Что значит дискредитация судебной власти

Обновлено: 06.02.2023

МОСКВА, 28 фев — РАПСИ. Современное российское общество созрело для дискуссии о введении ответственности за так называемую «скандализацию правосудия» — когда стороны пытаются дискредитировать судью и даже манипулировать им, считает председатель Совета судей РФ Владимир Момотов.

«Очевидно, назрела необходимость поставить на общественное обсуждение вопрос введения ответственности за «скандализацию правосудия». Мы готовы подключиться к этой дискуссии, в том числе в рамках рассматриваемых сегодня законодательных инициатив, связанных с установлением административной ответственности за неуважение к институтам власти», — заявил Момотов на заседании дискуссионного Клуба Замятнина.

По его мнению, современные СМИ и интернет-пользователи нередко прибегают к манипулированию общественным мнением с целью давления на суд.

«При этом часто используются не просто тенденциозные публикации, а лживая информация», — отметил глава Совета судей.

Он напомнил, что Кодекс судейской этики возлагает на судью целый ряд ограничений во взаимодействии со СМИ, предписывая воздерживаться от любых действий и высказываний, которые могут породить сомнения в объективности и независимости суда.

«Данные ограничения действуют даже в тех случаях, когда в отношении судьи распространяются не соответствующие действительности, лживые, порочащие сведения. В частности, согласно пункту 5 статьи 13 Кодекса судейской этики обращение судьи в правоохранительные органы с целью защиты чести и достоинства или в средства массовой информации для публичного ответа на критику целесообразно лишь тогда, когда иные способы реагирования исчерпаны или прибегнуть к ним не представляется возможным», — указал глава Совета судей.

Таким образом, возможности судьи по защите от порочащих и лживых сведений существенно ограничены, при этом предполагается, что гражданское общество и СМИ также должны соблюдать хотя бы базовые этические нормы при освещении и обсуждении работы судов.

Момотов сослался на позицию Европейского суда по правам человека, который в январе 2018 года по итогам судейского семинара принял Установочный документ, в котором указывается, что «суды — гаранты правосудия, их роль является ключевой в государстве, основанном на верховенстве закона, поэтому они должны пользоваться доверием общественности. Соответственно, они должны быть защищены от ничем не обоснованных нападок, особенно с учетом того обстоятельства, что на судьях лежит обязанность проявлять сдержанность, которая мешает им ответить на критику».

Также в решении ЕСПЧ от 21 марта 2002 года по делу «Вингертер против Германии» отмечено, что даже ошибки, допущенные в уголовном процессе против гражданина, не оправдывают утверждений о пренебрежении к профессии целой группы специалистов.

Рассмотрев дело «Месло против Франции» в январе прошлого года, ЕСПЧ указал, что вмешательство в право на свободу выражения мнения является необходимым в демократическом обществе для защиты репутации третьих лиц, а также для обеспечения авторитета и независимости судебной власти.

В своей деятельности ЕСПЧ руководствуется презумпцией добросовестности государства, которая представляет собой презумпцию добросовестности национального суда и означает, что действия суда являются законными и обоснованными, пока обратное не доказано в установленном порядке, отмечает Момотов.

Он также ссылается на зарубежный опыт по этому вопросу: в англо-саксонской правовой системе под «скандализацией правосудия» понимается «любое действие или опубликованная информация, рассчитанные на то, чтобы поставить судью в состояние презрения или чтобы принизить его авторитет, повлиять на его решение, особенно если осуществляется беспорядочная и необоснованная критика, подрывающая доверие общественности к процессу отправления правосудия».

Во Франции «скандализацию правосудия» определяют как «любую попытку публично дискредитировать действие или решение суда своим поведением, словами, документами или изображениями любого рода при обстоятельствах, которые способны подорвать авторитет правосудия или его независимость».

Момотов рассказал, что в развитых правопорядках ответственность за «скандализацию правосудия» включает лишение свободы и крупный штраф: во Франции предусмотрена санкция в виде лишения свободы на срок 6 месяцев и штраф в размере 7,5 тысячи евро, а в Англии ответственность за неуважение к суду выражается в тюремном заключении на срок до 1 месяца и штрафе в размере 2,5 тысячи фунтов.

Он считает характерным, что привлечение к ответственности за «скандализацию правосудия» осуществляется в упрощенном порядке по инициативе самого суда, то есть без стандартной процедуры возбуждения уголовного дела правоохранительными органами.

«В Российской Федерации ответственность за «скандализацию правосудия» отсутствует, в результате чего судьи, скованные этическими нормами, оказываются практически беззащитными перед лицом лжи, распространяемой недобросовестными средствами массовой информации.

Однако без уважения к суду невозможно обеспечить подлинную судейскую независимость. Отсутствие адекватного ответа на откровенное давление, оказываемое на правосудие, ведет к крайне негативным последствиям для правопорядка», — подчеркнул председатель Совета судей.

Багатурия Вадим

Адвокат-криминалист в своей повседневной работе сталкивается с элементарным нежеланием процессуальных оппонентов разбираться в тонкостях законодательства. Это оправдывается дискрецией по делу – следователи, дознаватели и прокуроры в расследовании и надзоре за ним видят лишь собственное усмотрение, основанное на признании заведомой виновности подозреваемого. Вопросы корректной квалификации и надлежащей оценки доказательств остаются нередко в стороне от реальности ввиду этого субъективизма.

О существовании многочисленных решений Конституционного Суда или разъяснений, данных Пленумом Верховного Суда, которые значительно дополняют уголовно-процессуальный закон, знают далеко не все представители стороны обвинения, либо сознательно не хотят их применять на практике. Их логика ужасающе проста в своей бессовестности: «нас с вами рассудит суд, там будете доказывать – кто, что и где нарушил!» Естественно, подобное отношение к адвокатам является результатом «засиливания» любой, даже откровенной, халтуры стороны обвинения судебными актами.

Но не эта прокурорско-следственная дискреция порочна и страшна! Все правоохранительные органы России объединены единым делом – поиском, изобличением и наказанием виновных. В этом их карательная функция. Горько от другого. Представители Фемиды, той самой с повязкой на глазах и весами, почему-то в нашей стране открыто сочувствуют обвинению, напрочь забывая про то, что уголовное судопроизводство имеет своим назначением помимо преследования также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения и ограничения прав и свобод. Да, и вовсе, обвинение – не есть смысл правосудия…

Предвзятость возникает, видимо, от того, что судьи являются, по сути, такими же госслужащими и в силу этого ощущают себя сопричастными к интересам прочих государственных структур. Дополняют данную «корпоративность» не самые позитивные последствия оправдания, отказа в аресте или мягкого наказания. Судьи опасаются обвинений в коррупции. Поэтому, как видится, ради собственного спокойствия и жертвуют судьбами людей. Планомерная карьера, стабильный доход, хорошая пенсия – элементы тихой и сытой старости. Зачем это все терять? Идеалами справедливости можно и поступиться ради мирского.

В этом и заключается суровая дискреция российской судейской корпорации. Между тем последняя существует на налоги, которые поступают в бюджет из наших доходов, а значит, граждане и есть те, ради кого работают суды. Может, стоит вернуться к советской системе выборных народных судей, которые будут отвечать перед населением, а не перед председателем и чиновниками из разномастных администраций?

42. Поведение судьи обоснованно признано недопустимым, не соответствующим требованиям нормативных актов, определяющих правовой статус судьи, умаляющим авторитет судебной власти, расценено как причинившее ущерб репутации судьи и несовместимое с дальнейшим осуществлением судьей своих полномочий.

Дисциплинарная коллегия оставила без удовлетворения жалобу Баешко на решение квалификационной коллегии судей Краснодарского края от 30 сентября 2016 г. о досрочном прекращении его полномочий судьи Курганинского районного суда Краснодарского края за совершение дисциплинарного проступка и решение Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации от 25 января 2017 г.

Дисциплинарная коллегия в своем решении указала, что совет судей Краснодарского края направил в квалификационную коллегию судей обращение о привлечении судьи Баешко к дисциплинарной ответственности по результатам проверки информации начальника Управления МВД России по г. Краснодару.

Квалификационная коллегия судей Краснодарского края пришла к выводу о том, что изложенные в обращении совета судей Краснодарского края факты, свидетельствующие о совершении судьей Баешко дисциплинарного проступка, несовместимого со статусом судьи, нашли подтверждение.

Решением Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации решение квалификационной коллегии судей Краснодарского края оставлено без изменения.

В отделе полиции Баешко не прекратил противоправные действия и на протяжении двух часов отказывался предъявлять документ, удостоверяющий личность.

Находясь в фойе отдела полиции, Баешко нанес удар головой старшему участковому Чайке в область лба, после чего нанес сержанту Белоусову несколько ударов ногой в область туловища.

Дисциплинарная коллегия согласилась с мнением квалификационной коллегии судей о том, что действия сотрудников полиции по доставлению Баешко в отдел полиции для установления его личности и разбирательства соответствовали требованиям закона, поскольку он отказался представиться сотрудникам полиции на месте, не выполнял законных требований полицейских и не сообщал им о наличии у него статуса судьи.

Дисциплинарная коллегия обратила внимание на то, что в силу пп. 1 - 5 ст. 12.1 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" за совершение дисциплинарного проступка, то есть виновного действия (бездействия) при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебной деятельности, в результате чего были нарушены положения названного закона и (или) кодекса судейской этики, что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи, на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания, предупреждения, досрочного прекращения полномочий судьи.

Поведение судьи Баешко в ночь на 26 апреля 2016 г. квалификационной коллегией судей Краснодарского края обоснованно признано недопустимым, не соответствующим требованиям нормативных актов, определяющих правовой статус судьи, умаляющим авторитет судебной власти, расценено как причинившее ущерб репутации судьи и несовместимое с дальнейшим осуществлением судьей своих полномочий.

Решение о досрочном прекращении полномочий судьи Баешко является мотивированным.

Обсуждая вопрос о виде дисциплинарного взыскания, квалификационная коллегия судей Краснодарского края оценила поведение судьи, его отношение к содеянному, приняла во внимание характер и степень тяжести совершенного им дисциплинарного проступка и наступивших последствий, а также данные, характеризующие его, и по результатам тайного голосования пришла к выводу о необходимости применения к Баешко дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи, поскольку допущенные им нарушения несовместимы с высоким званием судьи, подрывают доверие к нему как к представителю судебной власти и не дают оснований рассчитывать на то, что это доверие будет восстановлено при дальнейшем выполнении им служебных обязанностей.

Решение по делу N ДК17-28

43. Очевидно неправомерное принятие к производству суда общей юрисдикции корпоративного спора, относящегося к ведению арбитражного суда, и применение несоразмерных мер обеспечения иска, приведшее к вмешательству в хозяйственную деятельность коммерческого предприятия, свидетельствуют о совершении судьей действий, несовместимых с высоким статусом судьи, умаляющих авторитет судебной власти и причинивших ущерб репутации судьи.

Дисциплинарная коллегия оставила без удовлетворения жалобу Зульбугаровой на решение квалификационной коллегии судей Тюменской области от 10 февраля 2017 г. о досрочном прекращении ее полномочий судьи Тобольского районного суда Тюменской области за совершение дисциплинарного проступка.

В решении коллегия указала, что дисциплинарный проступок Зульбугаровой выразился в грубом и очевидном нарушении норм процессуального закона, а именно в том, что судья неправомерно приняла к производству суда не подлежащее разрешению судами общей юрисдикции в порядке гражданского судопроизводства исковое заявление Г. к генеральному директору ОАО "Проектный институт "Южпроекткоммунстрой" о взыскании материального ущерба, а также приняла по этому делу, относящемуся к корпоративным спорам, явно несоразмерные заявленным требованиям и нарушающие права акционеров ОАО "Проектный институт "Южпроекткоммунстрой" обеспечительные меры, заключавшиеся в приостановлении полномочий генерального директора, предусмотренных уставом общества и учредительными документами, что привело к вмешательству в хозяйственную деятельность акционерного общества и причинению действительного материального ущерба в размере 6 708 153 руб.

Принятие к производству суда общей юрисдикции корпоративного спора, относящегося к ведению арбитражного суда, и применение несоразмерных мер обеспечения иска, приведшее к вмешательству в хозяйственную деятельность коммерческого предприятия, свидетельствуют о совершении судьей действий, несовместимых с высоким статусом судьи, умаляющих авторитет судебной власти и причинивших ущерб репутации судьи.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья Зульбугарова обязана была отказать Г. в принятии искового заявления и не принимать решения об обеспечительных мерах, однако в нарушение указанных норм приняла исковое заявление к производству суда, а затем и обеспечительные меры.

Давая оценку принятым судьей Зульбугаровой обеспечительным мерам, суд апелляционной инстанции в определении от 10 августа 2016 г. указал на их незаконность ввиду неподведомственности суду общей юрисдикции спора по иску Г., а также на то, что принятые судом первой инстанции обеспечительные меры являются несоразмерными заявленным Г. требованиям. Они не только нарушают права акционеров ОАО "Проектный институт "Южпроекткоммунстрой", но и фактически сводятся к незаконному вмешательству суда в хозяйственную деятельность предприятия, что законодательством не допускается и является самостоятельным основанием для отмены мер по обеспечению иска.

Учитывая изложенное, Дисциплинарная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит обоснованным вывод квалификационной коллегии судей Тюменской области о наличии в действиях судьи Зульбугаровой дисциплинарного проступка, выразившегося в грубых нарушениях норм процессуального законодательства при принятии к производству суда искового заявления Г. к генеральному директору ОАО "Проектный институт "Южпроекткоммунстрой" К. и обеспечительных мер.

Допущенные судьей Зульбугаровой нарушения являются виновными и исключительными. Они не могут рассматриваться как ошибки в толковании и применении норм права (как судебная ошибка), поскольку носят очевидный характер, грубо нарушают права участников процесса, свидетельствуют о пренебрежительном отношении судьи Зульбугаровой к соблюдению требований закона и не дают оснований рассчитывать на добросовестное и профессиональное выполнение Зульбугаровой служебных обязанностей в будущем.

Дисциплинарная коллегия обратила внимание на то, что в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", а также в нескольких постановлениях Президиума Верховного Суда Российской Федерации по конкретным делам, опубликованных официально для всеобщего сведения и доведенных до сведения всего судейского корпуса, указывается на отсутствие у суда общей юрисдикции права принимать к производству подобного рода дела и применять по ним обеспечительные меры, вмешиваясь тем самым в деятельность хозяйствующих субъектов.

Судья Зульбугарова в силу своих должностных полномочий обязана была знать практику Верховного Суда Российской Федерации по спорам с участием акционеров и хозяйственных обществ, тем более что, как усматривается из справки о работе и из характеристики судьи Зульбугаровой, с 2013 года она рассмотрела свыше 700 гражданских дел, то есть имеет соответствующий опыт.

Принимая во внимание, что принятое судьей Зульбугаровой судебное постановление по делу, относящемуся к ведению арбитражного суда, по которому были незаконно приняты обеспечительные меры, отменено вследствие грубых нарушений норм процессуального закона, Дисциплинарная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что действия судьи Зульбугаровой повлекли искажение принципов гражданского судопроизводства, дискредитируют судебную власть, причиняют ущерб репутации судьи и несовместимы со статусом судьи, в связи с чем оснований для отмены решения квалификационной коллегии судей Тюменской области по доводам жалобы административного истца ввиду их несостоятельности Дисциплинарная коллегия не усматривает.

Дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи соразмерно тяжести совершенного судьей Зульбугаровой дисциплинарного проступка.

При этом квалификационной коллегией судей Тюменской области учтены данные о личности Зульбугаровой, ее служебная характеристика, стаж работы в должности судьи, профессиональный уровень, судебная нагрузка на судью, не превышающая средние показатели по судам области, характер допущенных нарушений и степень нарушения прав и законных интересов участников процесса.

КоАП РФ Статья 20.3.3. Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности или исполнения государственными органами Российской Федерации своих полномочий в указанных целях

(в ред. Федерального закона от 25.03.2022 N 62-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

(введена Федеральным законом от 04.03.2022 N 31-ФЗ)

1. Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, в том числе публичные призывы к воспрепятствованию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в указанных целях, а равно направленные на дискредитацию исполнения государственными органами Российской Федерации своих полномочий за пределами территории Российской Федерации в указанных целях, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, -

(в ред. Федерального закона от 25.03.2022 N 62-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на должностных лиц - от ста тысяч до двухсот тысяч рублей; на юридических лиц - от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

2. Те же действия, сопровождающиеся призывами к проведению несанкционированных публичных мероприятий, а равно создающие угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, -

влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей; на должностных лиц - от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей; на юридических лиц - от пятисот тысяч до одного миллиона рублей.

УК РФ Статья 280.3. Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности или исполнения государственными органами Российской Федерации своих полномочий в указанных целях

(в ред. Федерального закона от 25.03.2022 N 63-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

(введена Федеральным законом от 04.03.2022 N 32-ФЗ)

1. Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, в том числе публичные призывы к воспрепятствованию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в указанных целях, а равно направленные на дискредитацию исполнения государственными органами Российской Федерации своих полномочий за пределами территории Российской Федерации в указанных целях, совершенные лицом после его привлечения к административной ответственности за аналогичное деяние в течение одного года, -

(в ред. Федерального закона от 25.03.2022 N 63-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на тот же срок.

2. Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, в том числе публичные призывы к воспрепятствованию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в указанных целях, а равно направленные на дискредитацию исполнения государственными органами Российской Федерации своих полномочий за пределами территории Российской Федерации в указанных целях, повлекшие смерть по неосторожности и (или) причинение вреда здоровью граждан, имуществу, массовые нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо создавшие помехи функционированию или прекращение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, -

(в ред. Федерального закона от 25.03.2022 N 63-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на тот же срок.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: