Эксперт как участник уголовного судопроизводства отнесен законодателем к

Обновлено: 13.07.2024

Федеральным законом от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ в статью 57 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу по истечении 90 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Статья 57. Эксперт

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 57 УПК РФ

1. Эксперт - лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

2. Вызов эксперта, назначение и производство судебной экспертизы осуществляются в порядке, установленном статьями 195 - 207, 269, 282 и 283 настоящего Кодекса.

3. Эксперт вправе:

1) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;

2) ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;

3) участвовать с разрешения дознавателя, следователя и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;

4) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 30 декабря 2015 г. N 440-ФЗ в пункт 5 части 3 статьи 57 настоящего Кодекса внесены изменения

5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;

6) отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа.

4. Эксперт не вправе:

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 30 декабря 2015 г. N 440-ФЗ в пункт 1 части 4 статьи 57 настоящего Кодекса внесены изменения

1) без ведома дознавателя, следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;

2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;

3) проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;

4) давать заведомо ложное заключение;

5) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса;

6) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

5. За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

6. За разглашение данных предварительного расследования эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

УПК РФ Статья 57. Эксперт

1. Эксперт - лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

2. Вызов эксперта, назначение и производство судебной экспертизы осуществляются в порядке, установленном статьями 195 - 207, 269, 282 и 283 настоящего Кодекса.

3. Эксперт вправе:

1) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;

2) ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;

3) участвовать с разрешения дознавателя, следователя и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;

(в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;

(в ред. Федерального закона от 30.12.2015 N 440-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

6) отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа.

(в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 92-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Эксперт не вправе:

1) без ведома дознавателя, следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;

(в ред. Федерального закона от 30.12.2015 N 440-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;

3) проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;

4) давать заведомо ложное заключение;

5) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса;

(в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 92-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

6) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

(п. 6 введен Федеральным законом от 04.07.2003 N 92-ФЗ, в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5. За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

6. За разглашение данных предварительного расследования эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

PROCEDURAL STATUS OF EXPERTS ON THE CODE : CURRENT STATUS AND FUTURE DIRECTIONS OF PERFECTION

The analysis of the rights and responsibilities of the expert, identified the problems of legal regulation and the possible solutions

Текст научной работы на тему «Процессуальный статус эксперта по УПК РФ : современное состояние и возможные направления совершенствования»

E.S. Dubonosov, O.A. Petruhina

REASONS AND GROUNDS FOR INITIATING CRIMINAL PROCEEDINGS IN CASES OF ENVIRONMENTAL CRIME

This article describes and analyzes reasons and grounds for criminal cases of environmental crimes. Indicated that the most frequent cause for criminal prosecution of environmental crimes allegations of acts or criminal intent.

Keywords: reasons, the base and the prosecution, environmental crime, environmental protection, and environment.

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ СТАТУС ЭКСПЕРТА ПО УПК РФ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ВОЗМОЖНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

В статье проведен анализ прав и обязанностей эксперта, выявлены проблемы правового регулирования и предложены возможные пути их решения

Ключевые слова: эксперт, процессуальный статус, экспертиза

Понятие эксперта сформулировано в ч. 1 ст. 57 УПК РФ. Эксперт -есть лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном УПК РФ, для производства судебной экспертизы и для дачи заключения. Вместе с тем, законодатель предусматривает и такую процессуальную форму доказательств, как показания эксперта. Согласно ч. 2 ст. 80 УПК РФ, показания эксперта - есть сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения в соответствии с требованиями статей 205 и 282 УПК РФ. Средством формирования данного доказательства является производство допроса эксперта.

Гарантии реализации экспертом его роли как независимого участника уголовного процесса подкрепляются системой определенных прав и ограничений. Права эксперта предусматривают следующие его процессуальные возможности (ч. 3 ст. 57 УПК РФ): - знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы; - ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных

материалов, необходимых для дачи заключения, либо о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов; - участвовать с разрешения дознавателя, следователя и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы; - давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе и по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования; - приносить жалобы на действия (бездействия) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права; - отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов для отказа.

Для полноценной и объективной реализации экспертом своих специальных знаний уголовно-процессуальный закон установил следующие ограничения, которые, в то же время, прямо не именуются как обязанности. Законодатель в данном случае использует более нейтральную фразу «не вправе». Итак, эксперт не вправе: - без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы; - самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования; - проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств; - давать заведомо ложное заключение; - разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ; - уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд (ч. 4 ст. 57 УПК РФ).

Кроме того, ч.ч. 5 и 6 ст. 57 УПК РФ содержат предписания бланкетного характера о том, что за дачу заведомо ложного заключения эксперт несет уголовную ответственность по ст. 307 УК РФ, а за разглашение данных предварительного расследования - по ст. 310 УК РФ.

В то же время эксперт не несет уголовной ответственности за отказ от дачи заключения, что также свидетельствует о признании эксперта в качестве независимого профессионального субъекта уголовного судопроизводства. Напомним, что УК РСФСР 1960 г. предусматривал уголовную ответственность эксперта не только за отказ от дачи заключения, но и за уклонение от дачи заключения в судебном заседании или при производстве предварительного расследования в ст. 182, что вполне логично вытекало из инквизиционного характера уголовного судопроизводства тоталитарного периода нашего государства.

Характерно, что УПК РФ не предусматривает специальных норм, регламентирующих непосредственный процесс проведения экспертного исследования. Выбор методов судебной экспертизы является прерогативой

эксперта. Вместе с тем, беспристрастность экспертного исследования обеспечивается некоторыми общими нормативными положениями. Прежде всего, методика исследования должна отвечать требованиям научной обоснованности и апробированности. Заключение эксперта должно основываться на таких положениях, которые позволяют проверить достоверность выводов на основе научных и практических данных.

Достоверность заключения эксперта обусловливается установлением в отношении него ряда вышеуказанных запретов и ограничений, что формирует проблему соотношения беспристрастности судебного эксперта и допустимой степени экспертной инициативы, не противоречащей современному статусу эксперта. С одной стороны, эксперту запрещено самостоятельно собирать объекты для исследования. С другой стороны, законодатель допускает, что образцы для сравнительного исследования могут быть получены самим экспертом во время проведения экспертизы (ч. 4 ст. 202 УПК РФ), если процесс их получения сам по себе является частью судебной экспертизы.

В специальной литературе отмечается, что получение экспертом образцов в рамках проведения судебной экспертизы должно удовлетворять следующим условиям: а) образцы для сравнительного исследования не являются индивидуально определенными, место их обнаружения не имеет значения (например, образцы промышленной продукции); б) образцы должны быть доступны для эксперта. Комментируя данное правило, авторы приводят следующий пример. Если обвиняемый (подозреваемый) находится в медицинском стационаре в связи с производством в отношении него судебной экспертизы, то у него могут быть получены образцы в рамках экспертизы как часть экспертного исследования. Если обвиняемый как объект исследования недоступен эксперту, то получение образцов осуществляется следователем в общем порядке[1].

Вместе с тем, типичной для практической деятельности является ситуация, связанная с исследованием микрообъектов. В литературе появилась точка зрения, подвергающая сомнению запрет для эксперта самостоятельно собирать материалы для исследования. М.Б. Вандер, например, считал, что поскольку микрообъекты «. как показывает практика, часто обнаруживаются при производстве экспертиз, следует признать неправильными теоретические концепции, согласно которым эксперты не имеют права сами обнаруживать какие-либо объекты»[2, С. 78].

О наличии в действиях эксперта в некоторых случаях признаков собирания доказательств писал и Р.С. Белкин: «Выполняя задание следователя, эксперт производит осмотр представленных предметов и при обнаружении микрообъектов фиксирует этот факт в своем заключении. Обнаруженные микрообъекты, приобретающие значение вещественных доказательств, подвергаются дальнейшему экспертному исследованию для решения других вопросов экспертного задания. Таким образом, эксперт фактически собирает (обнаруживает, фиксирует, изымает) доказательства, на

что по букве закона у него нет права. На подобные действия эксперта, выходящие явно за пределы его компетенции, следователь и суд смотрят сквозь пальцы, игнорируя явное нарушение закона»[3, С. 115].

Еще более категоричен по этому поводу Н.Н. Егоров. Он настаивает на законодательном разрешении разрешать эксперту собирать материалы для экспертного исследования, считая существующую в законе позицию неудачной [4, С. 225]. Возражая против такого варианта разрешения данной проблемы, Л.В. Виницкий предупреждает, что «наделение эксперта правом собирать доказательства должно неминуемо отразиться на его статусе. Он должен быть в таком случае переведен в группу участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения или со стороны защиты. Но в этом случае не будет основания говорить, что он лично, прямо или косвенно не заинтересован в исходе конкретного уголовного дела» [5].

Развивая эту же мысль в других своих трудах, данный автор полагает, что по общему правилу, осмотр предметов - вероятных носителей микрообъектов - должен производиться по месту их обнаружения, как правило, при осмотре с участием специалиста. Микрообъекты, которые по своим характеристикам могут быть обнаружены и индивидуализированы в ходе такого осмотра, подробно описываются в протоколе осмотра и впоследствии приобщаются к делу в качестве вещественных доказательств. Те же микрообъекты, которые не могут быть обнаружены при осмотре, но наличие которых обоснованно предполагается, обнаруживаются на предметах-носителях в лабораторных условиях в виде дополнительного следственного осмотра следователем с обязательным участием специалиста. Именно следователь составляет протокол об их обнаружении, в котором фиксируется их индивидуализирующие признаки[6].

Внешне данная рекомендация выглядит как нацеленная на повышение объективности заключения эксперта как лица, не имеющего юридического интереса к результатам расследования. Однако она имеет и уязвимые моменты в виде усложненного и громоздкого механизма ее реализации.

Во-первых, если следователь с участием специалиста изъял обнаруженные в процессе производства следственных действий объекты -следоносители, с соблюдением установленных требований об упаковке изымаемых объектов и направил их для производства экспертизы в специализированной лаборатории, то вряд ли необходимо повторное приглашение следователя для его участия в дополнительном следственном осмотре - на этот раз в лабораторных условиях. Это и отвлекает следователя от производства дальнейшего расследования, и не является необходимым, поскольку данный вид осмотра по своей природе является скорее, не следственным, а экспертным, трансформирующимся затем в последующие стадии экспертного исследования.

Более того, в криминалистике широко известна рекомендация о том, что изымать следы для производства судебной экспертизы целесообразнее именно вместе с предметом-следоносителем, поскольку обнаружение

микроследов в специализированной лаборатории намного результативнее. По мысли Л.В. Виницкого также получается, что следователь должен прибыть в лабораторию, где совместно со специалистом дополнительно осмотреть изъятый объект на предмет обнаружения различных микрообъектов, затем по изъятым микрообъектам и иным образцам для сравнительного исследования назначить судебную экспертизу, обратившись на этот раз к судебному эксперту. Напомним, что экспертный осмотр представляется одним из этапов, стадий экспертного исследования, что вполне признается в специальной литературе. Кроме того, как отмечает Е.Р. Россинская, данная рекомендация может оказаться просто нереальной, поскольку данный процесс может быть и длительным, продолжительностью несколько дней [7, С. 92].

Более того, следователь изымает объекты, подлежащие дальнейшему исследованию, не только путем осмотра места происшествия, но и путем производства иных следственных действий - обыска, выемки, проверки показаний на месте. Процессуальная природа указанных следственных действий вообще не предусматривает обнаружение следов.

Мы считаем, что обнаружение экспертом в процессе производства экспертного исследования следов, а равно иных обстоятельств, не выявленных ранее, не противоречит его статусу как независимого участника судопроизводства, а органически вписывается в многоэтапный процесс экспертного познания. Тем более, что законодатель предусматривает возможность для эксперта установления обстоятельств, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы. В этих случаях эксперт вправе указать на них в своем заключении (ч. 2 ст. 204 УПК РФ). Наоборот, наделение в разумных пределах эксперта правом на инициативу в рамках производства экспертного исследования подчеркивает самостоятельный и независимый от сторон статус данного субъекта. Ибо итогом может явиться обнаружение обстоятельств, значимых для расследования, но вовсе не обязательно свидетельствующих о причастности определенного лица к совершению преступления. В результате проявления разумной инициативы эксперт может выявить и обстоятельства, свидетельствующие о непричастности данного лица к совершению преступления, либо позволяющие сделать вывод о наличии обстоятельств, смягчающих наказание (например, вынужденном характере совершения каких-либо действий вследствие угроз или иного неправомерного воздействия, воздействия провокационного характера), а равно иным образом свидетельствующих в пользу этого лица.

Действующий УПК РФ исчерпывающе предусматривает случаи отказа от производства экспертизы, которые могут быть инициированы как руководителем экспертного учреждения, так и экспертом. Руководитель экспертного учреждения вправе возвратить без исполнения постановление о назначении экспертизы и прилагающиеся к нему материалы в случаях: - если в учреждении нет эксперта соответствующей специальности; - если в

учреждении нет специальных условий для проведения исследований (ч. 3 ст. 199 УПК РФ). Право эксперта на возвращение без исполнения постановления распространяется на случаи: - если представленных материалов недостаточно для производства судебной экспертизы; - по его мнению, он не обладает достаточными знаниями для производства назначенной экспертизы и разрешения поставленных перед ним вопросов (ч. 5 ст. 199 УПК РФ).

Объем прав эксперта в сфере возможности отказа от производства судебной экспертизы вызывает неоднозначные позиции в специальной литературе. Некоторые авторы критически оценивают данные нормы, настаивая на их исключении, мотивируя тем, что принуждение лиц, обладающих специальными знаниями, к производству экспертизы против их желания противоречит российскому законодательству и принципам правового государства[8, С. 80]. Если экспертиза назначается судебному эксперту - сотруднику экспертного учреждения, в должностные обязанности которого, согласно трудовому договору, входит производство судебных экспертиз, то зачем нужна законодательная регламентация обязанности явиться и дать заключение? В этом случае не оправдана и ответственность за отказ явиться по вызову должностного лица, осуществляющего производство по уголовному делу, и дать заключение, поскольку в контракте заранее оговорена ответственность за неисполнение требований контракта, и в этом случае в соответствии с трудовым законодательством сотрудник судебно-экспертного учреждения подлежит дисциплинарной ответственности. Что касается частных экспертов, т.е. лиц, производящих экспертные исследования вне экспертных учреждений, то они вообще не обязаны производить экспертизу и давать заключение[9, С. 80-81].

На первый взгляд, данная рекомендация выглядит как рациональная, призванная усилить независимость эксперта в уголовном судопроизводстве. Однако она не может не вызывать ряд вопросов. В отличие от гражданского процесса, в уголовном процессе России присутствует явно выраженное публичное начало, которое вытекает из обязанности государства гарантировать гражданам их право на защиту, возможность восстановления нарушенного права. Согласно ч. 4 ст. 21 УПК РФ требования, поручения и запросы следователя, дознавателя и иных властных профессиональных субъектов расследования, предъявленные в пределах их полномочий, установленных УПК РФ, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами. Полагаем, что не следует смешивать уголовно-процессуальные, трудовые и дисциплинарные правоотношения. Они находятся в различных правовых режимах, несмотря на внешнее сходство. Регламентация любых полномочий должна подкрепляться ограничениями, минимизирующими вероятность недобросовестного их исполнения. Особенно это актуально в современных условиях противодействия расследованию, выражающегося, в том числе и в виде попыток подкупа и иного неправомерного воздействия на экспертов со стороны заинтересованных лиц и, прежде всего, подозреваемых, обвиняемых

(подсудимых) и действующих в их интересах защитников. Поэтому уголовно-процессуальное законодательство, регламентируя права эксперта, должно предусматривать и ограничения, накладываемые на эксперта, в связи с реализацией присущего им процессуального статуса.

1. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. А.В. Смирнова. М., 2009

2. Вандер М.Б. Внедрение в следственную практику новой методики работы с микрочастицами //Следственная практика. М.,1979. Вы. 121.

3. Белкин Р.С. Курс криминалистики. М. 1997. Том 3.

4. Егоров Н.Н. Собирание вещественных доказательств экспертом // «Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: вопросы теории, законодательства, практики применения» (к 5-летию УПК РФ): Материалы Международной научно-практической конференции. М., 2007.

5. Виницкий Л.В. О судебной экспертизе по уголовным делам (анализ положений Постановления Пленума Верховного Суда РФ) // Квалификационная коллегия судей Смоленской области. Официальный сайт.

6. Виницкий Л.В. Осмотр места происшествия: организационные, процессуальные и тактические вопросы. Караганда, 1986.

7. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М.: Норма, 2005.

8. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М.: Норма, 2005.

9. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М.: Норма, 2005.

S.I. Konovalov, A.V. Sobol

PROCEDURAL STATUS OF EXPERTS ON THE CODE: CURRENT STATUS AND FUTURE DIRECTIONS OF PERFECTION

The analysis of the rights and responsibilities of the expert, identified the problems of legal regulation and the possible solutions

1. Эксперт - лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

2. Вызов эксперта, назначение и производство судебной экспертизы осуществляются в порядке, установленном статьями 195 - 207, 269, 282 и 283 настоящего Кодекса.

3. Эксперт вправе:

1) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;

2) ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;

3) участвовать с разрешения дознавателя, следователя и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;

4) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;

6) отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа.

4. Эксперт не вправе:

1) без ведома дознавателя, следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;

2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;

3) проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;

4) давать заведомо ложное заключение;

5) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса;

6) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

5. За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

6. За разглашение данных предварительного расследования эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Комментарий к ст. 57 УПК РФ

1. Эксперт - не всякое лицо, обладающее специальными познаниями и привлеченное к участию в процессе. Кроме него таким условиям отвечает также специалист (см. коммент. к ст. 58). В отличие от специалиста эксперт привлекается к участию в процессе путем вынесения соответствующего процессуального акта - постановления дознавателем, следователем, судьей или определения суда. Кроме того, эксперт привлекается для выполнения самостоятельных экспертных исследований, т.е. проводит их вне рамок каких-либо других процессуальных действий, в то время как специалист участвует в процессуальных действиях, осуществляемых органом дознания, дознавателем, следователем или судом. Наконец, эксперт привлекается для дачи экспертного заключения - особого вида доказательств (о нем см. коммент. к ст. 80), тогда как целью привлечения специалиста является содействие в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ч. 1 ст. 58).

3. О порядке вызова эксперта, назначения и производства судебной экспертизы см. коммент. к ст. ст. 195 - 207, 269, 282 и 283.

4. Ознакомление эксперта с материалами уголовного дела, относящимися к предмету экспертизы, происходит в форме ознакомления эксперта с постановлением (определением) о назначении экспертизы, в котором обычно излагаются сведения об обстоятельствах события преступления, обстоятельствах и условиях получения объектов для экспертного исследования, дается необходимое описание самих объектов и иных материалов, предоставляемых в распоряжение экспертов. Кроме того, эксперт вправе знакомиться и с другими материалами дела, если они относятся к предмету экспертизы, а также ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов (объектов экспертного исследования, доказательств), необходимых для дачи заключения. Ознакомление эксперта с материалами дела может происходить также путем непосредственного участия эксперта с разрешения лиц, ведущих процесс, в проведении следственных и иных процессуальных действий, где он вправе задавать вопросы, относящиеся к предмету данной экспертизы. Иные процессуальные действия - в данном случае такие действия, как получение образцов для сравнительного исследования (ст. 202), при котором, как представляется, при необходимости может участвовать не только специалист, но и эксперт, которому поручено проведение экспертизы; процессуальные действия в порядке судебного разбирательства, если эксперт явился к началу судебного заседания, и т.д.

5. Эксперт вправе давать заключение лишь в пределах своей компетенции (п. 4 ч. 3 данной статьи). Принято различать объективно-научный, или предметный, уровень компетенции эксперта, т.е. объем специальных знаний по определенному кругу вопросов (предмету экспертизы), которым в той или иной степени должен обладать любой специалист данного рода либо вида или подвида судебной экспертизы, а также субъективный уровень компетенции, под которым понимается степень владения конкретного эксперта теорией и методикой проведения экспертизы данного рода, вида или подвида. Субъективный уровень компетенции не всегда может в полном объеме и степени соответствовать предметному уровню компетенции данного эксперта. Это необходимо учитывать дознавателю, следователю, суду при поручении экспертизы конкретному эксперту, ибо закон не разрешает поручать производство экспертизы лицу, если вопросы, по которым он должен дать заключение, выходят за пределы его специальных познаний. Законом предусмотрено право эксперта давать заключение по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении (определении) о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования (п. 4 ч. 3 коммент. статьи). Предмет экспертизы того или иного рода определяется предметом соответствующей отрасли знаний, которая должна использоваться в экспертном исследовании (криминалистика, судебная медицина, судебная психиатрия и т.д.). Эксперт вправе отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа.

7. Обязанности эксперта сформулированы в части 4 настоящей статьи в виде запретов на то, чего не вправе делать эксперт. Так, он не вправе без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы, а также самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования (п. п. 1, 2). Этот запрет связан с тем, что оценка доказательств в их совокупности и последующий отбор материалов уголовного дела, предназначенных для экспертного исследования, относятся лишь к компетенции дознавателя, следователя и суда. Поэтому эксперт не вправе исследовать и собирать материалы, не указанные в постановлении (определении) о назначении экспертизы и не предназначенные быть объектами исследования. Он не вправе уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

Вместе с тем в ч. 4 ст. 202 предусматривается право эксперта получать образцы для сравнительного исследования. Однако противоречия между этой статьей и п. 2 ч. 4 ст. 57 нет, так как получение образцов для сравнительного исследования (например, так называемых веществ-свидетелей при проведении судебно-химической экспертизы) может производиться экспертом только при том условии, если это является частью судебной экспертизы. Впрочем, анализ положений ст. 57 и ст. 202 показывает, что следователь получает образцы для сравнительного исследования лишь при определенных, одновременно действующих условиях: а) когда их надо получить у подозреваемого, обвиняемого, а также у свидетеля или потерпевшего; б) в случаях, когда возникла необходимость проверить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах. Представляется, что в остальных случаях получение образцов может являться частью судебной экспертизы и входить в круг обязанностей эксперта. Тем не менее следует констатировать, что уровень гарантий достоверности исследований с использованием образцов для сравнительного исследования, полученных самим экспертом практически непроцессуальными способами, обычно ниже, чем тех, где используются образцы, полученные в порядке, в большей степени обеспечивающем их подлинность и надежность, - по постановлению следователя или дознавателя и с составлением соответствующего протокола (ч. ч. 1 - 3 ст. 202). Однако поскольку получение образцов экспертом считается по закону частью судебной экспертизы, то для того, чтобы определить, какова эта часть, должна, на наш взгляд, существовать апробированная и признанная специалистами методика исследования, которая включает в себя получение определенными способами и в определенной форме образцов для сравнительного исследования. При отсутствии такой методики нельзя сказать, что получение экспертом образцов, безусловно, необходимо или обеспечено достаточными гарантиями достоверности последних. Поэтому в таких условиях полученные самим экспертом образцы для сравнительного исследования следует считать ненадлежащими материалами, а заключение эксперта, выполненное на их основе, недопустимым доказательством.

Под ред. А.В. Смирнова "КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 5-е издание


Обратимся к характеристике понятия эксперт. Это еще один участник уголовного процесса, на наличие у которого права заявлять ходатайства прямо указано в ч. 1 ст. 119 УПК РФ. Под «экспертом» здесь понимается лицо, располагающее необходимыми по делу специальными познаниями, которому в предусмотренном УПК РФ порядке было поручено производство судебной экспертизы.

Обычно эксперт обладает специальными познаниями в науке, технике, искусстве и (или) ремесле. На данное обстоятельство было прямо обращено внимание в ст. 78 УПК РСФСР 1960 года. Именно поэтому в источниках, посвященных правовому статусу эксперта, урегулированному УПК РСФСР, было указано, что эксперту не могут задаваться вопросы юридического характера. Из содержания нового УПК РФ данное положение убрано. Этот факт можно толковать как предоставленную законодателем возможность отнесения в настоящее время к специальным знаниям эксперта и знаний юридического характера. Хотя, следует признать, что до сих пор некоторые процессуалисты утверждают, что эксперт обладает познаниями только в науке, технике, искусстве и ремесле, будто бы он не решает вопросов, связанных с юридическим понятиями, применением права и т.п., вопросов правового характера, что «в качестве эксперта не может быть приглашено лицо, обладающее специальными знаниями в области права».

Во многом такой позиции способствует не только привычка, сформированная у процессуалистов УПК РСФСР 1960 года. По закрепленным в этом УПК РСФСР положениям большинство из авторов когда-то начинали изучать уголовный процесс, десятилетиями его применяли и преподавали. Исключению из круга специальных знаний всех вопросов, связанных с правом, способствует и расширительное толкование содержания ст. ст. 2 и 9 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». В своем комментарии к ст. 57 УПК РФ, которая посвящена понятию и правовому статусу эксперта, Н.Е. Сурыгина, к примеру, пишет, что Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» «сформулировал понятие «специальных знаний» как знаний в области науки, техники, искусства или ремесла (ст. 2, 9)»..

Действительно, в указанных статьях названного Закона говорится лишь о специальных знаниях в области науки, техники, искусства или ремесла. Однако сам Закон посвящен не эксперту в уголовном процессе и даже не уголовно-процессуальной экспертизе. В нем характеризуется правовой статус государственных судебно-экспертных учреждений и государственных судебных экспертов. Соответственно, в ст. ст. 2 и 9 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» закреплено правило, что эти государственные судебно-экспертные учреждения и государственные судебные эксперты могут проводить судебные экспертизы по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла. Но это положение никоим образом не касается правового статуса иных лиц, обладающих специальными знаниями и назначенных в порядке, установленном УПК РФ, для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

Часть процессуалистов знания, которыми должен обладать эксперт, именуют знаниями, не входящими в круг общеизвестных, другие ученые — «знаниями, выходящими за пределы юридических знаний дознавателя, следователя, прокурора, судьи как специалиста в области правоведения». Нам же представляется возможным объединение этих двух идей и формулирование на их основе следующей характеристики знаний, которыми должен обладать эксперт. В качестве эксперта может быть приглашено лицо, которое обладает знаниями, выходящими за пределы тех, которые принято считать общеизвестными для следователей (дознавателей и др.), суда (судьи). Соответственно, если появилась необходимость провести исследование, к примеру, международно-правового института, вполне может быть назначена профильная судебная экспертиза по вопросу, бесспорно, являющемуся правовым (юридического характера).

Как следует из ч. 1 ст. 57 УПК РФ, лицо может обладать специальными знаниями, но экспертом с позиций уголовно-процессуального законодательства оно станет только после того, как будет назначено в порядке, установленном УПК РФ, для производства судебной экспертизы и дачи заключения. Судебная экспертиза считается назначенной с момента подписания уполномоченным на то лицом постановления о назначении судебной экспертизы. Действительно, в ряде случаев после этого, до оглашения данного постановления лицу, обладающему специальными знаниями, последний не знает о существовании искомого процессуального документа и, таким образом, не имеет возможности реализовать статус эксперта. Между тем с точки зрения УПК РФ решение о производстве судебной экспертизы считается уже принятым или, иначе, судебная экспертиза считается назначенной.

Но с этого ли момента лицо становится обладателем процессуального статуса эксперта? Несомненно, нет. Назначение экспертизы и назначение лица для ее производства не всегда одно и то же явление. Если в постановлении о назначении экспертизы указано конкретное лицо, которому поручено производство экспертизы, данный человек наделяется правами и обязанностями эксперта с момента подписания постановления уполномоченным на то должностным лицом. Когда же в постановлении не указаны фамилия, имя и отчество лица, обладающего специальными знаниями, а лишь зафиксировано наименование экспертного учреждения, эксперт в уголовном процессе появится с момента окончательного оформления распоряжения руководителя учреждения о поручении именно ему произвести назначенную судебную экспертизу и подготовить соответствующее заключение.

В литературе можно найти утверждение, что экспертом может быть лицо, «которое не только составляет заключение, но и дает показания». Если это утверждение не соотносить с моментом формирования у лица статуса эксперта, а воспринимать как констатацию факта того, что экспертом является не только лицо, производящее судебную экспертизу, а и допрашиваемый эксперт, то с данным утверждением можно согласиться. Однако следует напомнить, что допрос эксперта невозможен до назначения его в качестве эксперта. Поэтому такое уточнение автора никоим образом не расширяет изложенные в ст. 57 УПК РФ представления о понятии «эксперт».

Итак, лицо, располагающее необходимыми по делу специальными познаниями, которому ранее в предусмотренном УПК РФ порядке было поручено производство судебной экспертизы, вправе заявить ходатайство о производстве процессуальных действий и (или) принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения собственных прав и (или) законных интересов.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Остались вопросы к адвокату?

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: