Договорной иск в гражданском праве это

Обновлено: 25.09.2022

Поддерживая инициативу Владимира Багаева, комментировать дела, переданные на рассмотрение в Экономколлегию ВС, подготовил данную статью, и призываю коллег к дискуссии.

На повестке интересный, а в известном смысле распространенный, кейс: вывод имущества банкрота через цепочку сделок. Что делать конкурсному управляющему и/или кредиторам, чтобы вернуть зачастую ликвидное имущество обратно в конкурсную массу? С каким иском обращаться в суд?

Ответы на эти и подобные им вопросы известны: признаем первую сделку недействительной, а затем, используя виндикационное требование, возвращаем имущество от конечно покупателя.

Виндикация известное решение в борьбе с выводом имущества банкрота.

Названный подход понятен и в каком-то смысле является господствующим. Его логика в том, что неверно изъять имущество по реституции от фактического владельца, которому оно было передано по цепочке сделок от лица, не имевшего право на отчуждение, и получившего его по недействительной сделке, поскольку применение ст. 167 ГК не предполагает исследование вопроса добросовестности конечного приобретателя такого имущества, что необоснованно снижает уровень правовой защиты фактического владельца по сравнению с применением положений ст. 301, 302 ГК.

Дело № А11-7472/2015.

В указанном деле произошла подобная ситуация. Имущество банкрота (ООО «Фармстронг») было продано по цепочке сделок физическим лицам.

Первая сделка была признана недействительной, поскольку:

- имущество было продано за несколько месяцев до банкротства общества;

- условия договоров существенно отличались от обычно применяемых (отсрочка платежа с одновременным отказом от права залога);

- у покупателя не было доходов, чтобы оплатить имущество.

Признавая первую сделку недействительной, суды отказались делать тоже самое в отношении остальных сделок, ограничившись взысканием с первого покупателя стоимости утраченного имущества, указав КУ идти с отдельным виндикационным иском.

Теперь отойдем от этого кейса и подумаем: а что, если все участники цепочки сделок, в особенности, конечный покупатель – это недобросовестные, аффилированные лица, которые участвуют в этой истории, потворствуя желанию должника вывести ликвидное имущество?

Получается, придерживаясь концепции с виндикацией, они получат дополнительную защиту, поскольку КУ и/или кредитору придется (а) идти с отдельным иском (если нет основания для объединения), что несет временные и иные затраты; (б) доказывать недобросовестность конечных покупателей (заниженная стоимость имущества, отсутствие должной осмотрительности и дополнительной проверки юридической судьбы имущества и т.п.), что бывает нелегкой задачей.

Помимо этого, взыскивая стоимость утраченного имущества с первого покупателя, конкурсная масса может пострадать, поскольку (а) стоимость, указанная в первом договоре, может очень сильно отличаться от рыночной; (б) первый покупатель может быть пустышкой с финансовой точки зрения, соответственно с него ничего не получится взыскать.

Реституционное требование – палочка выручалочка?

Учитывая сложности и риски виндикации, названные выше, существует возможность оспорить цепочку сделок как единую сделку через притворность, и тому есть примеры в судебной практике (Определение ВС от 31.07.2017 № 305-ЭС15- 11230; Постановление АС Московского округа от 09.11.2017 по делу № А40-91624/2015; Постановление АС Западно-Сибирского округа от 26.04.2018 по делу № А46-2227/2017).

В таком случае, КУ и/или кредитору потребуется доказать, что сделки в цепочки – это, на самом деле, одна сделка (прикрываемая), направленная, например, на безвозмездную передачу имущества от должника конечному покупателю.

Недаром ведь ВС в абзаце первом пункта 87, абзаце первом пункта 88 постановления № 25 указал, что притворная сделка может прикрывать сделку с иным субъектным составом; для прикрытия сделки может быть совершено несколько сделок.

Оспаривая всю цепочку сделок, КУ и/или кредитор будут опираться на ч. 2 ст. 170 ГК и будут заявлять реституционное требование. С точки зрения доказывания, нужно подтвердить связанность сделок (последовательное совершение сделок, непродолжительное владение имуществом и т.п.), а также представить явные и однозначные доказательства того, что конечные собственники имущества были осведомлены о противоправной цели сделок, а также того, что все сделки объединены стремлением достичь единый результат – передать право собственности на имущество должника последним приобретателям.

Зачастую доказывание по этой категории споров будет легче, чем по виндикации. Тем более, спор об оспаривании единой сделки будет рассматриваться в рамках дела о банкротстве.

Что в сухом остатке?

Как мне кажется, господство виндикационной концепции как инструмента защиты от цепочки сделок по выводу имущества банкрота не оправдано и в определенных случаях затрудняет защиту прав должника и кредиторов.

Учитывая это, ВС в рамках дела № А11-7472/2015, как я полагаю, выскажет позицию о том, что в случае, если имеются явные и однозначные доказательства аффилированности участников и их осведомленность о притворности цепочки сделок и её цели по выводу имущества, то суд вполне может применить положения ч. 2 ст. 170 ГК, а не гонять КУ и/или кредитора с отдельным виндикационным иском.

ГПК РФ Статья 131. Форма и содержание искового заявления

Перспективы и риски споров в суде общей юрисдикции. Ситуации, связанные со ст. 131 ГПК РФ

1. Исковое заявление подается в суд на бумажном носителе или в электронном виде, в том числе в форме электронного документа.

(часть 1 в ред. Федерального закона от 30.12.2021 N 440-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. В исковом заявлении должны быть указаны:

1) наименование суда, в который подается заявление;

2) сведения об истце: для гражданина - фамилия, имя, отчество (при наличии), дата и место рождения, место жительства или место пребывания, один из идентификаторов (страховой номер индивидуального лицевого счета, идентификационный номер налогоплательщика, серия и номер документа, удостоверяющего личность, серия и номер водительского удостоверения); для организации - наименование, адрес, идентификационный номер налогоплательщика; если заявление подается представителем, - также фамилия, имя, отчество (при наличии) или наименование представителя, адрес для направления судебных повесток и иных судебных извещений, один из идентификаторов представителя (для гражданина);

(п. 2 в ред. Федерального закона от 21.12.2021 N 417-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3) сведения об ответчике: для гражданина - фамилия, имя, отчество (при наличии), дата и место рождения, место жительства или место пребывания, место работы (если известно), один из идентификаторов (страховой номер индивидуального лицевого счета, идентификационный номер налогоплательщика, серия и номер документа, удостоверяющего личность, основной государственный регистрационный номер индивидуального предпринимателя, серия и номер водительского удостоверения); для организации - наименование, адрес, идентификационный номер налогоплательщика и основной государственный регистрационный номер. В случае, если истцу неизвестны дата и место рождения ответчика, один из идентификаторов ответчика, об этом указывается в исковом заявлении и такая информация по запросу суда предоставляется органами Пенсионного фонда Российской Федерации, и (или) налоговыми органами, и (или) органами внутренних дел. В этом случае срок принятия искового заявления к производству суда, предусмотренный частью первой статьи 133 настоящего Кодекса, исчисляется со дня получения судом такой информации;

(п. 3 в ред. Федерального закона от 21.12.2021 N 417-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4) в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования;

5) обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства;

6) цена иска, если он подлежит оценке, а также расчет взыскиваемых или оспариваемых денежных сумм;

7) сведения о соблюдении досудебного порядка обращения к ответчику, если это установлено федеральным законом;

(в ред. Федерального закона от 28.11.2018 N 451-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

7.1) сведения о предпринятых стороной (сторонами) действиях, направленных на примирение, если такие действия предпринимались;

(п. 7.1 введен Федеральным законом от 26.07.2019 N 197-ФЗ)

8) перечень прилагаемых к заявлению документов.

В заявлении могут быть указаны номера телефонов, факсов, адреса электронной почты истца, его представителя, ответчика, иные сведения, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, а также изложены ходатайства истца.

3. В исковом заявлении, предъявляемом прокурором в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований или в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, должно быть указано, в чем конкретно заключаются их интересы, какое право нарушено, а также должна содержаться ссылка на закон или иной нормативный правовой акт, предусматривающие способы защиты этих интересов.

В случае обращения прокурора в защиту законных интересов гражданина в заявлении должно содержаться обоснование невозможности предъявления иска самим гражданином либо указание на обращение гражданина к прокурору.

(в ред. Федерального закона от 05.04.2009 N 43-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Исковое заявление подписывается истцом или его представителем при наличии у него полномочий на подписание заявления и предъявление его в суд.

Исковое заявление, подаваемое в электронном виде, содержащее ходатайство об обеспечении иска, должно быть подписано усиленной квалифицированной электронной подписью.

Приговоренный к смерти непосредственно перед казнью начинает верить, что он будет помилован в последний момент.

Иск (исковое заявление) - это требование, предъявляемое истцом в судебном или арбитражном порядке и вытекающее из принадлежащего истцу права по основаниям, предусмотренным законом.

Необходимо обратить внимание, что понятие иска (искового заявления) в законодательстве не закреплено, что, в свою очередь, позволяет вести дискуссии на эту тему. Так, существуют различные теории раскрытия сущности этого правового определения - как материального понятия, процессуального, имеющего дуалистическую природу и двух раздельных понятий как для процессуального, так и для материального права. Иск - средство защиты через суд нарушенного или оспариваемого права или законом охраняемого интереса.

Разделяют две стороны искового заявления:

  • материально-правовая (возможности удовлетворения заявленного требования по существу на основе установленных фактов и правовых норм).
  • процессуально-правовая (правомерность обращения в суд с целью получения судебного решения). В законе четко оговариваются мотивы, по которым суд отказывает в принятии искового заявления, а также прекращает производство по делу или оставляет исковое заявление без рассмотрения.

Виды исков (исковых заявлений)

Вид иска определяется характером предъявляемых истцом к ответчику требований.

Целью иска может быть принуждение ответчика к совершению определенных действий или принуждение ответчика воздержаться от неправомерных действий (возвратить имущество, возместить убытки, уплатить неустойку, алименты, не препятствовать пользоваться имуществом). Также целью искового заявления может быть установление наличия или отсутствия правоотношений между сторонами (подтверждение договора или признание договора недействительным), изменение (например, выделение доли из общего имущества) или прекращение правоотношений.

Элементы иска (искового заявления)

Выделяют три элемента иска, определяющие характер защиты и исследования дела:

  • основание для предъявления иска - фактические обстоятельства, с которыми законодательство связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений между заинтересованными лицами;
  • предмет иска - то или иное спорное правоотношение;
  • содержание иска - требования истца.

Форма выражения иска - исковое заявление, которое имеет определенные реквизиты (ст.131 ГПК РФ):

  • наименование суда, в который подается заявление;
  • наименование истца, его место жительства или, если истцом является организация, ее место нахождения, а также наименование представителя и его адрес, если заявление подается представителем;
  • наименование ответчика, его место жительства или, если ответчиком является организация, ее место нахождения;
  • нарушение, либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования;
  • обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие их;
  • цена иска, если иск подлежит оценке, с приложением расчета взыскиваемых или оспариваемых денежных сумм;
  • сведения о соблюдении досудебного порядка обращения к ответчику, если это установлено федеральным законом или предусмотрено договором сторон;
  • список прилагаемых к заявлению документов.

Также в заявлении могут быть указаны номера телефонов, факсов, адреса электронной почты истца, его представителя, ответчика, иные сведения, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, а также изложены ходатайства истца. Исковое заявление подписывается истцом или его представителем при наличии у него полномочий на подписание заявления и предъявление его в суд.

Документы, прилагаемые к исковому заявлению (ст.132 ГПК РФ)

  • его копия в соответствии с количеством ответчиков и третьих лиц;
  • документ, подтверждающий уплату государственной пошлины;
  • доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочия представителя истца;
  • документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, копии этих документов для ответчиков и третьих лиц, если копии у них отсутствуют;
  • текст опубликованного нормативного правового акта в случае его оспаривания;
  • доказательство, подтверждающее выполнение обязательного досудебного порядка урегулирования спора, если такой порядок предусмотрен федеральным законом или договором;
  • расчет взыскиваемой или оспариваемой денежной суммы, подписанный истцом, его представителем, с копиями в соответствии с количеством ответчиков и третьих лиц.

Пример образца искового заявления о расторжении брака

В ____________________________________________________
(наименование суда)
Истец: _______________________________________________
(ФИО)
______________________________________________________
(место жительства и регистрации)
Ответчик: ____________________________________________
(ФИО)
______________________________________________________
(место жительства и регистрации)
Цена иска: ___________________________________________
(сумма в рублях)


ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ О РАСТОРЖЕНИИ БРАКА

От брака родился(ись) ребёнок (дети)
_________________________________________________________________________________________________________________.
(имя, его (их) дата рождения)
В связи с тем, что _______________________________________________________________________________________________
_________________________________________________________________________________________________________________,
(указать причины)
совместная жизнь Истца с Ответчиком не сложилась, брачные отношения фактически прекращены, начиная с
"_____"__________ _____ г. С этого же времени не ведётся общее хозяйство.

Примирение между Истцом и Ответчиком, дальнейшая совместная жизнь и сохранение семьи невозможны. Спора о разделе
имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, между Истцом и Ответчиком нет. Соглашение о
содержании ребёнка (детей) между ними достигнуто.

Ответчик с расторжением брака _________________________ (согласен, не согласен).


На основании изложенного, руководствуясь ст. 21 СК РФ, прошу

Приложения:
1. Свидетельство о заключении брака.
2. Копия свидетельства о рождении ребенка (копии свидетельств).
3. Соглашение о содержании ребенка (детей).
4. Справка о доходах (зарплате) Истца.
5. Справка о доходах (зарплате) Ответчика.
6. Квитанция об уплате госпошлины.
7. Копия искового заявления для Ответчика.


Подпись Истца Дата подачи заявления: "_____"__________ _____ г.

Защита и представительство по уголовным делам; представление интересов в гражданских спорах, арбитраже. Кредитные споры. Налоговые споры. Корпоративные споры. Земельные споры. Консультации. Составление документов.

Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары
Фотография Самары


Чемпионат мира 2018


Способы связи


Показать на карте


Позвонить на Skype


Мой Twitter


Instagram

Полезное для многих граждан решение вынесла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ. Она по жалобе гражданина изучала вынесенные ранее решения судов по делу о долговой расписке.


Расписка оказалась единственным доказательством, что человек дал в долг деньги другому человеку, а тот вернуть средства так и не собрался. В итоге обиженному заимодавцу местные суды отказали. Как правильно по закону поступать в подобных ситуациях, и растолковал Верховный суд.

Трудно найти человека, который бы никогда в жизни не давал деньги в долг. Не секрет, что многие из тех, кто пошел навстречу и ссудил родственнику, соседу или знакомому деньги, потом месяцами или годами безнадежно ждут, что должник вспомнит про них. Именно поэтому ситуация, которую разобрал Верховный суд, может быть интересна многим.

Все началось с того, что некая гражданка обратилась в суд с иском к знакомой. Истица попросила взыскать с женщины деньги по договору займа и проценты за пользование чужими средствами. Гражданке суды первой инстанции и апелляции отказали. В райсуде женщина рассказала, что в подтверждение договоров займа и их условий у нее на руках остались расписки.

Из содержания расписок следует, что 20 марта 2008 года ее знакомая взяла у нее 200 000 рублей под 4 процента в месяц на неопределенный срок. При этом обязалась выплачивать проценты от суммы каждый месяц 20 числа наличными, остальную сумму обязалась вернуть по требованию. Спустя полгода, уже осенью, дама снова взяла у нее деньги - теперь 100 000 рублей под те же 4 процента, и обязалась отдавать 20 числа каждого месяца проценты от суммы.

Но благие намерения сторон так и не стали реальностью. Ситуация с долгом, к сожалению, оказалась стандартной - кредитор просила вернуть ей деньги, ну а должница - обещала сделать это. Так прошли все оговоренные и не оговоренные сроки.

Но взятые на время деньги так и не вернулись к той, что ссудила их однажды своей знакомой. В конце концов, женщине пришлось обращаться в суд. В своей победе в судебном заседании истица не сомневалась - ведь у нее на руках была расписка должницы. Да и та не отказывалась.

Каково же было удивление истицы, когда местные суды с доводами женщины не согласились и приняли прямо противоположное решение.

Отказывая гражданке в удовлетворении ее иска, суды исходили из того, что между дамами не был заключен договор займа. А имеющаяся в деле расписка не подтверждает факт получения денежных средств именно у истца, поскольку не содержит "сведений о заимодавце и обязательства гражданки по возврату указанных в расписке сумм".

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда изучила отказы местных судов и признала ошибочными выводы судов первой и апелляционной инстанций.

В разъяснении своих доводов Судебная коллегия Верховного Суда заявила вот что:

В статье 807 Гражданского кодекса РФ сказано следующее: по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками. А заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. При этом договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Согласно статьям 161, 808 того же Гражданского кодекса договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда. Ну а в случае, когда заимодавцем является юридическое лицо, - независимо от суммы.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или другой документ, удостоверяющий передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы.

Таким образом, подчеркивает Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, для квалификации отношений сторон как заемных необходимо установить характер обязательства, включая достижение между ними соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные деньги.

Как записано в пункте 1 статьи 160 опять-таки Гражданского кодекса, сделка в письменной форме должна быть совершена "путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами".

По пункту статьи 162 Гражданского кодекса РФ нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на показания свидетелей. Но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Исходя из сказанного, Верховный суд подчеркивает - передача денежной суммы конкретным заимодавцем заемщику может подтверждаться различными доказательствами, кроме свидетельских показаний.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда заметила, что из материалов дела следует - при рассмотрении дела ответчик имела намерение заключить мировое соглашение с истцом.

Суд еще раз обратил внимание на то, что должница со своим долгом вообще то была согласна. А фактически выражала лишь несогласие в суде только с начисленными процентами. Но обстоятельства, имеющие очень важное значение для квалификации правоотношения сторон, в нарушение требований закона (ч. 4 ст. 67, ч. 4 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса РФ) никакой оценки обоих судов не получили.

Кроме того, подчеркнул Верховный суд, местными судами не было учтено, что по смыслу статьи 408 Гражданского кодекса нахождение долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если им не будет доказано иное.

Ссылка местного суда на то, что истцом в судебном заседании не было представлено иных (кроме расписки) доказательств в подтверждение своего иска, является, по мнению Верховного суда, несостоятельной.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда еще раз подчеркнула - дело в том, что обязанность представления доказательств, опровергающих факт заключения договора займа с конкретным заимодавцем, лежала на ответчице. И на этот важный момент так же не было обращено внимание местных судов.

Поэтому Верховный суд в своем решении отменил принятые раньше вердикты местных судов и велел пересмотреть дело о долговой расписке, но с учетом своих разъяснений.

При принятии наследства, оформляя документы у нотариуса, наследник первой очереди обнаружил, что имеется договор дарения некого движимого имущества, заключенный за день до смерти правопредшественника с лицом, не являющимся наследником.

Наличие данного договора показалось подозрительным наследнику в связи с тем, что состояние наследодателя в последние дни было тяжелым и представляется сомнительным, что он мог совершить указанную сделку.

Было видно, что договор был шаблонным, составленным на одном листе, в графе даритель была поставлена подпись последнего без расшифровки. Проанализировав указанный договор, наследник пришел к выводу о том, что подпись от имени дарителя сделана не наследодателем, а иным лицом.

При таких обстоятельствах наследник решил оспорить указанную сделку.

В процессе подготовки искового заявления возник вопрос, какой способ защиты гражданских прав будет являться надлежащим: требование о признании сделки недействительной (ничтожной) или незаключенной?

Указанный вопрос, на первый взгляд, носит сугубо теоретический характер. Но в то же время, практическая значимость разрешения указанного вопроса заключается в том, что процессуальное законодательство вменяет в обязанность истцу осуществить надлежащий выбор способа защиты своего субъективного права. Именно последний должен дать первоначальную правовую квалификацию спорным правоотношениям.

Кроме того, формирование качественной правовой позиции по делу, в основном, обусловлено корректностью выбора способа защиты права.

Ситуация осложняется и тем обстоятельством, что суды, в случае установления факта подделки подписи одной стороны сделки третьим лицом, признают такие сделки в одних случаях недействительными (ничтожными), в других - незаключенными.

Таким образом, в настоящей статье автор попытался проанализировать различия между недействительной (ничтожной) и незаключенной сделкой как с сугубо теоретических позиций, так и практическую значимость выделения двух указанных институтов.

Итак, в соответствии с пунктом 1 статьи 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В соответствии с приведенным нормативным положением, гражданские права и обязанности возникают в том числе из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

Согласно статье 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Согласно пункту 3 статьи 154 ГК РФ для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка).

В соответствии с пунктом 1 статьи 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Сделки должны совершаться в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения: сделки граждан между собой на сумму, превышающую десять тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных законом, - независимо от суммы сделки (подпункт 2 пункта 1 статьи 161 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

На основании пункта 1 стати 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

По смыслу действующего законодательства заключенный договор как согласованную волю двух или более лиц в отношении условий, указанных в законе или самом соглашении в качестве существенных, облеченную в надлежащую форму, сопряженную в случаях, установленных законом, с передачей вещи и (или) государственной регистрацией и направленную на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Соответственно незаключенным надлежит считать договор, если в нем отсутствует хотя бы один из вышеуказанных элементов.

Аналогичная правовая позиция отражена в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора", в соответствии с которым в силу пункта 3 статьи 154 и пункта 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Соглашение сторон может быть достигнуто путем принятия (акцепта) одной стороной предложения заключить договор (оферты) другой стороны (пункт 2 статьи 432 ГК РФ), путем совместной разработки и согласования условий договора в переговорах, иным способом, например, договор считается заключенным и в том случае, когда из поведения сторон явствует их воля на заключение договора (пункт 2 статьи 158, пункт 3 статьи 432 ГК РФ).

Таким образом, на первый взгляд, понятие недействительной сделки не тождественно понятию незаключенной сделки. По смыслу, действующего правового регулирования, незаключенная сделка не порождает ни каких правовых последствий для сторон такой сделки.

Аналогичная правовая позиция сформулирована ВАС РФ, недействительные и незаключенные договоры как различные категории сделок, влекущие разные правовые последствия (постановления Президиума ВАС РФ от 14.07.98 № 1173/98 и от 01.10.2002 № 1325/02).

Таким образом, правовая природа недействительных и незаключенных договоров различна. Незаключенный договор — это несуществующий договор. Правовым последствием признания договора незаключенным является отсутствие обязательственных отношений между сторонами по нему, в связи с чем незаключенный договор нельзя признать недействительным. Аналогичной правовой позиции, преимущественно, придерживается практика арбитражных судов.

Так, в обоснование такой позиции приводится следующая аргументация:

  • договор не может являться одновременно ничтожным и незаключенным* (1);
  • установление действительности или недействительности возможно лишь в том случае, если договор заключен*(2));
  • незаключенный договор не может являться недействительным (ничтожным)*(3);
  • если договор является незаключенным, это исключает возможность удовлетворения иска о признании его недействительным (ничтожным) в силу отсутствия договора как такового*(4);
  • правовые последствия при признании договора незаключенным и признании его недействительным различны*(5).

Не нашел поставленный вопрос и разрешения в доктрине гражданского права.

Как отмечает Е. Годэмэ, классическая теория выделяла две категории недействительности, объясняя это делением условий договора на две категории по степени их важности для заключения договора: условия существования и условия силы.

«Условия существования - это те, которые с необходимостью предполагаются самим понятием договора, как оно вытекает из природы вещей или из закона.

С точки зрения природы вещей эти условия таковы: согласная воля сторон, наличие предмета или основания, а с точки зрения закона - дозволенный характер предмета, соблюдение формы- в торжественных договорах. При отсутствии этих условий акт юридически не существует. Недействительность наступает в силу закона. Условия силы не существенны для бытия договора. Логически договор возникает, несмотря на их отсутствие. Но они введены в защиту определенных лиц. Существует две категории таких условий: одни касаются отсутствия пороков соглашения (заблуждение, насилие, обман), другие - дееспособности. Эти условия имеют, в качестве санкции, оспоримость". Некоторые авторы пытались выработать более тонкое учение, которое дает трехчленное деление недействительных договоров: "если недостающие элементы договора - фактического характера - это несуществующий договор (отсутствие предмета). Если акт противоречит повелению или запрету закона имеет место ничтожность (продажа недозволенного предмета). Практическое значение такого деления объяснялось тем, что "недействительность незаключенного договора не зависит от какого-либо судебного признания. В случае ничтожности, наоборот, требуется признание этого судебным решением. Однако отмечаемые различия незаключенных и ничтожных договоров большинство ученых признавали бесполезными, поскольку будет ли в договоре недоставать элемента фактического состава (отсутствие предмета договора) или какое-нибудь требование права (продажа недозволенного предмета), договор с точки зрения закона - мертворожденный; нужно только это доказать»*(6).

Л. Жюллио де ла Морандьер также замечал, что "отдельные представители классической литературы усложнили и без того неясное учение о недействительности, предложив различать третий вид лишенного силы договора - договор несостоявшийся. Договор, говорят они, не только недействителен, но он не состоялся, если отсутствует какое-либо из условий, без которых невозможно мыслить юридическую сделку. Это понятие. бесполезно, ибо невозможно обнаружить подлинный практический смысл отграничения несостоявшихся договоров от договоров недействительных"*(7).

Соответственно, несмотря на то, что часть ученных разграничивают указанные правовые категории, все они единогласны в том, что последствия и ничтожных и не заключенных сделок идентичны, а именно, бессилие такой сделки, не возможность рассматривать последнюю в качестве правопорождающего юридического факта.

В отечественной доктрине гражданского права рассматриваемые понятие не разграничивались. Собственно говоря, такая правовая категория как «сделка» применялась отечественными исследователя только к тем юридическим фактам, которые соответствовали действующему законодательству, в том же случае, если юридический факт не соответствовал законодательству, то такое правовое явление рассматривалось как «ничто», небытие.

Так, Д. И. Мейер писал, что «Только законные сделки можно назвать сделками, ибо сделки незаконные не считаются действительными, следовательно, и существующими. Собственно недействительной можно назвать только сделку, которая не соответствует существенным ее принадлежностям, определяемым законодательством. По смыслу слова под понятие недействительности подходит и такая сделка, которая оказывается бессильной в юридическом быту по отсутствии условия, которое определено для ее существования самими участниками сделки; но такую сделку мы называем несостоявшейся, находя это название более соответствующим ее природе»*(8).

Сторонником разграничения недействительных и несостоявшихся сделок в советской литературе выступила Н. В. Рабинович, обосновав это тем, что "недействительная сделка - это сделка, которая состоялась, однако в силу присущих ей недостатков признается лишенной правовой силы. Несовершившаяся сделка никогда не существовала и существовать не могла, стало быть, правовой силы не имела и поэтому этой силы лишена быть не может"*(9).

Вслед за ней М. И. Брагинский и В. В. Витрянский также признают, что несостоявшийся договор ("незаключенный" договор) - всегда "ничто", а недействительный - может быть "нечто", имея в виду те специальные последствия, которые указаны в законе на этот счет (например, взыскание в доход государства, полученного по недействительной сделке)*(10).

По мнению Б. Газарьян и С. Зинченко, природа недействительных и незаключенных договоров различна, поскольку подтверждение факта заключения договора связано с достижением сторонами соглашения по всем существенным условиям, при недействительности сделки подлежат анализу и учету практически все элементы правоотношения: субъектный состав и его дееспособность, единство воли и волеизъявления, соответствие сделки закону, форма сделки*(11).

На первый взгляд все логично, но, если руководствоваться указанным подходом, следует признать то обстоятельство, что действующее гражданское законодательство разграничивает институты недействительности (ничтожности) сделок и их не заключенности.

В тоже время, если при признании сделки недействительной (ничтожной) действующее правовое регулирование предусматривает определенные последствия (по общему правилу, двусторонняя реституция), то при признании сделки не заключенной, никаких последствий гражданский закон не содержит.

Актуальность определения последствий не заключенной сделки остро возникает в случае, если такая порочная сделка фактически исполнена сторонами (имущество передано, деньги уплачены и пр.).

Судебная практика, чаще всего, применяет к не заключенным сделкам последствия аналогичные тем, которые предусмотрены для недействительных (ничтожных сделок).

Но если последствия признания сделки и недействительной (ничтожной) и не заключенной идентичны, то в чем тогда практическая ценность разделения указанных правовых явлений. Ведь с позиции практика, не важно какое требование из указанных нужно будет заявить суду, последствия будут одинаковы.

Полагаем, что учитывая, действующее правовое регулирование рассматриваемых институтов, полагаем, что с позиций доктрины понятие ничтожной сделки не тождественно понятию незаключенной сделки.

В то же время, принимая во внимание то обстоятельство, что действующее правовое регулирование не предусматривает специальных правовых последствий при признании сделки незаключенной, полагаем, что с практической точки зрения, существенных различий между указанными способами защиты в ракурсе последствия удовлетворения, заявленных требований не имеется.

В связи с изложенным, полагаем, что дробление неисправных сделок на ничтожные и незаключенные имеет исключительно практическую ценность.

*(1) Постановление ФАС Северо-Западного округа от 30.10.2000 N А05-2327/00-5/2.

*(2) Постановление ФАС Уральского округа от 08.01.04 N Ф09-3913/03-ГК.

*(4) Постановление ФАС Поволжского округа от 18.06.02 N А12-13770/01-С13.

*(5) Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.03.03 N Ф04/1139-149/А03-2003.

*(6) Годэмэ Е. Общая теория обязательств / Пер. с фр. И.Б. Новицкого. М., 1948. С. 150.

*(7) Жюллио де ла Морандьер Л. Гражданское право Франции. Т. 2 / Пер. с франц. Е.А. Флейшиц. М., 1960. С. 278.

*(8) Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2-х частях. Ч. 1. М., 1997. С. 179.

*(9) Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л., 1960. С. 21.

*(10) Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1999. С. 309.

*(11) Зинченко С., Газарьян Б. Ничтожные и оспоримые сделки в практике предпринимательства // Хозяйство и право. 1997. N 2. С. 120.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: