Единообразие в толковании и применении судами норм права

Обновлено: 24.02.2024

Судебные акты, указанные в части 2 статьи 332 настоящего Кодекса, подлежат отмене или изменению, если при рассмотрении административного дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда Российской Федерации установит, что соответствующий обжалуемый судебный акт нарушает:

1) права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации;

2) права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы;

3) единообразие в толковании и применении судами норм права.

Комментарий к ст. 341 КАС РФ

Статья 341 КАС РФ, устанавливающая основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, содержит положения, в точности аналогичные положениям ст. 391.9 ГПК РФ, в соответствии с которыми судебные постановления, указанные в ч. 2 ст. 391.1 данного Кодекса, подлежат отмене или изменению, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум ВС России установит, что соответствующее обжалуемое судебное постановление нарушает:

1) права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами РФ;

2) права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы;

3) единообразие в толковании и применении судами норм права.

Такие же положения закреплены в ст. 308.8 АПК РФ, но в п. 3 данной статьи говорится о нарушении единообразия в применении и (или) толковании, а не толковании и применении судами норм права.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВС России от 1 июля 2015 г. N 5-ПВ15 , под нарушением судебным постановлением единообразия в толковании и применении норм права понимается содержащееся в судебном постановлении такое толкование и применение правовых норм, которое противоречит разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума ВС России, а также в постановлении Президиума ВС России.

"КОММЕНТАРИЙ К КОДЕКСУ АДМИНИСТРАТИВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 8 МАРТА 2015 Г. № 21-ФЗ" (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 2-Е ИЗДАНИЕ, ДОПОЛНЕННОЕ И ПЕРЕРАБОТАННОЕ

Подборка наиболее важных документов по запросу Единообразие в толковании и применении норм права (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Формы документов: Единообразие в толковании и применении норм права

Судебная практика: Единообразие в толковании и применении норм права

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 392 "Основания для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу (по вновь открывшимся или новым обстоятельствам)" ГПК РФ
(ООО юридическая фирма "ЮРИНФОРМ ВМ") Принимая во внимание, что ответчик указывает, что работодатель может рассматриваться в качестве иностранного элемента, в связи с чем к спорным правоотношениям относительно предмета спора об увольнении подлежат применению нормы международного права, что, по мнению истца, влечет пересмотр судебного акта, а также истец указывает на допущенные судом при рассмотрении дела существенные нарушения норм процессуального права и единообразия в толковании и применении норм трудового законодательства, суд правомерно отказал в пересмотре судебного акта по делу о признании незаконным приказа об увольнении и восстановлении на работе, исходя из того, что приведенные в нем обстоятельства не являются новыми, определенными в статье 392 ГПК РФ, поскольку в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 N 24 не содержится новое или иное толкование правовых норм, примененных в судебном решении при рассмотрении индивидуального трудового спора, кроме того, указанные истцом обстоятельства не могут рассматриваться как имеющие существенное значение для правильного разрешения дела.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Единообразие в толковании и применении норм права

Путеводитель по судебной практике. Подряд. Общие положения При названных обстоятельствах оспариваемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении норм права арбитражными судами и в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

Подборка наиболее важных документов по запросу Нарушение единообразия судебной практики (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Нарушение единообразия судебной практики

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 291.11 "Основания для отмены или изменения Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных актов в порядке кассационного производства и присуждения компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок" АПК РФ "На основании изложенного судебная коллегия считает, что выводы судов по настоящему делу нельзя признать законными и обоснованными, они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, судебные акты нарушают сложившуюся единообразную судебную практику по аналогичным спорам, в связи с чем подлежат отмене в части отказа в удовлетворении исковых требований на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с направлением дела в этой части на новое рассмотрение с учетом изложенных в настоящем определении положений."

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Нарушение единообразия судебной практики

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Подходы к пониманию категории "единообразие судебной практики"
(Фагманова Э.И.)
("Арбитражный и гражданский процесс", 2019, N 12) В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации 2015 г. дается определение нарушения единообразия судебной практики: "под нарушением судебным постановлением единообразия в толковании и применении норм права понимается содержащееся в судебном постановлении такое толкование и применение правовых норм, которое противоречит разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а также в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации" . То есть монопольным органом, официально отвечающим в Российской Федерации за единообразие практики, является Верховный Суд Российской Федерации. При этом отмечается, что постановления его Пленума - "это единственный в России акт, который нигде нельзя обжаловать" , хотя он содержит обязательные положения более универсального характера, чем толкование норм применимого права по конкретному делу. При принятии же в Верховном Суде Российской Федерации судебных актов по существу по арбитражным делам теперь также не действует и специальная норма, регулирующая возможность для судьи выразить особое мнение с тем, чтобы оно прилагалось к постановлению, а также публиковалось на сайте суда и в "Российской газете", поскольку это регулируется ст. 20 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации . Подобные способы искоренения несовпадающих (по терминологии ЕСПЧ) мнений судей, мотивированного, очевидно, демонстрацией единодушия при принятии решения, не может быть качественным плацдармом для развития судебного права.

Бывает, что двух-трёх разных решений по аналогичным делам оказывается достаточно для заявления об отсутствии единой судебной практики. С другой стороны, из двух-трёх одинаковых решений вряд ли кто станет делать вывод о её единообразии. Так сколько же требуется решений для «перехода количества в качество» – десять, сто, тысяча. Существуют ли иные критерии оценки такого состояния практики? Каков механизм формирования практики и насколько он зависит от конкретного судьи?

Эти и ещё ряд простых вопросов возникают, когда пытаешься подняться над пестротой мотивировки решений с оценкой предлога «до» в контексте договорного условия о сроке исполнения обязательства. Уж больно пример показательный …

Речь, напомню, идёт о взыскании неустойки за просрочку периодических платежей по договорам, в основном, энергоснабжения. Многолетние споры вызывает вопрос, является ли надлежащим исполнением обязательства совершение очередного платежа в соответствующее число месяца, которому при указании в договоре срока оплаты предшествует предлог «до». Должники считают этот день последним днём срока исполнения обязательства, а кредиторы – первым днём просрочки.

Казалось бы, ничего неожиданного, но объёмная выборка судебных актов за продолжительный период времени позволила выявить любопытные детали, а в деталях, как известно. Наверное, именно это обстоятельство стало поводом ещё раз обратиться к категории единой (единообразной) практики.

Сразу оговорюсь, что слова «единая» и «единообразная» для обозначения состояния судебной практики использую далее в качестве синонимов, как это принято, в т.ч в постановлениях Пленума и обзорах практики ВС РФ (то же самое имеют в виду, говоря, что практика сложилась или сформировалась). Вместе с тем различаю их смысловые оттенки: «единство» обозначает конечное, желанное состояние как цель, а «единообразие» указывает на способ её достижения, а именно, следование единому образцу в процессе формирования практики.

1. Подметил, что обсуждаемое словосочетание используется едва ли не исключительно для указания на отсутствие этого самого единообразия. Однако судить об отсутствии чего бы то ни было, равно желать и тем более добиваться его появления, можно только, когда представляешь, о чём речь.

Если согласиться, что единая практика – не юридический фольклор, а явление самого что ни на есть материального порядка, то хотелось бы эту «объективную реальность» познать, причём, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. И вот тут-то, что называется, закавыка.

2. При обсуждении единообразия практики всякий раз убеждался, что мои собеседники имеют разное представление о сущности этого явления. Большинство из них соглашались, что в самом общем виде это - «одинаковые решения по одинаковым делам», но стоило задать простые вопросы о количественных и качественных характеристиках, способах достижения такого состояния, и единодушия как не бывало!

3. Первую позицию, как мне кажется, можно обосновать ссылкой на постановление Президиума ВС РФ от 23.03.2005 №25ПВ04: «Под единством судебной практики следует понимать правильное и единообразное применение судами на всей территории Российской Федерации федерального законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел».

Ещё пример: «Под единством судебной практики следует понимать состояние правоприменительной практики, характеризующееся едиными подходами к толкованию и применению судами норм права» (определение ВС РФ от 14.02.2013 №АПЛ13-4).

Если исходить дословно из приведённых определений, потребуется констатировать наличие одинаковых решений по всем аналогичным делам, рассмотренным на данный момент всеми судьями всех судов РФ. И обобщённая позиция будет служить образцом для всех последующих решений.

Однако получить достоверные сведения такого рода – не то, чтобы оперативно, - в принципе, не позволяют нынешние формы судебной статистики и возможности электронных баз данных, примером чему являются решения с оценкой предлога «до». К тому же, поскольку судебная практика – явление динамичное, возникает вопрос, за какой прошедший период времени следует учитывать вынесенные решения для оценки их «одинаковости». Впрочем, стоит ли развивать эту мысль далее, если появление одного-единственного по-другому решённого дела лишает такую практику свойства единой? Ведь существование других решений, на мой взгляд, не вписывается в озвученные дефиниции ВС РФ.

4. В то же время законодательство (п.3 ст.341 КАС РФ, п.3 ст.308.8 АПК РФ, п.3 ст.391.9 ГПК РФ) в числе оснований надзорной отмены, изменения судебного акта называет нарушение единообразия в толковании и применении судами норм права.

Очевидно, что в указанных статьях процессуальных кодексов имеется в виду иной, чем сказано выше, подход к оценке правильности судебных актов. Согласно разъяснению ВС РФ, предложенному в Обзоре судебной практики от 25.11.2015 №3, нарушение единообразия означает, что суд допустил толкование и применение норм права, которое противоречит разъяснениям ВС РФ, содержащимся в постановлениях Пленума или Президиума.

Действительно, следование всеми судьями оценкам и выводам, например, надзорного судебного акта ВС РФ, который может содержать т.н. правовую позицию, способствует формированию столь желанного состояния практики. Но в таком контексте «единство» – это цель как категория будущего времени, ведь, например, единичный судебный акт ВС РФ, даже включённый в Обзор практики, – это конкретный ответ на конкретный вопрос правоприменения соответственно фабуле конкретного же судебного дела, вовсе не свидетельствующий о достижении по данному вопросу единства практики как её всеобъемлющего состояния.

К тому же, на огромное количество сложных, спорных вопросов, возникающих в повседневной деятельности всех судей всех судов РФ, отсутствуют готовые ответы Верховного Суда в той или иной форме.

5. В итоге у судей, как и представителей истцов и ответчиков, часто нет ориентира, будь то синтетический результат обобщения единой практики в виде фрагмента образцового решения, под которым, условно говоря, стоят подписи всех судей, ранее единообразно рассмотревших все аналогичные дела, или образцовый (единичный) судебный акт ВС РФ. Результат известен.

Тут соглашусь с Фурсовым Д.А. (2009): даже одинаково высокий уровень профессионализма всех судей автоматически их единомыслия не обеспечит. Ответом на вопрос о возможности достижения единства практики, так сказать, своими силами, служит многолетнее выяснение «буквы и духа» злосчастного предлога. Так что же теперь – и дальше ждать: «Вот, приедет барин, - барин нас рассудит»? А если – «не приедет»?

Мне представляется, что тех и других в этом смысле роднит выражение собственного мнения как результата субъективных опыта и знаний. Они – думают, рассуждают, рождают собственное решение. То есть, в обычном алгоритме поведения судьи при рассмотрении конкретного дела обращение к практике, поиск «подходящих» чужих решений стоит отнюдь не на первом месте.

7. Тем не менее, дословное, подчас - с тиражированием огрехов правописания, копирование судьями фрагментов текста чужих решений и постановлений встречается повсеместно. Другое дело, что выбранные разными судьями разных судов «образцы» совпадают не часто. Поневоле вспомнишь про «законность калужскую в отличие от законности казанской».

Поэтому видится актуальным вопрос о побудительных мотивах для судей следовать чужому мнению, выраженному в индивидуальном акте. Да и сама потребность интересоваться практикой толкования и применения конкретной нормы в конкретной ситуации – откуда возникает? Давние споры об обязательности для судей, например, Обзоров практики, индивидуальных актов ВС РФ, как, впрочем, и «единой практики», представляются мне бесцельными; продуктивнее вести речь о соответствующей потребности, ибо известно: «охота пуще неволи».

Наверное, сюда можно отнести в т.ч. сомнения судьи в правильности или вовсе незнание им ответа на возникший вопрос правоприменения, либо стремление заимствованными формулировками добавить убедительности собственному выводу в мотивировке решения, либо вспомнившееся к месту обсуждение в коллегии случая отмены по аналогичному делу и вполне понятное желание не повторять чужую ошибку.

Можно ли всерьёз говорить о каком-то единообразии названных мотивов, а также - критериев, определяющих выбор судьёй одного из нескольких существующих на практике вариантов толкования и применения нормы?

8. Но, может быть, одно-два, … десяток неправильных решений - это не так уж и страшно, если все остальные дела разрешены правильно?

Тут нужно признать, что подобная постановка вопроса предполагает, что «все остальные» решения составляют подавляющее большинство. Вот, только, как можно судить о большинстве, не зная целого, т.е. безотносительно общего количества решений и результата рассмотрения всех аналогичных дел (см. выше)?

Да и «правильный» - суждение оценочное, а значит, субъективное. Можно сказать, категория «правильный» здесь недалеко ушла от «здравого смысла», под которым, как известно, каждый разумеет свой собственный. И если безупречность предложенного ВС РФ толкования, в идеале, определяется уже статусом высшей судебной инстанции, то «внизу» - чьё мнение окажется для судьи авторитетным настолько, чтобы можно было не ломать голову над спорным вопросом, а выбрать ответ из нескольких противоречивых и продублировать его в своём решении?

Может быть, выручит следующая по вертикали инстанция - кассация? Так ведь арбитражный кассационный суд – не один, и в каждом – тоже юристы, и у каждого из них - внутреннее убеждение и собственное мнение, а то и полтора. Поэтому неслучайным видится, что и в кассации, и в апелляции (в большей степени), как показало изучение практики, судьи толкуют предлог «до» по-разному.

9. Ценность как единой судебной практики, так и прецедентных (имея в виду прецедент толкования) решений ВС РФ заключается в мотивировке, в росписи хода рассуждений при решении правовой задачи. Когда же практика нестабильна, никуда не денешься, - придётся выбирать из нескольких противоречивых позиций ту, чья аргументация субъективно покажется более грамотной, логичной.

Снова – те же «грабли»: оптимальный выбор возможен не иначе как в результате сравнения текста многих решений по аналогичным делам. Надо ли говорить, что даже поиск подходящих по содержанию решений, постановлений и вычитывание их текстов – задача весьма затратная даже по времени (уже лет пятнадцать тому на конференции, посвященной автоматизации судебного делопроизводства, озвучивалась грядущая проблема непосредственного познания пользователями судебной практики, представленной стремительно растущим количеством электронных текстов). Да и методику изучения практики – где взять?

Станет ли заниматься такого рода аналитической работой судья, столкнувшийся с трудным для него вопросом правоприменения при рассмотрении конкретного дела, если к тому же учесть, что «В практике перед судьей возникают сотни вопросов, относительно которых еще не высказывалась ни одна ученая знаменитость, не написано ещё ни одной монографии …» (Муромцев С.А., 1887)?

Хорошее подспорье - СПС Консультант Плюс, но в ней представлены обзоры, во-первых, далеко не по всем актуальным в данный момент спорным вопросам (пример – оценка срока с предлогом «до») и, во-вторых, они не дают всеобъемлющей картины.

10. В качестве компромиссного варианта можно бы предложить сплошную выборку судебных актов контекстным поиском за некоторый прошлый период времени, продолжительность которого субъективна, зависит от количества решений, найденных с начала выборки, и ограничивается располагаемым временем для их изучения. Сплошной здесь называю выборку подряд всех содержащих искомый контекст решений и постановлений всех судов, независимо от результата рассмотрения дела.

Такой подход к изучению практики позволяет не отыскивать «подходящий» судебный акт, игнорируя любые прочие, а выявлять все варианты решения спорного вопроса, удельный вес каждой из противоречивых позиций. При дефиците времени определённые выводы можно сделать, ознакомившись по предложенной схеме с постановлениями разных апелляционных и кассационных судов об отмене решений.

Полученные сведения желательно свести воедино по правилам аналитического обзора, который является результатом сравнительного анализа, систематизации и обобщения - в данном случае - судебных актов разных судей разных судов с разными оценками и выводами по аналогичным делам. Аналитический обзор, в отличие от обзора информационного, отражает субъективную точку зрения исследователя и основывается на критическом сравнении всех выявленных позиций в пользу одного конкретного решения, что соответствует известному правилу: «Суди лишь тогда, когда выслушаешь обе стороны».

Если говорить о спорящих сторонах, такой приём обоснования своей позиции в судебном споре гораздо эффективнее, поскольку информация о практике будет объективной, а не выборочной, выгодной для, соответственно, истца или ответчика, как это порой бывает при представлении в дело копий решений по аналогичным делам.

Но будем реалистами. Изложенный подход – образно говоря, на одной чаше весов, а на другой – недавнее постановления апелляции или кассации своего региона.

В итоге, судьи часто принимают решения по конкретному вопросу при явном недостатке информации о текущей практике рассмотрения аналогичных дел – образно говоря, «варятся в собственном соку».

Какой уж тут «коллективный разум», а без него может ли существовать единая практика, в основе которой хочется видеть никак не «тупое» копирование?

Судебные постановления, указанные в части второй статьи 391.1 настоящего Кодекса, подлежат отмене или изменению, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда Российской Федерации установит, что соответствующее обжалуемое судебное постановление нарушает:

1) права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации;

2) права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы;

3) единообразие в толковании и применении судами норм права.

Комментарий к ст. 391.9 ГПК РФ

1. Сущность рассмотрения судебного постановления в судебном заседании Президиума Верховного Суда РФ, исходя из целей и задач, стоящих перед судом надзорной инстанции, заключается в проверке правильности применения и толкования норм материального и процессуального права нижестоящими судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов надзорных жалобы, представления с целью выявить в пересматриваемых постановлениях наличие (отсутствие):

- нарушений прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами РФ;

- нарушений прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов;

- нарушений единообразия в толковании и применении судами норм права;

- фундаментальных нарушений норм материального или процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон либо существенно ограничили эти права.

Для решения этого важного вопроса, по мнению теоретиков надзорного производства, суд надзорной инстанции должен во всяком случае убедиться в объективности правоприменительных актов суда нижестоящей инстанции, касающихся управления процессуальным поведением участников судопроизводства. В связи с тем что нормы гражданского процессуального права имеют своим назначением обеспечить правильное регулирование материально-правовых отношений, суд надзорной инстанции должен учитывать, в какой мере процессуальное нарушение отразилось на материально-правовом интересе лиц, участвующих в деле. Кроме того, предмет надзорной проверки законности применения норм процессуального права расширяется за счет того, что проверке подлежат не только нормы, регулирующие существо материально-правового спора, но и процессуальные акты судов нижестоящих инстанций, благодаря которым возникают и развиваются процессуальные отношения .

См.: Комиссаров К.И. Теоретические основы судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства: Автореф. дис. . доктора юрид. наук. Свердловск, 1971. С. 26.

В положениях комментируемой статьи законодатель закрепил основные ориентиры для судей Верховного Суда РФ при рассмотрении в судебном заседании Президиумом Верховного Суда РФ надзорных жалобы, представления на судебные постановления судов нижестоящих инстанций. Согласно позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 5 февраля 2007 г. N 2-П, отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если в результате судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, существенно нарушены права и свободы человека и гражданина, права и законные интересы неограниченного числа лиц, иные защищаемые законом публичные интересы. Основанием для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда не может быть единственно другая точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело. Как неоднократно указывал Европейский суд по правам человека в постановлениях, касающихся производства в порядке надзора по гражданским делам в Российской Федерации, принцип res judicata предполагает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления; одна лишь возможность наличия двух точек зрения по одному и тому же вопросу не может являться основанием для пересмотра (п. 52 Постановления Европейского суда по правам человека от 24 июля 2003 г. по делу "Рябых (Ryabykh) против Российской Федерации" (жалоба N 52854/99)). Иной подход приводил бы к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.

Таким образом, основаниями для отмены или изменения вступивших в законную силу судебных постановлений в рамках гражданского процессуального законодательства могут выступать лишь такие ошибки в толковании и применении закона, повлиявшие на исход дела, без исправления которых невозможны эффективное восстановление и защита нарушенных прав и свобод, а также защита охраняемых законом публичных интересов. В связи с этим в юридической литературе по гражданскому процессу суду надзорной инстанции при рассмотрении дел, которые ранее пересматривались в судах первой, апелляционной или кассационной инстанций, предлагается сосредоточивать внимание в первую очередь на выявлении правомерности определений судов вышестоящих инстанций, а законность решений и определений суда первой инстанции проверять для установления правильности актов их пересмотра, что позволило бы избежать дублирования работы при пересмотре, усилило бы процессуальную экономию в надзорном производстве без снижения гарантии законности в правосудии .

См.: Зайцев И.М. Устранение ошибок в гражданском процессе. Саратов, 1985. С. 131.

Конституционный Суд РФ рекомендует суду надзорной инстанции, исходя из предписаний комментируемой нормы, устанавливать, являются ли обстоятельства, приведенные в надзорной жалобе в качестве оснований для отмены (изменения) судебных постановлений, достаточными для отступления от принципа стабильности вступивших в законную силу судебных актов, а их отмена (изменение) и ее правовые последствия - соразмерными допущенным нарушениям норм материального и (или) процессуального права .

См. подробнее: Определение Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2013 г. N 156-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Купцова Геннадия Васильевича на нарушение его конституционных прав статьей 18 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", статьей 4 Федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и в Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и статьями 3, 4, 134, 255 и 391.9 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации".

2. В пп. 1 - 3 комментируемой статьи сформулирован перечень оснований для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, которые конкретизируются Президиумом Верховного Суда РФ по результатам рассмотрения в порядке надзора каждого конкретного обжалуемого судебного постановления суда нижестоящей инстанции. Среди безусловных оснований отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора законодатель в п. 1 комментируемой статьи обозначил нарушение обжалуемым судебным постановлением прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации. Так, в частности, судебная практика в качестве такого основания рассматривает нарушение судами нижестоящих инстанций специальных правил подсудности при вынесении обжалуемых судебных постановлений.

Пример: как указано в Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2016 г. N 14ПВ16, нарушение норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных гражданским процессуальным законодательством, в том числе права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничили эти права, являются основаниями для отмены обжалуемого судебного постановления в порядке надзора. Поскольку гражданское дело возбуждено и рассмотрено судом, которому оно не было подсудно, то все судебные постановления, принятые этим судом, являются незаконными. Такие допущенные судом нарушения специальных правил подсудности являются фундаментальными, нарушают гарантированное Конституцией РФ право на судебную защиту, включающее право на рассмотрение дела тем судом, которому оно подсудно в соответствии с законом.

3. Нарушение обжалуемым в порядке надзора судебным постановлением суда нижестоящей инстанции прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов также является основанием для принятия Президиумом Верховного Суда РФ решения об отмене или изменении такого судебного акта в порядке надзора. В законодательстве и судебной практике отсутствует однозначная единая трактовка как понятия "интересы неопределенного круга лиц", так и понятия "публичные интересы". В судебной практике под законными интересами неопределенного круга лиц понимают множественность участников соответствующих материальных правоотношений, в которой невозможно заранее предвидеть ее поименный состав применительно к любому отдельно взятому моменту времени, относя их к разновидности публичных интересов (см. подробнее Апелляционное определение Тамбовского областного суда от 1 июля 2015 г. по делу N 33-1949/2015).

В юридической литературе права и интересы неопределенного круга лиц исходя из содержания комментируемой нормы также рассматриваются в качестве составной части публичных интересов. При этом, как отмечают ученые, основной содержательной проблемой применения рассматриваемого основания является неопределенность того, что понимать под публичными интересами, которое и в доктрине гражданского процесса понимается по-разному . Так, например, одни ученые предлагают в понятие "публичные интересы" включать такие признаки, как принадлежность обществу, общесоциальный характер, относимость к неопределенному количеству людей и их реализацию как условие реализации частных интересов . Другие понимают под публичным интересом общественный интерес, составными элементами которого выступают интересы неопределенного круга лиц и интересы государства .

См.: Князькин С.И. Экстраординарный характер деятельности надзорной судебной инстанции в гражданском и арбитражном процессе России. М.: Инфотропик Медиа, 2015.

См.: Шарнина Л.А. Частные и публичные интересы в конституционном и муниципальном праве // Конституционное и муниципальное право. 2005. N 4.

См.: Будак Е.В. Принципиальное значение дела и нарушение публичного интереса - основания к отмене решения суда в порядке ревизии по ГПК Германии и в порядке надзора по АПК РФ // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 11. С. 37.

Таким образом, изложенное показывает, что в настоящее время в теории и практике отсутствует единство в определении закрепленных в комментируемой норме понятий, являющихся ориентирами для Президиума Верховного Суда РФ при принятии постановления об отмене или изменении судебных постановлений судов нижестоящих инстанций в порядке надзора, что обусловлено, конечно же, отсутствием законодательно определенных формулировок. В связи с этим представляется возможным согласиться с позицией С.И. Князькина, считающего, что отсутствие выработанных критериев квалификации того или иного дела как нарушающего публичные интересы приводит к разнообразию судебной практики надзорной инстанции и вынуждает суд надзорной инстанции действовать методом проб и ошибок, основываясь при принятии судебных актов на внутреннем убеждении судей .

См.: Князькин С.И. Экстраординарный характер деятельности надзорной судебной инстанции в гражданском и арбитражном процессе России. М.: Инфотропик Медиа, 2015.

4. Еще одним основанием для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, закрепленным в п. 3 комментируемой статьи, является нарушение обжалуемым судебным постановлением единообразия в толковании и применении судами норм права. Согласно позиции Президиума Верховного Суда РФ, выраженной в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ N 3 (2015), утвержденном 25 ноября 2015 г., под нарушением судебным постановлением единообразия в толковании и применении норм права понимается такое толкование и применение правовых норм в судебном постановлении, которое противоречит разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, а также в постановлении Президиума Верховного Суда РФ. В силу п. п. 2, 3, 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов. Поскольку в силу ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в решении суда должен быть указан закон, которым руководствовался суд, необходимо указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд.

Пример: Президиум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 23 ноября 2016 г. N 13ПВ16 пришел к выводу, что при рассмотрении дела в кассационном порядке Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ допущено нарушение единообразия в толковании и применении норм как материального, так и процессуального права.

Отменяя принятые по делу судебные постановления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ сослалась на необоснованное освобождение судом ООО от солидарной ответственности, однако в то же время применила положения п. 1 ст. 325 ГК РФ о том, что исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает остальных должников от исполнения кредитору, и приняла по делу новое решение об отказе в иске, тем самым допустив нарушения в применении норм материального права. Далее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, принимая новое решение об отказе в иске, отвергла установленный судом на основании оценки и исследования доказательств факт недостаточности предоставленного потерпевшему исполнения, а также установленный судом размер надлежащего исполнения и установила новый факт полного исполнения владельцами источников повышенной опасности обязанности по компенсации причиненного истцу морального вреда. Принимая такое решение, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вышла за пределы полномочий, предоставленных законом суду кассационной инстанции, установив, по существу, новые обстоятельства дела и отвергнув обстоятельства, установленные судами первой и апелляционной инстанций, что противоречит как нормам гражданского процессуального законодательства, так и позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п. 4 Постановления от 11 декабря 2012 г. N 29, указывающей на недопустимость установления судом кассационной инстанции новых обстоятельств, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: