Доказательства и средства доказывания в конституционном суде

Обновлено: 16.08.2022

На сегодняшний день информационные технологии так или иначе влияют практически на все сферы жизни.

Информационно-телекоммуникационная сеть «Интернет» уже сейчас превосходит все любые другие виды связи. Подтверждение этим словам можно усмотреть в событиях, происходящих в Российской Федерации в связи с пандемией COVID-19.

Например, в Постановлении ВС РФ от 18 марта 2020 г., которым был приостановлен личный прием граждан в судах, а также были рекомендации подавать документы только через электронные интернет-приемные судов или по почте России (Постановление ВС РФ, Президиума Совета судей РФ от 18.03.2020 N 808 «О приостановление личного приёма граждан в судах).

Согласно ч.3 того же Постановления всем судам при наличии технической возможности инициировать рассмотрение дел путем использования систем видеоконференцсвязи.

Таким образом, вся судебная система РФ перешла на электронный вариант правосудия.

В связи с этим, большинство судебных заседаний было приостановлено и перенесено на более поздние сроки, что создало шквал загруженности для судей после возобновления рассмотрения дел в залах судебных заседаний.

Судебные решения, исполнительные листы до сих пор с трудом выдаются во многих судах общей юрисдикции г. Санкт-Петербурга.

Однако большинство названных проблем в этот период возможно было бы и преодолеть, если бы Российский законодатель своевременно вносил поправки в соответствующие нормативные правовые акты. На сегодняшний день такой сервис как ГАС «Правосудие» серьезно устарел и требует серьезных доработок со стороны профессиональных IT- специалистов.

Кроме того, уже большое количество времени назревает вопрос легитимации электронных доказательств.

Надо сказать, что противников электронных доказательств не меньше, чем их доброжелателей. С каждым годом количество дел, где ключевыми доказательствами являются электронные, неумолимо растет. В то же время видов электронных в практике судов находится все большее количество, однако большинство судей не знает, как с ними работать и как их оценить.

Очевидно, что для процесса цифровизации правосудия потребуется денежный средства, время и кадры, но со временем все вложенные ресурсы будут оправданы.

На сегодняшний день система доказательств ГПК РФ состоит из таких видов, как объяснения сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов. (абз. 2 ч.1 ст. 55 ГПК РФ). После заключений экспертов стоит точка и на этом все.

В частности, письменные доказательства являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи, с использованием информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", документы, подписанные электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, либо выполненные иным позволяющим установить достоверность документа способом (ч.1 ст. 71 ГПК РФ).

Можно сделать вывод, что законодатель относит электронные доказательства к письменным.

Однако, дорога по пути отрицания самостоятельности электронного доказательства и отделения его к письменным доказательствам, может дорого стоить российскому правосудию.

Во многих западных странах мира цифровизация правосудия вышла на довольно продвинутый уровень.

В качестве примера можно привести Италию и её систему электронного гражданского процесса «Processo Civile Telematico».

Судебные дела в «Processo Civile Telematico» ведутся в цифровой папке. Она содержит и направленные по почте электронные документы, и принятые судом акты. Доступ к «Processo Civile Telematico» пользователь получает через сертифицированный электронный адрес. Это дает возможность направлять электронные запросы и получать виртуальные консультации по исковым документам, судебным решениям.

Что же насчет нашего государства?

В Федеральном законе № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее – Федеральный закон №149-ФЗ) в п.11.1 ст.2 понятие электронного документа — документированная информация, представленная в электронной форме, то есть в виде, пригодном для восприятия человеком с использованием электронных вычислительных машин, а также для передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в информационных системах.

Документированная информация — это зафиксированная на материальном носителе путем документирования информация с реквизитами, позволяющими определить такую информацию или в установленных законодательством Российской Федерации случаях ее материальный носитель (п. 11 ст. 2 ФЗ № 149-ФЗ).

Исходя из смысла этих положений, электронный документ состоит из документированной информации, а она сама по себе может быть зафиксирована только на материальном носителе, по мнению законодателя. То есть электронный документ — это оцифрованный с помощью сканера обычный бумажный документ?

Однако уже давно известно, что электронный документ состоит из формы (электронной), содержания, реквизитов.

Сегодняшняя действительность такова, что электронный документ может создаваться, изменяться, передаваться посредством информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», т.е. жить непосредственно в Интернете.

В настоящее время файлы могут хранится в облачных хранилищах данных.

Облачное хранилище данных — это онлайн хранилище данных, в котором информация пользователя хранится на удаленном сервере (обычно, на нескольких распределенных серверах). Например, Google Диск (Google Drive), Яндекс Диск.

Исходя из этого, возникает вполне очевидный вопрос. Зачем оцифровывать бумажные документы, если их можно хранить в электронном хранилище суда в форме подлинника (оригинала).

Впоследствии, судам совершенно не нужно будет распечатывать оцифрованные бумажные документы снова в бумажные, что само по себе экономит денежные средства, потраченные на бумагу.

В силу сказанного предлагаем, изложить п. 11 ст. 2 Федерального закона №149-ФЗ в следующей редакции:

«документированная информация — зафиксированная на материальном носителе либо в облачном хранилище данных и переданная посредством информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» путем документирования информация с реквизитами, позволяющими определить такую информацию или в установленных законодательством Российской Федерации случаях ее носитель».

Во-вторых, совершенно непонятно почему ГПК РФ не содержит открытого перечня идентичного АПК РФ.

Предлагаем внести поправку в виде отдельной статьи в ГПК РФ, по сути, во многом схожей со статьей 89 АПК РФ.

«Статья 88 ГПК РФ. Иные документы и материалы.

1.Иные документы и материалы, в том числе на электронном носителе допускаются в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела».

То есть то, что сейчас сосредоточено в письменных доказательствах совершенно справедливо должно на первом этапе цифровизации вырасти в отдельное средство доказывания.

В качестве иных документов и материалов способно представлять большинство видов электронных доказательств, например, лог-файлы, электронная переписка, отчеты поисковых систем и т.д.

В частности, хотелось бы отдельно рассмотреть электронное доказательство, которое по значимости уступает лишь электронному документу, это электронная переписка, которое по сути обслуживает электронный документ.

Электронный документооборот создаётся с помощью электронно-вычислительных машин и соответствующего программного обеспечения. Электронный документ состоит из формы, содержания и реквизитов. Отправляется такой документ посредством информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» электронной почтой, мессенджерами и т.п.

В силу сказанного, понятийная база Федерального Закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» нуждается в закреплении понятия электронная переписка, поскольку данная проблема требует законодательного закрепления.

Мы предлагаем новое положение п.10.1 ст. 2 указанного закона, в следующей редакции:

По нашему мнению, вопросы электронного правосудия и электронных доказательств решат ряд проблем и сделают для каждого гражданина право на судебную защиту более прозрачным, доступным и менее затратным в части времени.

Доказательства — важнейший элемент необходим для установления истины, принятия законного и обоснованного решения.

В ФКЗ нет перечня прям указанных доказательств, но они указаны косвенно: «В ходе рассмотрения дел КС заслушивает объяснения сторон, показания экспертов и свидетелей, оглашает имеющиеся документы ".

"Рассмотрение дела может быть отложено в случае, если КС найдет вопрос недостаточно подготовленным, нуждающимся в дополнительном изучении, которое невозможно произвести в том же заседании вследствие неявки стороны, свидетеля или эксперта, явка которых была признана обязательной, а также непредставления необходимых материалов ".

В конст-ном судопроизводстве осуществление правосудия находит свое выражение в применении норм Конституции к законам или др. нормативным актам, конституционность которых оспаривается. Предметом доказывания здесь выступает предмет рассмотрения— например, конст-ность или неконстит-ность этих актов, призванная устранить обнаружившуюся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции закон, иной нормативный акт, договор между органами гос-ной власти, не вступивший в силу международный договор.

Состязательность и равноправие сторон.

Известно, что КС устанавливает соответствие Конституции нормативных актов органов гос-ной власти и договоров между ними не только с точки зрения содержания норм, но и ряда др. требований, в частности с точки зрения формы нормативного акта или договора, порядка подписания, заключения, принятия, опубликования или введения в действие, с точки зрения установленного Конституцией разделения гос-ной власти на закон-ную, исполн-ную и судебную, разделения предметов ведения между различными органами гос-ной власти и органами гос-ной власти субъектов.

Для конст-ного судопроизводства является бремя доказывания и представление доказательств.

В конст-ном судопроизводстве, как и в гражданском процессе, заявитель доказывает обоснованность своих требований, а др. сторона — обоснованность своих возражений.

Если, к примеру, с запросом о конст-ности закона обращается суд общей юрисдикции или арбитражный суд, в числе других материалов он должен представить судебный док-т, из которого было бы видно, что при рассмотрении дела суд пришел к выводу о неконст-ности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, находящемся в производстве этого суда.

Для граж-на, оспаривающего конст-ность закона, примененного или подлежащего применению, также обязательно представление документа о том, что указанным законом нарушены его конст-ные права.

От заявителей требуется представление минимума доказательств, главным образом тех или иных док-тов. Основное бремя получения доказательств ложится на судью-докладчика. Судья-докладчик, действуя в соответствии с полномочиями Суда, для подготовки дела к слушанию, составления проекта решения, а также изложения материалов в заседании КС истребует необходимые док-ты и иные материалы, поручает производство проверок, исследований, экспертиз, пользуется консультациями специалистов.

В заседание КС может быть вызвано в качестве эксперта лицо, обладающее спец-ными познаниями по вопросам, касающимся рассматриваемого дела ".

Настоящее информационно-тематическое собрание правовых позиций подготовлено Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации и не является исчерпывающим. Решения КС РФ, в которых содержатся правовые позиции, даны в хронологическом порядке.

по состоянию на июль 2020 года

Определение от 21 октября 2008 года N 655-О-О/2008

Установленное статьей 186 ГПК Российской Федерации право, а не обязанность суда для проверки заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства вытекает из принципа самостоятельности и независимости судебной власти; при поступлении такого заявления суд оценивает его в совокупности с другими доказательствами и обстоятельствами дела, исходя из лежащей на нем ответственности за вынесение законного и обоснованного решения. Кроме того, наделение суда названным правом не предполагает произвольного его применения, поскольку при наличии у суда обоснованных сомнений в подлинности и достоверности доказательства он обязан принять меры, предусмотренные указанной статьей.

Определение от 16 декабря 2010 года N 1642-О-О/2010

В силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности; наделенные равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности процесса (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации), стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений (часть первая статьи 56 ГПК Российской Федерации), и принять на себя все последствия совершения или несовершения процессуальных действий; при этом суд, являющийся субъектом гражданского судопроизводства, активность которого в собирании доказательств ограничена, обязан создавать сторонам такие условия, которые обеспечили бы возможность реализации ими процессуальных прав и обязанностей, а при необходимости, в установленных законом случаях, использовать свои полномочия по применению соответствующих мер.

Часть третья статьи 79 ГПК Российской Федерации предусматривает возможность применения судом в случае уклонения стороны от участия в экспертизе правовой презумпции, заключающейся в признании факта, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Данная норма, таким образом, определяет полномочия суда по установлению обстоятельств, имеющих значение для дела, в случаях уклонения одной из сторон от выполнения процессуальных обязанностей и требований суда. Поскольку она направлена на пресечение препятствующих осуществлению правосудия действий (бездействия) недобросовестной стороны и обеспечение дальнейших судебных процедур, ее применение обусловлено установлением и исследованием фактических обстоятельств конкретного дела [. ].

Постановление от 21 декабря 2011 года N 30-П/2011

Признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности.

Определение от 21 декабря 2011 года N 1836-О-О/2011

Поскольку в соответствии с частью второй статьи 45 и абзацем четвертым статьи 220 ГПК Российской Федерации отказ прокурора от иска, предъявленного в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, при принятии его судом влечет прекращение производства по делу на тех же основаниях, что и отказ истца от иска (часть вторая статьи 39, часть вторая статьи 45 ГПК Российской Федерации), а распределение судебных расходов между сторонами при прекращении производства по делу ввиду отказа истца от иска осуществляется судом по той же причине, по которой суд распределяет судебные расходы между сторонами при принятии решения по делу - в связи с выявлением правомерности или неправомерности заявленных истцом требований [. ], постольку в силу части четвертой статьи 1, части первой статьи 101, части первой статьи 102 ГПК Российской Федерации при отказе прокурора от иска, предъявленного в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, ответчику возмещаются за счет средств соответствующего бюджета понесенные им издержки, связанные с рассмотрением дела, если отказ прокурора от иска не вызван добровольным удовлетворением заявленных требований ответчиком после предъявления иска.

Определение от 21 декабря 2011 года N 1837-О-О/2011

Пункт 2, абз. 4, 5:

Часть третья статьи 69 ГПК Российской Федерации определяет перечень лиц, которые не могут быть подвергнуты допросу в качестве свидетелей, а также категории сведений, которые не подлежат разглашению ни при каких условиях. Критерием отнесения лиц к числу упомянутых в части третьей статьи 69 ГПК Российской Федерации служит осуществление ими такой специфической деятельности, в рамках которой названным лицам становятся известны сведения, составляющие в силу прямого указания федерального закона [. ] тайну, которая не может быть разглашена даже в суде в связи с тем, что разглашение такого рода тайны уже само по себе неминуемо влечет умаление таких конституционных ценностей, приоритет защиты которых в соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации по отношению ко всем другим не подвергается никакому сомнению.

Этому критерию не отвечают должностные лица организации, с которой гражданин состоит в трудовых отношениях, в связи с чем ни один федеральный закон безусловно не запрещает допрос в качестве свидетелей этих должностных лиц, осуществивших в рамках трудовых отношений применительно к заявителю действия, правомерность которых оспаривается в суде. [. ]

Определение от 28 мая 2013 года N 752-О/2013

Предоставление суду [. ] полномочий по оценке доказательств вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия. При этом доказательства по делу оцениваются судом не произвольно, а исходя из конституционного принципа подчинения судей только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120, часть 1 Конституции Российской Федерации), получившего свое развитие в пункте 1 статьи 3 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-I "О статусе судей в Российской Федерации" и части первой статьи 11 ГПК Российской Федерации, согласно которым судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы и иные нормативные правовые акты и только на их основе разрешать гражданские дела. Гарантией же соблюдения судом указанных требований являются установленные Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации процедуры проверки судебных решений судами вышестоящих инстанций и основания для отмены или изменения судебных решений.

Определение от 24 сентября 2013 года N 1461-О/2013

Суд в силу части второй статьи 10 ГПК Российской Федерации, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом и создает условия для установления фактических обстоятельств при рассмотрении и разрешении гражданских дел, а в случае возникновения в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу (часть первая статьи 79 ГПК Российской Федерации), что является необходимым для достижения задачи гражданского судопроизводства по правильному разрешению гражданских дел (статья 2 ГПК Российской Федерации). Предусмотренное статьей 79 ГПК Российской Федерации полномочие суда по назначению экспертизы вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия. [. ]

Определение от 24 октября 2013 года N 1639-О/2013

[. ] подача лицом, участвующим в деле, ходатайства о вызове в суд свидетеля не предполагает обязанность суда, рассматривающего данное дело, во всех случаях удовлетворять такое заявление. Вопрос о вызове в суд свидетеля разрешается судом в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств и сведений, которые он может сообщить суду. [. ]

Определение от 25 сентября 2014 года N 2141-О/2014

Учитывая, что часть третья статьи 167 ГПК Российской Федерации предоставляет суду право рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными, и такое право обусловлено тем, что лишение суда данного полномочия приводило бы к невозможности выполнения стоящих перед ним задач по руководству процессом, назначение экспертизы также может быть осуществлено судом в отсутствие лиц, участвующих в деле, в том числе истца.

Определение от 17 июля 2014 года N 1585-О/2014

Правомочие суда назначить повторную экспертизу в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного экспертного заключения как особый способ его проверки вытекает из принципа самостоятельности суда, который при рассмотрении конкретного дела устанавливает доказательства, оценивает их по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, и на основании этих доказательств принимает решение. В случае несогласия лица, участвующего в деле, с отказом суда в назначении повторной экспертизы по его ходатайству оно не лишено права изложить свои возражения в апелляционной жалобе на решение суда, вынесенное по существу спора.

Определение от 16 июля 2015 года N 1727-О/2015

Закрепление в процессуальном законе правил, регламентирующих рассмотрение заявления о подложности доказательства, направлено на исключение оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу. Сами эти процессуальные правила представляют собой механизм проверки подлинности формы доказательства, а не его достоверности. Запрет заявлять о подложности доказательств в судебном заседании суда апелляционной инстанции вызван невозможностью, по общему правилу, наступления последствий такого заявления непосредственно при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, поскольку доказательство уже подверглось оценке в решении суда первой инстанции и теперь его уже нельзя исключить из материалов дела.

Определение от 25 октября 2016 года N 2282-О/2016

[. ] Во взаимосвязи со статьей 166 и пунктом 5 части первой статьи 225 ГПК Российской Федерации [часть первая статьи 79 ГПК Российской Федерации] не предполагает произвольного отказа в удовлетворении заявленного ходатайства о назначении экспертизы, если обстоятельства, об установлении которых просит лицо, участвующее в деле, имеют значение для разрешения гражданского дела. Право суда удовлетворить либо, напротив, отклонить заявленное ходатайство обусловлено его обязанностью указать мотивы, по которым он пришел к тому или иному выводу. [. ]

Определение от 7 декабря 2017 года N 2795-О/2017

[. ] статья 60 ГПК Российской Федерации не наделяет суды полномочиями, порождающими возможность их произвольного усмотрения при решении вопроса о допустимости доказательств, и не препятствует участникам гражданского процесса прибегать к любым средствам доказывания, включая показания свидетелей, при установлении в порядке особого производства факта участия в боевых действиях [. ].

Определение от 27 февраля 2018 года N 520-О/2018

[. ] в случае признания иска ответчиком суд освобождается от необходимости обоснования решения, которым иск удовлетворяется, - он не устанавливает фактических обстоятельств, не исследует доказательства и не приводит иные данные, которые должны содержаться в мотивированном судебном акте в соответствии с положениями статьи 170 АПК Российской Федерации. Такое правовое регулирование не исключает для лица возможность при предъявлении исковых требований о возмещении убытков представить арбитражному суду в соответствии с общими правилами доказывания (статья 65 АПК Российской Федерации) доказательства, подтверждающие нарушение его прав и законных интересов ответчиком и обстоятельства, на которых основаны исковые требования (часть 1 статьи 4, пункт 5 части 2 статьи 125 АПК Российской Федерации).

Определение от 27 марта 2018 года N 721-О/2018

[. ] предусмотренная частями первой и второй статьи 79 ГПК Российской Федерации обязанность суда по определению того, в каком конкретно судебно-экспертном учреждении или каким конкретно экспертом должна быть проведена экспертиза, а также круга вопросов, по которым требуется заключение эксперта, будучи следствием принципа судейского руководства процессом, с учетом прямого указания в статье на право каждой из сторон и других лиц, участвующих в деле, представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы, и обязанности суда мотивировать отклонение предложенных вопросов (часть вторая), является процессуальной гарантией закрепленного в статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации права граждан на судебную защиту.

Определение 28 июня 2018 года N 1587-О/2018

Положения части первой статьи 57 ГПК Российской Федерации, предоставляющие суду полномочие оказывать содействие сторонам и другим лицам, участвующим в деле, в собирании и истребовании доказательств в случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, направлены на полное и всестороннее изучение обстоятельств конкретного дела и вынесение законного и обоснованного судебного решения. Решение вопроса о необходимости удовлетворения ходатайства участвующего в деле лица об истребовании доказательств осуществляется судом в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств, что является проявлением его дискреционных полномочий, необходимых для осуществления правосудия. При этом суд, реализуя предоставленные ему [этой] нормой дискреционные полномочия, связан требованиями законности, обоснованности и мотивированности своих постановлений (статьи 195 и 198 ГПК Российской Федерации).

Определение от 25 июня 2019 года N 1675-О/2019

[. ] положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предписывающие суду, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, в частности, осуществлять руководство процессом, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел (часть вторая статьи 12) и предоставляющие суду полномочия в случае невыполнения его требования о представлении доказательства по причинам, признанным судом неуважительными, привлекать виновных должностных лиц или граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле, к ответственности (часть третья статьи 57), не препятствуют сторонам доказывать обстоятельства в обоснование своей позиции по делу с использованием всех доступных средств доказывания (часть первая статьи 56), а суду - в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, обосновать свои выводы объяснениями другой стороны (часть первая статьи 68).

Судебная практика и законодательство — ГПК РФ. Глава 6. Доказательства и доказывание

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.П. Гришин, обратившийся в Конституционный Суд Российской Федерации в интересах своего несовершеннолетнего сына Г.А. Гришина, оспаривает конституционность ряда статей, содержащихся в главах 1 "Основные положения", 4 "Лица, участвующие в деле", 6 "Доказательства и доказывание", 10 "Судебные извещения и вызовы", 14 "Подготовка дела к судебному разбирательству", 15 "Судебное разбирательство", 16 "Решение суда", 39 "Производство в суде апелляционной инстанции" и 41 "Производство в суде кассационной инстанции" ГПК Российской Федерации, а также, как указывает заявитель, аналогичные им положения Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Дополнительные (новые) доказательства исследуются в порядке, установленном главой 6 ГПК РФ "Доказательства и доказывание" и статьями 175 - 189 ГПК РФ (пункт 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции").

Общие правила доказывания в гражданском процессе урегулированы положениями главы 6 ГПК РФ.

Согласно части 1 статьи 55 данного кодекса доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

При повторном рассмотрении дела судом апелляционной инстанции по правилам производства в суде первой инстанции, в том числе с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ, применяются, в частности, правила о подготовке дела к судебному разбирательству (глава 14 ГПК РФ), правила исследования и оценки доказательств (глава 6 и статьи 175 - 189 ГПК РФ), правила о принятии решения суда (части 2, 3 статьи 194 ГПК РФ), правила о составлении мотивированного решения суда (статья 199 ГПК РФ) (абзац первый пункта 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13).

Дополнительные (новые) доказательства исследуются в порядке, установленном главой 6 ГПК РФ "Доказательства и доказывание" и статьями 175 - 189 ГПК РФ.

В силу статьи 157 ГПК РФ одним из основных принципов судебного разбирательства является его непосредственность, решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом в судебном заседании.

При повторном рассмотрении дела судом апелляционной инстанции по правилам производства в суде первой инстанции, в том числе с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ, применяются, в частности, правила о подготовке дела к судебному разбирательству (глава 14 ГПК РФ), правила исследования и оценки доказательств (глава 6 и статьи 175 - 189 ГПК РФ), правила о принятии решения суда (части 2, 3 статьи 194 ГПК РФ), правила о составлении мотивированного решения суда (статья 199 ГПК РФ) (абзац первый пункта 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13).

Общие правила доказывания в гражданском процессе урегулированы положениями главы 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 55 данного кодекса доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

По смыслу правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 22 апреля 2011 года N 5-П, сам по себе факт отсутствия паспорта транспортного средства не может выступать непреодолимым препятствием для регистрации транспортного средства - при условии установления его соответствия требованиям безопасности дорожного движения; в случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих их регистрацию, суд не вправе принимать решение по делу исходя только из подобных фактов, без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Вместе с тем, сами по себе указанные выводы дознавателя, в силу положений статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не могли быть положены в основу вывода суда о прекращения обращений Банка с требованием об уплате задолженности. Данное обстоятельство подлежало доказыванию в общем порядке, предусмотренном главой 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того, в случае устранения установленных правоохранительным органом причин, явившихся основанием для аннулирования регистрационного действия, восстановление регистрационного учета производится в соответствии с решением указанного органа с выдачей новых регистрационных документов и регистрационных знаков, а также паспорта транспортного средства; в иных случаях, при условии соответствия транспортного средства установленным требованиям безопасности дорожного движения, регистрационный учет может быть восстановлен на основании судебных решений (пункт 51 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации). Соответственно, в случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих регистрацию транспортных средств, суд, принимая решение по делу, не вправе исходить из одного лишь факта подделки паспорта транспортного средства, совершенной иным лицом, - без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

По смыслу правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 22 апреля 2011 года N 5-П, сам по себе факт отсутствия паспорта транспортного средства не может выступать непреодолимым препятствием для регистрации транспортного средства - при условии установления его соответствия требованиям безопасности дорожного движения; в случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих их регистрацию, суд не вправе принимать решение по делу исходя только из подобных фактов, без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

При этом по смыслу правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 22 апреля 2011 года N 5-П, сам по себе факт отсутствия паспорта транспортного средства не может выступать непреодолимым препятствием для регистрации транспортного средства - при условии установления его соответствия требованиям безопасности дорожного движения. В случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих регистрацию транспортных средств, суд, принимая решение по делу, не вправе исходить из одного лишь факта отсутствия паспорта транспортного средства - без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

При этом, по смыслу выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2011 года N 5-П правовой позиции, сам по себе факт отсутствия паспорта транспортного средства не может выступать непреодолимым препятствием для регистрации транспортного средства - при условии установления его соответствия требованиям безопасности дорожного движения. В случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих регистрацию транспортных средств, суд, принимая решение по делу, не вправе исходить из одного лишь факта отсутствия паспорта транспортного средства - без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Настоящее информационно-тематическое собрание правовых позиций подготовлено Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации и не является исчерпывающим. Решения КС РФ, в которых содержатся правовые позиции, даны в хронологическом порядке.

по состоянию на декабрь 2021 года

Постановление от 2 июля 1998 года N 20-П/1998

Согласно статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, что в уголовном процессе является необходимой предпосылкой обеспечения обвиняемому права на защиту в соответствии с положениями, закрепленными в статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и в статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Это предполагает предоставление участвующим в судебном разбирательстве сторонам обвинения и защиты равных процессуальных возможностей по отстаиванию своих законных интересов путем участия в доказывании, заявления ходатайств, обжалования действий и решений суда, осуществляющего производство по делу.

[. ] результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так, как это предписывается статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Постановление от 20 апреля 1999 года N 7-П/1999

Разрешая дело, суд на основе исследованных в судебном заседании доказательств формулирует выводы об установленных фактах, о подлежащих применению в данном деле нормах права и, соответственно, об осуждении или оправдании лиц, в отношении которых велось уголовное преследование. [. ]

Постановление от 25 апреля 2001 года N 6-П/2001

Вытекающая из статьи 265 УК Российской Федерации обязанность лица, нарушившего правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, оставаться на месте происшествия в случае наступления последствий, предусмотренных статьей 264 данного Кодекса, не препятствует ему воспользоваться правом не свидетельствовать против себя самого (статья 51, часть 1, Конституции Российской Федерации), которое должно обеспечиваться на любой стадии уголовного судопроизводства. Данное конституционное право предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления органам дознания и следователю других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления.

Определение от 6 марта 2003 года N 104-О/2003

Согласно части первой статьи 86 УПК Российской Федерации собирание доказательств дознавателем, следователем, прокурором и судом осуществляется путем производства следственных и иных процессуальных действий. Из содержания данной нормы следует, что, устанавливая круг субъектов уголовного судопроизводства по собиранию доказательств, она предусматривает, что каждый из них действует в пределах своей компетенции. Не являясь стороной в уголовном судопроизводстве, суд обязан в своей деятельности использовать только те предоставленные ему законом полномочия, которые обеспечивают разрешение уголовного дела по существу, не связывая при этом свои действия с выполнением функций обвинения или защиты.

Определение от 20 ноября 2003 года N 451-О/2003

Пункт 2, абз. 3, 4:

[. ] осуществление судом функции правосудия в публичном по своему характеру уголовном процессе предполагает законодательное наделение его правом проверять и оценивать с точки зрения относимости, допустимости и достоверности представленные сторонами обвинения и защиты доказательства как путем установления их источников и сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле либо представляемыми сторонами в судебном заседании, так и путем получения и исследования - в рамках обвинения, предъявленного подсудимому либо измененного в соответствии с уголовно-процессуальным законом (часть вторая статьи 252 УПК Российской Федерации), - иных доказательств, подтверждающих или опровергающих доказательство, проверяемое судом. В частности, речь идет о правомочии рассматривающего уголовное дело суда по собственной инициативе или по указанию суда кассационной инстанции назначить повторную экспертизу, направленную на разрешение сомнений в обоснованности ранее полученного заключения эксперта и устранение противоречий в сделанных выводах.

Такое право является непременным условием использования судом (в том числе в порядке части первой статьи 86, части первой статьи 240, части первой статьи 282, части первой статьи 283 УПК Российской Федерации) тех или иных доказательств для принятия на их основе правосудных решений. Иное не позволяло бы суду при рассмотрении уголовных дел давать объективную оценку отстаиваемым сторонами позициям и устранять возникающие в ходе судебного разбирательства сомнения в их обоснованности, а следовательно, не обеспечивало бы независимость и беспристрастность суда при отправлении правосудия.

[. ] закрепление в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения - независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, - различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия - при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств - не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного статьей 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ее статьи 55 (часть 3).

Определение от 4 апреля 2006 года N 100-О/2006

[. ] уголовно-процессуальный закон (часть третья статьи 15, часть вторая статьи 159, статья 274 УПК Российской Федерации) исключает возможность произвольного отказа как в получении доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты, так и в приобщении к материалам уголовного дела и исследовании представленных ею доказательств. [. ] такой отказ возможен лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к уголовному делу, по которому ведется расследование, и не способно подтверждать наличие (или отсутствие) события преступления, виновность (или невиновность) лица в его совершении, иные обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу, а также когда доказательство, как не соответствующее требованиям закона, является недопустимым либо когда обстоятельство, которое призвано подтвердить указанное в ходатайстве стороны доказательство, уже установлено на основе достаточной совокупности других доказательств. Принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обоснованно ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость доказательства, об истребовании и исследовании которого заявляет сторона защиты.

Определение от 20 марта 2007 года N 174-О-О/2007

[. ] из статей 50 (часть 2) и 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации не вытекает недопустимость допроса потерпевших, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства об обстоятельствах, ставших им известными от подозреваемого (обвиняемого) вне рамок уголовного судопроизводства, и последующего использования полученных показаний в качестве доказательств по уголовному делу. [. ]

Определение от 14 июля 2011 года N 964-О-О/2011

[. ] оспариваемые нормы, закрепляя полномочия следователя и устанавливая перечень обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу, не содержат изъятий из предусмотренного Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации порядка доказывания по уголовным делам, согласно которому все доказательства подлежат проверке и оценке с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а в их совокупности - достаточности для разрешения дела (статья 87 и часть первая статьи 88); доказательства, полученные с нарушением требований закона, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения и использоваться при доказывании (часть первая статьи 75); приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым (часть первая статьи 297); обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств (часть четвертая статьи 302). [. ]

Постановление от 14 июля 2011 года N 16-П/2011

[. ] федеральный законодатель [. ] при решении вопроса о распределении бремени доказывания не вправе освободить органы уголовного преследования от обязанности обеспечить лицам, в отношении которых оно осуществляется, вытекающую из статьи 46 Конституции Российской Федерации возможность добиваться восстановления своих прав и подтверждения своей невиновности в соответствующих судебных процедурах, исправления возможных ошибок, допущенных при осуществлении уголовного преследования на всех стадиях уголовного процесса (в том числе на самых ранних), а значит, защиты их чести и достоинства, а также охраняемых законных интересов.

Постановление от 21 декабря 2011 года N 30-П/2011

Пункт 1, абз. 2 - 5 резолютивной части:

[. ] имеющими преюдициальное значение для суда, прокурора, следователя, дознавателя по находящемуся в их производстве уголовному делу являются фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, т.е. когда в уголовном судопроизводстве рассматривается вопрос о правах и обязанностях того лица, правовое положение которого уже определено ранее вынесенным судебным актом;

фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, включая не исследованные при разбирательстве гражданского дела доказательства, подлежащие рассмотрению в установленных уголовно-процессуальным законом процедурах, что в дальнейшем может повлечь пересмотр гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам;

признание при рассмотрении уголовного дела преюдициального значения фактических обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, не может препятствовать рассмотрению уголовного дела на основе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства;

фактические обстоятельства, не являвшиеся основанием для разрешения дела по существу в порядке гражданского судопроизводства, при наличии в них признаков состава преступления против правосудия подлежат проверке на всех стадиях уголовного судопроизводства, включая возбуждение и расследование уголовного дела, в том числе на основе доказательств, не исследованных ранее судом в гражданском или арбитражном процессе.

Постановление от 20 июля 2016 года N 17-П/2016

[. ] принцип презумпции невиновности и право не свидетельствовать против себя самого, будучи гарантиями справедливости правосудия по уголовным делам, предопределяют необходимость законной процедуры, в рамках которой могут и должны осуществляться доказывание виновности и опровержение невиновности лица - при соблюдении прав всех участников уголовного судопроизводства, содержание которых зависит от их процессуальной роли, но прежде всего прав подозреваемого и обвиняемого, как претерпевающих неблагоприятные последствия уголовного преследования, притом что их вина еще не доказана.

Постановление от 8 ноября 2016 года N 22-П/2016

Пункт 2.1, абз. 4, 5:

[. ] из статьи 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, конкретизирующей общепризнанный правовой принцип nullum crimen, nulla poena sine lege (нет преступления, нет наказания без указания на то в законе), во взаимосвязи с ее статьей 49, закрепляющей принцип презумпции невиновности, следует, что подозрение или обвинение в совершении преступления могут основываться лишь на положениях уголовного закона, определяющего преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия, закрепляющего все признаки состава преступления, наличие которых в деянии, будучи единственным основанием уголовной ответственности, должно устанавливаться только в надлежащем, обязательном для суда, прокурора, следователя, дознавателя и иных участников уголовного судопроизводства процессуальном порядке;

если же противоправность того или иного деяния или его совершение конкретным лицом не установлены и не доказаны в соответствующих уголовно-процессуальных процедурах, все сомнения должны толковаться в пользу этого лица, которое - применительно к вопросу об уголовной ответственности - считается невиновным. [. ]

Постановление от 14 июля 2017 года N 21-П/2017

Исходя из возможностей судебного следствия, которое согласно статье 389.13 УПК Российской Федерации ведется в суде апелляционной инстанции по правилам, закрепленным данным Кодексом для производства в суде первой инстанции (главы 35 - 39), хотя и с изъятиями, предусмотренными его главой 45.1, суд апелляционной инстанции не ограничен в полномочии проверить точность, полноту и правильность протокола судебного заседания суда первой инстанции с учетом доводов участников уголовного судопроизводства, материалов дела и исследованных доказательств, оценить такой протокол как одно из доказательств, не имеющих, как следует из части второй статьи 17 УПК Российской Федерации, заранее установленной силы и приоритета перед другими доказательствами, признать имеющиеся в нем неточности и ошибки и определить их влияние (отсутствие такового) на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Определение от 10 октября 2017 года N 2252-О/2017

[. ] суды при оценке доказательств по уголовному делу, в том числе оглашенных показаний не явившихся свидетеля или потерпевшего, должны учитывать все обстоятельства, связанные с причинами их неявки и с их участием в предшествующих судебному разбирательству стадиях уголовного судопроизводства, а также с наличием либо отсутствием у подозреваемого, обвиняемого или его защитника возможности, узнав о содержании показаний, данных свидетелем или потерпевшим, оспорить (поставить под сомнение) эти показания в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке, заявив соответствующие ходатайства.

Определение от 29 мая 2019 года N 1247-О/2019

[. ] негласная видеозапись опроса задержанного не является, по смыслу уголовно-процессуального закона, вещественным доказательством, если сама не служила средством совершения преступления или не сохранила на себе следы преступления. Иное приводило бы к отступлению от надлежащего порядка доказывания по уголовному делу.

Постановление от 23 сентября 2021 года N 41-П/2021

Рассматривая требования реабилитированного, суд обязан в соответствии с общими правилами доказывания установить подлежащий возмещению размер вреда, в том числе размер расходов, понесенных на оказание юридической помощи. Для этого суд вправе как по ходатайству заинтересованных лиц, так и по своей инициативе получить необходимые доказательства, включая заключение эксперта и показания свидетелей. При этом, поскольку бремя доказывания размера возмещения не возлагается на самого реабилитированного, сомнения относительно такого размера должны толковаться в его пользу. [. ]

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: