Гражданское судопроизводство как форма реализации права на защиту

Обновлено: 02.12.2022

3. Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.».

Статья 47 Конституции РФ провозглашает:

«1. Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

2.Обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом.».

1. Конституция РФ провозгласила права и свободы человека и гражданина высшей ценностью, обеспечиваемой правосудием, и возложила на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина. Это свидетельствует о том, что Российская Федерация не только признает основные права и свободы человека, но и декларирует защиту прав и свобод своих граждан в качестве одной из приоритетных государственных функций.

Дело в том, что судебная защита является одним из видов государственной защиты прав и свобод человека и гражданина и представляет собой механизм принудительного обеспечения гарантий прав и свобод человека и гражданина, установленный государством через систему специализированных государственных органов - судов.

Правом на судебную защиту обладают не только граждане, но и их объединения. Таким образом, судебная защита распространяется на неограниченный круг лиц и отсутствуют какие-либо формализованные ограничения на использование этого способа защиты субъективного права и законного интереса. Суды выносят решения от имени государства, и государство обеспечивает исполнение этих решений. При этом право на судебную защиту гарантируется не только гражданам России, но и иностранцам, а также не имеющим гражданства лицам.

Судебной защите подлежат все без исключения права и свободы, как принадлежащие индивиду в силу прямого указания Конституции РФ и иных законов, так и не имеющие нормативного закрепления, но не противоречащие закону. Право на судебную защиту как закрепленное законом, имеющим высшую юридическую силу, является непосредственно действующим вне зависимости от наличия соответствующей процедуры его реализации.

Судебная защита относится к числу прав, которые не подлежат ограничению, поскольку ограничение этого права ни при каких условиях не может быть обусловлено необходимостью достижения признаваемых Конституцией РФ целей: защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Право на судебную защиту обеспечивает реализацию прав и свобод граждан, потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью, которым государство обеспечивает доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба, возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти. В рамках судебной защиты реализуется право на получение квалифицированной юридической помощи, на обжалование незаконных действий и решений государственных органов и должностных лиц.

2. Весьма важное значение в сфере усиления защиты прав и свобод личности принадлежит положению Конституции РФ о возможности обжалования в суд решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (ч. 2 ст. 46 Конституции).

На суд как орган правосудия кроме защиты субъективных прав посредством рассмотрения дел об уголовных и административных правонарушениях, разрешения споров между участниками частноправовых отношений возлагается конституционная обязанность контролировать деятельность публичной власти в сфере признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина. Поэтому в судебном порядке могут быть обжалованы нормативные и ненормативные акты, действия или бездействие органов государственной власти и местного самоуправления, а также их должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Граждане вправе обжаловать как сами решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, так и послужившую основанием совершения этих действий (решений) информацию либо то и другое одновременно. При этом граждане освобождены от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (бездействия), однако должны доказать факт нарушения этими действиями (бездействием) своих прав и свобод. Процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий возлагается на органы и лица, действия (бездействие) которых обжалуются.

В зависимости от вида оспариваемых актов, содержания публично-правового спора, его субъектного состава и характера обжалуемых действий таким судом может быть Конституционный Суд РФ или конституционный (уставной) суд субъекта РФ, Верховный Суд РФ и другие суды общей юрисдикции, суды арбитражной юрисдикции.

Конституционный Суд РФ обеспечивает реализацию права граждан и их объединений на судебную защиту посредством проверки конституционности федерального закона или закона субъекта Федерации, примененного в конкретном деле, осуществляемой по их жалобам на нарушение конституционных прав и свобод.

3. Среди межгосударственных органов по защите прав и свобод человека и гражданина наиболее востребованным у российских граждан является Европейский суд по правам человека, куда они получили возможность обращаться с 5 мая 1998 года после ратификации Российской Федерацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Свою деятельность он осуществляет на основе принципа субсидиарности, подключаясь к вопросу реализации конвенционных положений, являющихся составной частью российской правовой системы, лишь в спорных ситуациях после исчерпания всех внутригосударственных средств правовой защиты.

Федеральным законом о ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусмотрено, что Российская Федерация признает в силу самого факта и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией этих договорных актов. Следовательно, обязательный характер на территории страны имеют и постановления Суда, принятые в отношении Российской Федерации, что непосредственно влияет на уровень судебной защиты, осуществляемой российскими судами.

4. Статьи 7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека, статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод устанавливают, что все равны перед законом и судом и что каждый при определении его гражданских прав и обязанностей имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. По смыслу этих положений право каждого на судебную защиту посредством независимого и беспристрастного суда, компетенция которого установлена законом, означает, что рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным составом суда. Соответственно часть 1 статьи 47 Конституции РФ гарантирует, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Для организации судопроизводства важным является определение подсудности рассматриваемых дел в качестве суда первой инстанции, которая закреплена процессуальным законодательством. Гражданский процессуальный кодекс РФ устанавливает подсудность гражданских дел мировому судье (ст. 23), районному суду (ст. 24), военным и иным специализированным судам (ст. 25), судам субъектов Российской Федерации (ст. 26), Верховному Суду Российской Федерации (ст. 27). В каждой из этих статей приводится перечень дел, подлежащих рассмотрению в соответствующем суде по первой инстанции.

Подсудность дел арбитражным судам регламентируется статьей 34 Арбитражного процессуального кодекса РФ. Дела, подведомственные арбитражным судам, рассматриваются в первой инстанции судами субъектов Российской Федерации, суда по интеллектуальным правам Российской Федерации и федеральных арбитражных судов округов.

Правовой институт подсудности позволяет установить компетенцию конкретного суда судебной системы на разрешение конкретного дела в качестве суда первой инстанции, что оказывается весьма важным в условиях существования двух параллельных судебных систем судебной власти.

Объединение двух действующих высших судебных органов позволит исключить не только конкуренцию судов двух параллельных ветвей судебной власти при принятии подсудных дел, поскольку вся судебная система станет замыкаться на один Верховный Суд Российской Федерации, но и конкуренцию судебных решений и постановлений высших судебных органов по вопросам правоприменения.

5. В части 2 статьи 47 Конституции РФ гарантируется право обвиняемого в совершении преступления на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом, причем исключительная мера наказания - смертная казнь - может быть назначена только при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (ч. 2 ст. 20).

Значение конституционного права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей заключается в том, что процессуальная форма суда присяжных обеспечивает более надежную защиту прав и свобод человека и гражданина от незаконного и необоснованного обвинения и уголовного наказания, уменьшает риск судебной ошибки и произвольного осуждения подсудимого. Функционирование суда присяжных имеет важное общественно-политическое значение, заключающееся в предъявлении повышенных требований к качеству предварительного расследования и судебного разбирательства, профессионализму органов дознания, следователей, прокуроров, адвокатов и судей, соблюдению ими как своих профессиональных обязанностей, так и требований Конституции РФ и уголовно-процессуального законодательства.

Согласно статье 1 Федерального закона от 20.08.2004 №113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» рассмотрение уголовных дел с участием присяжных заседателей федеральных судов общей юрисдикции проводится в Верховном Суде РФ, верховных судах республик, краевых, областных судах, судах городов федерального значения, автономной области и автономных округов, окружных (флотских) военных судах.

В суде присяжных полномочия в решении вопросов уголовного дела разделены между коллегией присяжных заседателей и профессиональным судьей (председательствующим). Коллегия присяжных выносит вердикт, т.е. решение по поставленным перед ней вопросам, включая основной вопрос о виновности подсудимого. Присяжные могут вынести обвинительный или оправдательный вердикт. Вынося обвинительный вердикт, коллегия присяжных заседателей отвечает на вопрос о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения или особого снисхождения.

Процессуальная форма суда присяжных содержит двойной процессуальный механизм защиты невиновного человека от ошибок, обвинительного уклона профессиональных и непрофессиональных судей. Благодаря этому механизму суд присяжных по своему правозащитному потенциалу не имеет себе равных.

Эта форма судопроизводства зарекомендовала себя положительно и может быть с полным основанием отнесена к достижению судебной реформы.


Дата публикации: 12.01.2015 г.
Дата изменения: 14.12.2016 г.


Деятельность суда по защите субъективных прав и законных интересов граждан и организаций является правосудием, которое осуществляется исключительно судом путем рассмотрения и разрешения конкретных дел, а также применения, в случае необходимости, мер принуждения, которые предусмотрены законодательством. В этом проявляется судебная власть как одна из ветвей государственной власти в России.

В соответствии со статьей 46 Конституции РФ каждому гражданину должна быть гарантирована судебная защита его прав и свобод. Данное положение относится ко всем гражданам вне зависимости от их возраста.

Под судебной защитой прав и законных интересов также необходимо определять деятельность судов, осуществляемую в определенном порядке, которая направлена на восстановление (признание) нарушенных (оспоренных) прав и законных интересов путем применения регламентированных законодательством способов защиты.

Реализация права на обращение за судебной защитой возможна только при наличии предусмотренных законом предпосылок, которые выступают в качестве непременных условий возбуждения гражданского дела в суде первой инстанции. Отсутствие оных будет определено в качестве основания для отказа в рассмотрении дела.

Следует отметить, что одной из важнейших предпосылок права на обращение за судебной защитой будет наличие правосубъектности у субъектов гражданских процессуальных отношений (общественных отношений между судом и участниками процесса, которые возникают и развиваются при осуществлении правосудия по конкретному делу, урегулированных нормами гражданского процессуального права). В литературе в понятии правосубъектности объединены правоспособность и дееспособность.

В Гражданском кодексе РФ, в п. 1 ст. 17, определяется общее понятие правоспособности: «Правоспособность — способность иметь гражданские права и нести гражданские обязанности» [1, с.189]. Таким образом, правоспособность — это способность субъектов прав и обязанностей иметь любые права и нести обязанности, но только те, которые допускаются законом.

Субъективные права граждан — это определенные правомочия, которые возникают у лица на основе норм объективного права как у индивидуально-определенного субъекта права. Это определенные возможности каждого конкретного человека, которые устанавливаются законодателем в нормах объективного права.

Правоспособность признается за гражданами законодательно. При этом никто не вправе отказаться от правоспособности или ограничить ее. Соответственно, для правоспособности характерна такая черта, как неотчуждаемость. Однако, можно отметить, что закон в некоторых случаях допускает ограничение правоспособности, как определяется в ч. 1 ст. 22 Гражданского кодекса РФ. Ограничение правоспособности возможно, в частности, в качестве наказания за совершенное преступление, причем гражданин по приговору суда может быть лишен неправоспособности в целом, а только способности иметь отдельные права — занимать определенные должности, заниматься определенной деятельностью.

Под гражданской процессуальной правоспособностью понимается предусмотренная нормами гражданского процессуального права способность того или иного субъекта приобретать (иметь) гражданские процессуальные права и гражданские процессуальные обязанности, согласно статье 36 Гражданского процессуального кодекса РФ. Отсутствие такой способности исключает и возможность участия в рассмотрении и разрешении дела. Исходя из всего вышесказанного, можно прийти к выводу, что гражданская процессуальная правоспособность — это установленная законом возможность быть участником судопроизводства. Прекращается правоспособность в момент смерти.

Гражданин должен обладать материальной правоспособностью, чтобы участвовать в процессе защиты своих субъективных прав, что означает он должен иметь способность обладать соответствующие материальные права и также иметь юридические обязанности.

Важное практическое значение имеет гражданская процессуальная правоспособность, поскольку неправоспособный субъект не может являться участником гражданского процессуального правоотношения. При попытке данного субъекта участвовать в производстве по гражданскому делу в каком — либо процессуальном качестве она должна пресекаться отказом в допуске его в процессе или прекращением процессуальных отношений с ним [1, с.167].

В том случае, если гражданская процессуальная правоспособность является абстрактной возможностью лица участвовать в процессе по конкретному делу, а другими словами, лицо — это носитель гражданских процессуальных прав и обязанностей, тогда способность такого участника своими действиями реализовывать процессуальные права и обязанности или поручать ведение дела представителю будет называться гражданской процессуальной дееспособностью, что закреплено статьей 37 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Гражданская процессуальная дееспособность — это юридическое свойство исключительно физических лиц, которые участвуют в процессе в качестве стороны или третьего лица. Такая дееспособность — это не юридическая характеристика коллективных образований, куда вовлечены и юридические лица, т. к. у данных субъектов процесса способность «имеет» и способность «осуществлять своими действиями» процессуальные права и обязанности возникают одновременно. Поэтому статья 37 Гражданского процессуального кодекса полностью посвящена регламентации гражданской процессуальной дееспособности граждан, которые защищают свои права и законные интересы.

В соответствии с п. 1 статьи 21 Гражданского кодекса РФ, дееспособность граждан определяется как способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их.

Обладать дееспособностью означает способность лица лично совершать разнообразные юридические действия: выдавать доверенности, заключать договоры, а также лично отвечать за причиненный имущественный вред и за неисполнение обязательств. Соответственно, дееспособность граждан включает в себя и способность к совершению сделок, и способность нести ответственность за неправомерные действия — деликтоспособность.

По содержанию дееспособность тесно связана с содержанием правоспособности. Правоспособность — это те права и обязанности, которые конкретный гражданин может иметь, а дееспособность — это способность гражданина приобретать и осуществлять данные права и обязанности своими действиями.

Главным отличием дееспособности от правоспособности является то, что дееспособность не может быть одинаковой для всех. Дееспособность — способность гражданина совершать различные волевые действия. Поэтому, по мнению автора, правомерным является название некоторыми учеными дееспособности «волеспособностью» [2].

Для того, чтобы осознанно приобретать права и осуществлять исполнение обязанностей, осознавать смысл правых норм, а также предвидеть возможные последствия своих действий. Эти действия невозможно выполнить гражданам с проблемами психики, новорожденным, малолетним и т. д.

В соответствии с данными факторами законом определяется несколько разновидностей дееспособности:

‒ дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет;

‒ дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 6 до 14 лет.

Право на предъявление иска по определенному гражданскому делу это способность, предоставленная законом всякому правоспособному лицу, вызвать своим волеизъявлением деятельность государства в лице суда по осуществлению правосудия по конкретному гражданскому делу, т. е. по разрешению конкретного гражданско-правового спора. Наличие процессуальной правоспособности — это необходимая предпосылка указанного права, которое представляет собой ее проявление в конкретном случае.

Гражданская и процессуальная правоспособность тесно связаны, но такая связь не являются тождественными. Процессуальная правоспособность по своим объективным признакам и по субъектам, которым она принадлежит, не совпадает с гражданской правоспособностью.

Как установлено, защита гражданских прав может быть осуществлена не только путем гражданского процесса. Ряд гражданских прав, например, в области жилищных, трудовых, земельных и других правоотношений, защищается в административном порядке. И, наоборот, возможным может быть проявление процессуальной правоспособности по спорам в области таких правоотношений, которые исключены из сферы гражданско-правовой деятельности данного лица.

Однако процессуальная правоспособность означает способность быть стороной в процессе по своему делу. Обращаться к суду с иском является возможным только для защиты права, которое, по мнению истца принадлежит ему. Следовательно, статья Гражданского процессуального кодекса РФ указывает на то, что за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса может обращаться не всякое лицо, а только заинтересованное. Истец в своем заявлении указывает на свою заинтересованность в деле, при этом он должен сослаться на связь со спорным материальным правоотношением, а также на заинтересованность в деле ответчика.

Таким образом, можно вывод о том, что задачи гражданского судопроизводства преследуют цель — защиту прав граждан. При этом конкретизация задач гражданского судопроизводства реализована в процессуальном законодательстве в зависимости от подведомственности дел судам общей юрисдикции.

Основные термины (генерируются автоматически): процессуальная правоспособность, гражданская процессуальная правоспособность, Гражданский процессуальный кодекс, обязанность, способность, судебная защита, гражданин, гражданская процессуальная дееспособность, Гражданский кодекс РФ, гражданское дело, дееспособность, действие, правоспособность, РФ, способность гражданина.


В Российской Федерации человек, его права и свободы признаются высшей ценностью [1]. Вместе с тем реализация прав в некоторых случаях представляется затруднительной, например, в связи с правонарушениями, и для того, чтобы обеспечить реализацию тех или иных прав и устранить препятствия в этом, устанавливаются определенные гарантии.

Гарантии прав можно определить как совокупность условий, средств и способов обеспечения надлежащей реализации прав и свобод. Различают экономические, политические, социальные и правовые гарантии. С юридической точки зрения нас интересуют, прежде всего, правовые гарантии. Их особенность заключается в том, что они являются и субъективными правами, и в то же время процессуальными гарантиями реализации иных прав.

Особое значение среди правовых гарантий имеет право на судебную защиту, поскольку оно выступает в качестве гарантии реализации практически всех иных субъективных прав. Эта гарантия проявляется в том, что обладатель того или иного права имеет возможность обратиться в суд за восстановлением своего права в случае какого-либо нарушения. И многочисленность подобных нарушений обуславливают актуальность темы данной научной статьи.

Право на судебную защиту закреплено в нормах международного права — во Всеобщей декларацияи прав человека 1948 г. (ст. 8), Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (ст. 6), Международном Пакте о гражданских и политических правах 1966. (ст. 14) и других международно-правовых документах.

Кроме того, право на судебную защиту закреплено в национальном законодательстве, в частности, в Конституции РФ [1].

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Это право относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека и одновременно выступает гарантией всех других прав и свобод, находясь во взаимосвязи с обязанностью государства охранять достоинство личности и обеспечивать приоритет ее прав и свобод.

Содержание права на судебную защиту применительно к гражданскому судопроизводству раскрывается в статье 3 ГПК РФ, которая закрепляет возможность заинтересованного лица обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. При этом содержание права на судебную защиту по своему объему является достаточно широким. Так, в нем можно выделить два аспекта — право на обращение в суд (право на предъявление иска) и право на правильное и справедливое рассмотрение и разрешение дела.[1] Кроме того, право на судебную защиту включает в себя право на свою и право на «чужую» (т. е. судебную) деятельность по защите нарушенного (оспоренного) субъективного права [6].

Конституционный Суд в своих Постановлениях установил обязанность законодателя предоставить участникам судопроизводства гарантии права на судебную защиту, обеспечивающие ее полноту и своевременность, эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости [4, ст.1764, 3393].

Европейский суд также высказался по этому вопросу: в соответствии с толкованием решения Европейского Суда по делу Эйри против Ирландии, Европейская Конвенция требует от государств, её ратифицировавших, не только не препятствовать реализации прав, но и совершать определенные позитивные действия, обеспечивающие доступ к правосудию [5].

Федеральный законодатель предпринял попытку исполнить возложенную на него обязанность, закрепив соответствующие гарантии в ГПК РФ.

Так, в статье, закрепляющей право на судебную защиту, устанавливается недействительность отказа от права на обращение в суд [3]. Это связано с тем, что отказываясь от этого права, лицо фактически лишает себя наиболее эффективной защиты своих прав и свобод, как уже нарушенных или оспоренных, так и тех, что могут быть нарушены или оспорены в будущем.

К числу гарантий можно отнести также положения ГПК РФ, регулирующие порядок предъявления иска и обеспечивающие тем самым реализацию этой возможности на практике [3].

Гражданско-процессуальный кодекс устанавливает возможность реализовывать свое право на судебную защиту не только непосредственно, но и через представителей, а в некоторых случаях при содействии прокурора, органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций и граждан [3]. Речь, как правило, идет о случаях, кода лицо по состоянию здоровья, в силу возраста или по иным причинам не может самостоятельно защитить свои права, свободы и законные интересы. При этом, согласно правилам ч. 2 ст. 45 ГПК РФ, в случае отказа прокурора от заявления, поданного в защиту законных интересов другого лица, рассмотрение дела по существу продолжается, если это лицо или его законный представитель не заявит об отказе от иска.

К числу гарантий можно отнести также закрытый перечень оснований отказа в принятии или возврата искового заявления [3]. Более того, Гражданско-процессуальный кодекс закрепляет возможность подачи частной жалобы на определение суда о возвращении заявления.

Также необходимо помнить о двухаспектности права на судебную защиту, первый аспект (право на обращение) обеспечивается приведенными выше гарантиями. Второй аспект данного права (право на правильное и справедливое рассмотрение и разрешение гражданского дела) также обеспечивается определенными гарантиями. В этом случае в качестве гарантий права граждан на судебную защиту выступают институты подведомственности и подсудности, обеспечивающие надлежащее рассмотрение дела надлежащим судом, что связано с необходимостью рассмотрения дела тем судом и тем судьей, уровень квалификации и опыт которого позволяют ему правильно рассмотреть и разрешить дело. Кроме того, когда мы говорим о такой разновидности подсудности, как территориальная подсудность, нам также следует иметь в виду то, что территориальная подсудность во многом призвана обеспечить удобство гражданского судопроизводства.

В качестве гарантии правильного и справедливого судебного разбирательства можно рассмотреть также неизменность судебного состава.

Гарантией права на судебную защиту является также возможность обжалования судебных решений, как вступивших, так и не вступивших в законную силу [3]. Кроме того, летом 2018 года были внесены изменения в ФКЗ «О судебной системе» в связи с созданием института апелляционных и кассационных судов, которые призваны поспособствовать дополнительному обеспечению независимости судей и улучшению качества рассмотрения дел [2].

Таким образом, и международное, и национальное законодательство закрепляют гарантии прав человека, в том числе, право на судебную защиту. Право на судебную защиту имеет важнейшее значение, что подтверждается его закреплением в Конституции РФ, Основном Законе нашей страны. Это обусловлено тем, что право на судебную защиту гарантирует реализацию практически всех иных субъективных прав, и, вместе с тем, выступает в качестве самостоятельного субъективного права, также нуждающегося в правовых гарантиях, некоторые из которых закреплены в Гражданско-процессуальном кодексе.

[1] В литературе высказывается точка зрения, в соответствии с которой право на судебную защиту не включает в себя право на обращение в суд, и право на обращение в суд рассматривается как юридический факт, запускающий механизм реализации права на судебную защиту.

Основные термины (генерируются автоматически): судебная защита, гарантия, РФ, Гражданско-процессуальный кодекс, свобода, гражданское судопроизводство, Европейская Конвенция, Европейский Суд, национальное законодательство, справедливое рассмотрение.


Ключевые слова: судебная защита, гражданское судопроизводство, РФ, процессуальная форма, доступность правосудия, принцип доступности, доступность.

После вступления в законную силу 1 февраля 2003 г. ГПКРФ процессуальная форма рассмотрения и разрешения гражданских дел, определенная им в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов заинтересованных лиц, недолго находилась в состоянии покоя. Уже с июня 2003 г. законодатель стал вносить в ГПКРФ изменения: существенно была изменена процессуальная форма правил проверки законности и обоснованности не вступивших в законную силу судебных постановлений, принятых по гражданским делам мировыми судьями и федеральными судами общей юрисдикции по первой инстанции, а также процессуальная форма правил, регулирующих пересмотр вступивших законную силу постановлений. В соответствии с Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 20-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» были закреплены право мирового судьи не составлять мотивированное решение суда по рассмотренному им делу и правила, когда мировой судья обязан составить мотивированное решение суда (ст. 199 ГПК РФ). В связи с принятием КАС РФ из ГПК РФ исключен ряд определенных категорий дел гражданского судопроизводства. В ГПКРФ законодателем была внесена глава 21.1 «Упрощенное производство», ранее оно было предметом регулирования только в АПК РФ. В соответствии с Федеральным законом от 29 июля 2017 г. № 260-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» ст. 157 ГПК РФ изложена в новой редакции. Из нее исключено правило непрерывности судебного разбирательства, которое в науке гражданского процессуального права определялось как принцип и т. д. Эти и другие изменения, внесенные законодателем, указывают, что процессуальная форма гражданского судопроизводства находится в состоянии эволюции, которое имеет свое продолжение.

По мнению законодателя, внесенные изменения направлены на дальнейшее совершенствование правил гражданского судопроизводства, что должно обеспечивать доступность и качество правосудия по гражданским делам. Данный вывод в отношении определенных процессуальных конструкций не является однозначным и вызывает различные дискуссии среди ученых-процессуалистов, которым свойственно идеализировать свое отношение к новому. Любое процессуальное правило, даже со сложной для применения процессуальной конструкцией, можно объяснить, как правило, которое обеспечивает доступность и качество правосудия. Следует согласиться с И. М. Зайцевым в том, что «гражданская процессуальная форма представляет собой установленный законом оптимальный порядок отправления правосудия по гражданским делам, обязательность которого обеспечена санкциями гражданских процессуальных и иных правовых норм».

Процессуальная форма гражданского судопроизводства должна быть сконструирована таким образом, чтобы она могла обеспечить доступность правосудия по гражданским делам, решение задач гражданского судопроизводства (ст. 2 ГПК РФ) и в конечном итоге выявление судебной истины [1]. Процессуальная форма судопроизводства должна быть такой, «чтобы обращение к ней не воспринималось лицом, нуждающимся в помощи суда, как барьер в осуществлении права». Существует проблема создания наиболее благоприятных конструкций процессуальной формы гражданского судопроизводства. «Отказ от процессуальной формы, как и другая крайность — чрезмерное ее усложнение (придание форме первенствующего значения), губителен для правосудия».

Одним из направлений создания оптимальной формы гражданского судопроизводства является совершенствование самого судопроизводство, в том числе и за счет введения в гражданское судопроизводство упрощенных судебных процедур [2]. К таким судебным процедурам можно отнести введение законодателем в гражданское судопроизводство правил приказного производства (гл. 11 ГПК РФ) и правил упрощенного производства (гл. 21.1 ГПК РФ). Определенные законодателем письменные процессуальные конструкции наиболее благоприятны для разрешения конфликтов, где отсутствует споро праве, являющийся основанием для применения искового производства. Применение письменной формы передачи информации как единственно возможной при рассмотрении и разрешении определенных ситуаций, установленных законодателем, изменение процессуальной конструкции рассмотрения данных дел дают возможность исключить непосредственное участие в этом самих субъектов, что обеспечивает доступность судебной защиты, в том числе и путем сокращения времени ее получения.

В науке гражданского процессуального права существует мнение, согласно которого доступность судебной защиты определяется как принцип гражданского процессуального права. Так, по мнению В. М. Сидоренко, «принцип доступности правосудия — это обеспеченная законом возможность беспрепятственно обратиться в суд за защитой своих прав и получить судебную защиту» [3]. Принцип доступности судебной защиты имеет место потому, что «его содержание вытекает из ряда конституционных положений». Существует и иная точка зрения, согласно которой доступность судебной защиты не может быть принципом гражданского процессуального права. Д. А. Фурсов полагает, что «доступность правосудия не может претендовать на роль самостоятельного принципа, поскольку является составной частью права на судебную защиту» [4]. В системе КАС РФ доступность правосудия в сфере административных и иных публичных правоотношений законодатель определил в качестве одной из ее задач (ч. 1 п. 1 ст. 3 КАС РФ).

Под доступностью судебной защиты в гражданском судопроизводстве следует понимать определенную законодателем возможность заинтересованных лиц получить эту защиту. Возможность обеспечивается установленной законодателем «наиболее благоприятной» процессуальной формой гражданского судопроизводства, которая в свою очередь зависит от принципов, взятых законодателем за основу ее построения. Комментируя задачи правосудия в сфере административных и иных публичных отношений, В. В. Ярков указывает, что «современное понимания доступа к правосудию заключается не только в беспрепятственной возможности обращения к суду. Доступ к правосудию понимается как начало, которое должно быть обеспечено на всех стадиях процесса — от прохождения досудебных этапов правовой защиты, на стадиях возбуждения дела, судебного разбирательства до возможностей реализовать право на обращение в суды, наделенные полномочием по пересмотру судебных актов, и право на исполнение судебного акта» [5]. Однако при этом В. В. Ярков доступность правосудия по административным делам относит также и к принципам административного судопроизводства.

По мнению В. М. Семенова, «принцип доступности судебной защиты прав и интересов — это обеспеченная государством возможность всякого заинтересованного лица обратиться в порядке, установленном законом, в суд за защитой прав и интересов и отстаивать их в судебном процессе». Принцип доступности судебной защиты в данный период обеспечивался в первую очередь процессуальной формой правил установления объективной истины (ст. 14, 50 ГПК РСФСР1964 г.), а также «всем содержанием гражданского процессуального права, характеризующегося простотой и отсутствием ненужных юридических формальностей, что представляло собой, целую систему процессуальных гарантий». В советском гражданском судопроизводстве доступность судебной защиты определялась как основное начало или принцип советского гражданского процессуального права, т. к. доступность судебной защиты обеспечивалась государством.

Эволюция процессуальной формы состязательного процесса, которая произошла в гражданском судопроизводстве вследствие изменения процессуально-правовой политики государства, в том числе и под влиянием принципов и норм международного права, изменила возможность заинтересованных лиц в получении судебной защиты. Процессуальная форма гражданского судопроизводства, определяющая доступность судебной защиты, стала характеризоваться в отношении определенных процессуальных конструкций «различными сложностями гражданского судопроизводства, его формализма, возведенного в принцип процесса».

В современных условиях правовой действительности «каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод». Реализация судебной формы защиты субъективных прав и законных интересов граждан прямо зависит от совершенства, установленного для таких целей правового механизма.

  1. Мурадьян Э. М.. Истина как проблема судебного права. — М.: Юристъ, 2014. — 311 с.
  2. Дегтярев С. Л.. Оптимизация гражданского правосудия России. —: под ред. В. В. Яркова. М.: Волтерс Клувер, 2017. — с. 192
  3. Сидоренко В. М. Принцип доступности правосудия и проблемы его реализации в гражданском и арбитражном процессе: автореф.: дис. д-ра юрид. наук., Екатеринбург, 2002.
  4. Фурсов Д. А. Современное понимание принципов гражданского и арбитражного процесса: учебное пособие. — М.: Статут, 2015. — с. 80
  5. Административное судопроизводство: учебник для студентов высших учебных заведений по направлению «Юриспруденция» (специалист, бакалавр, магистр) / под ред. В. В. Яркова. — М.: Статут, 2016. — c. 680

Основные термины (генерируются автоматически): судебная защита, гражданское судопроизводство, РФ, процессуальная форма, доступность правосудия, принцип доступности, доступность, законодатель, законная сила, мировой судья.

Конвенция о правах ребенка ООН, основной международный документ, регулирующий права детей, предусматривает обязанность государства обеспечить ребенку защиту, необходимую для его благополучия, и принять для этого соответствующие законодательные и административные меры (ст.

3). Это положение Конвенции нашло отражение в ст. 2 Конституции РФ: «.. признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». При этом государство обязано не только создавать систему такой защиты, в которой объединены разные органы, предназначенные для защиты прав и свобод гражданина, но и предусматривать и устанавливать ее четкие процедуры. Согласно ст. 46 Конституции РФ каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и свобод. Это конституционное положение относится ко всем гражданам независимо от их возраста, а следовательно и к несовершеннолетним. Судебная защита может проходить только в определенном, установленном законом порядке, через судебную власть, которая согласно ч. 2 ст. 118 Конституции РФ, осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Задачами ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВАявляются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений. Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Правом на обращение в суд наделено по общему правилу лицо, права, свободы и законные интересы которого нарушены. Гражданская процессуальная правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами и организациями, обладающими согласно законодательству РФ правом на судебную защиту прав, свобод и законных интересов (ст.

36 ГПК РФ). Права и законные интересы несовершеннолетних призваны защищать законные представители – родители, усыновители, опекуны и попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом.

ПРОИЗВОДСТВО ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ С УЧАСТИЕМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХосуществляется в общем порядке, установленном ГПК РФ, с учетом особенностей, изложенных в ст. 37 «Гражданская процессуальная дееспособность» ГПК РФ. В соответствии с данной статьей гражданской процессуальной дееспособностью считается способность граждан, достигших возраста 18 лет, и организаций своими действиями осуществлять процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю.

Наиболее важными элементами в осуществлении гражданской процессуальной дееспособности являются момент возникновения гражданской правоспособности и последствия при ее отсутствии. Статья 37 ГПК РФ выделяет четыре категории граждан в зависимости от их возраста и состояния здоровья , причем данное разделение имеет свои основания[245 - См.: Анисимов А.А., Буданов С.А., Воробьев В.Ф. и др. Ювенальное право: учебник / под ред. А.В. Заряева, В.Д. Малкова. – М.: Юстицинформ, 2005.]. Несовершеннолетние как особый класс граждан относятся к каждой из выделенных категорий.

Так, к первой категории ГПК РФ (ч. 1 ст. 37) относит граждан, достигших возраста 18 лет и уже в силу этого приобретших полную процессуальную дееспособность. Однако законодатель к данной категории относит и несовершеннолетних, не достигших возраста 18 лет, при этом оговаривая в ч. 2 ст. 37 ГПК РФ, что данное право они приобретают со времени вступления в брак или объявления их полностью дееспособными (эмансипированными).

Вторую категорию граждан образуют несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, а также совершеннолетние граждане, ограниченные в дееспособности в установленном законом порядке. В соответствии с ч. 3 ст. 37 ГПК РФ права и законные интересы этой категории граждан защищают в суде их законные представители в лице родителей, усыновителей, попечителей.

Однако участие в процессе самих несовершеннолетних или граждан, признанных ограниченно дееспособными, обязательно.

К третьей категории законодатель относит несовершеннолетних граждан в возрасте от 14 до 18 лет, которые обладают в определенных случаях в силу прямого указания на это закона полной гражданской процессуальной дееспособностью. Специфика правил ч. 4 ст. 37 ГПК РФ состоит в том, что данные правила применяются лишь в случаях рассмотрения судом дел, которые следуют:

1) из трудовых правоотношений. Например, дела об отказе в приеме на работу (ст. 63 ТК РФ допускает прием на работу с 14-летнего возраста), дела, связанные с оплатой их труда (ст. 271 ТК РФ), с незаконным привлечением несовершеннолетних к сверхурочным, тяжелым работам. Во всех случаях несовершеннолетние работники вправе лично защищать свои права в суде;

2) из гражданских и семейных правоотношений. Из общего правила о судебной защите прав и интересов граждан в возрасте от 14 до 18 лет их законными представителями СК РФ предусматривает три исключения. Согласно п. 2 ст. 56, ст. 62 и 142 СК РФ граждане, достигшие 14-летнего возраста, имеют право на самостоятельную судебную защиту прав и законных интересов. Так, семейное и гражданское законодательство содержит указание на возможность обращения в суд с иском (заявлением, жалобой) самостоятельно по достижении несовершеннолетним возраста 14 лет при нарушении его прав и законных интересов, в том числе при невыполнении либо ненадлежащем выполнении родителями (одним из них) обязанностей по воспитанию, образованию либо при злоупотреблении родительскими правами (ст. 56 СК РФ), а также с иском об отмене усыновления (ст. 142) и с требованием об объявлении эмансипированным (ст. 27 ГК РФ). Одной из особенностей рассмотрения дел, связанных с усыновлением, изменением имени, фамилии, отчества, восстановлением в родительских правах (ст. 5, 59, 72, 132, 134, 136, 143, 154 СК РФ), является то, что суд принимает решение только с согласия ребенка, достигшего возраста 10 лет;

3) из кооперативных правоотношений.

Системный анализ ст. 37 ГПК РФ, ст. 26 ГК РФ, ст. 7 Федерального закона «О производственных кооперативах» позволяет сделать вывод о том, что и в делах, связанных с членством несовершеннолетнего в кооперативах (допускается членство с 16-летнего возраста), он вправе лично защищать свои права и законные интересы в суде.

Следующая особенность правил ч. 4 ст. 37 ГПК РФ состоит в том, что они предоставляют суду право самому решать вопрос о привлечении к участию в деле родителей (усыновителей), попечителей, иных законных представителей несовершеннолетних (т. е. данные правила диспозитивны в отличие от правил ч. 3 ст. 37 ГПК РФ). Аналогично решается вопрос и в случаях рассмотрения судом споров, связанных со сделками по распоряжению несовершеннолетними своим заработком, полученным по трудовому договору, доходами члена производственного кооператива или от осуществления предпринимательской деятельности, а также доходами (в виде процентов, дисконта и т. п.), которые могут получать несовершеннолетние, имеющие банковские вклады, акции и т. д.

К четвертой категории граждан относятся несовершеннолетние, не достигшие возраста 14 лет. Данная категория лиц, как и граждане, признанные недееспособными, не обладают гражданской процессуальной дееспособностью, т. е. правом на самостоятельную защиту своих прав и интересов. В соответствии с ч. 5 ст. 37 ГПК РФ права и законные интересы указанных лиц защищают в суде их законные представители – родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым данное право предоставлено федеральным законодательством.

Таким образом, несовершеннолетний может стать участником гражданского процесса – при этом он либо принимает самостоятельное участие в качестве одной из сторон (истец, ответчик или заявитель), либо выступает участником судебного процесса при защите его прав, свобод и интересов законными представителями.

Отдельно следует указать на возможность участия несовершеннолетнего в гражданском процессе в качестве третьего лица, однако такое участие допускается при наличии у несовершеннолетнего в полном объеме гражданской процессуальной дееспособности. В данном случае мы также говорим о самостоятельном участии несовершеннолетнего в гражданском процессе. Исходя из ч. 1 ст. 69 ГПК РФ, в которой указывается, что свидетелем может быть любое лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, относящиеся к делу, несовершеннолетний в гражданском судопроизводстве может выступать в качестве свидетеля.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: