божия и дар благодатию единаго Человека Иисуса Христа во многих преизлишествова

От Христа Господа ты должен ожидать гораздо более добра, нежели сколько произошло зла от Адама. Если последнее признаешь ты истинным, то как можешь сомневаться в первом? «Ежели столько силен был грех, и притом грех одного человека, то ужели не произведет сильнейшего действия благодать, — благодать Бога, и не только Бога Отца, но и Бога Сына? Сие гораздо сообразнее с разумом, нежели первое. По-видимому не совсем справедливо, чтобы один был наказываем за другого; но, чтобы один был спасен чрез другого, это гораздо приличнее и сообразнее с разумом. Если же первое подтверждается опытом, — тем паче должно быть возможно последнее» (святой Златоуст). «Христос доставил пользу не в такой лишь мере, в какой причинил вред Адам. Если грех столько был силен, что вследствие падения одного осуждены все потомки его, хотя они не пали (подобно ему); то гораздо большее и обильнейшее действие произведет на многих благодать. Дар Божий не может быть равномерен осуждению чрез одного согрешившего» (блаженный Феофилакт).

Основания, на которых должно утверждаться убеждение, что благодать и дар паче прегрешения, надо видеть выраженными в условных положениях 15 — 17-го стихов; но, какие они, это трудно уловить в словах святого Павла и выразить удобопонятно, не отступая от сих слов. Святой Златоуст, как видели выше, указывает такие сему основания: «свойство дела, могущество совершившего и самое приличие». — И может быть, он видел первое выраженным в 15-м, второе — в 16-м, третье — в 17-м стихах. Свойство дела: там грех, — пагубные следствия его присуждаются правосудием Божеским, и, конечно в мере и в полном соответствии греху, пагубность греха ограничивается мерою греха; а здесь — благодать, — благодати и дару нет меры, мера их — благость Дающего, и, когда Он беспределен естеством, естественно беспредельна благость. Могущество совершившего: там человек, здесь Богочеловек, Бог в человеческом естестве, дело Которого — оправдание — не может не преизобиловать паче дела человека — греха; благодатное восстановление падшего, по самому естеству Восстановителя, не могло не поднять восстановляемого выше, нежели как он стоял до падения, не могло не ввесть его в наслаждение обильнейшими благами сравнительно с прежними. — Приличие — не дает особой мысли, а совмещает оба предыдущие основания в виде заключительного положения.

Итак, будем видеть первое основание выраженным в 15-м стихе: аще бо прегрешением единаго мнози умроша, множае паче благодать Божия и дар благодатию единаго Человека Иисуса Христа во многих преизлишествова. Там грех, здесь благодать. Если у греха достало зловредности, чтоб подвергнуть смерти многих: не множае ли паче с преизбытком на многих достанет благ, в благодати совмещаемых? Слова: мнози, во многих — стоят вместо: все — и: во всех. Преизлишествова — указывает на явленную уже благодать и данный дар, означая, что они с преизбытком содержат блага, в смысле: преизбыточественна есть. — Блаженный Феодорит пишет: «в наказании Владыка Бог сохранил закон справедливости, и, когда Адам согрешил и предан был смерти, последовал за ним весь род; тем, конечно, справедливее сохраниться правде в Божием человеколюбии и всем людям соделаться причастными воскресению Владыки Христа… Щедрота благодати превосходит устав правды».

Толкование послания апостола Павла к Римлянам.

Прп. Ефрем Сирин

Ст. 15-17 Но дар благодати не как преступление. Ибо если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих. И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление - к осуждению; а дар благодати - к оправданию от многих преступлений. Ибо если преступлением одного смерть царствовала посредством одного, то тем более приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством единого Иисуса Христа

Но не как преступление было, так и дар благодати. Это значит: не соразмерно вреду грехопадения Адамова сообщена польза благодати чрез Господа нашего. Если ради преступления одного созданного человека могло явиться царство смерти, то и тем, конечно, более те, в коих изобиловала благодать крещения и праведность по закону сердца, получат уготованную им жизнь вместо жизни тленной, и будут опять царствовать чрез Одного Его, Который не есть тот же (первый) Адам, но Господь наш Иисус - творец Адама.

Толкование на послания божественного Павла. К Римлянам.

Блж. Августин

Но дар благодати не как преступление. Ибо если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих

Апостол говорит: Но дар благодати не как преступление. Благодать в двух отношениях превосходнее. Во-первых, она тем сильнее , что дает жизнь вечную, хотя смерть и царствует во времени по причине смерти Адама. Во-вторых, она превосходнее тем, что, в то время как через преступление Адама подверглись смерти многие, прощением многих грехов через Господа нашего Иисуса Христа дана благодать для жизни вечной.

Некоторые темы из Послания к Римлянам.

Блж. Феодорит Кирский

Но дар благодати не как преступление. Ибо если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих

Апостол Павел назвал здесь Владыку Христа «человеком», чтобы с точностью показать прообраз Адама, потому что как там через одного человека - смерть, так и здесь через одного Человека - ниспровержение смерти.

Толкования на послания святого Павла.

Блж. Феофилакт Болгарский

Ст. 15-16 Но дар благодати не как преступление. Ибо если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих. И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление - к осуждению; а дар благодати - к оправданию от многих преступлений

Христос, говорит, доставил пользу не в такой лишь мере, в какой причинил вред Адам. Если грех столько был силен, что вследствие падения одного осуждены все потомки его, хотя они не пали; то гораздо большее и обильнейшее действие произведет на многих благодать Бога Отца, и не только Его, но и Сына Его. И дар Божий не может быть равномерен осуждению чрез одного согрешившего. Ибо преступление, то есть грех, подлежащий осуждению, проистекающий от Адама, к осуждению, то есть к смерти, и множество грехов всегда существовали в потомстве его, так что люди находились во власти многих грехов и смерти. А дар благодати - к оправданию от многих преступлений, то есть благодать не только изгладила этот единый грех, но и другие грехи, за ним следовавшие; ибо стала для нас в оправдание, подавая нам отпущение всех преступлений, совершенных после падения.

Толкования на послание к Римлянам.

Ориген

Но дар благодати не как преступление. Ибо если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих

Не без глубокой мудрости, с которой, по апостола словам, он говорит среди совершенных (ср. 1 Кор. 2:6), выстроена в данном месте его проповедь. Те, кого он прежде назвал «всеми» (см. Рим. 5:12), здесь именуются «многими»… для того, чтобы у его слушателей не было повода полагать, будто оправдание и жизнь, которые от Христа, распространяются на людей одинаковым образом и тем же порядком, каким от Адама на всех людей распространилась греховная смерть. И чтобы они, как уверенные в том, что им обеспечена жизнь… не становились бы менее усердными в соблюдении заповедей…

Благодаря одному Господу нашему Иисусу Христу благодать начала царствовать через праведность, которая и воцарится во всех, кто повинуется ей, и хранит ее слова, и тем самым от многих преступлений приходит к оправданию жизни… Не только смерть над ними больше не царствует… но им также даются два других блага: во-первых, вместо смерти в них царствует жизнь, Христос Иисус, а во-вторых, и сами они будут царствовать через одного Иисуса Христа.

Комментарии на Послание к Римлянам.

Экумений

Но дар благодати не как преступление. Ибо если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих

Потому что смерть, получив начало от Адама, нашла себе содействие в греховности всех нас, чтобы властвовать над всеми. Конечно, она не властвовала бы, если бы люди оставались чистыми от всякой скверны. Благодать же Христа пришла ко всем и без нашего содействия. И это ясно из того, что благодать воскресения действует не только для верующих, которые видимым образом привносят от себя свою веру, но и для неверных, вроде иудеев и эллинов. Потому то, что не нуждалось в нашей помощи, больше того, чему требовалось также наше содействие, чтобы был одержан верх.

Фрагменты.

Амвросиаст

Но дар благодати не как преступление. Ибо если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих

Павел сказал, что Адам есть образ Христа (см. Рим. 5:14). Однако, чтобы не думалось, будто он уравнял Адама со Христом, он говорит: Но дар благодати не как преступление, потому что сходство между Адамом и Христом состоит лишь в том, что как один согрешил, так один и очистил от греха. Ибо если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих. Это значит, что преступлением одного умерли многие, подражая его греху; благодать же Божия и ее дары обильно пролились на многих, то есть на обратившихся ко Христу. Ибо более тех, кто принял благодать, нежели тех, кто умер из-за преступления Адама. Отсюда ясно, что не о той смерти говорит апостол, которая для всех людей одинакова, ибо все умирают, но не все получают благодать. Смерть царствует не над всеми, но над умершими во грехе Адама, то есть над согрешившими подобно ему… Благодать же Божия изобилует для многих. Ибо и для тех, кто умер, согрешив подобно Адаму, и для тех, кто этого не сделал, преизбыточествовала благодать. Хотя по суду Божиему они сошли в ад за грех Адама, благодать Божия преизбыточествовала в схождении Спасителя в ад, даровании всем прощения и в победном возведении их на небо.

Комментарий на Послание к Римлянам.

Констанций

Но дар благодати не как преступление. Ибо если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих

В этом месте апостол явно дает понять, что его слова: преступлением одного подверглись смерти многие, не относятся обобщенно ко всякому человеку, потому что общей и естественной смертью умирают не только грешники, но и праведники.

Комментарий на Послание к Римлянам.

Лопухин А.П.

Но дар благодати не как преступление. Ибо если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих

Из того, что Христос есть первотип Адама, с необходимостью следует, что Его действие на человечество соответствует действию, оказанному Адамом. Но все-таки разница между этими действиями есть и разница приятная для человека. Спасение, какое дарует нам Христос, представляет собою нечто несравненно более достоверное, чем то осуждение, какое навлек на все свое потомство Адам. Почему же достовернее? Потому что благодать сильнее, чем грех: дело Адамово будет уничтожено, дело Христово останется вечно существовать! - Но дар… Этим оно ограничивает начатую им параллель между Адамом и Христом. - Дар благодати (χάρισμα) - это благодатный дар, который нам сделал Христос, по любви к нам принесший в жертву за нас Свою жизнь. - Преступление - грех Адама, который оказал такое гибельное влияние на весь человеческий род. - Многие - все потомки Адама. Апостол употребил это выражение, очевидно, для того, чтобы вышло соответствие второй половине сравнения. Благодать Христову получают не все, а многие (верующие); так и о наследующих грех Адамов сказано, как о многих. - Благодать Божия и дар по благодати… Этот образ выражения называется гендиадис (одно, обозначенное двумя выражениями) и может быть передан так: «благодать Божия, которая состоит в спасении, дарованном нам во Христе». Дар по благодати - точнее нужно перевести: благодатный дар (δωρεὰ ἐν χάριτι). - Преизбыточествует. Златоуст говорит. «Христос не только исправил все то, что повреждено Адамом, но все сие восстановил в большей мере и в высшей степени».

Возражают: как может быть наказанием, например, болезнь, от которой в числе прочих и невинный младенец умирает? – Уже много веков прошло, как сие возражение решил Премудрый: «восхищен бысть, да не злоба изменит разума его, или лесть прельстит душу его». Иное умертвить невиннаго; – нельзя вдоволь ужасаться жестокой несправедливости человека, отъемлющаго у безвиннаго ближняго дар Божий, коего отъемлющий ни возвратить, ни заменить не в силах; – иное умереть безвинно, под владычеством Провидения, которое путем жизни временной, кратким или долгим, ведет к блаженному покою жизни вечной; безвинно умирающий ничего не теряет, а приобретает жизнь безопасную и лучшую, и в ней блаженство, или приготовление к блаженству, по способности, награду по достоинству; следственно человек не обижен; Провидение право. Таким образом, поздняя или ранняя, легкая или тяжкая, всегда «честна пред Господем смерть преподобных Его» (Согрешили мы с отцами нашими, совершили беззаконие, соделали неправду Пс. 105:6) и спасительна: но также всегда «смерть грешников люта» (Убьет грешника зло, и ненавидящие праведного погибнут Пс. 33:22) и наказательна. И поелику от начала мира «грехом смерть во вся человеки вниде» (Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили Рим. 5:12), как наказание: то и ныне увеличение власти ея над человеками вообще означает увеличение их наказания. И Владычествующий жизнию обыкновенно угрожает смертию, как наказанием за грехи и беззакония: «беззакония сотвори; смертию умрет» (в рост дает, и берет лихву; то будет ли он жив? [Нет], он не будет жив. Кто делает все такие мерзости, тот непременно умрет, кровь его будет на нем Иез. 18:13)! Посему как смерть «не согрешивших по подобию преступления Адамова» не препятствовала всеобщей смерти человеков быть следствием всеобщаго осуждения (Однако же смерть царствовала от Адама до Моисея и над несогрешившими подобно преступлению Адама, который есть образ будущего. Но дар благодати не как преступление. Ибо если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих. И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление - к осуждению; а дар благодати - к оправданию от многих преступлений. Ибо если преступлением одного смерть царствовала посредством одного, то тем более приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством единого Иисуса Христа. Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни Рим. 5:14-18): так смерть невиннаго младенца от истребительной болезни не препятствует сей болезни оставаться общественным наказанием Божиим, и, может-быть, сверх того в частности, наказанием, или средством духовнаго возбуждения, для тех, которые лишились сего младенца, и его будут оплакивать.

Слово в день восшествия на Всероссийский престол Благочестивейшаго Государя Императора Николая Павловича

Лопухин А.П.

восхищен, чтобы злоба не изменила разума его, или коварство не прельстило души его

Сравнение переводов, параллельные ссылки, текст с номерами Стронга.
Толкование отцов церкви.

Толкование на Римлянам 5:16 / Рим 5:16

И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление — к осуждению; а дар благодати — к оправданию от многих преступлений.

Феофан Затворник (1815−1894)

И не якоже единем согрешшим дарование: грех бо из единаго во осуждение: дар же от многих прегрешений во оправдание

Место сие очень затруднительно: и перевесть его трудно, а уловить движущуюся в нем мысль еще труднее. Слова: не якоже единем согрешшим — наводят на мысль, что святой Павел, объяснив пред сим преизлишество благодати пред грехом из понятий о благодати и грехе, теперь то же самое намеревается объяснить из понятий — о лице согрешившем и о лице, дарующем оправдание. Он как бы говорит: смотри на того, кто согрешил и ввел грех и смерть, и на Того, Кто вводит оправдание и живот, и увидишь преизлишество благодати над грехом. Дарование, исходящее от Сего последнего, никак нельзя ставить в сравнение со вредом, вошедшим чрез первого. Почему такое именно заключение следует вывесть из понятий о действующих здесь лицах, Апостол не раскрывает. Можно предположительно нагадать: потому так, что вводитель греха и смерти был человек, а истребитель их есть Бог в человеческом естестве, — сила же Бога и в человеческом естестве простирается на все века и все дела сих веков. Нагадание такого предположения не будет натяжкою; напротив, его будто требуют последующие слова святого Апостола.

Праотец наш согрешил. Этого одного греха достаточно было к тому, чтобы всех нас подвергнуть осуждению подобно тому, как бывает у нас, что когда родоначальник потеряет дворянство, то все потом от него происходящие уже не будут дворянами. — Но мы, происходящие от первого согрешившего, не потому только несем осуждение, что тот один согрешил, яко родоначальник наш, но и потому, что сами стали грешить и наделали множество грехов. Почему для того, чтобы снять с нас осуждение, надо не только грех единого праотца нашего загладить, но и грехи всех нас, — от Адама до конца веков. Если теперь благодать, в Господе Иисусе Христе явленная, совершает сие последнее, то не очевидно ли, что дарование от единого Избавителя не якоже лишение чрез единого согрешившего? Но откуда такая сила во Христе Иисусе? Оттуда, дополним от себя, что Он не человек только, но Богочеловек. Такая мысль видится в словах: грех бо из единого во осуждение: дар же от многих прегрешений во оправдание. Святой Златоуст говорит после сих слов: «что сие значит? То, что один грех мог навлечь смерть и осуждение; а благодать изгладила не только сей единый грех, но и другие грехи, за ним последовавшие. Дабы употреблением сравнительных частиц как и так — не подать мысли, что для зла и добра берется одинаковая мера, — и дабы ты, слыша об Адаме, не заключил, что изглажден только грех, сообщенный людям от Адама, — Апостол говорит, что изглаждены многие преступления. Из чего сие видно? Из того, что после бесчисленных грехов, следовавших за грехом, учиненным в раю, все кончилось оправданием».

Если бы Господь Иисус Христос подавал только снятие осуждения за грехи, и тогда следовало бы, что: не якоже единем согрешшим — дарование. Не тем ли паче следует такое заключение, когда известно, что дар от Господа Иисуса Христа не ограничивается одним снятием осуждения, но сообщает и самую праведность. Дар от многих прегрешений — не в обезвинение только, но и: во оправдание, — или в праведность. Откуда же такая сила в Иисусе Христе? Оттуда, опять дополним от себя, что Он есть не человек только, но Бог в человеческом естестве, а в Боге источник всех благ, достаточный на всех людей и на все века. Святой Златоуст говорит: «сперва (в предыдущем, 15-м стихе) сказал Апостол, что, если грех одного умертвил всех, тем паче может спасти благодать одного. Потом (в этом, 16-м стихе) обнаружил такую мысль, что благодатию истреблен не один первородный грех, но и все прочие грехи; даже не только истреблены грехи, но и дарована нам праведность; и Христос не только исправил все то, что повреждено Адамом, но все сие восстановил в большей мере и в высшей степени».

Источник: Толкование послания апостола Павла к Римлянам

Августин (354−430)

И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление — к осуждению; а дар благодати — к оправданию от многих преступлений

Итак, вот разница: в Адаме один грех осужден, а в Господе многие грехи прощены.

Источник: Некоторые темы из Послания к Римлянам

Амвросиаст (IV в.)

И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление — к осуждению; а дар благодати — к оправданию от многих преступлений

Очевидна разница между тем, что согрешившие подобно преступлению Адама осуждены, и тем, что благодать Божия через Христа оправдала людей не за одно преступление, а за многие, даровав им прощение грехов.

Источник: Комментарий на Послание к Римлянам

Лопухин А.П. (1852−1904)

И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление — к осуждению; а дар благодати — к оправданию от многих преступлений

Различие между делом Христа и делом Адама состоит еще в том, что благодать Христова дает избавление не только от греха Адамова — греха природы, греха наследственного, но и от всех грехов, какие совершены впоследствии потомками Адама, от преступлений, совершенных ими свободно и сознательно.

Вместо русского перевода, находящегося в синодальном издании Библии, проф. Некрасов, а за ним Мышцын предлагают такой перевод 16-го стиха, согласный с контекстом речи: «и этот дар не как дар за погрешившего в одном преступлении, потому что суд к осуждению — за одно преступление, а дар благодати — к оправданию от многих преступлений», т. е. там, после грехопадения Адамова, было получено в дар человечеством осуждение, а здесь, во Христе, мы получаем новый, лучший дар — оправдание и притом от множества преступлений. Под оправданием (dikaiwma), как результатом дара благодати, здесь разумеется восстановление правды, действительное изменение натуры человеческой к лучшему.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: