Экономическая коллегия верховного суда рф это

Обновлено: 26.11.2022

Вчера стало известно о том, что в экономической коллегии Верховного суда (ВС) сменились председатели судебных составов. Первым на это обратил внимание Александр Верещагин, главный редактор журнала «Закон». Это произошло после начала работы нового руководителя коллегии Ирины Подносовой. Самым неожиданным является назначение главой состава судьи из административной коллегии Юрия Иваненко. Впрочем, это можно объяснить его давним знакомством с Ириной Подносовой — он работал вместе с ней заместителем председателя Ленинградского областного суда.

После перестановок почти все руководящие должности в коллегии заняли судьи из Петербурга и Ленобласти. Ирина Подносова работала в судах Ленобласти и потом возглавляла Второй апелляционный суд в Санкт-Петербурге. Галина Кирейкова была судьей в Федеральном арбитражном суде (ФАС) Северо-Западного округа, а Владимир Попов — в Девятом арбитражном апелляционном суде. Оба они были судьями Высшего арбитражного суда (ВАС) и пришли в ВС после упразднения ВАС.

Галина Кирейкова, первый состав


Галина Кирейкова и до этого входила в первый состав экономической коллегии, но не в качестве председателя. Тем не менее ее роль в коллегии была значительной, так как помимо жалоб на решения нижестоящих судов она рассматривала надзорные жалобы по экономическим спорам и решала, передавать ли их в Президиум ВС. До ВС Галина Кирейкова была судьей ВАС (с 2013 года), а еще раньше — судьей ФАС Северо-Западного округа (с 2002 года).

Первый состав в основном специализируется на банкротных и корпоративных делах. До сих пор председателем состава был судья Иван Разумов, который перешел в ВС из ВАС. Его интервью в сентябрьском номере журнала «Закон» о проблемах банкротства можно прочитать здесь.

По данным неофициальной статистики, которую ведет «Закон.ру» с 2015 года, Иван Разумов — самый активный из судей ВС. Например, в 2019 году он передал на пересмотр 39 дел. Это больше, чем у других судей (следующая по активности была Ирина Букина с 32 делами). Иван Разумов стабильно лидирует по этому показателю. Исключением стал только 2017 год, когда больше всех дел передал на пересмотр судья третьего состава Анатолий Першутов. Правда, высокий показатель у Анатолия Першутова в тот год мы объясняем высоким количеством однотипных дел.

У Галины Кирейковой тоже были высокие показатели в 2019 году. Она вошла в пятерку самых активных судей и передала 28 дел на пересмотр. Но в предыдущие годы показатели были на среднем уровне (в 2018 — 18 дел, в 2017 — 21 дело, в 2016 — 18 дел, в 2015 — 24 дела).

Владимир Попов, второй состав

До перехода в ВС Владимир Попов был судьей ВАС с 2011 года, а еще раньше — судьей Девятого арбитражного апелляционного суда (с 2007 года). С начала работы в ВС Владимир Попов был во втором составе.

Во второй состав в основном попадают дела по вещно-правовой тематике, недвижимости и строительству. До этого момента составом руководила Ольга Киселева, которая до прихода в ВС была судьей АС Центрального округа. Она работала в этом суде одновременно с экс-председателем экономической коллегии Олегом Свириденко, который ушел из ВС этим летом, не сумев получить переназначение на второй срок.

Ольга Киселева — одна из судей, которые передают на пересмотр тройке меньше всего дел. Например, в 2019 году она передала всего пять дел. У Владимира Попова показатели выше, хотя дела он передает менее активно, чем, например, Иван Разумов. Так, в 2019 году Владимир Попов передал на пересмотр 13 дел, в 2018 —23, в 2017 — 21, в 2016 — 17 дел, а в 2015 — 19.

Юрий Иваненко, третий состав

Назначение Юрия Иваненко председателем третьего судебного состава, с одной стороны, самое неожиданное и, с другой стороны, самое объяснимое. Неожиданно оно потому, что Юрий Иваненко был судьей административной коллегии. Это первый случай перевода судьи ВС в экономическую коллегию, и сразу на позицию, предполагающую руководящие полномочия. Впрочем, в новой коллегии его специализация останется той же, так как третий состав занимается административными делами, включая налоговые споры.

В то же время объяснить это назначение легко можно давним знакомством Юрия Иваненко с новым председателем экономической коллегии Ириной Подносовой. Он работал вместе с ней в Ленинградском областном суде. Причем оба были заместителями председателя этого суда. Юрий Иваненко стал им в 2009 году. Он возглавлял гражданскую коллегию суда и оставался в должности до 2015 года, когда его назначили судьей Верховного суда. Ирина Подносова присоединилась к нему в 2013 году. По данным сайта ВС, Юрий Иваненко за почти пять лет работы в ВС выступил докладчиком по 405 делам административной коллегии.

Юрий Иваненко окончил Омский государственный университет и работал судьей в Омской области до 2009 года. У него есть степень кандидата юридических наук, которую он получил, защитив диссертацию об актуальных вопросах защиты чести, достоинства и деловой репутации. Он уникален также тем, что ему посвящена страница в «Википедии». Ее нет не только у глав других составов коллегии, но и у председателя коллегии.

Ранее состав возглавляла Татьяна Завьялова. Как и Иван Разумов, она перешла в суд ВС из ВАС. В последнем она работала с 2005 года, входила в состав Президиума и была секретарем Пленума. Татьяна Завьялова в 2019 году передала на пересмотр 18 дел. Это средний уровень активности для судей коллегии. В 2018 году она передала 20 дел. Но до этого количество переданных дел было выше: в 2017 — 29, в 2016 — 30, а в 2015 — 31.

UPD. Судья ВС Ольга Киселева, бывший председатель второго состава экономической коллеги ВС, подала заявление о прекращении полномочий судьи. ВККС рассмотрит ее заявление на внеочередном заседании уже сегодня.

Коллегия разъяснила, как возместить убытки при прекращении административного дела, запретила отказывать в иске из-за неправильно выбранного способа защиты, позволила новому собственнику бизнеса оспорить сделки, совершенные компанией ранее. Подробнее об этих и других вопросах читайте в нашем обзоре.

Не удастся компенсировать расходы на представителя по делу об административном правонарушении, если его прекратили в связи с истечением срока давности

Ситуация:

  • Дело об административном правонарушении прекратили по истечении срока давности.
  • Компания решила взыскать компенсацию расходов на оплату услуг представителя.

Что сказали суды трех инстанций: суды отказали, поскольку не доказано, что выполнены все условия, необходимые для взыскания убытков.

Что сказал Верховный суд:

  • Нижестоящие суды поступили правильно.
  • В отличие от дела, рассмотренного ВС РФ в марте, в данном случае производство прекращено по процедурным основаниям. У компании нет права на взыскание убытков.
  • Компания может добиваться переквалификации основания прекращения дела. Если им станет отсутствие события или состава нарушения, это позволит возместить расходы на представителя.

Нельзя отказать в иске из-за неправильного способа защиты, если материально-правовой интерес истца очевиден

Ситуация:

  • Департамент доначислил арендатору публичной земли плату в связи с нецелевым использованием участка.
  • Поскольку деньги не внесли полностью, департамент обратился в суд с требованием о взыскании неосновательного обогащения.

Что сказали суды трех инстанций:

  • Суд первой инстанции отказал в иске. Арендатор нарушил условия договора, поэтому нет оснований для применения нормы о неосновательном обогащении. Суд не может переквалифицировать исковые требования по своей инициативе.
  • Апелляция поддержала департамент. Разницу между внесенной арендной платой и той, которая подлежала уплате, суд расценил как неосновательное обогащение.
  • Суд округа согласился с выводами суда первой инстанции.

Что сказал Верховный суд:

  • Если арендатор недоплачивает, арендодатель может потребовать взыскать недовнесенную арендную плату.
  • Фактически департамент заявил требование о взыскании недостающей части арендной платы.
  • Суд не связан правовой квалификацией правоотношений, предложенной участниками дела.
  • Ссылка в иске на неприменимые нормы не является основанием для отказа в удовлетворении требований.

Единственный участник общества может оспорить сделки, совершенные до покупки бизнеса

Ситуация: единственный участник общества после его покупки оспорил договор цессии как крупную сделку, совершенную без корпоративного одобрения.

Что сказали суды трех инстанций: суды отказали, так как истец обратился с иском не от имени и в защиту интересов общества, а к самому обществу как к ответчику. На момент сделки он не был собственником бизнеса.

Что сказал Верховный суд:

  • Требуя признать сделку недействительной, участник действует не только в своих интересах, но и в интересах общества.
  • С момента приобретения статуса единственного участника истец получил весь объем корпоративных прав, в том числе на оспаривание сделок от имени общества.

Делегирование функций подчиненным не освобождает руководителя от субсидиарной ответственности

Ситуация:

  • Взыскание компенсации за причинение вреда окружающей среде привело к банкротству компании.
  • Виновных работников привлекли к уголовной ответственности.
  • Конкурсный управляющий потребовал привлечь бывшего руководителя компании к субсидиарной ответственности.

Что сказали суды трех инстанций: суды отказали, так как документацию должника изъяли правоохранительные органы, а виновными в причинении вреда окружающей среде признаны работники.

Что сказал Верховный суд:

  • Исходя из обстоятельств дела бывший руководитель не мог не знать об экологических нарушениях, совершаемых компанией.
  • Он не вправе ссылаться на делегирование тех или иных функций подчиненным, так как обязан контролировать их действия.
  • То, что бывшего руководителя не привлекли к уголовной ответственности, не образует преюдицию. Кроме того, в бездействии руководителя может быть состав гражданского правонарушения.

Финансовый управляющий может запросить у полиции информацию о супруге должника только через суд

Ситуация:

  • Управляющий запросил у полиции сведения о гражданстве супруги должника и ее паспортные данные.
  • Полиция отказала в предоставлении сведений.
  • Управляющий обжаловал отказ в суде.

Что сказали суды трех инстанций:

  • Первая и апелляционная инстанции поддержали полицию.
  • Суд округа с ними не согласился: управляющий вправе обратиться в госорганы с запросом. Без этих данных он не может реализовать обязанности по выявлению имущества должника, находящегося в совместной собственности супругов.

Что сказал Верховный суд:

  • Управляющий не относится к числу лиц, которым полиция обязана предоставить сведения о гражданах.
  • Запросить персональные данные может суд.
  • Управляющий вправе заявить такое ходатайство.

Инициировать распределение имущества ликвидированного юрлица можно и без судебного решения, подтверждающего долг

Ситуация:

  • Компанию исключили из ЕГРЮЛ как недействующую.
  • Затем кредитор обнаружил деньги на банковском счете компании.
  • Кредитор обратился в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества.

Что сказали суды трех инстанций: суды отказали кредитору из-за отсутствия судебного решения, подтверждающего долг. Кредитор не возражал против решения о предстоящем исключении компании из ЕГРЮЛ и не оспорил решение об этом.

Что сказал Верховный суд:

  • Кредитор может защитить свои права и после прекращения деятельности должника. Срок защиты равен сроку, установленному для подачи заявления о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества.
  • Законодательством не предусмотрено, что подать заявление может только тот, чья заинтересованность подтверждена решением суда.
  • Введение процедуры распределения обнаруженного имущества не означает, что требования кредитора признаны обоснованными. Наличие долга можно установить при рассмотрении заявления о распределении имущества.

Ситуация: заявитель инициировал пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам, так как в постановлении суда допустили опечатку в номере квартиры, подлежащей передаче.

Что сказали суды трех инстанций: обнаружение технической ошибки не является вновь открывшимся обстоятельством.

Судебная Коллегия по экономическим спорам ВС РФ была создана как «вторая» кассационная инстанция, ее функции формально сводятся к выявлению и исправлению ошибок, допущенных нижестоящими судами.

По факту от экономической Коллегии, конечно, ждали большего и эти ожидания она вполне оправдала – с момента создания ее практика была направлена на унификацию правовых подходов и разъяснение сложных правоприменительных ситуаций. Это направление доминировало над функцией простого кассационного контроля, хотя и не было предусмотрено процессуальным законом.

Однако в последние год-полтора ситуация стала меняться – практика СКЭС, направленная на формирование единообразия, на мой взгляд, стремительно сокращается. Во всяком случае, это относится к банкротным делам.

Причиной тому, возможно, является «отработка» Экономической коллегией значительного числа спорных ситуаций в сфере законодательство о банкротстве. То есть поляна, в принципе, расчищена, а законодательство о несостоятельности пока не претерпело существенных изменений требующих новой разъяснительной и унификационной работы.

Однако дело не только в этом.

Если присмотреться к текущим Определениям СКЭС, несложно понять, что там фактически нет оригинальных правовых позиций – судьи ВС просто адаптируют ранее сформированные подходы к спорным ситуациям с несколько иными фактическими обстоятельствами.

То есть они исправляют грубые ошибки нижестоящих судов, используя свои же разъяснения.

Вот лишь некоторые примеры.

Выявленные ошибки: неверное определение срока исковой давности по ничтожным сделкам.

Определение ВС от 09.03.2021 года № 307-ЭС19-20020.

Выявленные ошибки: некорректное установление начала течения срока исковой давности; ошибочное признание преюдиции.

Определение ВС от 25.03.2021 года №310-ЭС20-18954.

Выявленные ошибки: неверный подход к оценке внутригруппового поручительства, как нарушающего интересы независимых кредиторов.

Определение ВС РФ от 04.03.2021 № 302-ЭС19-473.

Выявленные ошибки: ошибочная оценка ликвидности векселей – без учета платежеспособности эмитента.

Определение ВС РФ от 04.03.2021 № 305-ЭС 17-2507.

Выявленные ошибки: некорректное определение даты введения процедуры, которое привело к необоснованному сокращению периодов подозрительности

Специалистам ясно, что все эти ошибки уже были неоднократно выявлены и прокомментированы Экономической коллегией, по этим вопросам давно существует единообразие, но они, тем не менее, «успешно» тиражируются арбитражной системой.

Из всего этого, на мой взгляд, следуют два вывода

Первый – в отношении нижестоящих судов. Арбитражная вертикаль, по-прежнему, не пользуется правыми позициями СКЭС так широко, как это возможно (и нужно). Арбитры не умеют (или не хотят) видеть в правовых подходах СКЭС универсальное и абстрактное начало, применимое к максимально широкому спектру сходных ситуаций. Вместо этого – суды (для применения правовых позиций ВС) требуют абсолютно идентичных фактических обстоятельств.

Такая «скрупулёзность» нижестоящих судов выхолащивает работу ВС по формированию единообразия и снижает гарантии предсказуемого правоприменения для участников коммерческого оборота.

Кроме того, это заставляет Экономическую коллегию снова и снова обращаться к одним и тем же спорным ситуациям, раз за разом «конкретизируя» свой подход к очередному спору.

Второй вывод касается самой Экономической Коллегии ВС.

Стараниями нижестоящих судов, СКЭС «возвращается» к своей формальной процессуальной функции – кассационному пересмотру ошибочных судебных актов.

Однако кассационное производство СКЭС, по замыслу законодателя, должно носить чрезвычайный характер и устранять существенные, но редкие нарушения.

А как быть, если такие нарушения происходят часто (носят систематический характер)? Экономическая коллегия не в состоянии обеспечить сплошной пересмотр ошибочных судебных актов, и ее выборочное производство, по сути, является лотереей для заявителей.

Исходя из собственно опыта, могу сказать, что часто получал отказ в рассмотрении жалобы, по основаниям, которые в других делах признавались достаточными для передачи дела в СКЭС. Наверное, я не одинок.

То есть, возникает ситуация с совершенно непрозрачными критериями передачи дела на коллегиальное рассмотрение, которая, во-первых, наталкивает на неприятные сомнения в чистоте такого выбора. Во-вторых, сильно нарушает процессуальные права заявителей на равный доступ к кассационному правосудию на уровне ВС – жалобы с аналогичными доводами получают разную процессуальную судьбу, а их заявители – разную защиту.

Есть вещи, знание которых открывает широкие возможности и заманчивые перспективы. В сфере экономического правосудия к таким вещам, безусловно, относятся неведомые нам критерии выбора дел для пересмотра во «второй» кассационной инстанции Верховного Суда - Судебной коллегии по экономическим спорам.

Конечно, любой из нас осведомлен о формальных основаниях для передачи жалобы на коллегиальное рассмотрение – однако они носят сугубо умозрительный характер и не дают возможности «эмпирически осмыслить», «ментально пощупать» тонкую сферу выбора спора для «высочайшего разбирательства».

Причем я настаиваю именно на слове «выбор», поскольку нижестоящие суды допускают значительное количество «ошибок», которые могли бы стать основанием для кассационного производства в СКЭС, но у коллегии просто нет соответствующих ресурсов, поэтому приходится делать выбор из массы вполне обоснованных жалоб (полагаю, коллеги со мной согласятся)

Чем же обусловлен это самый отбор? Каковы здесь фактические критерии?

В общем, что это за «тройка, семерка, туз»?

Позволю себе немного порассуждать на эту тему. В качестве эмпирической основы возьму Определения Экономической коллегии по банкротным спорам (это тема мне ближе) за июль этого года. Кстати, их немного – я насчитал всего 13.

Формирование практики

Экономическая коллегия (фактически подменяя Президиум ВС) формирует единообразие практики путем кассационного производства по конкретным делам.

Это, пожалуй, и есть основное фактическое направление процессуальной деятельности Экономической коллегии. И мои цифры подтверждают это: из 13 июльских «банкротных» Определений 7 были посвящены «разъяснению» спорных ситуаций, то есть формированию единого подхода в условиях «творческого разнообразия внизу».

Однако «белых пятен» - спорных ситуаций, не имеющих идентичной судебной оценки - в банкротной сфере довольно много. Исходя из личного опыта знаю, что СКЭС переполнена жалобами на тему «отсутствия единообразия и разъяснений высших судебных инстанций».

Как же в этой ситуации определяются приоритеты?

Анализ Определений СКЭС показывает, что «руководящая практика» формируется в первую очередь в отношении типовых споров, связанных с публичным интересом, социальной проблематикой, интересами «значимых» участников оборота.

Так, Определение ВС от 26.07.2021 года №303-ЭС20-18761 посвящено резонансному вопросу «единственного жилья» гражданина-банкрота и возможности его реализации в процедуре банкротства, при наличии прав пользования иным жильем и/или предоставления замещающего жилья. Тема, надо отметить, имеет значимый социальный и публичный аспект.

Еще одним важным Определением ВС на страже «публичного интереса» стало Определение от 15.07.2021 года № 306-ЭС19-13670, в котором коллегия защитила интересы бюджета (в части налогообложения), указав на необходимость соблюдения очередности текущих платежей в процедуре наблюдения.

Выводы и рекомендации: заявитель кассационной жалобы в СКЭС, должен обладать талантом видеть «общее в частном», то есть способностью преподнести свою ситуацию, как проявление большой проблемы, имеющей «публичное, социальное или групповое» измерение и требующей установления единообразного подхода.

Закрепление практики и «развитие» правовых позиций

Особенностью нынешней модели формирования единообразия в сфере экономического правосудия (в рамках кассационного производства СКЭС) является систематическое уклонение низовых судов от использования (тиражирования) сформированных коллегией подходов. Арбитражные суды часто просто не видят идентичности в обстоятельствах споров, рассмотренных коллегией и тех, что разрешают они.

В этой связи, СКЭС постоянно приходится адаптировать ранее сформированные позиции к несколько иным фактическим обстоятельствам, упрощая, таким образом, жизнь низовым судам, не склонным к творческим изысканиям.

Примером такой адаптации в июльском пуле банкротных Определений СКЭС является Определение от 26.07.2021 года, №305-ЭС21-6412, в котором был уточнен подход к возражениям против вексельных требований в процедуре банкротства (выявлены признаки осведомленности кредитора об отсутствии оснований выдачи векселя).

Еще одним примером из этой же серии является Определение ВС от 08.07.2021 года №307-ЭС20-19667, в нем коллегия указала на отсутствие деловой цели, как признак оптимизационной сделки и процессуальное основание для перекладывания бремени доказывания на сторону договора. Подходы обоих Определений новыми не являются и уже были изложены в актах СКЭС (правда, в делах с несколько иными обстоятельствами).

Выводы и рекомендации: «адаптационная» практика Экономической коллегии дает основание заявителям, которые опираются на Определения СКЭС со сходными, но не идентичными обстоятельствами, требовать отмены судебных актов со ссылкой на возможность расширительного использования ране сформированной позиции. Хотя надо понимать, что вариаций той или иной ситуации может быть множество, соответственно и кассационных жалоб «потерпевших» от близорукости судов будет тоже много. Выбор коллегии здесь тоже лотерея.

Исправление ошибок

Исправление грубых ошибок, собственно, и есть основное направление кассационного производства коллегии ВС. В виду значительного количества жалоб на такие ошибки – разумно предположить, что в СУЭС существует какой-то критерий отбора.

Анализ июльских банкротных Определений СКЭС позволяет сделать вывод, что такими критериями в самом общем виде являются: (а) грубые и очевидные нарушения материального и/или процессуального права и (б) случаи неверных выводов судов при обстоятельствах, указывающих на злоупотребление правом.

К первой категории относится, например, Определение ВС от 15.07.2021 года №305-ЭС19-21725 – здесь СК поправила низовые суды, которые неверно определили природу спора и как следствие процессуальные сроки или Определение ВС от 15.07.2021 года №305-ЭС20-12449, в котором коллегия исправила ошибочный подход судов к срокам исковой давности по дополнительным требованиям (пеням).

Анализ указанных выше Определений, к сожалению, не позволяет понять, что именно (какая особенная деталь) в этих довольно типичных ошибках стала основанием отбора дел для пересмотра.

Рискну предположить, что в случае с материальными/процессуальными ошибками алгоритма нет, и это остается на усмотрение судей ВС, полагаю, что это «пальцем в небо».

А вот случай с «неверными выводами» объясним – спор по этому делу уже попадал в ВС. Деятельность этого должника в предбанкротный период и в процедуре наблюдения носила сомнительный характер, а низовые суды почему-то «затруднялись» с выявлением этих обстоятельств. В общем, ситуация, видимо, «на контроле» в ВС.

Общий вывод: полагаю, что каких-то прозрачных алгоритмов отбора дел для рассмотрения в Экономической коллегии ВС не существует. Для того, чтобы этот механизм был "справедливым и понятным" , надо либо крутить барабан (и случайно тянуть жалобы) или обеспечить сплошной пересомтр всех дел, на которые поданы жалобы. Ни то, ни другое не возможно, пожтому "честному" заявителю остается только ждать и надеяться, увеличивая свои шанся за счет нехитрых рекомендаций.

Статистика ВС: как работает главный суд России

Верховный суд опубликовал статистику рассмотрения административных, гражданских дел, экономических споров, дел об административных правонарушениях и уголовных дел в первой половине 2019 года. Как и в прежние годы, больше всего дел и жалоб поступило в уголовную коллегию ВС и гражданскую, но нагрузка на них за прошедший год снизилась. Зато в экономколлегию стали жаловаться чаще.

Президиум ВС: один экономический спор

В первом полугодии 2019 года Президиум Верховного суда рассмотрел 2514 надзорных жалобы и представления по уголовным делам. Этот показатель продолжает снижаться: в 2017 году он составлял 3106, а в 2018 – 2923. В порядке надзора на судебном заседании Президиума рассмотрено 103 уголовных дела (против 119 годом ранее) в отношении 138 лиц. Удовлетворены жалобы и представления в отношении 135 лиц. При этом 42 дела Президиум ВС рассмотрел с использованием видео-конференц-связи.

Уголовные дела – самая частая категория, рассматриваемая Президиумом ВС. Остальные попадают туда значительно реже. Например, экономический спор был рассмотрен лишь один (см. «Президиум ВС поддержал НМТП в споре с ФАС на 9,7 млрд рублей»), а дела других категорий вообще не доходили до заседаний Президиума.


Большая часть дел, которые рассматривает Президиум ВС, вернулась в Россию из Страсбурга, то есть из Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

Апелляционная коллегия: 5 из 288

Апелляционная коллегия ВС в первом полугодии 2019 года окончила производство по 288 делам – это столько же, сколько за аналогичный период 2016 и 2017 годов, но меньше, чем в 2018 (370). При этом в 2019 году коллегия рассмотрела 15 дел по жалобам на постановления об изменении территориальной подсудности по уголовным делам (и отменила решение лишь по одному из них), а также 263 административных дела (оставила 261 решение без изменений) и два гражданских дела. Еще восемь дел, рассмотренных в апелляции, попали из дисциплинарной коллегии ВС. И решения по всем остались без изменений.

Таким образом, из 288 обжалованных судебных актов апелляционная коллегия изменила лишь пять.

«Гражданская» коллегия: нагрузка снизилась

В первом полугодии 2019 года коллегия ВС по гражданским делам рассмотрела:

  • в апелляционной инстанции: 63 гражданских дела (в прошлом году их было чуть больше – 71). Отменены 15 решений;
  • в кассационной инстанции: 35 440 кассационных жалоб и представлений. Этот показатель снизился почти на 10% – против 37 832 в прошлом, 2018 году, но он все равно значительно больше, чем в 2017 году, когда было рассмотрено 26 281 дело;
  • в судебном заседании по кассации рассмотрено 398 гражданских дел против 509 годом ранее. Из этого количества лишь 15 жалоб остались без удовлетворения.

В большинстве случаев гражданская коллегия, как и экономическая, предпочитает не принимать новое решение, а отправляет дело на пересмотр. Это произошло 328 раз.

Из 398 гражданских дел, рассмотренных в кассационном порядке, решение первой инстанции было отменено по 126, при этом 121 дело отправили на пересмотр. Были отменены 223 апелляционных определения, 200 дел направили на новое апелляционное рассмотрение. Кроме того, судьи отменили 12 апелляционных определений с оставлением в силе промежуточных решений первой инстанции. По семи делам «гражданская» коллегия ВС отменила кассационные постановления и вернула дело на новое рассмотрение в «первую» кассацию.


Еще 17 007 жалоб по гражданским делам, включая жалобы, не подлежащие рассмотрению в порядке, установленном процессуальным законодательством, а также жалобы, разрешение которых не относится к компетенции ВС, были рассмотрены в управлении по организационному обеспечению рассмотрения обращений ВС.

Коллегия по экономическим спорам: жаловаться стали чаще

Экономколлегия Верховного суда за отчетный период рассмотрела в кассационной инстанции 18 280 жалоб и представлений против 15 120 годом ранее. Это значит, что в экономколлегию стали жаловаться на 20% чаще. Количество рассмотренных дел, напротив, снизилось – с 240 до 219. При этом в 2017 году их было еще больше – 280.


За отчетный период судьи экономколлегии вынесли 202 определения о передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании. Рассмотрено было 204 дела (против 240 годом ранее), из которых лишь по итогам семи судьи отказались удовлетворить жалобу. В остальных 197 случаях судьи удовлетворили жалобу.

Чаще всего судьи ВС предпочитают отправлять экономические споры на новое рассмотрение – более чем по половине дел.

Так, по 80 делам судьи отменили решения судов первой инстанции:

  • 67 решений – с направлением дела на новое рассмотрение;
  • 12 – с принятием нового судебного акта;
  • 1 – с прекращением производства по делу в связи с утверждением мирового соглашения.

Еще по 51 делу отменены определения судов первой инстанции:

  • 41 определение – с направлением дела на новое рассмотрение;
  • 12 – с принятием нового судебного акта;
  • 1 – с оставлением заявления без рассмотрения.

Девять раз за полгода судьи рассматривали экономические споры с использованием видео-конференц-связи.

Также за полгода судьи экономколлегии рассмотрели 899 жалоб на решения по делам об административных правонарушениях, принятые арбитражными судами. До заседания дошли лишь 13 из них, каждая такая жалоба была удовлетворена.

Судебная коллегия по административным делам

За первые шесть месяцев 2019 года коллегия Верховного суда по административным делам рассмотрела в первой инстанции 534 административных иска (против 699 годом ранее), из них 123 – в судебном заседании. В апелляционной инстанции в судебном заседании рассмотрено 611 административных дел (против 478 в 2017 году), а в кассационной – 151 (140). По делам об административных правонарушениях судьи рассмотрели 7256 жалоб и 465 дел. В порядке надзора рассмотрено 330 жалоб и представлений.

За отчетный период ВС зарегистрировал 549 административных исковых заявлений, заявлений и жалоб, поступивших в ВС по первой инстанции. Для сравнения, в аналогичный период 2018 года их было значительно больше – 705. Судьи вынесли 275 (годом ранее – 404) определений об отказе в принятии административного искового заявления и 136 (151 – в 2018 году) определений о его возвращении.

Окончено производство по 123 делам – это практически показатель 2017 года (тогда – 122). По 118 делам вынесены решения, в том числе по 23 делам требования удовлетворены, а по четырём – производство было прекращено.

Кроме того, за шесть месяцев 2019 года судколлегия по административным делам рассмотрела 383 дела об административных правонарушениях, лишь немного перекрыв показатель 2018 года (382 дела). Чаще всего обжаловали:

  • постановления несудебных органов и должностных лиц – 103 дела;
  • постановления мировых судей – 169 дел;
  • постановления районных судов – 110 дел.

Успешное обжалование случилось по 139 делам. Самый частый исход (75 случаев) – отмена постановления о привлечении к административной ответственности с прекращением производства. Без изменения решение оставили лишь по 32 делам.

«Уголовная» коллегия

За январь – июнь текущего года коллегия ВС по уголовным делам рассмотрела по апелляционной инстанции 473 уголовных дела (на 20 меньше, чем за первое полугодие 2018), а по кассационной – 24 736 жалоб и представлений (годом раньше – 27 801). Лишь по 382 делам вынесены постановления о передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. Годом ранее представлений и жалоб было 27 147, передано на рассмотрение – 374. Нагрузка на уголовную коллегию уменьшилась в части общего количества жалоб, но число рассмотренных в заседании дел осталось примерно на уровне 2018 года.

Из 410 жалоб на приговоры, постановления о прекращении дела и о применении принудительных мер медицинского характера, то есть на итоговые решения по уголовным делам, суд отменил решения в отношении 31 человека. Было отменено 20 обвинительных приговоров и 10 оправдательных, еще в одном случае коллегия отменила постановления о прекращении дела в связи с истечением срока давности уголовного преследования. В отношении 77 осужденных приговор был изменен, при этом в большинстве случае Верховный суд выбирает смягчение приговора. Тем не менее девять осужденных получили от «уголовной коллегии» более строгое наказание, чем в нижестоящих судах. Приговоры в отношении 572 человек оставлены без изменения.


При рассмотрении 300 апелляционных дел в 319 судебных заседаниях использование видео-конференц-связи было больше, чем в любой другой коллегии ВС. Больше, чем во всех остальных коллегиях ВС вместе взятых.

В кассационном порядке коллегия рассмотрела 69 уголовных дел в отношении 77 человек и удовлетворила жалобы и представления по 65 делам в отношении 72 лиц. Четыре приговора были отменены полностью, еще 32 – изменены (все – смягчены).

Дисциплинарная коллегия: одно успешное обжалование

Раздел статистики, посвященный дисциплинарной коллегии ВС, наименее информативен и состоит из одного абзаца. В ВС отмечают, что за первые шесть месяцев 2019 года коллегия зарегистрировала 43 заявления (46 – в 2018 году), из которых заявителям возвратили 36, а к производству приняли всего семь. Рассмотрено было лишь шесть дел, и только по одному из них требования были удовлетворены. Этот показатель за год снизился в три раза – тогда ДК ВС удовлетворила требования по трем делам.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: