Фемный суд это в средние века

Обновлено: 14.04.2024

  • «Божий суд» — в Раннем Средневековье способ выявления виновности, испытание огнём, раскалённым железом, водой (холодной и кипящей). Применялся, когда обычные судебные средства не давали нужных результатов.

Разновидность «Божьего суда» — судебный поединок. Между спорящими назначались поединки: считалось, что «высшие силы» обеспечат победу правому над лжецом и преступником. Если обвиняли женщину, то за неё мог заступиться какой-нибудь рыцарь. В основе «Божьего суда» лежит религиозное представление о том, что истина может быть установлена только вмешательством Бога. С течением времени (в Англии в XII веке, во Франции в XIII веке) «Божий суд» был заменён судом присяжных, но методы его применялись в дальнейшем инквизицией.

Связанные понятия

Орда́лии (от англосакс. ordol, лат. ordalium — приговор, суд) — в широком смысле то же, что и «Божий суд»; в узком — суд путём испытания огнём и водой. Ордалии считаются одним из видов архаического права, впервые подобные испытания упоминаются ещё в законах Хаммурапи.

Судебный поединок — один из способов разрешения споров в средневековой Европе, при котором исход спора решало единоборство сторон: победитель провозглашался выигравшим спор. Обычно использовался в случаях, когда установить истину путём допроса свидетелей было невозможно, но ни одна из сторон не признавала своей неправоты. По сути судебный поединок представляет собой санкционированную правом дуэль.

Испытание водой (также известно как Купание или Макание ведьм, от англ. Witch dunking) — разновидность ордалий, применявшаяся как в древневосточном (в частности, согласно Судебнику Хаммурапи) и средневековом уголовном процессе. Связанного обвиняемого в совершении преступления бросали в водоём и признавали невиновным, если вода не принимала его. В противном случае, обвиняемого казнили.

Епитимья́, или епитимия́ (др.-греч. ἐπι-τῑμία — «наказание, кара», лат. poenitentia) — вид церковного наказания для мирян в христианской Церкви; имеет значение нравственно-исправительной меры.

Великая ассиза или Большая ассиза (лат. Magna Assisa) — законодательный акт средневековой Англии, содержавший инструкции для судебного расследования королевскими судами имущественных тяжб, относящихся к королевской юрисдикции. Текст ассизы не сохранился, время её принятия достоверно не известно, считается, что ассиза была издана королём Генрихом II около 1179 года. О содержании Великой ассизы известно благодаря Трактату о законах и обычаях королевства Английского, написанному между 1187 и 1189 годами.

Упоминания в литературе

Ведение процессов по уголовным и гражданским делам начиналось по жалобе потерпевшей стороны. Судебный процесс носил состязательный характер, причём бремя доказывания целиком лежало именно на заинтересованных сторонах, участниках процесса – обвинителе или истце и обвиняемом или ответчике, а также на их свидетелях. Доказательствами служили свидетельские показания, клятвы, ордалии (испытание водой). В некоторых случаях требовалось наличие свидетелей и/или документа с печатью. Особый вид доказательств составляли обращения к „ божьему суду “. Речь идёт о клятвах перед богами и ордалиях, состоявших в том, что обвиняемый бросался (или его бросали) в реку, и считалось, что его судьба зависит от воли бога реки: если он был невиновен, то всплывал, а если виновен – тонул (то есть бог реки „забирал“ его). Предполагалось, что боги неминуемо поразят смертью клянущегося ложно; поэтому принесение такой клятвы считалось в ряде случаев достаточным доказательством для оправдания и подтверждения правоты, а отказ принести клятву – доказательством справедливости обвинения.

Возможно, наилучшим комментарием будут собственные слова Павла из Послания к Римлянам. Так же как вышеприведенные строки можно назвать кратким содержанием Рим. 1–3, так и выражение «по природе чада гнева» есть как бы вывод из сказанного в Рим. 5:12–14. Павел утверждает, что «смерть перешла во всех человеков, потому что в нем [Адаме] все согрешили». Дело даже не в том, что все унаследовали греховную природу, приведшую их к греху и, следовательно, к смерти, а в том, что «все согрешили» в Адаме и с Адамом. Ветхий Завет очень ярко показывает единство человеческой расы с этой точки зрения – о каждом будущем поколении говорится как о уже находящемся «в чреслах» поколения предыдущего. С этой истиной согласятся современные генетики. Павел говорит, что нельзя сделать Адама этаким козлом отпущения и укорять его за свои грехи, вину и осуждение, ибо и мы были в Адаме. Поэтому вполне верно высказывание, что мы согрешили в Адаме, в нем и с ним умерли, признаны виновными. Не в этом ли смысле нас можно назвать грешниками «по природе», определенными к суду Божьему ? Подавляющее большинство протестантских богословов желали бы добавить, что они верят в Божью благодать и в искупление Христово, простирающиеся над нами в годы детства, покуда человек не достигнет зрелого возраста, когда можно будет говорить об ответственности. Богословы реформатской традиции обращают внимание на рождение в завете (ср.: 1 Кор. 7:14). Но факт унаследования нами греха и вины или заслуживаемого нами осуждения остается фактом.

С VIII в. в Западной Европе получил распространение обряд помазания королей. Суть этого обряда заключалась в том, что церковь принимала данное лицо в свое лоно, но это не означало, что церковь обрядом помазания наделяла короля правом на власть или, тем более, «наполняла нового царя магической мощью»[64], церковь брала ответственность за действия царя, отвечая за него на божьем суде . Церковь помазанием выдавала полис (polis с фр. – страхование) новому царю, страховку в оправданности его будущих действий. Таким образом, церковь не претендовала на то, что она является единственным источником власти в этом мире. Король – такое же полномочное лицо на власть, как и церковь, только из юрисдикции королевской власти должно быть изъято право на решение вопросов, связанных с определением предельных нравственных ситуаций.

Прежде европейцы, если постигало их какое-то несчастье, употребляли слово “суд” вместо слова “кризис”. Сейчас слово “суд” заменили словом “кризис”, понятное слово – менее понятным. Начиналась война или эпидемия – “ суд Божий !”; землетрясения, другие бедствия, всегда одно – “суд Божий!”… Ибо, пока произносилось понятное слово “суд”, была понятна и причина, которая привела к беде, был известен и Судия, попустивший беду, и цель, ради которой беда была попущена. После подмены слова “суд” словом “кризис”, малопонятным для большинства, никто не может объяснить, ни отчего он, ни от кого, ни для чего. Только этим и отличается теперешний кризис.

Новозаветные авторы не разделяют ни одного из этих ошибочных мнений. Они постоянно подчеркивают реальность и неизбежность Суда Божьего . Они говорят, что в тот день Христос будет Судьей (Мф. 16:27; Деян. 10:42; Рим. 2:16; 14:10,12; 2 Кор. 5:10; Еф. 6:8). Но в то же время мы узнаем, что приговор Бога о нас уже произнесен, во Христе мы оправданы и перешли из смерти в жизнь. Судья последних дней – это наш Спаситель (Ин. 3:18,36; 5:24; Рим. 8:33,34; 1 Пет. 1:3–5). Суд Бога покажет Его справедливость. Всем спасенным Он объявит прощение через искупительную смерть Христа и Его совершенную покорность. Однако верность народа Божьего будет явлена не как основа для его оправдания, а как свидетельство веры в Спасителя. Тем же, кто не сохранил верности, Сам Господь покажет, насколько лицемерно их исповедание: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф. 7:23; 25:41). Суд Божий над святыми также сделает очевидной бесполезность неискреннего служения. Небесная награда будет измеряться той преданностью, которую проявили искупленные служители Господа (1 Кор. 3:13–15; Мф. 25:14–30).

Если ни свидетелей, ни очевидной виновности одного из ответчиков не находили, то дело решалось божьим судом (теми же ордалиями) или полем – т. е. поединком.

Facebook Если у вас не работает этот способ авторизации, сконвертируйте свой аккаунт по ссылке ВКонтакте Google RAMBLER&Co ID

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

Тайные трибуналы в Вестфалии - фемы

Предлагаю вниманию френдов главу из нашей "Великой книги сакральных знаний", посвященную системе германских тайных трибуналов. Нечто вроде эссе на тему о сакральности суда и закона.

Заседание суда фемы

Во все времена наказание преступников было делом сакральным и божественным. Первый дошедший до нас свод законов, кодекс Хаммурапи, посвящен богам.
Древних греков за преступления перед моралью и обществом карала крылатая богиня Немезида, которая преследовала провинившегося, пока он не был наказан. Любая власть начиналась с суда, поскольку именно он был основой порядка в обществе. А поскольку общество и государство мыслилось как отражение небесного мироустройства на земле, то и суд и законы были освящены божественной сакральной силой.
У древних германцев правосудие находилось в ведении бога Тора, в котором слились черты Зевса и Ареса. Первоначально Тор почитался как верховный бог-громовержец, и даже когда гораздо позднее он был вытеснен с почетного места главы древнегерманского пантеона Одином, за ним сохранились функции, связанные с военным правовым обычаем. С именем Тора напрямую связан тинг – народное собрание древних германцев. Принимать участие в работе тинга имели право все свободные взрослые мужчины племени, а затем обрасти и страны. Это собрание являлось высшим законодательным органом и судом одновременно, также на нем избирались вожди и короли. Руководили работой тинга верховные жрецы данной местности.
Тинг собирались по четвергам. В германской традиции этот день недели (Dienstag) посвящен богу Тору. Спустя столетия уже в Средние века именно в этот день недели собирались тайные трибуналы – суды фемы, которые продолжили традиции сакрального судопроизводства.
Традиция подобных судов уходит своими корнями в тайные мужские союзы. Читатель уже знает, что в Африке такие союзы управляют огромными регионами, верша суд и расправу над местными жителями. Классическим примером подобного объединения, который принял на себя функции тайного трибунала является союз поро в Сьерра-Леоне и Либерии. Этот союз объединяет представителей пяти главных племен регионов, в каждом из которых имеется подобное объединение, также называемое поро. Членами его могут быть только мужчины-воины в возрасте от 30 до 50 лет. Чтобы стать членом союза, нужно пройти через сложный ритуал инициации и принести клятву свято хранить тайну. Поро имеет три степени посвящение. Первую высшую степень составляют вожди племени и самые смелые и отважные воины. Во вторую входят жрецы, а в третью – рядовые члены. Союз имеет сложную систему тайных знаков и примет, по которым члены могут опознать друг друга в толпе непосвященных.
Большой совет поро обычно собирается в сухой сезон, которые захватывает временной отрезок между октябрем и маем. Собрания проходят по ночам под большим деревом, одиноко стоящим в саване. Здесь тайный союз вершит суд по самым сложным делам, например, конфликты между знатными и богатыми семьями. Менее тяжелые случаи поро разбирает на уровне племени. К признанному виновным преступнику отправляется член союза, который со словами «Поро посылает тебе смерть» убивает его там, где обнаружит. Если же приговоренный пытается сбежать, то долгом каждого члена поро найти и покарать его. Поскольку поро насчитывает около десяти тысяч человек, избежать кары нет никакой возможности.
Сходные обычаи существовали и у древних германцев, которые имели так называемый тайный свободный суд, называемый так потому, что в нем могли заседать только свободные полноправные члены общины. В средние века в Вестфалии он превратился в тайные трибуналы, известные как суды фемы. Традиционно слово «фем» переводят как «кара» или «наказание». Однако некоторые исследователи считают, что это – производное от древесного («баум») суда, связанного с лесным правом и древнегерманского культа дикой охоты, который также имел свой тайный союз.
В древней Европе сакральное лесное право регулировало вопросы пользования священными рощами и лесами, где было запрещено охотиться и рубить деревья. Действовало оно в немецких, а затем и в британских землях. У германцев охота считалась сакральным занятием, и охотиться в священном лесе мог только высший посвященный и члены тайного союза. Они соотносили себя с дикой охотой – воинства мертвых героев и валькирий, которые во главе с Одином проносились по небу. Интересно, что позднее главой дикой охоты стали считать Карла Великого, который официально ввел суды фемы в саксонских землях. Лесное право достигло своего расцвета уже в Англии, где оно было введено после англо-саксонского завоевания. Сам лес и его животный мир находились под особой защитой короля. Здесь были категорически запрещены охота, а также рубка леса или кустарников. Только для крестьян, проживавших на территории священных королевских лесов, было сделано небольшое послабление. После уплаты налога, они могли пасти свой скот в лесах на протяжении всего года, кроме периода отёла оленей ( две недели до и после летнего солнцестояния), собирать валежник для отопления и ремонта своих жилищ. Однако было запрещено огораживать участки для пастбищ или возводить строения в пределах границ леса, расчищать лес для пахоты и просто рубить деревья или кустарники. Крестьянину было запрещено заходить в лес с луком или любым другим оружием, а у его собаки должны были быть вырваны когти на передних лапах, чтобы она не могла преследовать добычу. Закон гласил: «Леса — это священные заповедники королей и источник их высочайшего наслаждения, они приезжают в леса охотиться, оставив на время свои заботы и набираясь свежих сил. Леса являются естественным отдохновением от двора, и здесь король может вдохнуть глоток чистой свободы. Поэтому проступки против леса подлежат наказанию по воле короля».
Косвенным подтверждением связи тайных трибуналов фемы с лесным правом служит то, что первоначально заседания суда проводились под дубом, грушей, в тени боярышника или во фруктовом саду. Кроме того, на этом же дереве и вешали приговоренного к смерти. Читатель уже знает, что у древних германцев повешение практиковалась как форма человеческих жертвоприношений, а кельты приносили в жертву богам исключительно преступников. Аналогичный обычай бытовал и у древних балтов.
В конце VIII в. император франков Карл Великий вел тяжелые войны с саксами. Он стремился покорить населенные ими северо-немецкие земли и обратить эти племена в христианство. В 772 г. по его приказу у города Эресберга в Вестфалии был срублен Ирминсуль – священный дуб саксов, посвященный богу Ирмину и символизировавший мировое древо Иггдрасиль, после чего началось крещение саксонских племен. Именно под этим деревом собирался тинг саксов. Одновременно повелитель франков издал капитулярий, который официально вводил в Вестфалии тайные трибуналы фемы. Судить они должны были в соответствии с утвержденной императором Саксонской правдой – сборником традиционного племенного права. Правда, некоторые ученые считают, что приписывание Карлу Великому введение судом фемы – лишь дань традиции, а на самом деле они возникли значительно позднее. Действительно, первое письменное свидетельство о существовании суда фемы относиться к 1267 г., большинство же дошедших до нас документов, связанных с работой тайных трибуналом датируется XIV –XVI вв. Тем не менее, совершенно очевидно, что подобные суды существовали и намного раньше.
Великий Гете в трагедии «Гец фон Берлихинген» оставил нам романтическое описание заседания тайного трибунала фемы. В самом начале старейшина обращается к судьям: «Судьи тайного судилища, вы клялись на мече и петле жить непорочно, судить откровенно, карать сокровенно подобно Богу! Если чисты ваши сердца и руки ваши, возденьте длани, возгласите злодеям: «Горе! Горе!»». В другом месте драмы один из героев жалуется: «Когда чернь прослышала, что я юрист, то чуть камнями меня не побила. А все оттого, что в суде шоффенов, уважаемом повсеместно, судейские места заняты исключительно людьми, не знакомыми с римским правом. Считается достаточным точное знание внутреннего и внешнего положения города, приобретенное путем опыта и долгой жизни. Вот горожан и крестьян и судят на основании старых обычаем да немногих статутов». Кроме того, суды фемы вдохновили Вальтера Скотта на роман «Анна фон Гейерштейн», посвященный средневековым швейцарским немецкоговорящим кантонам. Однако классики, описывая тайный трибунал, немного сгустили краски, желая добавить в произведение драматизма. На самом деле все выглядело несколько иначе.
Суды фемы в своей классической форме действовали только в Вестфалии, древней земле саксов. Император передал секретным трибуналам право карать смертью и миловать, что они и делали, выступая от его имени. Интересно, что в других областях Священной Римской империи это право было передано местным герцогам и крупным феодалам. Именно поэтому Вестфалию еще называли Красной или кровавой землей, поскольку это право императора называлось бан крови. Суды фемы подчинялись напрямую императору и находились в ведении архиепископа Кельна.
Существуя параллельно с обычными открытыми судами, тайные трибуналы занимались исключительно уголовными делами, не касаясь гражданского производства. Они брали к рассмотрению только тяжкие преступления против жизни и имущества жителей Вестфалии. Кроме того, трибуналам фемы были неподсудны евреи, священники, женщины, дети и язычники.
Членом тайного трибунала, т.е. шоффеном, мог стать любой свободный немец, рожденный в Вестфалии, которые ранее не был под судом, имел имущество и не состоял в других тайных обществах. Для того, чтобы войти в состав суда, необходимо было получить рекомендации минимум двух его членов. Поскольку членство в трибунале хранилось в глубокой тайне, шоффены сами подбирали кандидатуры, и мало кто отваживался отказаться от подобного предложения.
После предварительной беседы кандидат переходит в разряд профана и начинал готовиться к ритуалу инициации. В назначенный день он являлся на собрание шоффенов. Члены трибунала устраивали допрос кандидата, выявляя его деловые и личные качества. Если новичок успешно проходил это испытание, но становился на колени, клал руку на меч и приносил следующую клятву: «Я клянусь Святым Причастием, Господом Богом и Святым Евангелием, что я буду хранить тайны святой фемы от своей жены и своих чад, от отца и матери, от сестры и брата, от огня и ветра, от всего, на что падает солнечный свет и проливается небесная влага, от всего между небом и землей, а особенно от людей, которые знаю закон. Клянусь представить перед лицом суда, в котором я заседаю, все, что относиться к тайной юрисдикции императора, узнаю я это сам лично, или от проверенных людей, будь оно достойно наказания либо недостаточно наказано обычным судом, и не буду молчать ни за золото, ни за серебро, ни за драгоценные каменья, ни из-за страха, ни по любви».
После это члены трибунала посвящали нового шоффена в тайны суда. Ему сообщали систему секретных знаков, символов и тайный алфавит суда фемы, который напоминал магический алфавит, используемый чернокнижниками. Большинство этим символов затем было перенято масонами. Там, чтобы опознать друг друга, члены судов клали на обеденном столе рядом с тарелкой нож острием к себе. Кроме того, они носил при себе предметы с нанесенными на них буквами SSGG (аббревиатура мистической формулы «Камень, Веревка, Трава, Зелень»), которые также помогали опознать друг друга.
Подобная система тайных знаков и символов была необходима, поскольку члены разных трибуналом не знали друг друга, в то же время им часто приходилось действовать сообща. Суды фемы были могущественной структурой, которая находила ужас на князей и крупных феодалов, которые жили в постоянном стране, что их министры или придворные входят в круг посвященных и непременно сообщат суду о творящейся несправедливости. Считается, что в Вестфалии численность шоффенов доходила до 100 тысяч. Шоффены делились на два класса. Новоиспеченные члены суда именовались знающими или посвященными, а более опытные – рыцарями. Возглавлял суд фрайграф - верховный судья, которые пожизненно избирался шоффенами.
Чтобы решение суда было действительным, необходимо было присутствие минимум семи шоффенов, но не редки были заседания, на которые собиралось до сотни человек.
Заседания судов проводили рано утром, сразу после рассвета. Как уже было сказано, в более ранние времени члены трибунала собирались под деревьями, но затем чаще стали использовать подвалы домов. Однако в Дортмунде суд фемы проводился прямо на рыночной площади.
Фрайграф садился во главе стола, на котором лежали меч, веревка и камень. Обвиняемый должен был сам прийти на суд и выступить в свою защиту. Однако, если он был застигнул на месте преступления, это являлось достаточным доказательством вины. Если обвиняемый не являлся на суд, приговор ему выносился заочно. После этого члены трибунала пускались в погоню за виновным, чтобы настигнуть его и покарать. Настигнутого преступника вешали на ближайшем дереве в назидание остальным, а все его имущество переходило в казну императора. Чем тяжелее была вина казненного, тем выше висело его бренное тело. Не менее страшное наказание ждало и члена суда, который разгласил бы тайну фемы. Он также объявлялся вне закона, и его ждала неминуемая смерть.
Аналог вестфальских тайных трибуналов существовал в Тироле, где его называли судом посвященных. Многие исследователи проводят прямые параллели между судами фемы, итальянской мафией и тайными союзами итальянских карбонариев. Несомненно, что они оказали огромное влияние на масонов, заимствовавших многие элементы атрибутики и структуры, а также католической инквизиции. Уже в ХХ в. в Веймарской Германии тайные праворадикальные группировки, занимавшиеся политическим террором, имитировали суды фемы, вынося смертные приговоры своим противникам.

Крупной бюрократии, управлявшей из Константинополя всей системой имперской администрации, подчинялся провинциальный административный аппарат, полностью преобразованный в 6 веке приИраклии и его преемниках.
Немного позднее, в конце 6 в., необходимость усиления обороны вызвала подобное же изменение в экзархатах Африки и Италии, где представители гражданского управления были подчинены военачальнику – экзарху. Это было началом большой реформы, завершенной в 7 в. и носившей название фемного устройства.

Разделение на фемы

Военная и гражданская власть были соединены в руках одного лица, и управление возложено на стратига, командующего корпусом армии, получившей теперь название фемы.
При новой административной системе вся империя была разделена на семь крупных военных управлений, перечисленных в одном крупном императорском письме конца 7 в.
Но эти обширные, богатые провинции, занятые большими военными силами, не были безопасны для внутреннего состояния империи, так как у командовавших ими стратигов возникали честолюбивые стремления, вызывавшие тревогу у центрального правительства.

Исаврийские императоры сочли поэтому целесообразным раздробить эти обширные управления. Число фем в 9 в. еще возросло: в 899 г. в империи было 25 фем, а в середине 10 в. – 31. Но до конца существования Византийской империи фемное устройство и его принципы оставались основой управления.

Не все фемы имели одинаковое значение. Азиатские фемы занимали первое место в административной иерархии, их правители лучше оплачивались и пользовались особенным почетом.
Европейские фемы считались низшими по своему рангу. Только две из них, Фракийская, на территории которой находился Константинополь, и Македонская, относилась к той же категории, что и азиатские фемы, и их правители имели такое же значение.
Остальные фемы Балканского полуострова имели меньший вес. Это легко понять, если вспомнить, что до конца 11 века Азия была мощной опорой империи, страной, которая доставляла ей лучших солдат и моряков.

Стратиг – наместник императора

Во главе фемы стоял стратиг, крупный военачальник, командовавший войсками, руководивший их операциями и облеченный сверх того всей полнотой власти над административным аппаратом, судом, финансами и т.д.

Объединенная властью стратига фема разбивалась на подразделения, называвшиеся турмами, во главе с турмархами. Турма, в свою очередь содержала известное число подразделений, управлявшихся комитами или трибунами.
В виде исключения правители накоторых провинций носили особый титул – комита в феме Опсикий,катапана в южной Италии, дука в Антиохи, проноэта в Болгарии.
Но всюду оставался в силе один и тот же принцип объединение всей власти в руках крупного военачальника. Наконец, некоторые крепости, имевшие особое стратегическое назначение, составляли небольшие управления, называвшиеся клисурами и неоднократно преобразовывавшиеся в фемы. Они управлялись командиром с титулом клисурарха.

Стратиг был, таким образом, всевластным сановником, подлинным наместником императора в провинции. Он имел право непосредственно сноситься с императором, что еще больше укрепляло его авторитет. Свои функции он осуществлял через должностных лиц, из которых одни составляли его штаб, а другие под его руководством ведали непосредственно делами управления.

Среди последних наиболее значительным был протонотарий фемы, в виде исключения – лицо гражданское. Он подчинялся стратигу, но имел также право и непосредственных сношений с императором. Протонотарий руководил в феме судом и особенно организацией финансов.

Он управлял многочисленными чиновниками, собиравшими налоги, ведал всеми расходами в провинции, распределял жалованье служашим и солдатам, отпускал средства монастырям и благотворительным учреждениям, отсылал излишек доходов в Константинополь. Таким образом, он играл в феме роль своеобразного противовеса всесильному стратигу, и центральное правительство имело в его лице представителя интересов гражданской власти, наблюдавшего за стратигом.

Управление фемами

Впрочем центральное правительство очень внимательно наблюдало за лицами, стоявшими во главе управления. Император охотно посылал в фемы ревизоров, которым поручалось вести борьбу с злоупотреблением властей.

Император охотно принимал донесения епископов о деятельности провинциальной администрации и жалобы, которые подданные империи имели право представлять в суд государя. Несмотря на свои неоспоримые достоинства, византийская администрация не была лишена недостатков. Продажа должностей, издавна практиковавшаяся в Византии, вызывала у чиновников стремление выколотить из населения все средства, затраченные ими на покупку должности.

Коррупция, нарушение служебного долга были распространенным явлением среди чиновников. Сбор налогов часто проводили в обременительной для населения форме. Чиновники финансового ведомства стремилисть прежде всего выполнить все требования императора и удовлетворить все нужды казны. Это тормозило экономическое развитие империи.

Несмотря на свои недостатки эта администрация играла первостепенную роль в управлении Византийской империей. Политикой эллинизации она создала интеллектуальное и моральное единство, которого недоставало империи. С помощью церкви она постепенно распространяла православие, которое до некоторой степени восполняло отсутствие национального единства.

Источники: Кулаковский Ю. История Византии.Т.1, Киев, 1913., Виппер Р.Ю. История средних веков. М.: издание МГУ., Невская В.П. Византий в классическую и эллинистическую эпохи. М.: издательство Академии Наук СССР, 1953., Васильев А.А. Лекции по истории Византии. Т.1, Петроград, 1917., Хвостова К.В. Византийская цивилизация. / Вопросы истории, № 9, 1995., Успенский Ф.Л. история византийской империи, 6 – 9 в.в.,Иванов С. Визит в Византию: Уроки истории. / Литературная газета, №31, 1991.

В Истории человечества есть немало примеров того, как простые люди брали правосудие в собственные руки, устав от бессилия и продажности царей земных :

Суд Феме (фемический суд/трибунал или Трибунал свободных судей) существовал в Германии в XII — XVI вв.. В отличие от местной юстиции, зависимой от феодальных владетелей, суд Феме считал себя свободным (что было зафиксировано в одном из его названий), так как подчинялсятолько Богу, а членами, чиновниками и подсудимыми в нем были исключительно лично свободные граждане.


Поначалу это были открытые судилища, во всех смыслах – они происходили под открытым небом и в присутствии общественности. Но фемический суд быстро превратился в тайное судилище, само слово „феме“ стало синонимом тайного суда и даже самосуда.

Подобно многим тайным обществам, Фем имел свои собственные внутренние правила и ритуалы. Посвященные почитались святыми. Степень их влияния была такова, что они могли появиться где угодно невооруженными, зная, что месть Фема неизбежно настигнет возможного обидчика. Их основной центр, известный как DieKrummeGrafschaft («Горбатое графство»), находился в Дортмунде.

Суд Фема карал только за определенные категории преступлений: ересь, отступничество, святотатство, изнасилование и оскорбление беременных женщин, воровство и грабеж с участием евреев, убийство, прелюб одеяние, колдовство и бунт. Собрание Фема решало, требует ли то или иное преступление его вмешательства. Если ответ был положительным, то глубокой ночью покрытый капюшоном служитель ордена доставлял виновному вызов на судилище. В одной из повесток было написано следующее: «Знай, граф Грюненберг, восседающий во Франкфурте, что ты обвинен графом фон Мюльхузином перед Судом Фема в серьезном преступлении, и сим тебе предписано предстать в следующий вторник перед моим свободным судом под липами в Лихтенфельсе» (подпись: Иохаан Ласке, фрайграф фон Лихтенфельс).

Если несчастный не являлся на Суд Фема, то любая попытка избежать расправы была тщетна. Обвиняемый становился меченым, strick-kind («дитем петли»). Если он сбегал, то повестку расклеивали на четырех углах его дома, и за ним начиналась охота. Беглеца осуждали заочно, а его имя вписывали кровью в книгу «Красная башня». Где бы или когда бы его ни разыскали, обязанностью любого члена ордена было убить его. Таково было dieHeimlicheAcht («Тайное предписание»).

СУД ЛИНЧА Возник и долгое время существовал в США как реакция обычных людей на преступный беспредел. В России его бы назвали самосудом. Традиционно считается , что "суд Линча" действовал только в отношении чернокожих, но это не так. Например, в августе 1915 г. линчеванию подвергся Лео Франк, изнасиловавший несовершеннолетнюю. В марте 1891 г. 11 членов итальянской преступной группировки г. Нью-Орлеан.

Система правосудия, выработанная цивилизованным обществом за долгие годы, несовершенна. Правосудие действует медленно и не всегда верно.

В частности, в США и Великобритании делаются все усилия, чтобы защитить права обвиняемого. В основе всего лежит тот принцип, что человек является невиновным, пока не будет доказано обратное, и что лучше позволить преступнику избежать наказания, чем осудить невиновного. Поэтому неизбежно возникает соблазн взять правосудие в свои руки, напасть на тюрьму, похитить обвиняемого и без суда и следствия покарать его — вплоть до смертной казни. Естественно, что такое может произойти, если преступление, якобы совершенное обвиняемым, вызывает особое негодование. Самосуду столько же лет, сколько цивилизации. Он всегда «идёт» плечом к плечу с мягкими законами или безволием и продажностью властей. Если же говорить конкретно о суде Линча, то он зародился на землях Северной Америки в последней четверти XVIII века.

В США суд Линча существовал параллельно с официальным законодательством с 1882 по 1936 год. За этот период линчеванию подверглось без малого 5650 человек. Но это вовсе не значит, что всех преступников вешала, сжигала и убивала разъярённая толпа. Подобные случаи составляли всего 0,5%. В основном же линчевание заключалось в моральном унижении людей, которые преступали закон.

Их раздевали догола, обмазывали дёгтем, вываливали в перьях, сажали на телегу и в таком виде возили по городу под смех и улюлюканье толпы. Навеселившись вволю, жертву отпускали на все четыре стороны. Как правило, данное мероприятие имело очень сильный психологический и воспитательный эффект. Жертва линчевания навсегда исчезала из города и уже никогда не беспокоила граждан своими мелкими уголовными пакостями.

Одним из первых правовых институтов возникших в исламе является институт судебной власти. Подобно системе общего права, мусульманское право развивалось частично в процессе развития судебной системы. Если в начале судебная система была частична независимая, то впоследствии оно стало инструментом в руках властей. Вместе с этим судебная власть в мусульманских государствах никогда не была послушным инструментом в руках правителей, хотя и есть исключения. Каждый человек в Исламском обществе, независимо от его веры или религиозной принадлежности, статуса, положения, имеет определенные неизменные права, которые включают в себя следующее:

1. Право искать защиты от угнетателей. Человек может подать в суд на своего угнетателя.

2. Право быть выслушанным перед судьей. Это основано на Хадисе Посланника Аллаха (с. а. с.):

«Воистину, Аллах (с.а.с) направляет ваши сердца и скрепляет ваш язык [с истиной]. Когда истец и ответчик сидят перед вами, не выносите приговор для одного, пока не услышите заявление другого, услышав заявление первого».

3. Право считаться невиновным до тех пор, пока не доказана вина. Посланник Аллаха (с. а. с.) сказал:

«Если людям выносят [решение] на основе их требований, вы увидите, что люди жаждут крови других людей и их богатства. Однако, ответчик должен присягнуть».

А в традиционной версии Байхаки это выскахывание заканчивается так:

«Доказательства должны быть представлены истцом, и присяга должна быть дана со стороны обвиняемого».

4. Право подозреваемого человека, на законный судебный процесс и на соблюдение его прав. Например, подозреваемого нельзя подвергать пыткам в любой форме, совершать над ним насильственные, жестокие действия, причинять страдания, чтобы заставить его дать любое показание. Посланник Аллаха (с. а. с.) запретил это, соответственно, когда он сказал:

«Аллах освобождает мою Умму [народ] от следующего: ошибок, забвения и всего, что они вынуждены делать»

Второй Халиф Умар ибн аль-Хаттаб (р.а.а.) заявил: «Человек не будет нести ответственность за признание, если вы причинили ему боль, запугали его или подвергли заключению [для получения признаний]».

5. Право, согласно которому только виновные будут наказаны и понесут личную ответственность за содеянное. Это означает, что никто не должен нести ответственность за ошибки других. Обвинения, подозрения и наказания должны быть нацелены на виновного и не распространяться на членов его семьи.

Аллах, справедливо говорит в Благородном Коране:

Кто делает добро, делает это для себя самого, а кто делает зло, делает это против себя самого. Господь твой поступает с рабами справедливо! (41:46)

Посланник Аллаха (с. а. с.) сказал:

«Никто не должен брать на себя [вину] своего брата или отца».


  • С развитием «практической каббалы» в конце средневековья появляются упоминания и описания мистических молитвенных обрядов, призванных обрушить на провинившегося человека гнев небесного суда. В соответствии с базисными монотеистическими представлениями, этот обряд не «управляет» Божьим гневом, а представляет собой как бы апелляцию в суд Божественной справедливости. Информация о способе проведения такого обряда не разглашается, и каббалист, если он решает провести его, делает это по собственному разумению и под свою ответственность. Традиция подчёркивает, что человек, призывающий на другого гнев суда, попадает и сам под его пристальное внимание, и, если «жертва» невиновна, наказание падает на призвавшего.

Каббала сефирот

"пульса денура" - это особый обряд, совершаемый в случае, когда несколько авторитетных, знающих методику мудрецов, придя к выводу, что деятельность того или иного еврея угрожает всем евреям в целом, просят Бога вмешаться и разобраться. И Бог, как считается, отзывается, а разобравшись, наказывает виновного: если тот очень-очень виноват, убивает через несколько лет, перед тем поиздевавшись, если просто очень виноват, убивает, не издеваясь, в течение года, а если виноват, но не очень, карает неприятностями в жизни.

Десять избранных раввинов встречаются в полночь в синагоге. Они разжигают черные свечи, трубят в шофар и читают определенные отрывки из книги "Зоар".

Если тот, против кого оно направлено, действительно заслуживает наказания за содеянное и представляет собой серьезную опасность для еврейского народа, этот человек скончается в течение года. Если раввины ошиблись, проклятие обернется против них самих.


Еще следует отметить, что обряд этот действует только в отношении евреев (какого-нибудь Гитлера бомбить пульса денура бессмысленно), а если по итогам Божьего расследования выясняется, что обвиняемого оклеветали, гнев Свыше оборачивается против обвинителей, - и поскольку риск серьезен, такие обращения на самый верх случаются не очень часто.

Теперь о конкретике. Как правило, проводящие такой обряд не особо свое делание афишируют, но некоторые сведения имеются. Так, достоверно известно, что объектами обряда были:

Евреи-ультраортодоксы были разгневаны публикациями в газете, основанной "отцом современного иврита " Элиэзером Бен-Йехудой , за что прокляли лингвиста. [3]
Элиэзер Бен-Иегуда, "отец-основатель" иврита. Рассердил ультраортодоксов, но выжил и даже пережил проклинавших (они были старенькие и умерли вскоре после того, а он жил еще долго);

Лев Троцкий, проклятый известным раввином Хафец-Хаимом в 1925 "за навлечение на евреев гнева иных народов"; дальнейшая судьба Льва Давидовича от краха карьеры до тыца в темечко, думаю, известна всем;

Герцон Агрон, мэр Иерусалима, попал под раздачу в 1959-м после приказа снести могилы каких-то праведников и скончался ровно через две недели;

Ихцак Рабин, премьер-министр Израиля, подписал соглашение о создании ПНА, не скрывал, что готов к дальнейшим широким уступками был и через месяц после проклятия погиб от руки правого экстремистам, возможно, вслепую разыгранного спецслужбами;

Ариэль Шарон, еще один премьер-министр Израиля, жестоко разогнав демонстрации протеста, вывел еврейские поселения из сектора Газа, получил свою пульса де нура, а вскоре (как и сказано в заметке) впал в кому и умер, восемь лет прожив растением;

Эхуд Ольмерт, опять-таки премьер-министр Израиля, продолжил политику уступок. В июле 2006 года группа каббалистов обратилась к Богу, но Ольмерт жив и поныне, однако долго болел раком (вылечился) и фактически ушел из политики, потеряв всякое влияние,

Grand Orient

Grand Orient

Grand Orient запись закреплена

Фемический суд, к сожалению или счастью, никак не связан с феминистками. Это Vehmegericht или Vehm, весьма специфическая форма отправления правосудия, которая была характерна для Германии в Средние Века и Ренессансе — а также немного проникла во Францию. Это было что-то вроде не то квазиспецслужбы, не то "охотников за головами", что являлись одновременно и судебной инстанцией, и исполнителями приговоров. Тема таинственная и крайне будоражившая даже современников.

Фемические суды возникли в XIII веке, наиболее активно действовали в XIV-XV, были более-менее распространены ещё в XVI, а окончательно прекратили своё существование и вовсе уже в Новое Время. Таинственно и происхождение самого термина, в котором лингвисты до сих пор так и не разобрались. Но я почти полностью забыл немецкий, увы, не полезу в эти тонкости. Давайте лучше о сути дела.

Изначально это был более-менее обычный суд, и отличия "свободных судей" от уже привычных для Германии шеффенов не столь значительны. В форму именно тайной организации фемгерихты перешли уже ближе к XIV веку. По сути фемгерихты не подчинялись никаким властям, хотя работали по своему кодексу: в их ведении оказывались преступники, уклоняющиеся от нормального суда.

Процессы проводились тайно (хотя зачастую "тайность" была формальной: многие фемгерихты были вполне известны горожанам и не скрывали, где и когда собираются), а приговоры на них выносились только смертные. Правила несколько менялись, но в "классической" форме такой суд о своём обвинении сообщал человеку путём размещения в городе соответствующего объявления. Далее давалась небольшая отсрочка, в течение которой обвиняемый мог одуматься и сдаться властям.

Если преступник этого не делал, то далее его жизнь уже не стоила ломаного гроша. Фемгерихты имели право преследовать осуждённых сколь угодно долго, без всяких сроков давности, и уже ни в чём не разбираться: просто убить преступника при первой же возможности. Желательно было сделать это путём повешения, но не возбранялось по ситуации и поступить иначе. Что интересно, исполнители могли действовать как совсем тайно, так и более-менее открыто, требуя от местных властей содействия.

Присоединиться к таким немецким "баунти хантерам" мог любой, и сеть вовлечённых разрослась быстро. В общем-то, главной силой фемического суда были даже не его реальные возможности, а крайне мрачная репутация: этих людей реально боялись. Считалось, что их были тысячи, что наверняка является некоторым преувеличением, но всё же.

Понятно, почему такая практика широко распространилась. До появления хоть какого-то подобия полиции ещё очень-очень долго, а в раздробленной Германии скрываться от закона было ещё проще, чем в остальной Европе. Так что властям (и светским, и церковным) фемические суды были удобны.

С другой стороны, такие особые полномочия с "лицензией на убийство" всегда приводили к большой коррупции. Фемгерихты отлично справлялись с поиском и устранением различных негодяев, но не менее удобны они были и для сведения каких-то личных или деловых счетов.

Естественно, по мере укрепления власти надобность в фемических судах отпадала, и их постепенно ликвидировали. Во времена Максимилиана I по сути работали эти замечательные люди уже только в наиболее проблемной Вестфалии.

Хотя за пределами Германии фемические суды вообще малоизвестны, они оставили в немецкой культуре очень глубокий отпечаток. Термин всплывал и в ходе непростых событий ХХ века, например. Увы, явление очень трудно изучать по понятной причине — из-за закрытости организации: документов до нас дошло весьма мало, а вот легенд огромное количество, и оценить их достоверность обычно очень сложно. Дело доходит до утверждений о какой-то связи фемических судов с прочими тайными обществами — масонами, например.

Что сказать? Пресловутый "немецкий порядок" не возник из ниоткуда, это результат планомерных и весьма жёстких действий на протяжении веков. И в этом плане фемические суды — лишь один из факторов, но несомненно очень яркий. Причём обращает на себя внимание именно истинно немецкий подход — организованный и чётко прописанный. Сравните с тем, как власти Англии и Шотландии просто позволяли кому угодно действовать на чужой стороне границы, если вдруг сложилась сложная ситуация.

Немцы же даже в таких вопросах тяготели к формализации. Даже "судить по законам гор" нужно было не абы как.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: