Допустимо ли применение иностранного законодательства о банкротстве в российском суде

Обновлено: 29.01.2023

Распространяются ли положения Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" на иностранных граждан, проживающих на территории РФ на основании вида на жительство? Может ли иностранный гражданин (гражданин Республики Узбекистан) подать заявление о собственном банкротстве в Российской Федерации? Если да, то не нарушает ли это права российских граждан-кредиторов? Подлежит ли включению в конкурсную массу такого иностранного гражданина принадлежащее ему имущество, расположенное на его родине и в иных государствах? Если да, то как будет осуществляться такая процедура, если банкротство инициировано в Российской Федерации?

Иностранный гражданин вправе инициировать в отношении себя процедуру несостоятельности (банкротства) на территории РФ на основании следующего.

Согласно ч. 3 ст. 62 Конституции РФ иностранные граждане пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором РФ.

Статьей 1196 Гражданского кодекса РФ установлено, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации гражданской правоспособностью наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных законом. При этом необходимо отметить, что Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) не содержит каких-либо ограничений для признания иностранных граждан банкротами российскими арбитражными судами по правилам российского законодательства.

Так, в соответствии с п. 5 ст. 1 Закона о банкротстве к регулируемым этим законом отношениям с участием иностранных лиц в качестве кредиторов применяются положения указанного закона, если иное не предусмотрено международным договором РФ. Следовательно, Закон о банкротстве допускает участие иностранных кредиторов в российских процедурах банкротства.

Что касается интересов возможных кредиторов должника, в том числе иностранных, необходимо отметить, что введение российским судом процедуры банкротства по российскому законодательству само по себе не может нарушать их права, так как им предоставлена возможность участия в процессе. Аналогичным образом вопрос разрешается и в отношении имущества иностранного гражданина, расположенного за рубежом. Так, введение российским судом процедуры банкротства по российскому законодательству не является препятствием для включения их в конкурсную массу и реализации, поскольку в силу абз. 3 п. 1 ст. 213.26 Закона о банкротстве в отношении имущества, находящегося за пределами Российской Федерации, выносится отдельное определение, исполнение которого осуществляется по правилам процессуального законодательства государства, на территории которого это имущество находится, или в соответствии с международными договорами РФ с государством, на территории которого это имущество находится.

Более того, возможность признания иностранного гражданина несостоятельным (банкротом) подтверждается также имеющейся на настоящий момент судебной практикой арбитражных судов (см., например, определение Арбитражного суда Ямало-ненецкого автономного округа от 0.06.2016 по делу № А81-6187/2015; определение Арбитражного суда города Москвы от 10.10.2016 по делу № А40-186978/15-44-335Б).

Таким образом, необходимо констатировать, что иностранный гражданин при наличии предусмотренных законом оснований вправе инициировать процедуру признания его несостоятельным (банкротом) в арбитражном суде РФ в соответствии с требованиями российского законодательства. Тем более что соответствующая судебная практика, подтверждающая такую возможность, к настоящему времени уже имеется.

Объявить себя банкротом преднамеренно физическое лицо в РФ может с 1 октября 2015 года. Для этого необходимо соответствовать определенным требованиям, собрать необходимый пакет документов и подать их вместе с заявлением в Арбитражный суд. Если инстанция удовлетворит иск, должник может спасти свое финансовое положение, освободиться от кредитного бремени и дополнительных штрафов.

Как подать заявление о банкротстве?

Так как кредитные организации при просрочке платежей налагают пени и штрафы, гражданину РФ, не имеющему возможности своевременно исполнять взятое на себя обязательство, гораздо выгоднее объявить себя банкротом. Согласно действующему Федеральному закону РФ от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», он может это сделать в том случае, если:

  • долг превышает 500 тысяч рублей;
  • задержки по кредиту составляют более трех месяцев.

Для получения статуса банкрота ему необходимо собрать следующий пакет документов:

  • паспорт, копию свидетельства о заключении или расторжении брака, документы, подтверждающие наличие несовершеннолетних детей;
  • копии СНИЛСа, ИНН, документа об отсутствии или наличии статуса индивидуального предпринимателя, выписку с лицевого счета;
  • документы о собственном финансовом состоянии: справки о наличии банковских счетов, дохода за последние 3 года с указанием суммы удержанных налогов, перечень всего имеющегося имущества, в том числе и находящегося за пределами РФ;
  • документы, подтверждающие имеющуюся задолженность: кредитные договоры с суммой долгов по каждому из них, а также бумаги, подтверждающие невозможность оплаты кредитов, и др.

После того, как будут собраны требуемые бумаги, следует написать заявление на признание собственного банкротства. В нем важно указать свои фамилию, имя и отчество, паспортные данные, адреса регистрации и фактического проживания, а также контакты для связи. Затем обозначить неоспоримую сумму имеющейся задолженности, включая все неустойки за просрочку платежей и штрафы (при наличии). Описать причины ухудшения материального положения, которые привели к образованию долгов и невозможности их погашения. Кроме того, заявление должно содержать перечень всего имеющегося у должника имущества, наличие исковых требований и список прилагаемых к заявлению документов.

Бланк заявления о банкротстве необходимо подать в канцелярию Арбитражного суда по месту жительства. Сделать это может как сам должник, так и его представитель, и даже сам кредитор. После этого придется оплатить государственную пошлину в размере 300 рублей (п. 5 ст. 333.21 НК РФ) и 25 тыс. рублей за работу финансового управляющего.

После признания судом должника банкротом, возможно 2 варианта развития событий:

  • реструктуризация долга с пересмотром ежемесячных платежей и срока кредита;
  • продажа с открытых торгов имеющегося у должника в собственности ценного имущества.

Если у должника нет ничего на продажу для покрытия долга, последний с него снимается, включая все штрафные санкции.

В любом случае, гражданина ждут определенные последствия:

  • обязательное уведомление о проведенной процедуре кредитной организации, куда должник будет обращаться за займом в течение 5 лет;
  • невозможность на повторное банкротство в течение 5 лет;
  • запрет занимать руководящие должности в течение 3 лет.

Суд не может отказать физическому лицу в признании себя банкротом, однако имеет основания не принять его заявление, если оно составлено неправильно, собран не полный пакет необходимых документов или причин для проведения процедуры не достаточно.

Отзыв на заявление о банкротстве

В случае, когда заявление о признании должника банкротом подал в суд кредитор (банк или заемщик), несогласный с этим ответчик может защитить себя с помощью грамотно составленного отзыва.

В этом документе он описывает обоснованные возражения относительно требований банка признать его банкротом, сумму всех имеющихся долгов перед кредиторами, по оплате обязательных платежей или труда наемных работников, если отзыв составляет юридическое лицо. Помимо этого в документе указываются все счета в кредитных организациях, сведения, которые опровергают требования заявителя, и любая другая информация относительно дела о банкротстве. Естественно, основной упор при составлении должник обязан сделать на доказательствах ошибочных сведений кредитора относительно его неплатежеспособности, поэтому к отзыву следует прилагать копии документов, подтверждающих необоснованность предъявленных требований.

Подать отзыв можно в течение 10 дней с момента получения определения о том, что Арбитражным судом принято заявление о банкротстве от кредитора. Помимо судьи, отзыв должен быть обязательно направлен всем участникам процесса: уполномоченной инстанции, конкурсному кредитору, действующим или уволенным сотрудникам и т.д. Сделать это можно лично или по почте, направив заказное письмо с уведомлением. К экземпляру отзыва в суд должны быть приложены документы, подтверждающие отправку дубликатов иным участникам процесса.

Должнику, не согласному с требованиями кредитора, следует помнить, что отсутствие отзыва ответчика или подача его по истечении предусмотренных законом 10 дней никак не повлияет на рассмотрение дела о банкротстве – суд посчитает это согласием должника с требованием банка признать его банкротом.

Наличие отзыва, при том, что возражения, описанные в нем, будут подкреплены весовыми доказательствам, может привести к тому, что суд обяжет кредитора отозвать свое требование.

Если вам необходима правовая поддержка в деле о банкротстве, сопровождение на каждом этапе данной сложной процедуры, рекомендуем обратиться за помощью к нашим компетентным юристам.

В числе кредиторов, обратившихся с заявлением о признании ООО банкротом было эстонская компания, долги перед которой у ООО исчислялись сотнями тысяч евро. Представители эстонской компании настаивали на скорейшем введении конкурсного производства и проведении торгов в отношении имущества должника.

У суда возникло ряд следующих вопросов: праве ли иностранное юридическое лицо обращаться с заявлением о банкротстве российской организации?

Признается ли за ним в этом случае процессуальная правоспособность?

Обладает ли оно одинаковыми правами с остальными кредиторами?

Должен ли суд в этом случае учитывать такой иностранный элемент в деле о банкротстве и решать вопрос о применимом праве?

Допустимо ли применение иностранного законодательства о банкротстве в российском суде?

Аделя, здравствуйте!

У суда возникло ряд следующих вопросов: праве ли иностранное юридическое лицо обращаться с заявлением о банкротстве российской организации?

Статья 1. Отношения, регулируемые настоящим Федеральным законом

5. К регулируемым настоящим Федеральным законом отношениям с участием иностранных лиц в качестве кредиторов применяются положения настоящего Федерального закона, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Т.е. могут обращаться в силу указанного выше, однако нужно смотреть международный договор РФ с Эстонией.

Если международным договором не установлен другой порядок участия иностранных кредиторов в делах о банкротстве, то такой кредиторов обладает правами, указанными в ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

Если международным договором не установлено иное, то обладает равными правами, предусмотренными ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

Должен ли суд в этом случае учитывать такой иностранный элемент в деле о банкротстве и решать вопрос о применимом праве?

Все зависит от международного договора, если им не предусмотрен иной порядок, то применяются положения ФЗ о несостоятельности (банкротстве)

По общему правилу применяются нормы ФЗ о несостоятельности (банкротстве), если иное не установлено международным договором.

Если у Вас есть дополнительные вопросы, то можем обсудить.

С уважением, юрист Дмитрий.

В дополнение к предыдущему ответу юриста поясню:

вправе ли иностранное юридическое лицо обращаться с заявлением о банкротстве российской организации? Признается ли за ним в этом случае процессуальная правоспособность? Обладает ли оно одинаковыми правами с остальными кредиторами?

Да, без каких-либо ограничений.

Должен ли суд в этом случае учитывать такой иностранный элемент в деле о банкротстве и решать вопрос о применимом праве?

Вопрос о применимом материальном праве решается в каждом случае отдельно, т.е. в процессе установления требования кредитора — иностранного элемента, суд должен определить право, применимое в конкретных правоотношениях.

Да, в этом случае суд может обратиться за разъяснениями норм иностранного права к уполномоченным органам.


Один из адвокатов подчеркнул, что банкротство иностранного ответчика ограничивается юрисдикцией его государства и для целей рассмотрения имущественных требований в российском суде не имеет значения. По мнению второго, нижестоящие суды увлеклись особым статусом Крыма в переходный период и не учли, что Украина является суверенным государством, а потому невозможно относиться к иностранному банкротному делу так, как если бы оно велось в России.

Верховный Суд напомнил, что российский суд компетентен разрешить спор о взыскании задолженности по договору аренды недвижимости, расположенной в России, даже когда иностранная компания-ответчик находится в процессе банкротства за рубежом (Определение № 310-ЭС20-3002 по делу № А83-6324/2018).

Три инстанции отказались рассматривать часть требований

Украинская компания ООО «Витмет» с 2006 г. арендовала публичный земельный участок в Евпатории. В апреле 2018 г. департамент имущественных и земельных отношений администрации города подал в АС Республики Крым иск о взыскании с общества арендной платы за июль 2014 г. – февраль 2017 г., дополнительно департамент просил расторгнуть договор аренды и обязать ответчика вернуть участок.

Поскольку общество систематически не платило вовремя, суд расторг спорный договор. Однако в удовлетворении требования о передаче участка было отказано, так как на этой земле находится недвижимость, принадлежащая ответчику на праве собственности. «Витмет» может пользоваться участком, потому что это необходимо для эксплуатации зданий, решил суд.

При этом первая инстанция обратила внимание на то, что в отношении «Витмета» возбуждено дело о банкротстве на территории Украины. Проанализировав российский Закон о банкротстве и Постановление Пленума ВАС от 22 июня 2012 г. № 35, суд пришел к выводу, что схожее регулирование действует и на Украине. На этом основании, поскольку обязательства по оплате аренды возникли до принятия решения о начале ликвидации ответчика и не относятся к текущим платежам, суд оставил соответствующее требование департамента без рассмотрения. По мнению АС Республики Крым, этот вопрос должен разрешаться в ходе банкротства в иностранном суде. Апелляция и первая кассация согласились с таким подходом.

ВС решил, что российский суд должен рассмотреть иск в полном объеме

Департамент обжаловал оставление требования без рассмотрения в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ.

Изучив обстоятельства спора, ВС напомнил, что согласно п. 1 и 3 ч. 1 ст. 247 АПК к компетенции российских арбитражных судов относятся дела по экономическим спорам с участием иностранной организации-ответчика, если на территории России находится она сама или ее имущество либо если спор возник из договора, по которому исполнение должно производиться или было произведено в РФ.

В данном случае, заметил Суд, истец взыскивает плату по договору аренды земельного участка, находящегося в публичной собственности и предоставленного ответчику для строительства и обслуживания пансионата. При этом из материалов дела следует, что ответчик использует недвижимое имущество пансионата в своей предпринимательской деятельности в России. Кроме того, добавила Экономколлегия, у «Витмета» имеется недвижимость и в других населенных пунктах Крыма. «Данные обстоятельства свидетельствуют о наличии эффективной юрисдикции судов Российской Федерации в отношении имущества, находящегося на ее территории, равно как и в отношении ответчика, чья деятельность по извлечению прибыли с территории Российской Федерации тесно связана с ее территорией», – подытожил ВС.

Осуществление должником не носящей временного характера экономической деятельности в России – наличие недвижимости в собственности и использование публичных земельных участков на иных правах – свидетельствует об образовании предприятия должника в целях удовлетворения требований к нему в рамках юрисдикции по месту нахождения имущества и за счет такого имущества, в том числе в целях установления места неосновного производства в трансграничном банкротстве, решил Суд.

При этом, заметил он, согласно п. 2 ст. 1 российского Закона о банкротстве действие данного нормативного акта распространяется на юридических лиц, которые могут быть признаны несостоятельными в соответствии с Гражданским кодексом РФ. «Таким образом, заявленные Департаментом требования относятся к компетенции арбитражных судов Российской Федерации и в отсутствие специальных международных договоров по вопросам взаимного признания и приведения в исполнение судебных решений по делам о несостоятельности (банкротстве), стороной которых являлась бы Российская Федерация, не могут быть рассмотрены в юрисдикции иностранного государства, в том числе в рамках иностранного дела о банкротстве», – заключил Верховный Суд.

Решения нижестоящих инстанций в части оставления без рассмотрения требований о взыскании задолженности были отменены. Этот вопрос предстоит разрешить Арбитражному суду Республики Крым при новом рассмотрении дела.

Эксперты «АГ» солидарны с Верховным Судом

Адвокат, партнер Lidings Александр Попелюк отметил, что Судебная коллегия ВС исправила простую ошибку, которая заключается в неправильном применении норм о трансграничном банкротстве: «Если отсутствует международное соглашение, то по вопросу трансграничной несостоятельности у нас действует принцип территориальности. В этой связи украинское банкротство ответчика ограничивается юрисдикцией данного государства и для целей рассмотрения имущественных требований в российском суде не имеет значения».

Примечательно, добавил эксперт, что нижестоящие суды ссылались на прецедентное дело банка «Снорас» (Постановление ВАС № 10508/13), мотивируя им необходимость применения норм украинского права по вопросу банкротства (lex concursus). «Между тем эта привязка была неверно применена судами, поскольку она не касается вопросов юрисдикции. Поэтому суд должен был бы оставить иск без рассмотрения только в случае возбуждения банкротства ответчика в России», – полагает Александр Попелюк.

Адвокат АП Ленинградской области Евгений Тарасов считает, что это обоснованное определение ВС, возвращающее в русло закона всю ситуацию. «Нижестоящие суды увлеклись особым статусом Крыма в переходный период и упустили важное: Украина является суверенным государством, а поэтому невозможно относиться к иностранному банкротному делу, как если бы оно велось в России». Иными словами, пояснил эксперт, Верховный Суд умело разделил правоотношения на те, которые требовали учета украинского законодательства (материальная сторона), и те, которые могли бы быть учтены, но только при наличии соответствующего международного договора (процессуальная сторона).

«При этом Суд отметил наличие эффективной юрисдикции, что стало возможным благодаря наличию у общества имущества на территории Крыма. В то же время нельзя сказать, что такая практика сложилась только в силу особого правового положения полуострова. Напротив, аналогичная ситуация может возникнуть в отношении любого иностранного юридического лица, а выводы ВС универсальны», – заключил адвокат.

Суд счел, что начавшийся, но не оконченный процесс ликвидации компании не служит основанием для прекращения производства по делу о ее банкротстве, а она сама не подпадает под действие моратория о банкротстве российских юрлиц


По мнению одного эксперта «АГ», в рассматриваемом деле российский арбитражный суд пошел на такой решительный шаг из стремления защитить интересы кредитора, однако за такой решительностью, вероятно, стоит «политическая мода» протекционизма. Другой заметил, что в России трансграничная несостоятельность не регулируется ни со стороны национального законодательства, ни со стороны международных договоров, подписанных РФ, но это не помешало арбитражному суду.

Арбитражный суд Челябинской области вынес первое в российском практике решение о банкротстве иностранной компании. В августе 2021 г. Виталий Нахабин обратился в суд с заявлением о признании банкротом иностранного юрлица Pandora consulting LC, о введении в отношении него процедуры наблюдения, об утверждении временным управляющим Виталия Бревнова, а также об установлении в реестре требований кредиторов должника требования в размере 1,3 млн руб. основного долга, который был взыскан в рамках дел № А50-6932/2017 и № А50-19739/2017 в счет возмещения судебных расходов по иным банкротным делам.

Действие шестимесячного моратория не распространяется на должников-застройщиков, если многоквартирные дома и иная недвижимость уже внесены в единый реестр проблемных объектов

Единственный участник иностранной компании Игорь Гречаник возражал против удовлетворения заявления со ссылкой на то, что деятельность компании была прекращена в январе 2019 г., она была исключена из торгового реестра, а на территории РФ должник был снят с налогового учета еще в декабре 2021 г. Кроме того, он обратил внимание, что с 1 апреля 2022 г. был введен мораторий на возбуждение банкротных дел по заявлениям, подаваемым кредиторами.

«Из заявления и объяснений кредитора-заявителя по делу следует, что должник осуществлял на территории РФ коллекторскую деятельность, являлся участником ряда дел о банкротстве в качестве кредитора, в связи с чем и возникла задолженность перед кредитором. Должник в спорный период имел расчетный счет в российской кредитной организации, а единственный участник и руководитель организации является гражданином РФ. Кредитор также указывает на то, что единственно возможным активом должника может являться дебиторская задолженность, взыскиваемая с российских дебиторов. Таким образом, должник имеет перед кредитором неисполненные денежные обязательства, размер и характер которых применительно к российскому юридическому лицу образовывал бы юридический состав, минимально необходимый для применения института банкротства», – отмечено в судебном решении.

Арбитражный суд добавил, что отказ кредитору в применении предусмотренных российским Законом о банкротстве механизмов, направленных на максимально полное и соразмерное требование кредиторов в отношении находящейся в РФ имущественной массы иностранного юрлица, ограничивал бы право кредитора на получение эффективной судебной защиты со стороны российского суда. Применив по аналогии общие нормы, устанавливающие условия введения процедур банкротства в отношении российских юрлиц, суд счел возможным применить к имущественной массе должника процедуру конкурсного производства, поскольку это позволит обеспечить стечение кредиторов, значительная часть которых, вероятно, находится под российской юрисдикцией, произвести идентификацию активов и удовлетворение за их счет требований кредиторов.

В рассматриваемом случае, как отметил суд, в соответствии с российским законодательством следует провести мероприятия конкурсного производства в отношении именно имущественной массы должника, находящейся или тесно связанной с РФ, аналогично институтам банкротства неправосубъектных образований, а также институту распределения имущества ликвидированного юрлица. Из содержания ст. 76, 77 Закона о компаниях острова Невис следует, что компания, пребывающая в статусе прекращения деятельности, продолжает существовать в течение трех лет с даты прекращения деятельности или ликвидации с целью обеспечения возможности предъявления исков либо обеспечения защиты в судебных разбирательствах, урегулирования незавершенных вопросов и завершения деятельности, распоряжения имуществом и распределением активов, исполнения обязательств.

С учетом изложенного суд счел, что начавшийся, но не оконченный процесс ликвидации компании не является основанием для прекращения производства по делу о ее банкротстве, соответственно, к рассматриваемой ситуации возможно применение положений п. 1 ст. 225 Закона о банкротстве. Оснований для применения положений о моратории на банкротство судом также не установлено, поскольку дело о банкротстве было возбуждено до 1 апреля 2022 г. – т.е. до введения моратория. Кроме того, нормы о моратории на банкротстве, заметил суд, не распространяются на банкротство имущественной массы иностранных компаний.

«В судебном заседании представитель Игоря Гречаника указала на возможный факт заинтересованности между заявителем по делу Виталия Нахабина и Виталием Бревновым с учетом того обстоятельства, что кандидатура указанного управляющего представлялась для утверждения в качестве управляющего в иных делах с участием заявителя Виталия Нахабина. Между тем названные доводы не свидетельствуют о необходимости применения метода случайной выборки либо выбора арбитражного управляющего из числа членов иной саморегулируемой организации, поскольку факт участия Виталия Нахабина и Виталия Бревнова в иных делах о банкротстве не подтверждает наличия признаков заинтересованности в смысле, придаваемом положениями ст. 19 Закона о банкротстве. Доводы фактически основаны на предположении, субъективной оценке, расширительном толковании норм действующего законодательства», – отмечено в решении суда.

Юрист, партнер Московской коллегии адвокатов TA lex Александр Крылов отметил, что впервые в практике российских судов было введено конкурсное производство в отношении иностранной компании. «Суд пошел на такой решительный шаг из стремления защитить интересы кредитора, однако за такой решительностью, вероятно, стоит “политическая мода” протекционизма. Для того чтобы защитить интересы российского кредитора, суд фактически совершил две вещи: ввел презумпцию сосредоточения интересов потенциальных кредиторов должника в России; “перешагнул” через российские коллизионные нормы, которые определяют личный закон юридического лица по принципу регистрации. Тем не менее суд определил его по принципу наиболее тесной связи – как по местонахождению единственного участника, так и по предполагаемому месту нахождения потенциального имущества должника», – заметил он.

По словам эксперта, в последнем вопросе суд опирался фактически только на предположения заявителя, поскольку проверить наличие такого имущества признанным законом способом до введения процедуры банкротства не представляется возможным. «На политизированность данного решения указывает и тот факт, что суд счел неприменимость моратория на введение банкротства к иностранным компаниям, оставив это на откуп личному закону такого лица», – полагает Александр Крылов.

Партнер юридической компании Tenzor Consulting Group, адвокат Антон Макейчук полагает, что рассматриваемая ситуация примечательна тем, что вопрос признания несостоятельными (банкротом) иностранных организаций чаще всего регулируется нормами о трансграничной несостоятельности (cross-border insolvency)․«Подобные нормы чаще всего содержатся или в международных актах (например Европейская конвенция относительно некоторых международных аспектов банкротства – Стамбул, 5 июня 1990 г.; Регламент ЕС 2015/848 “О процедурах несостоятельности”), или им посвящено регулирование национальное (Германия, Франция, Япония). Между тем в России трансграничная несостоятельность не регулируется ни со стороны национального законодательства, ни со стороны международных договоров, подписанных РФ», – пояснил он.

По словам эксперта, такой пробел в законодательстве не помешал арбитражному суду ввести процедуру наблюдение, основываясь только на том, что компания-должник осуществляла деятельность в РФ, имела счет на территории России, единственный участник и руководитель является гражданином России; единственно возможным активом компании-должника может являться дебиторская задолженность, взыскиваемая с российских дебиторов.

«Примечательно, что в судебном акте прямо написано, что фактически российские суды не могут вести производство по делу о банкротстве иностранных юрлиц. В то же время отказ российскому кредитору в применении норм Закона о банкротстве в отношении иностранного юридического лица ограничивал бы право на получение эффективной судебной защиты со стороны российского суда. Следует также обратить внимание, что ранее Верховный Суд уже рассматривал подобные дела и не находил оснований для банкротства иностранных лиц в российских судах», – заметил Антон Макейчук.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: