Этические начала в деятельности адвоката в стадии предварительного расследования уголовных дел

Обновлено: 01.12.2022

19 июня советник ФПА РФ, член Совета Адвокатской палаты г. Москвы, кандидат юридических наук Евгений Рубинштейн в рамках цикла вебинаров «Введение в профессию адвоката» прочитал лекцию на тему «Деятельность адвоката на предварительном следствии». В своем выступлении он напомнил о возможности адвоката участвовать в различных процессуальных статусах досудебной стадии, описал основные виды работ на этом этапе и его отличия от судебных заседаний.

В начале лекции Евгений Рубинштейн напомнил молодым адвокатам и стажерам о различных досудебных стадиях и вкратце очертил предмет своего выступления.

Советник ФПА РФ также напомнил слушателям о предоставленной адвокату возможности участвовать в различных процессуальных статусах на стадии предварительного следствия (защитник, представитель потерпевшего, представитель гражданского истца, адвокат свидетеля, адвокат лица, в помещении которого был произведен обыск и др.). Он назвал основные функции адвоката и описал его роль в зависимости от процессуального статуса (защитник, представитель потерпевшего, адвокат свидетеля и т.д.).

Перечисляя виды работ адвоката на стадии предварительного следствия, Евгений Рубинштейн сосредоточил внимание на следующих действиях:

1. Интервьюирование и консультирование подзащитного (потерпевшего, свидетеля). Здесь адвокату надо опираться на имеющиеся стандарты, помнить о недопустимости навязывания своей позиции, опираться на доверителя, разъяснять последствия тех или показаний. Лектор обозначил отличия разъяснения прав и консультирования, рассказал о подготовке доверителя к допросу.

2. Анализ материалов уголовного дела (анализ доказательств, анализ фактов, анализ права). Адвокату следует ответить на пять вопросов (кто, что, где, когда, как?) для уяснения факта, провести систематизацию доказательств, сформировать первоначальную позицию по делу и подвергать ее трансформации при необходимости.

Лектор пояснил, что должен сделать адвокат в зависимости от этапа вступления в уголовное дело: с самого начала (ст. 49 УПК РФ); после возбуждения уголовного дела (п. 6 ч. 1 ст. 53 УПК РФ); на этапе предъявления обвинения; на этапе ознакомления с материалами уголовного дела. Адвокат обязан провести анализ постановления о возбуждении уголовного дела (оно должно быть вынесено уполномоченным лицом) и принять решение о возможности его обжалования, первоначальных показаний и решить вопрос о необходимости дачи/отказа от дачи показаний. Далее проводится анализ постановления о привлечении в качестве обвиняемого, в котором крайне важен каждый глагол – термин, конкретизирующий действия обвиняемого («обеспечил подписание», «способствовал совершению», «тайно проник», «организовал», «создал», «гарантировал» и др.).

При невозможности эффективного обжалования обвинения на стадии следствия проводится анализ материалов, предоставляемых в рамках судебного контроля, а также анализ материалов уголовного дела, полученных в порядке ст. 217 УПК РФ.

3. Участие в следственных и иных процессуальных действиях, участие в судебных заседаниях. Лектор разъяснил, что такое следственные и процессуальные действия, в чем их отличия, когда появляется необходимость участия адвоката в судебных заседаниях.

Участвуя в следственных действиях, адвокат проявляет определенную активность и пассивность, указывает на нарушения, внимательно изучает протоколы следственных действий и приносит замечания на них, подписывает или не подписывает протоколы следственных действий, снимает копии с этих протоколов, при необходимости проводит аудиозапись следственных действий и видеозапись нарушений.

Участие в иных процессуальных действиях предполагает ознакомление с процессуальными решениями (о составе следственной группы, продлении сроков следствия, назначении судебной экспертизы), с материалами уголовного дела, а также ознакомление с доказательствами – заключениями экспертов и, конечно, участие в судебных заседаниях.

В суде адвокат участвует в избрании и продлении меры пресечения, в апелляционном рассмотрении жалоб на избранные меры пресечения, соблюдая общее правило о необходимости обжалования неблагоприятных для доверителя решений. В присутствии адвоката избираются иные меры процессуального принуждения – наложение ареста на имущество и продление такого ареста; а также рассматриваются жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ.

4. Подготовка процессуальных актов адвоката. В этой части своей лекции Евгений Рубинштейн дал особые рекомендации по поводу заявлений по фактам, жалобам в защиту иных лиц, ходатайствам (содержащим предусмотренные законом требования или обоснования применения нормы права либо не содержащим таких требований и обоснований). Очень важно, кто именно подписывает ходатайство – адвокат или его доверитель. Более того, ходатайства могут являться частью тактики защиты, когда адвокату необходимо, чтобы суд отказал в их удовлетворении.

В заключительной части своего выступления эксперт ответил на вопросы участников вебинара.

Обращаем внимание, что трансляция будет доступна до 24.00 21 июня.

Досудебное производство по уголовному делу включает в себя стадии возбуждения уголовного дела и производства по нему предварительного расследования. Последнее возможно в форме предварительного следствия или дознания.

Комплекс совершаемых в стадии возбуждения уголовного дела действий и возникающих при этом процессуальных отношений по проверке наличия в поступившей в правоохранительные органы информации признаков преступления разнообразен. В их числе не только получение объяснений от очевидцев происшествия, проведение документальных проверок, ревизий, получение различных справок и т.д., но даже возможность производства таких следственных действий, как осмотр места происшествия, освидетельствование и назначение судебной экспертизы, а также задержание подозреваемого в совершении преступления лица, непосредственным атрибутом которого является и его личный обыск.

При производстве таких проверочных действий имеет место ограничение прав и свобод человека, включая и того, кто задерживается по подозрению в совершении преступления. Такое лицо приобретает процессуальный статус подозреваемого (п. 2 ч. 1 ст. 46 УПК РФ). Таким же статусом наделяются и лица: в отношении которых возбуждается уголовное дело; в отношении которых применена мера пресечения без предъявления обвинения (п. 1 и 3 ч. 1 ст. 46 УПК РФ).

Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Реализуя эту конституционную установку, законодатель в ч. 3 ст. 49 УПК РФ и определил те моменты, с которых защитник может участвовать в уголовном деле. Таковыми являются: вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого; возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица; фактическое задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях: задержания по установленным ст.

91 УПК РФ основаниям; применения к нему в соответствии со ст. 100 УПК РФ меры пресечения в виде заключения под стражу; объявление лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы; начало осуществления мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.

В содержащихся в ч. 3 ст. 49 УПК РФ предписаниях видятся не только правовые, но и глубоко нравственные положения, связанные с охраной прав и свобод гражданина, заподозренного в совершении преступления, защиту его чести и достоинства.

Обращение с задерживаемым с момента его фактического захвата и доставления в правоохранительные органы именно как с подозреваемым способствует претворению закрепленного в ст. 49 Конституции РФ принципа, получившего наименование «презумпция невиновности».

Рассматривая презумпцию невиновности с точки зрения ее нравственного значения, отметим, что презумпция невиновности: определяет правовое положение заподозренного в совершении преступления лица и обвиняемого, является основой их прав, в том числе права на защиту, права на участие в доказывании; требует бережного, внимательного отношения к правам обвиняемого; стимулирует активную деятельность органов расследования и суда по установлению истины по делу; является основой всей системы доказывания в уголовном процессе, влияет на распределение обязанностей по доказыванию.

Правовые последствия презумпции невиновности заключаются в том, что: признать человека виновным в преступлении можно лишь на основе вступившего в законную силу приговора суда; обязанность доказывания возлагается не на подозреваемого или обвиняемого, а на органы, наделенные правом уголовного преследования (органы дознания, следствия, прокуратуры); все сомнения в доказанности подозрения и обвинения должны истолковываться только в пользу подозреваемого и обвиняемого; недоказанная виновность означает доказанность невиновности указанных выше участников уголовного процесса и влечет за собой их полную реабилитацию.

Оценивая эти правовые последствия презумпции невиновности подозреваемого и обвиняемого, мы видим в них глубоко нравственные, подлинно гуманные свойства и последствия. Все нравственные качества участвующих в стадии возбуждения уголовного дела лиц должны проявлять себя в этой стадии уголовного процесса в полной мере, в том числе при задержании и доставлении в правоохранительные органы подозреваемых, при получении объяснений, допросе подозреваемых, истребовании материалов и документов, производстве других процессуальных проверочных действий на предмет выявления в деянии признаков преступления, таких как ревизии, осмотры места происшествия, освидетельствования, личный обыск, экспертизы.

Все вопросы нравственного характера, возникающие в стадии предварительного расследования, могут быть разделены на две группы. Одна из них связана с этикой взаимоотношений между многочисленными органами и лицами, принимающими участие при производстве предварительного расследования, другая — предполагает раскрытие нравственных основ производства в этой стадии уголовного процесса отдельных процессуальных действий. Нравственные основы взаимоотношений между подозреваемым, обвиняемым, с одной стороны, и защитником — с другой, содержатся прежде всего в ст. 46—53 УПК РФ. Следуют они из единственного назначения адвоката-защитника: защищать своего подзащитного, оказывать ему любую необходимую для него с позиции защиты от обвинения юридическую помощь.

«Защита, — как отмечал профессор Н.Н. Полянский, — на компасе адвоката. занимает место «Севера»: как магнитная стрелка компаса всегда указывает на север, так основная норма поведения адвоката-защитника в процессе должна всегда напоминать ему об обязанности защищать»[227]. Сказанного вполне достаточно для того, чтобы уяснить этику взаимоотношений между адвокатом-защитником и его подзащитным (обвиняемым, подозреваемым, подсудимым).

В стадии предварительного расследования сложные нравственные отношения возникают между лицом, расследующим уголовное дело, и подозреваемым, обвиняемым.

Полномочия первых определены их правовым предназначением. В сочетании с нормами о назначении уголовного процесса, а также принципами, которые необходимо свято соблюдать при производстве по уголовному делу (ст. 7—19 УПК РФ), они полноценно выражают нравственные основы взаимоотношений между названными участниками уголовного процесса. Не менее сложными в нравственном и психологическом плане являются отношения, возникающие в стадии предварительного расследования между адвокатом-защитником и такими участниками уголовного процесса, как потерпевшие и свидетели. Защищая обвиняемого, адвокат-защитник по отношению к таким лицам должен вести себя очень корректно, объективно, ни при каких обстоятельствах не вставать на путь унижения их чести и достоинства; не выставлять поведение потерпевших в качестве причины совершения подзащитным преступления.

Если в рассматриваемой стадии уголовного процесса участвуют несколько адвокатов, то отношения между ними должны быть глубоко нравственными как в случаях, когда несколько адвокатов- защитников защищают одного обвиняемого, так и тогда, когда по преступлению, совершенному в соучастии, каждый из обвиняемых имеет своего адвоката. Защищать своего обвиняемого, перекладывая вину на подзащитного другого адвоката, во всех отношениях глубоко неэтично, безнравственно.

Рассматривая вопрос о нравственных основах взаимных отношений между адвокатом, следователями и прокурорами, мы хотели бы, прежде всего, отметить, что все названные лица являются представителями одной профессии — все они юристы. Их объединяет и общее предназначение в виде служения закону, правде и справедливости.

Несмотря на то общее, что объединяет юристов разных профессий, их служебные полномочия различны. Полномочия адвоката- защитника, как отмечалось выше, носят односторонний характер. Защитник нужен только для защиты подозреваемого, обвиняемого.

Что касается полномочий лиц, расследующих уголовное дело, то в общем виде они сводятся к установлению по каждому делу истины, того, что имело место в реальной действительности, во время совершения преступления.

Сопоставление полномочий адвоката-защитника и, скажем, следователя свидетельствует о том, что полномочия первого определены более узко, но более целенаправленно. Суть их в служении своему подзащитному. Этим определятся и нравственная основа всей его деятельности, заключающаяся в том, чтобы не навредить своему клиенту (подозреваемому, обвиняемому).

Предназначением следователя является исследование обстоятельств уголовного дела — установление по нему истины. Следователь (дознаватель) не должен видеть в адвокате-защитнике своего процессуального противника. Дело лишь в том, что следователь (дознаватель) является государственным служащим, а адвокат-защитник есть «слуга» своего клиента. Работу первого субсидирует государство, а второго — клиент. Государство, вставшее на путь правового развития, должно стремиться к правде, к справедливости, к истине. Со стороны государства не должно быть подхода к следователю (дознавателю), к прокурору как к «своему человеку», а к адвокату-защит- нику — как к лицу, противостоящему государственным интересам, и соответственно негативного отношения к нему.

Следователям (дознавателям) не надо «бояться» адвоката-защитника. Плохо и наспех «состряпанное» уголовное дело, даже вроде бы и основанное на доказательствах, но собранных, скажем, с нарушением процессуальной формы их получения, легко развалится «от малейшего дуновения ветра». В погоне за «раскрываемостью» нельзя забывать о главном — о судьбе людей, вовлеченных по тем или иным причинам в «колесо» уголовного процесса. И совет, помощь адвоката-защитника, хороший нравственно-психологический контакт с ним могут оказаться для следователя (дознавателя) далеко не лишними.

Следующий комплекс этических начал в деятельности адвоката- защитника в стадии предварительного расследования уголовных дел связан, как отмечалось, с его участием в отдельных процессуальных, в том числе и следственных действиях. Отметим, что девиз участия защитника в следственных действиях во всех случаях должен быть следующим: «Лучшая защита — это защита законом».

Именно в законе сконцентрированы все правовые, психологические и нравственные нити регулируемых им социальных отношений. И если следственные действия проводятся строго в соответствии с уголовно-процессуальным законом, то, следовательно, при их производстве соблюдаются и все этические нормы, а также используются допустимые при этом приемы и методы. Задача адвоката- защитника состоит здесь лишь в том, чтобы не допустить никакого отступления от них. Сказанное означает то, что при производстве тех или иных следственных действий допустимо использование научно обоснованных тактических методов и приемов, связанных и с психологическим воздействием на обвиняемого (подозреваемого), но лишь при условии: неунижения чести и достоинства обвиняемого; непричинения вреда его здоровью; неущемления или малейшего ограничения в каком-либо виде и в какой-либо форме конституционного права обвиняемого на защиту.

Использование всех средств защиты предполагает активное участие адвоката-защитника и в решении вопроса о применении к подозреваемому, обвиняемому той или иной меры пресечения, об отстранении обвиняемого от должности, производстве других процессуальных действий (наложение ареста на имущество обвиняемого и т.д.), в выяснении данных, характеризующих личность обвиняемого. Особая ответственность падает на адвоката-защитника при ознакомлении обвиняемого с материалами оконченного органами расследования уголовного дела (ст. 217—219 УПК РФ).

От адвоката-защитника здесь требуется самое ответственное отношение к выполнению своего профессионального долга по оказанию подзащитному помощи в усвоении содержания и значимости тех доказательств, которые фигурируют в материалах уголовного дела, в выяснении их ценностных свойств как с позиции обоснованности обвинения, так и возможности использования их для опровержения этого обвинения, его смягчения, наличия иных обстоятельств в пользу своего подзащитного. Такое ознакомление с материалами уголовного дела должно проходить в спокойной, деловой обстановке, в условиях бесконфликтной ситуации. По времени оно должно быть достаточным для усвоения как адвокатом-защитником, так и обвиняемым существа обвинения, тех доказательств, на которых оно построено, возможных правовых последствий.

Адвокат-защитник обязан ознакомиться и с имеющимися по уголовному делу материалами видео- и звукозаписи.

По окончании ознакомления адвокат согласовывает со своим подзащитным необходимость заявления ходатайств и ту позицию по уголовному делу, которую они будут отстаивать в суде.

Таковы нравственные основы участия адвоката-защитника в стадиях досудебного производства по уголовному делу.

Первой судебной стадией производства по уголовному делу является подготовка его к судебному разбирательству (ст. 227—239 УПК РФ).

Нравственные основы участия адвоката-защитника связываются здесь с добросовестным отношением к подготовке, заявлению и обоснованию на предварительном слушании ходатайств об исключении доказательств, о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, о приостановлении или прекращении уголовного дела.

Естественно, любое из названных ходатайств возможно лишь при условии, если это не повлияет отрицательно на защиту обвиняемого.

Судебное разбирательство уголовного дела является центральной стадией российского уголовного процесса. Именно здесь суд выполняет конституционное предназначение — осуществляет правосудие (ст. 118 Конституции РФ). Весь ход судебного разбирательства состоит из пяти частей. В первых трех (подготовительной части, судебном следствии и прениях сторон) адвокат-защитник обязан принять самое деятельное участие. Кроме того, от адвоката-защитника во многом зависит и то, что скажет его подзащитный в своем последнем слове.

Нравственные основы участия адвоката-защитника в подготовительной части судебного разбирательства требуют от него: проследить за четкостью выполнения судом всех подготовительных действий (проверкой явки в суд, разъяснением участникам их прав и т.д.); заявить отвод судье, прокурору, секретарю заседания, специалисту, эксперту при наличии для этого хотя бы одного из обстоятельств из числа указанных в ст. 61, 66, 68—71 УПК РФ (вопрос о заявлении отвода кому-либо из участников судебного разбирательства адвокатом должен быть согласован с подзащитным, но до этого адвокат-защитник должен провести самоанализ, своеобразное «самоочищение» сквозь призму обстоятельств, указанных в ст. 72 УПК РФ, исключающих участие в судебном разбирательстве его самого); заявить обоснованные доказательствами с позиций защиты ходатайства (например, о вызове в судебное заседание дополнительных «свидетелей защиты», об истребовании документов, содержащих информацию о невиновности или смягчающих вину подсудимого обстоятельствах).

Исследование доказательств осуществляется в судебном следствии. Только на исследованные в судебном следствии доказательства могут ссылаться в своих выступлениях участники прений сторон. Обоснованность приговора означает то, что такой акт должен строиться только на исследованных в судебном следствии доказательствах. Сказанное обусловливает очень важную роль участников судебного разбирательства в судебном следствии. Это, естественно, относится и к адвокату-защитнику. От него требуется самое активное, добросовестное, целенаправленное с позиции защиты участие в исследовании в ходе судебного следствия обстоятельств, образующих предмет доказывания по конкретному уголовному делу, в установленных пределах судебного разбирательства. Пассивного поведения адвоката-защитника здесь просто не может быть.

После оглашения обвинительных документов выясняется отношение подсудимого к предъявленному обвинению. Ответ подсудимого должен быть обязательно согласован с адвокатом-защитником.

Участвуя в допросе подсудимого, потерпевших и свидетелей, адвокат-защитник обязан понять механизм формирования их показаний. Здесь важно учитывать как объективные (например, природные условия), так и самые различные субъективные факторы (вик- тимность поведения потерпевшего, психофизиологические свойства названных участников судебного разбирательства, включая их темперамент, пол, возраст, профессию и др.).

Адвокат-защитник должен с позиции защиты активно участвовать в производстве всех иных следственных действий (производства экспертизы, осмотра местности и помещения и т.д.).

При осмотре вещественных доказательств адвокат-защитник обязан внимательно осмотреть каждое из них, а также проследить за тем, чтобы не ускользнули из поля зрения суда вещественные доказательства, свидетельствующие о невиновности, меньшей степени виновности подзащитного, о наличии смягчающих или исключающих его вину обстоятельств. Сказанное в равной степени относится и к оглашению документов.

После исследования всех доказательств по уголовному делу судья опрашивает участников судебного следствия, в том числе подсудимого и его адвоката-защитника, желают ли они дополнить судебное следствие и чем именно. Адвокату-защитнику необходимо самым внимательным образом отнестись к этому. Заявленное им ходатайство должно быть согласовано с подзащитным.

По своему содержанию и характеру судебное следствие, вне всякого сомнения, является конфликтным этапом судебного разбирательства уголовного дела. Отсюда одно из нравственных требований, предъявляемых к адвокату, — неизменная сдержанность и самая строгая корректность по отношению к суду, к государственному обвинителю, коллегам по защите. Адвокат ни словом, ни действием не должен допустить умаления достоинства суда или дать повод для упреков в неуважительности к правосудию. Сказанное в полной мере должно распространяться на взаимоотношения адвоката-за- щитника не только с перечисленными лицами, но и всеми другими участниками судебного следствия. Адвокат-защитник должен добиваться согласованного с позицией защиты решения, опираясь исключительно на исследованные в судебном следствии доказательства. Любой иной подход не согласуется ни с правовыми, ни с нравственными нормами защиты. Адвокат-защитник не должен снисходить до унижения самого себя; он юрист-профессионал, а потому обязан всем своим поведением на суде, четким оперированием соответствующими доказательствами отстаивать, доказывать правоту избранной им и его подзащитным позиции защиты.

После разрешения ходатайств и выполнения необходимых следственных действий председательствующий объявляет судебное следствие законченным, и суд переходит к следующей части судебного разбирательства — к прениям сторон.

Прения состоят из речей тех, кто в судебном заседании поддерживает обвинение и защищается от него. По своему субъективному составу и по содержанию речей выступающих прения сторон превращаются в весьма значимую часть судебного разбирательства уголовного дела.

В этих условиях повышается значимость соблюдения всеми участниками прений сторон нравственных норм своего поведения в суде. При этом необходимо учитывать, что некоторые участники прений сторон являются юристами-профессионалами (государственный обвинитель, адвокат и др.).

Правовая и нравственная культура поведения таких лиц в суде им, как правило, хорошо известна. Эталон их поведения, а следовательно, и участия в судебном разбирательстве уголовного дела определяется нормами высококультурного человеческого поведения, дополненными требованиями образовательного стандарта, предъявляемого к юристам высшей квалификации. К тому же все они, как известно, при поступлении на службу в соответствующей должности принимают присягу на верность служения Закону, справедливости и чести. В таких присягах сосредоточено самое главное, самое основное требование — быть человеком. Односторонний характер правовой деятельности не освобождает адвоката-защитника от соблюдения всех принципов российского уголовного процесса, в том числе законности, уважения чести и достоинства участников судебного разбирательства и других.

Приговор суда первой инстанции может быть пересмотрен судами апелляционной (главы 43 и 44 УПК РФ), кассационной (глава 45 УПК РФ) и надзорной (глава 48 УПК РФ) инстанций, а также в порядке возобновления уголовных дел ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (глава 49 УПК РФ).

Нравственные составляющие уголовно-процессуальной деятельности адвоката-защитника в стадиях пересмотра приговоров заключены в качественной подготовке апелляционных, кассационных и надзорных жалоб и добросовестном участии с позиции защиты в соответствующих судебных заседаниях.

Таковы некоторые нравственные аспекты деятельности адвоката-защитника в судебных стадиях российского уголовного процесса.

Предварительное расследование по уголовному делу осуществляется в формах предварительного следствия (ст. 162—222 УПК РФ) или дознания (ст. 223—226 УПК РФ).

В юридической литературе справедливо отмечается, что в своей процессуальной деятельности должностные лица, осуществляющие предварительное расследование по уголовному делу, руководствуются процессуальными, криминалистическими и нравственными правилами[203].

Процессуальные правила устанавливают то, что именно, в каких формах и в каком порядке, определенном Уголовно-процессуальным кодексом РФ, должен делать следователь. Криминалистические рекомендации помогают следователю выработать тактику производства того или иного следственного действия, приемы и методы, позволяющие наиболее эффективно выполнить стоящие перед предварительным следствием задачи. Нравственные же нормы дают возможность оценить допустимость тех или иных действий, приемов и методов расследования с точки зрения морали. При этом «все виды правил, — пишет ученый-юрист А.С. Кобликов, — находятся между собой в теснейшей связи и не должны входить в противоречие, хотя среди них главенствует закон, который презюмируется высоконравственным и целесообразным». Что же касается самого лица, осуществляющего по делу предварительное расследование, то оно «должно быть объективным, беспристрастным, справедливым, гуманным, бдительным; в своем служебном общении. должно соблюдать выдержку, уравновешенность, корректность»[204].

Отношения таких лиц со всеми другими участниками уголовного процесса (обвиняемыми и их защитниками, потерпевшими, свидетелями, экспертами и др.) должны всегда основываться на прочном фундаменте законности и морали. Надлежит помнить о том, что любой обман, в том числе в виде так называемых «следственных ловушек», использование приема «введение противника (т.е. того же подозреваемого, обвиняемого) в заблуждение» вредят выполнению назначения уголовного процесса, роняют авторитет следователя (дознавателя, прокурора) как представителя государственной власти.

В отличие от обвиняемого (подозреваемого) для названных должностных лиц государства «права на ложь» не существует.

При назначении на должности прокуроров и следователей названные лица принимают присягу, в которой указывается на те нравственные требования, которым должны соответствовать лица, претендующие на такие должности. Проведем один из текстов присяги, а именно присягу прокурора, следователя (ст. 40.4 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»).

Посвящая себя служению закону, торжественно клянусь: свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, не допуская малейшего от них отступления; непримиримо бороться с любыми нарушениями закона, кто бы их не совершил, добиваться высокой эффективности прокурорского надзора и предварительного следствия; активно защищать интересы общества и государства; четко и внимательно относиться к предложениям, заявлениям и жалобам граждан, соблюдать объективность и справедливость при решении судеб людей; строго хранить государственную и иную охраняемую законом тайну; постоянно совершенствовать мастерство, дорожить своей профессиональной честью, быть образцом неподкупности, моральной чистоты, скромности, свято беречь и приумножать лучшие традиции прокуратуры.

Сознаю, что нарушение Присяги несовместимо с дальнейшим пребыванием в органах прокуратуры[205].

Во многом аналогичными по своему содержанию являются присяги сотрудников других правоохранительных органов.

Порядок производства следственных действий обстоятельно регламентируется соответствующими нормами УПК РФ, содержащими указания на те процессуальные документы, в которые должны облекаться следственные действия и их результаты (ч. 6 УПК РФ).

В основе производства любого следственного действия лежат принципы уголовного процесса (ст. 7—19 УПК РФ), наполненные, как мы уже отмечали, не только правовым, но и нравственным содержанием. Среди них особо выделяется закрепленный в ст. 9 УПК РФ принцип «уважение чести и достоинства личности»[206].

Законодатель в ст. 164 УПК РФ, посвященной общим правилам производства следственных действий, указывает, в частности, на недопустимость: а) производства таких действий в ночное время, т.е. с 22.00 вечера до 6.00; в) применения при производстве следственных действий насилия, угроз и иных незаконных мер, создания опасности для жизни и здоровья участвующих в нем лиц.

Если производство следственного действия сопряжено с ограничением конституционных прав человека, то оно допустимо только на основании судебного решения (ч. 2 ст. 29 и ст. 165 УПК РФ). Нравственное содержание общих правовых положений конкретизируется законодателем применительно к отдельным следственным действиям. Назовем лишь некоторые из них. Регламентируя процедуру освидетельствования, законодатель закрепляет правило, согласно которому при освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует, если такое действие сопровождается обнажением данного лица. Освидетельствование в этом случае производится врачом (ч. 4 ст. 179 УПК РФ). Законодатель разрешает производство следственного эксперимента только при условии, если не создается опасности для здоровья участвующих в нем лиц (ст. 181 УПК РФ). Согласно ч. 7 ст. 182 УПК РФ при производстве обыска необходимо применять меры к тому, чтобы «не были оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц». Согласно ч. 3 ст. 184 УПК РФ «личный обыск лица производится только лицом одного с ним пола и в присутствии понятых и специалистов того же пола, если они участвуют в данном следственном действии». В осмотре и выемке почтово-телеграфной корреспонденции в качестве понятых могут участвовать лишь работники данного учреждения связи (ч. 5 ст. 185 УПК РФ). Контроль и запись переговоров потерпевших, свидетелей или их родственников допускается только «по письменному заявлению указанного лица, а при отсутствии такого заявления — на основании судебного решения» (ч.

2 ст. 186 УПК РФ). Законодатель регламентирует продолжительность времени допроса не более 8 часов, а несовершеннолетнего — 4 часов (ст. 187 УПК РФ). При этом отмечается, что «при наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача» (ч. 4 ст. 187 УПК РФ). Свидетель вправе являться на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи (ч. 5 ст. 189 УПК РФ). В соответствии с ч. 2 ст. 202 УПК РФ «при получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство».

Анализ приведенных уголовно-процессуальных норм позволяет согласиться с профессором Д.П. Котовым в том, что «можно выделить определенную совокупность нравственных требований, характерных для всех следственных действий, для всей следственной тактики». По его мнению, «наряду с принципами справедливости и гуманизма, уважения чести и достоинства граждан в эту совокупность необходимо включить, как минимум, следующие нравственные требования: непримиримое отношение к любым нарушениям буквы и духа процессуального закона, регламентирующего следственные действия, строжайшее соблюдение культуры уголовного процесса, ответственность, принципиальность, отсутствие тенденциозности, предвзятости, недоверия, подозрительности, обвинительного уклона, стремления не причинить вреда отдельным лицам и коллективам при производстве любых следственных действий»[207].

Приведенные нравственные требования могут быть скорректированы (например, по отношению к участникам уголовного процесса с различным процессуальным статусом), их перечень дополнен. Они как правовые и в то же время высоконравственные средства в совокупности своей способствуют успешному собиранию доказательств по уголовному делу и достижению всех других стоящих перед стадией предварительного расследования задач.

Конечно, необходимость в неуклонном соблюдении правовых предписаний и нравственных норм возникает и при производстве множества иных процессуальных действий, что имеют место в рассматриваемой стадии российского уголовного процесса. В их числе процессуальные действия, связанные с формулированием обвинения по уголовному делу и предъявлением его обвиняемому (ст. 171—172 УПК РФ), с избранием в отношении обвиняемого такой меры уголовно-процессуального пресечения, как заключение под стражу, со сложной и психологически напряженной процедурой ознакомления обвиняемого с материалами оконченного расследования уголовного дела (ст. 217-219, ч. 2 ст. 225 УПК РФ).

В Комиссию Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам поступил запрос Адвокатской палаты Санкт-Петербурга с просьбой дать разъяснения, входит ли в полномочия (обязанности) адвоката защита обвиняемого при рассмотрении судом апелляционной инстанции апелляционной жалобы того же защитника на постановление районного суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и требуется ли представление нового ордера в суд апелляционной инстанции, принимая во внимание, что заключение под стражу и его обжалование проходят в рамках стадии предварительного расследования.

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение о некоторых вопросах полномочий адвоката на стадии предварительного расследования.

1. Защитник обязан принять участие в заседании суда апелляционной инстанции при обжаловании постановления об избрании меры пресечения.

В соответствии с подпунктом 6 пункта 4 статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», частью 7 статьи 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты.

Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда. Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции (п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Согласно минимальным требованиям к деятельности адвоката, осуществляющего защиту по уголовному делу, содержащимся в Стандарте осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, который был принят VIII Всероссийским съездом адвокатом 20 апреля 2017 г. (далее – Стандарт), адвокат по просьбе подзащитного или по собственной инициативе при наличии к тому оснований обжалует его задержание, избрание ему меры пресечения, продление срока содержания под стражей или срока домашнего ареста, применение к подзащитному иных мер процессуального принуждения, другие решения и действия (бездействие), нарушающие права и законные интересы подзащитного (п. 9).

Защитник участвует в следственных и процессуальных действиях, проводимых с участием подзащитного либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника, а также в судебных заседаниях по уголовному делу, за исключением случаев, когда такое участие не является обязательным в силу закона и отсутствия просьбы подзащитного. Защитник должен знакомиться с протоколами процессуальных действий, проводимых с его участием, на всех стадиях уголовного процесса и при необходимости приносить на них замечания (п. 10 Стандарта).

В силу п. 17 Стандарта адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации.

Из вышеизложенного следует, что адвокат обязан обжаловать постановление суда первой инстанции об избрании его подзащитному меры пресечения при наличии его просьбы независимо от того, участвует он в деле по назначению либо по соглашению, а также обязан принять участие в судебном заседании апелляционной инстанции при рассмотрении жалобы на постановление суда первой инстанции об избрании меры пресечения при наличии просьбы об этом подзащитного либо в случае, если участие защитника в судебном заседании апелляционной инстанции в соответствии со статьями 51 и 389.11 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации является обязательным.

Исключением может являться случай, когда предмет соглашения включает лишь участие адвоката в заседании суда первой инстанции при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения и не включает защиту доверителя на стадии предварительного расследования в целом.

Неявка адвоката, участвующего в деле на основании соглашения, в судебное заседание по избранию меры пресечения не освобождает его от необходимости обжалования постановления суда об избрании меры пресечения.

При невозможности по уважительным причинам участвовать в судебном заседании суда апелляционной инстанции по рассмотрению жалобы на постановление суда первой инстанции об избрании меры пресечения адвокат обязан заблаговременно известить об этом суд апелляционной инстанции.

Уважительными причинами неявки адвоката в судебное заседание суда апелляционной инстанции могут являться, в том числе, следующие обстоятельства: занятость адвоката в другом судебном заседании, болезнь адвоката, нахождение его в отпуске, значительная территориальная удаленность места производства дознания, предварительного следствия или постоянного проживания адвоката, участвующего в деле в качестве защитника, от места нахождения суда апелляционной инстанции при отсутствии в суде технической возможности участия адвоката в заседании с использованием систем видео-конференц-связи.

2. Вопросы, связанные с порядком выдачи и представления ордера в суд, в том числе в суд апелляционной инстанции, не относятся к вопросам применения Кодекса профессиональной этики адвоката.

Кодекс профессиональной этики адвоката не содержит правил выдачи и представления адвокатом ордера.

Порядок изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатам утвержден Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации 4 декабря 2017 г. (протокол № 8).

Порядок выдачи ордеров адвокатам и отчетности по ним устанавливают Совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации или руководитель адвокатского образования (п. 2.6 Порядка изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатам, утвержденного Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации 4 декабря 2017 г. (протокол № 8)).

Таким образом, связанные с выдачей и представлением ордера вопросы не требуют разъяснений Комиссии Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Адвокатская газета».

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: