Если экспертизу назначил суд без просьбы участников дела нельзя обязать людей платить за нее

Обновлено: 06.02.2023

Разъяснения Судебной коллегии по гражданским делам со ссылками на соответствующие нормы закона могут оказаться полезны не только тем родителям, о которых шла речь в этом споре.

Эта история случилась в Уфе. Там в районный суд гражданин принес иск к несовершеннолетнему школьнику и его папе с мамой. В иске было написано, что его сын пострадал в драке со сверстником. Судя по заключению Бюро судебно-медицинской экспертизы республиканского минздрава, нанесенные мальчику в драке синяки были квалифицированы как "легкий вред здоровью". Истец попросил суд взыскать с драчуна 261 892 рубля материального ущерба. Плюс моральный вред в размере 300 000 рублей. А если драчун платить не сможет, то должны заплатить его родители. Те же заявили, что готовы возместить лишь расходы на лечение.

Районный суд стороны выслушал и принял такое решение: взыскать с мальчишки, "а в случае отсутствия у него доходов или иного имущества, достаточного для возмещения ущерба, - субсидиарно с его родителей" материальный ущерб - 103 779 рублей. Моральный вред суд оценил в 15 тысяч рублей. К этому суд добавил госпошлину - еще 3,5 тысячи - и расходы на проведение экспертизы - 55 444 рубля.

Если экспертизу назначил суд без просьбы участников дела, нельзя обязать людей платить за нее

Республиканский Верховный суд изменил это решение только в той части, которая касалась расходов на экспертизу. С родителей драчуна в пользу местного бюро судебно-медицинской экспертизы апелляция взыскала 22 177 рублей, а с родителей пострадавшего мальчика остаток - 33 266 рублей.

Обиженные истцы пошли в Верховный суд страны. Там жалобу изучили и сказали, что она "подлежит удовлетворению". Вот аргументы Верховного суда РФ.

Из материалов дела видно, что после драки мальчишек пострадавшему была назначена судебно-медицинская экспертиза. Она-то и признала легкий вред здоровью. Спустя полгода уже районный суд назначает такую же экспертизу в том же бюро. Вопрос о том, кто будет нести расходы за экспертизу, суд не поднимал.

Бюро судебной экспертизы спустя несколько месяцев отправило бумагу с результатами и ходатайство перед судом - решить, кто им возместит расходы - 55 444 рубля. Районный суд решил, что заплатить должен драчун, но если у него дохода нет, то его родители.

Вот с таким решением и не согласилась апелляция. По ее мнению, деньги экспертам за их работу по Гражданскому процессуальному кодексу должна платить проигравшая сторона. Но если иск о судебных расходах удовлетворен частично, деньги присуждаются истцу пропорционально той части исковых требований, в которых ему отказано. В нашем споре, по мнению местной апелляции, родители зачинщика драки платят 22 177 рублей медицинским экспертам за работу. А родители пострадавшего - 33 266 рублей. Вот с таким делением и не согласился Верховный суд РФ.

В Гражданском процессуальном кодексе (статья 88) говорится, что так называемые судебные расходы состоят из госпошлины и "издержек, связанных с рассмотрением дела". К таким издержкам относятся в том числе и суммы, подлежащие выплатам свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам (статья 94). Такие деньги предварительно вносятся на специальный счет стороной, заявившей такую просьбу. Если просят обе стороны, то они вносят деньги в равных частях. Но вот если назначение экспертов и прочие действия, подлежащие оплате, делает суд по своей инициативе, то расходы идут за счет федерального бюджета.

Верховный суд подчеркнул, что суд может освободить гражданина, видя его положение, от уплаты таких расходов, тогда и за них заплатит бюджет. Но по общему правилу стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны понесенные по делу судебные расходы. Если иск удовлетворяется частично, расходы возмещаются истцу пропорционально удовлетворенным исковым требованиям . А ответчику - пропорционально той части исковых требований, в которой истцу было отказано.

Из всего сказанного Верховный суд РФ делает вывод - в случае если вопрос о назначении экспертизы поставлен на обсуждение по инициативе самого суда, а не по ходатайству участников процесса, суд не может обязать этих граждан возмещать расходы на проведение экспертизы. За нее доложен платить бюджет.

В нашем случае райсуд решил взыскать с родителей обидчика ущерб частично. Апелляция же сказала - иск удовлетворен частично, значит, платят обе стороны. Но, по мнению Верховного суда, это решение неправильное. Вторая экспертиза была назначена по решению суда. Стороны назначения экспертизы не просили, но и не возражали. А кто за это будет платить, суд решать не стал. Значит, спор апелляция будет пересматривать, решил Верховный суд РФ.

Можно ли возложить на сторону по делу расходы на проведение экспертизы, заключение которой суд признал недопустимым доказательством? Две инстанции решили, что препятствий для этого нет. Однако коллегия Верховного суда по гражданским спорам с ними не согласилась и разъяснила, что делать в подобной ситуации.

ИСТЕЦ: Любовь Тришкина*

ОТВЕТЧИК: Борис Орехин, Дмитрий Орехин*

СУД: Коллегия по гражданским спорам ВС

ДЕТАЛИ: Суд признал заключение экспертизы недопустимым доказательством. Возник вопрос, можно ли в таком случае возложить на сторону расходы за экспертизу.

РЕШЕНИЕ: Отменить определение апелляции о взыскании судрасходов со стороны по делу.

Любови Тришкиной*, Борису и Дмитрию Орехиным* принадлежал на праве общей долевой собственности жилой дом. Владельцы решили поделить имущество. Для этого Тришкина обратилась в суд с иском, сославшись на сложившийся порядок пользования помещениями, в соответствии с которым она и предлагала разделить дом. Борис Орехин во встречном иске предложил свой вариант раздела.

Суд назначил экспертизу, проведенную ООО «Строительная компания «МосСтрой» , а затем – дополнительную судебную строительно-техническую экспертизу, которую поручили провести двум экспертам ООО «Бион». Первая инстанция приняла решение о разделе, воспользовавшись результатами второй экспертизы. С Тришкиной в пользу других участников спора суд постановил взыскать компенсацию из-за неравноценности выделенных помещений. А с Бриса Орехина в пользу ООО «Бион» взысканы расходы на оплату экспертизы "Биона" – 40 140 руб.

Однако в апелляции результаты экспертизы, которой воспользовалась первая инстанция, признали недопустимым доказательством. Мосгорсуд указал, что суд поручил экспертизу конкретным экспертам, но фактически провели ее другие люди. В апелляции за основу взяли экспертизу "МосСтроя". Апелляция изменила решение первой инстанции в части размера компенсации, которую должны были взыскать с Тришкиной. А часть о взыскании стоимости экспертизы "Биона" с Орехина осталась прежней, хотя результаты экспертизы и признали недопустимым доказательством. Орехин с таким подходом не согласился и решил отстоять в Верховном суде возможность не платить.

У него получилось это сделать – коллегия по гражданским спорам Верховного суда под председательством судьи Вячеслава Горшкова заключила, что взыскание неправомерно, и разъяснила, почему. Согласно ч. 1 ст. 79 ГК, когда у суда возникают вопросы, требующие специальных знаний, суд назначает экспертизу. Проводить экспертизу суд может поручить судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам. При этом, если проведение экспертизы судом поручено судебно-экспертному учреждению, выбирает экспертов его руководитель, а если суд поручает проведение экспертизы конкретным экспертам, то именно они, а не кто-то ещё должны ее проводить, напомнил ВС в определении по делу.

Однако в споре, о котором идет речь, экспертное заключение ООО «Бион» выполнено не теми экспертами, которым его поручил суд, и по этой причине было признано недопустимым доказательством. "Соответственно, расходы на оплату экспертизы, проведённой экспертным учреждением с нарушением закона, [. ] не могут быть в таком случае возложены на лиц, участвующих в деле", – сделал вывод ВС.

Постановление апелляции в части, в которой оставлено без изменения решение первой инстанции о взыскании с Орехина расходов на проведение экспертизы "Биона", ВС отменил с направлением дела в этой части на новое рассмотрение в апелляцию.

Не совсем обычный спор про драку двух мальчишек пришлось изучать Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ. После потасовки родители пострадавшего потребовали через суд с зачинщика драки и его родителей возмещение материального ущерба и морального вреда. Те вроде бы и не возражали заплатить, но Верховный суд РФ категорически не согласился с тем, за что и сколько брать с родителей маленького хулигана.

Veronika Dvorakova / Istockphoto

Разъяснения Судебной коллегии по гражданским делам со ссылками на соответствующие нормы закона могут оказаться полезны не только тем родителям, о которых шла речь в этом споре.

Эта история случилась в Уфе. Там в районный суд гражданин принес иск к несовершеннолетнему школьнику и его папе с мамой. В иске было написано, что его сын пострадал в драке со сверстником. Судя по заключению Бюро судебно-медицинской экспертизы республиканского минздрава, нанесенные мальчику в драке синяки были квалифицированы как "легкий вред здоровью". Истец попросил суд взыскать с драчуна 261 892 рубля материального ущерба. Плюс моральный вред в размере 300 000 рублей. А если драчун платить не сможет, то должны заплатить его родители. Те же заявили, что готовы возместить лишь расходы на лечение.

Районный суд стороны выслушал и принял такое решение: взыскать с мальчишки, "а в случае отсутствия у него доходов или иного имущества, достаточного для возмещения ущерба, - субсидиарно с его родителей" материальный ущерб - 103 779 рублей. Моральный вред суд оценил в 15 тысяч рублей. К этому суд добавил госпошлину - еще 3,5 тысячи - и расходы на проведение экспертизы - 55 444 рубля.

Республиканский Верховный суд изменил это решение только в той части, которая касалась расходов на экспертизу. С родителей драчуна в пользу местного бюро судебно-медицинской экспертизы апелляция взыскала 22 177 рублей, а с родителей пострадавшего мальчика остаток - 33 266 рублей.

Обиженные истцы пошли в Верховный суд страны. Там жалобу изучили и сказали, что она "подлежит удовлетворению". Вот аргументы Верховного суда РФ.

Из материалов дела видно, что после драки мальчишек пострадавшему была назначена судебно-медицинская экспертиза. Она-то и признала легкий вред здоровью. Спустя полгода уже районный суд назначает такую же экспертизу в том же бюро. Вопрос о том, кто будет нести расходы за экспертизу, суд не поднимал.

Бюро судебной экспертизы спустя несколько месяцев отправило бумагу с результатами и ходатайство перед судом - решить, кто им возместит расходы - 55 444 рубля. Районный суд решил, что заплатить должен драчун, но если у него дохода нет, то его родители.

Вот с таким решением и не согласилась апелляция. По ее мнению, деньги экспертам за их работу по Гражданскому процессуальному кодексу должна платить проигравшая сторона. Но если иск о судебных расходах удовлетворен частично, деньги присуждаются истцу пропорционально той части исковых требований, в которых ему отказано. В нашем споре, по мнению местной апелляции, родители зачинщика драки платят 22 177 рублей медицинским экспертам за работу. А родители пострадавшего - 33 266 рублей. Вот с таким делением и не согласился Верховный суд РФ.

В Гражданском процессуальном кодексе (статья 88) говорится, что так называемые судебные расходы состоят из госпошлины и "издержек, связанных с рассмотрением дела". К таким издержкам относятся в том числе и суммы, подлежащие выплатам свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам (статья 94). Такие деньги предварительно вносятся на специальный счет стороной, заявившей такую просьбу. Если просят обе стороны, то они вносят деньги в равных частях. Но вот если назначение экспертов и прочие действия, подлежащие оплате, делает суд по своей инициативе, то расходы идут за счет федерального бюджета.

Верховный суд подчеркнул, что суд может освободить гражданина, видя его положение, от уплаты таких расходов, тогда и за них заплатит бюджет. Но по общему правилу стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны понесенные по делу судебные расходы. Если иск удовлетворяется частично, расходы возмещаются истцу пропорционально удовлетворенным исковым требованиям . А ответчику - пропорционально той части исковых требований, в которой истцу было отказано.

Из всего сказанного Верховный суд РФ делает вывод - в случае если вопрос о назначении экспертизы поставлен на обсуждение по инициативе самого суда, а не по ходатайству участников процесса, суд не может обязать этих граждан возмещать расходы на проведение экспертизы. За нее доложен платить бюджет.

В нашем случае райсуд решил взыскать с родителей обидчика ущерб частично. Апелляция же сказала - иск удовлетворен частично, значит, платят обе стороны. Но, по мнению Верховного суда, это решение неправильное. Вторая экспертиза была назначена по решению суда. Стороны назначения экспертизы не просили, но и не возражали. А кто за это будет платить, суд решать не стал. Значит, спор апелляция будет пересматривать, решил Верховный суд РФ.

ВС рассказал, кому можно не оплачивать судебную экспертизу

Судебные экспертизы могут быть слишком дороги для граждан. В законе есть возможность освобождения от этих трат, если человек находится в тяжелом материальном положении. Но суды редко применяют такую норму, потому что четких критериев в ней нет, а изложить в мотивировке «чувство справедливости» сложно. Но это не значит, что подобные вопросы надо игнорировать. На это обратил внимание Верховный суд в паре недавних дел. Правда, эксперт сомневается, что позиция ВС будет «популярна» в нижестоящих судах.

Тот, кто проиграл спор, возмещает победителю все судебные расходы по делу, включая оплату экспертиз, которые могут быть довольно дорогими для людей в сложном материальном положении. Законодатель предусмотрел возможность освобождения гражданина от уплаты расходов с учетом его имущественного положения (ч. 3 ст. 96 ГПК). В этом случае расходы возмещает бюджет.

Но эту норму суды применяют крайне редко, в частности потому, что уменьшение расходов — это право, а не обязанность суда, а закон не содержит четких критериев, когда это нужно сделать, утверждает Александра Карбутова, старший юрист Адвокатское бюро «НБ» Адвокатское бюро «НБ» Региональный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры группа Банкротство (включая споры) × . В подобных вопросах судьям приходится руководствоваться внутренним убеждением и чувством справедливости, а эти категории неопределенные и сложные в плане мотивирования, говорит она. Стоит учитывать и публичные интересы, которые затрагиваются при возмещении расходов за счет бюджета. Словом, суды стараются избегать рассмотрения этих вопросов, подытоживает Карбутова.

Но Верховный суд в паре недавних дел напутствовал нижестоящие инстанции внимательнее оценивать имущественное положение участника процесса, который просит освободить его от судебных расходов.

Пациентка против больницы

В одном из них Наталья Канаева* пыталась взыскать с московской стоматологической поликлиники № 15 около 500 000 руб. компенсации вреда здоровью из-за неправильного лечения. По ее ходатайству суд назначил экспертизу в Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения Москвы стоимостью 78 570 руб. и распределил расходы поровну между истцом и ответчиком — по 39 285 руб. Канаева пыталась обжаловать это определение, указывая, что имеет инвалидность II группы бессрочно с 2004 года и живет одна только на пенсию. Она утверждала, что оплата даже 50% экспертизы очень ударит по ее кошельку и просила компенсацию из бюджета. Но судьи к таким доводам не прислушались, и пенсионерке пришлось оплатить требуемую сумму.

Затраты не «окупились», суд не нашел доказательств неправильного лечения и отказал в иске. Тогда поликлиника потребовала в суде от Канаевой компенсации своей части расходов — 39 285 руб. Представитель Канаевой просил отказать и повторил доводы о том, что она инвалид и живет только на пенсию. Но три инстанции сочли правильным взыскать всю сумму. Ведь экспертизу провели, ее выводы легли в основу решения об отказе в иске, значит, проигравший должен выплачивать компенсацию победителю. Также суды отметили, что ходатайство в порядке ч. 3 ст. 96 ГК об освобождении от уплаты судебных расходов должно разрешаться до назначения такого исследования.

Но нормы ГПК не содержат подобного ограничения, а само оно нарушает баланс прав и законных интересов участников процесса, возразил ВС (определение № 5-КГ21-17-К2). Он нашел, что суды по-настоящему толком не рассмотрели ни жалобу, ни ходатайство Канаевой. Суды нарушили п. 11 Постановления Пленума Верховного суда от 21.01.2016 № 1, который обязывает принимать во внимание всю совокупность обстоятельств, связанных с имущественным положением гражданина. А ведь к ходатайству Канаевой прилагались документы, которые подтверждают ее бедность: справка об установлении инвалидности, о пенсии в размере 17 803 руб., чеки на оплату «коммуналки» и так далее. Все это суды не оценили.

С такими объяснениями коллегия судей ВС направила дело на новое рассмотрение обратно в первую инстанцию [пока не рассмотрено. — Прим. ред.].

Хорошо для дела, но не поменяет практику

Сходные выводы ВС сделал в деле № 66-КГ21-12-К8. Там Мария Гамай* судилась с Иркутским областным Центром рассеянного склероза. В деле по ее инициативе провели две судебные экспертизы, которые вместе с сопутствующими расходами стоили 153 606 руб. Первую оплатил ответчик, а вторую — никто.

Но выводы экспертов оказались не в пользу истицы, и ее иск отклонили. Следом с нее взыскали и все расходы на судебные экспертизы. Апелляция отклонила доводы жалобы Гамай о том, что она инвалид II группы, проходит лечение и курс реабилитации, поэтому для нее эта сумма слишком большая.

«Инвалидность освобождает от уплаты госпошлины, но закон не указывает это основанием не платить за экспертизу», — объяснил Иркутский областной суд. Восьмой кассационный суд общей юрисдикции с ним согласился.

Нижестоящие инстанции не оценили эти доводы, учитывая, что в материалах дела есть данные о состоянии здоровья Гарай, ее семейном и материальном положении, возразил Верховный суд. Суды не выясняли подробности, каково имущественное положение Гарай, не рассматривали вопрос о возможности освободить ее от выплаты судебных расходов или их снижении. При новом рассмотрении дела этим займется Свердловский районный суд г. Иркутска.

Таким образом, на тяжелое имущественное положение участника спора, по мнению ВС, могут указывать инвалидность, пенсионный статус, отсутствие других доходов, кроме социальных выплат. «Видится, что ВС еще и учитывал категорию споров — медицинские, где особенно важно соблюсти право потребителей на защиту, — комментирует Карбутова. — Тут без специальной экспертизы не обойтись».

С точки зрения процессуального права выводы ВС не так однозначны, ведь уменьшение судебных расходов — это право, а не обязанность суда, рассуждает Карбутова. Поэтому правовой неопределенности только добавилось. Карбутова ожидает, что суды не будут использовать правовую концепцию от Верховного суда. Вместо этого продолжат предъявлять повышенные стандарты доказывания достаточности обстоятельств, которые нужны для освобождения от уплаты расходов или их уменьшения.

Пленум Верховного суда прояснил людям в мантиях, как надо назначать экспертизы. Есть интересные положения. Скажем, бумаги с официальной позицией ведомств, полученные по запросу суда или следствия, не могут считаться экспертным заключением. А участникам процессов в некоторых случаях разрешат понаблюдать за таинством работы эксперта.

Об этом и о многом другом говорится в постановлении Пленума, опубликованном на сайте Верховного суда России.

Подобных разъяснений не было почти 40 лет, с момента принятия предыдущего постановления на эту тему. А это случилось в далеком 1971 году. С тех пор изменилось многое: и законы, и методика работы экспертов. Да и страна, к слову, совсем другая. Поэтому пришла пора освежить рекомендации.

Третий глаз эксперта

Одно из положений по сути говорит о том, что мнение чиновника не должно быть решающим. "Справки, акты, заключения и иные формы фиксации результатов ведомственного или другого исследования, полученные по запросу органов предварительного следствия или суда, не могут рассматриваться как заключение эксперта и служить основанием к отказу в проведении судебной экспертизы, - сказано в 6-м пункте постановления. - Указанные положения не препятствуют приобщению к материалам уголовного дела и использованию в процессе доказывания заключения специалиста, полученного в соответствии с частью 3 статьи 80 УПК РФ".

Если говорить простым языком, бумаги из официальных инстанций можно принимать и подшивать в дело. Но считать их истиной в последней инстанции нельзя. Повтор слов здесь намеренный. Мнение ведомства - это всего лишь мнение ведомства, не больше того. Пусть чиновники из конкретного учреждения завзятые профессионалы, с этим никто не спорит. Но третий взгляд будет не лишним. Суду лучше пригласить специалиста со стороны, чтобы объективно во всем разобраться.

Ученый совет - без погон

По данным "РГ", в процессе работы над документом активно обсуждалось, не обязать ли людей в мантиях обращаться за экспертизой исключительно в госструктуры. Однако идея не прошла. Вряд ли государственные учреждения справятся с валом экспертной работы, если запретить судам приглашать ученых людей, так сказать, с гражданской стороны. Впрочем, дело не только в этом. Для грамотного заключения нужны знания и опыт, они не зависят от того, где работает человек. Сейчас в стране действует немало некоммерческих организаций, которые готовят квалифицированные заключения. А работа найдется всем.

"Согласно положениям части 2 статьи 195 УПК РФ судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями, - говорится в документе. - К иным экспертам из числа лиц, обладающих специальными знаниями, относятся эксперты негосударственных судебно-экспертных учреждений, а также лица, не работающие в судебно-экспертных учреждениях".

А чтобы не возникало лишних вопросов, Верховный суд пояснил, что следует понимать под негосударственными судебно-экспертными учреждениями. Это некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), созданные в соответствии с Гражданским кодексом и законом "О некоммерческих организациях". В их уставах должно быть прописано осуществление судебно-экспертной деятельности.

При этом оговаривается, что передача каких-то доказательств на исследование частным экспертам возможно в том случае, если местное госучреждение не имеет в штате нужных экспертов или не обладает необходимой материальной базой. Но эту передачу суд обязан отдельно мотивировать.

Дешево, не значит сердито

Когда речь заходит о передаче чего-то в частные структуры, главная страшилка это тарифы. Многие боятся, что будет дорого и неподъемно для честных людей. Однако в данном случае это не факт. По словам специалистов, в центре Минюста экспертизы могут стоить от 10-12 тысяч до миллиона рублей, все зависит от сложности и трудоемкости исследования. Частные эксперты в Москве и Санкт-Петербурге берут не меньше, но только потому, что спрос в обеих столицах традиционно велик. В регионах же сделать частную экспертизу зачастую стоит дешевле, чем государственную.

Другой опасный момент: коррупция. Принято считать, раз люди берут за работу деньги, то они, якобы, под заказ могут сделать все, что угодно. Однако как рассказали "РГ" в Палате судебных экспертов, в их сфере несколько другие правила. Там тот, кто платит, не обязательно заказывает "музыку".

Как объясняют специалисты, если профессионал в чем-то "запачкался", ему потом трудно отмыть репутацию. А честное имя в этом деле дороже любых денег. Эксперты именно этим объясняют низкое число коррупционных дел в своей сфере. По данным руководителей Палаты судебных экспертов, в государственных структурах были единичные дела о взятках экспертов. А негосударственные спецы ни разу не попадались на подкупе, хотя на них как раз самое большое давление.

Поиск истины - под наблюдением

Участники процесса могут с разрешения суда присутствовать при экспертном исследовании, производимом вне храма Фемиды. Тогда они увидят своими глазами, как ученые ищут истину. Правда, могут и ничего не увидеть - если суд откажет в просьбе.

Когда эксперт сочтет, что присутствие "постронних" ему помешает, суд может к этому прислушаться, и никого не пустить. В таком случае, процесс работы ученого мужа останется таинством.

Но в жизни все возможно. Если что, факт присутствия участника судебного разбирательства при производстве судебной экспертизы вне зала судебного заседания следует отразить в заключении эксперта.

Кроме того, Верховный суд постановил "разъяснить судам, что подозреваемый, обвиняемый и их защитники, а также потерпевший должны быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы до ее производства. В том случае, если лицо признано подозреваемым, обвиняемым или потерпевшим после назначения судебной экспертизы, оно должно быть ознакомлено с этим постановлением одновременно с признанием его таковым, о чем составляется соответствующий протокол".

Кроме этого постановление предусматривает ограничение срока проведения психиатрических стационарных экспертиз 30 сутками. Правда, в случае необходимости по мотивированному ходатайству эксперта или комиссии экспертов срок пребывания в медицинском стационаре может быть продлен постановлением судьи районного суда по месту нахождения указанного стационара еще на 30 дней. А потом еще на столько же, но это уже в крайнем случае. В итоге может получиться до трех месяцев, но 90 суток уже предел.

Ходатайство эксперта или комиссии экспертов о продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре должно быть представлено в районный суд не позднее чем за три дня до истечения 30-дневного срока. Такое ходатайство подлежит рассмотрению по правилам статьи 165 УПК РФ.

Кто знает, тот и говорит

Для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта по ходатайству стороны или по инициативе суда может привлекаться специалист. Он дает разъяснения в форме устных показаний или письменного заключения. Об этом тоже говорится в документе. И еще: суду надлежит указать, к каким выводам пришел эксперт в результате исследования, а не ограничиваться лишь ссылкой в приговоре на его заключение.

Кстати, о специалистах - это тоже очень интересная фигура в процессе. Он не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним. Его заключение и показания подлежат проверке и оценке по общим правилам, надо оценить компетентность и незаинтересованность человека в исходе дела, обоснованность суждения и тому подобное. При этом слова профессионала могут быть приняты судом или отвергнуты, как и любое другое доказательство. В конце концов, каждый может ошибаться.

"Специалист, участвовавший в производстве какого-либо следственного действия, при необходимости может быть допрошен в судебном заседании об обстоятельствах его производства в качестве свидетеля. Показания специалиста, приглашенного сторонами, даются им по правилам, предусмотренным для допроса лица в качестве свидетеля", - говорится в постановлении пленума.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: