Что такое высшее правосудие

Обновлено: 02.12.2022

Высокие, средние и низкие судьи - это понятия, восходящие к западному феодализму, которые указывают на нисходящую степень судебной власти для отправления правосудия посредством максимального наказания, которое их держатели могут наложить на своих подданных и других иждивенцев.

Низкое правосудие касается уровня повседневных гражданских исков, включая добровольное правосудие, незначительные жалобы и мелкие правонарушения, обычно урегулированные штрафами или легкими телесными наказаниями . Он проводился многими мелкими властями , в том числе многими лордами поместья , которые вершили правосудие над крепостными , несвободными арендаторами и землевладельцами на своей земле. Среднее правосудие будет включать полную гражданскую и уголовную юрисдикцию , за исключением преступлений , караемых смертной казнью , и, в частности, исключая право выносить смертную казнь , пыткии суровое телесное наказание, которое было зарезервировано властями, обладающими высокой справедливостью, или ius gladii («право меча»).

СОДЕРЖАНИЕ

Пирамида феодальной справедливости

Хотя термины « высокий» и « низкий» предполагают строгое подчинение, это было не совсем так; дело часто могло быть возбуждено в любом из нескольких судов, с принципом «предотвращения» (в этимологическом смысле латинского praevenire , «предшествовать»), предоставляя юрисдикцию суду, в котором дело было впервые возбуждено или иным образом.

Как правило, каждый суд отправлял правосудие в целом (уголовные дела, как правило, не были отделены от гражданских исков и других видов правосудия, в то время как определенные вопросы были отделены, например, каноническое право ), при условии, что этот вопрос не был зарезервирован для более высокого суда или в силу некоторой привилегии fori (например, священнослужителей, которые будут судить в канонических судах другим духовенством, иногда в соответствии с церковным правом, происхождение английской концепции общего права - выгода духовенства ). В дополнение к гражданским и уголовным процессам понятие правосудия также включает добровольное правосудие , которое на самом деле представляет собой официальную регистрацию действий (односторонних или двусторонних), таких как брачные соглашения, завещания, субсидии и т. Д.

Право на подачу апелляции не было доступно автоматически, только когда это было прямо установлено, а если и так, то не всегда в суде более высокого политического уровня или более высокой степени трио. Фактически, феодальное правосудие представляло собой лабиринт конкретных обычаев и правил в почти бесконечных вариациях, не подчиняющихся какой-либо четкой правовой логике и подвергающихся значительной исторической эволюции во времени, хотя в основном обычное право по своей природе было довольно консервативным. В судебных вопросах - как и во всех сферах жизни - феодальное общество не считало единообразие возможным или обязательно желательным, каждый город и регион имел свои собственные обычаи и способы ведения дел, и возмущалось попытками вмешиваться в них.

В то время как право на правосудие принадлежит многим «уникальным» судам, относительно сильные государства делают опорой своего абсолютистского (возрождения) создания многочисленных судов для отправления правосудия от их имени в различных территориальных округах, таких как королевский (высокий) шерифов в Англии, или подать апелляцию (по крайней мере, унифицировать закон как таковой) в королевский суд в отношении различных французских провинциальных парламентов .

Высшее правосудие


Высшее правосудие, также известное как ius gladii («право меча») или по-немецки как Blutgerichtsbarkeit , Blutgericht (букв. «Кровное правосудие», «кровный суд»; иногда также Halsgericht , букв. «Шее-правосудие» или peinliches Gericht ) - высшая судебная инстанция, включая высшую меру наказания , которую проводит суверен - меч правосудия и рука правосудия - это регалии, которые его символизируют. В ранней Священной Римской империи высшее правосудие было зарезервировано за королем . С 13 века он был передан вассалам короля вместе с их феодальными владениями. Первой кодификацией смертной казни была Halsgerichtsordnung, принятая Максимилианом I в 1499 году, а в 1507 году - Constitutio Criminalis Bambergensis . Оба кода легли в основу Constitutio Criminalis Carolina (CCC), принятый в 1532 году под Карла V . В монархии Габсбургов все региональные кодексы были заменены Constitutio Criminalis Theresiana в 1768 году.

Blutbanner ( «кровь знамя») или Знамя Крови ( «флаг крови») была твердым красным флагом. Он был представлен феодалам как символ их власти высокой юрисдикции ( Blutgerichtsbarkeit ) вместе с геральдическим знаменем феодального владения. Некоторые феодальные дома использовали красное поле, символизирующее кровавое знамя, в свой герб, так называемый Regalienfeld . Talschaft ( лес Кантон ) из Швица использовал знамя крови как военный флаг из ок 1240 г., а позже был включен в флаг Швица и флаг Швейцарии .

Часто это гордо отображается в виде соответствующих символов статуса. Поэтому постоянные виселицы часто устанавливают на видных общественных местах; само слово для них во французском языке, могущество , происходит от латинского «потенция», означающего «сила».

Высшее правосудие принадлежит всем государствам и высшим вассалам европейского типа феодального общества, но оно также может быть достигнуто другими властями в рамках высокой степени юридической автономии, например, некоторыми городами; который со временем часто получал другие высокие привилегии, первоначально предназначенные для высшего дворянства, а иногда и для высшего духовенства. Другие такие привилегии могли включать место в сейме или аналогичном феодальном представительном собрании до того, как третье сословие как таковое даже стремилось к такому «парламентскому» представительству, или право чеканить монеты. Эти привилегии, указывающие на его так называемую свободу, были «равным» анклавом в территориальной юрисдикции соседнего феодального (светского или церковного) лорда, иногда даже простираясь, скорее, как полис в античности.

Не каждый фогт считал себя справедливым. Например, до 18 века кровный суд большей части того, что сейчас является кантоном Цюрих, находился в Кибурге , даже на территории, управляемой графами Грайфензее . Самоуправление кровным судом было важным фактором имперской непосредственности .

Прежде чем приступить к изложению материала заявленного в заголовке статьи следует определиться с семантикой этого словосочетания, а именно в понятие высшее правосудие мы не вкладываем религиозный смысл. Все гораздо прозаичнее и сложнее. В нашей публикации высшее правосудие это такая ситуация, когда закон в лице его служителей был бессилен, то есть преступник был оправдан, но ответственности за свое преступление не избежал. Его, конечно, вершили люди, но иногда граждане считают, что это божье провидение руками людей вершит свое правосудие. Начнем наше рассуждение со следующего: На канале Рен.ТВ демонстрировался остросюжетный сериал «Меч», который вышел в прокат в 2009 году, который потом имел продолжение. Автор не будет спорить о художественных достоинствах и недостатках этого фильма, хотя есть в этом сериале с профессиональной точки зрения откровенные ляпы. Мы остановимся на центральной идее фильма, в котором герои взяли на себя ответственность за уничтожением преступников, которых, образно выражаясь, отечественная Фемида отказалась признать виновными. Автор статьи внимательно прочитал на разных форумах мнения граждан просмотревших этот сериал. Эти мнения целиком совпадают с нашими наблюдениями, и поэтому стоит того, чтобы о нем упомянуть. Судя по всему, в обществе давно назрела ситуация, когда граждане перестали верить в честность и объективность отечественного правосудия. Продажность на всех уровнях власти, как уродливое явление, давно является катализатором всеобщего негодования. И если вдруг в обществе появится карательная организация, которая будет уничтожать преступников, то она найдет в сердцах многих людей понимание и поддержку. Мы называем это феноменом Робин Гуда, хотя можно использовать и другую терминологию. Нам доводилось видеть чиновников, не скрывающих свое криминальное прошлое. Удивительное дело, что такие доны Карлеоне местного масштаба пользовались в народе любовью и уважением, за то, что они помогали решать людям их проблемы гораздо быстрее и эффективнее, чем предназначенные для этого соответствующие органы. О чем говорить, когда на жалобы граждан по административному регламенту предусмотрен срок 1 месяц. В некоторых случаях обычная служебная переписка может занимать многие месяцы, а то и годы. А теперь вернемся к образу народного мстителя, который востребован не только в отечественном кинематографе. Многие западные продюсеры достаточно часто эксплуатируют имидж народного героя, или мстителя-одиночки. Есть в нем притягательная сила и какой-то намек на высшую справедливость. В лихие девяностые годы в народе ходила легенда о белой стреле. Даже фильм был создан. Это вера в то, что все бандиты будут уничтожены руками благородных мстителей. Даже знаменитый киллер Солоник долгое время имел славу борца с преступностью. Следует отметить, что в некоторых странах имеется опыт уничтожения нетрадиционными способами, выходящими за рамки уголовного права. Так, к примеру, в Колумбии для борьбы с наркобаронами полиция приняла ряд чрезвычайно радикальных мер. Полицейским удалось захватить одного из руководителей наркокартеля. Врачи, участвовавшие в распиловке этого бедняги с помощью циркулярной пилы на отдельные фрагменты, весьма профессионально исполнили обязанности палача. Перед смертью этот человек рассказал все, что знал. Такая жестокость была оправдана тем, что врачи совершающие обряд казни были пострадавшими от рук бандитов, или пострадавшими были их ближайшие родственниками. Поэтому не о какой пощаде не могло быть и речи. После такой операции все руководство наркокартеля спешно покинуло страну и спряталось в разных частях Латинской Америки. В советские времена в одной из газет была напечатана шокирующая фотография, на которой был изображен процесс казни. В той же Колумбии, с разрешения властей, был создан «эскадрон смерти», который стал физически уничтожать всех, кто был связан с наркобизнесом. Мы думаем, что многие из тех, чьи родственники погибли от бандитской руки, или от наркотиков могли исполнить смертный приговор своим обидчикам, не смотря на существующий в стране мораторий на смертную казнь. Ибо наказание должно быть неотвратимо и соответствовать тяжести совершенного преступления. Не случайно на Кавказе кровная месть долгое время считалась серьезным фактором, который сдерживал воинственную агрессивность некоторых джигитов. Ибо кровная месть в отличие от закона не имела сроков давности. Автор этих строк был лично знаком с человеком, потерявшим практически всех близких в результате кровной мести. Лишь когда осталось только двое, их вековая борьба закончилась примирением сторон. Следует прояснить позицию автора в этой проблематике. Мы не за истребление граждан друг друга с помощью различных средств, за различные обиды, а за торжество справедливости, где все равны перед законом начиная от простого гражданина, кончая президентом страны. Пока у нас будут продажные судьи, продажные полицейские и продажные чиновники в народе всегда будет зреть желание и вера в народных мстителей и высшее правосудие. А на удобренной ниве всегда быстро вырастает что-то конкретное и никто не может быть уверен в том, что в России не возникнет организация наподобие мифической белой стрелы, или киношного меча. Это будет лишним доказательством того, что власть стремительно теряет авторитет и нити управления страной.

Пора определиться с приоритетами. Справедливое общество мощный и притягательный фактор развития.


Предлагаю без лишних слов и долгих вступлений перейти к необходимому, на мой взгляд, сегодня разговору о качестве современного российского правосудия. Несмотря на «очевидность» и «затасканность» темы, постараюсь предложить разговор по существу, без банальностей.

Цель настоящей статьи – попытка пригласить к обсуждению означенной темы ищущую часть российского общества, выйдя за пределы внутрикорпоративной профессиональной дискуссии.

Среди множества означенных сегодня российской политической элитой задач, целей развития, необходимо определить действительно приоритетные. Поскольку без осознания приоритетов любая деятельность, и особенно реализация государственных политик, будучи бессистемной утрачивает эффективность, следовательно причиняет вред общественным отношениям возможно больший, чем само бездействие. Так как бездействие сохраняет перспективу, позволяет накапливать энергию будущих изменений, а неэффективная деятельность растрачивает эту энергию и отбрасывает возможность решения задачи надолго, на целые исторические циклы.
Часто упоминаемые модернизация и борьба с коррупцией и перестройка экономики и многое другое, на мой взгляд, вторичны по отношению к задаче повышения качества правосудия, как вторична всегда тактика по отношению к стратегии.


Социальная функция правосудия.

Воздерживаясь от определений понятия «правосудие», как системы или ценностного ориентира, остановлюсь только на характеристике правосудия, как социальной функции.
Во все обозримые исторические эпохи, при разных способах общественной организации жизни людей, тем более при государственной организации, необходимость сосуществовать по правилам, обеспечивать их соблюдение, обеспечивать разрешение индивидуальных и коллективных споров и конфликтов, наказывать преступников, осознавалась обществом, в том числе властью, как важнейший приоритет, одно из первых условий общественной жизни.
Значимость данной социальной функции снижалась только во времена военно-мобилизационной организации общества, войн, революций, когда осознаваемый обществом высокий уровень внешних или внутренних угроз, предполагал чрезвычайный режим управления, как единственный способ выжить, также в периоды вражеских оккупаций, т.е. внешнего управления.

Таким образом обнаруживает себя прямая зависимость уровня общественной потребности в правосудии, как социальной управленческой функции, от уровня осознания самим обществом степени внешних или внутренних угроз, и, как следствие, чрезвычайной мобилизационной самоорганизации общества (временной). Чем выше уровень угроз, тем ниже потребность в правосудии, и наоборот.

Иными словами в стабильной фазе развития общества нуждаемость в эффективном, качественном правосудии выше, чем в нестабильной.

В чём же действительная, стратегическая задача правосудия?
В разные эпохи представления людей о справедливости различались. Отношения между индивидумами, социальными группами, классами оценивались ими различно, в зависимости от исторической среды, стадии развития общества, зачастую даже противоположно. Однако, потребность в справедливом характере организации общественной жизни, таком, как справедливость понималась и понимается для конкретной эпохи, всегда было и есть неотъемлемое условие общественной жизни, моральная, нравственная ценность, значимость которой не ниже, а зачастую и выше иных материальных потребностей, сугубо прагматических выгод и расчётов.

Главная задача правосудия - обеспечение и поддержание осознания большей частью общества (активной, дееспособной) справедливого характера социального устройства, как элемента государственной организации, как функции власти. Сильная, справедливая власть – необходимое условие стабильного существования и развития общества. Правосудная функция государственной власти есть важнейший её атрибут (инструмент, институт), общественная оценка эффективности которого прямым и самым непосредственным образом влияет на перспективу существования государства в имеющихся формах и, собственно, на перспективу развития самого общества.

Попробуем оценить современное состояние правосудия, как функции российского общества, как функции его государственной организации.

Государственная монополия на правосудие это привилегия власти или обязанность государства?

Различные социальные, политические доктрины по разному оценивают данную функцию в зависимости от отношения к государству, как таковому. Если игнорировать мистические, религиозные и иные иррациональные объяснения происхождения государства, то останется отметить две полярные точки зрения, теории либо классовой борьбы, где государство это машина подавления, инструмент диктата воли господствующего класса (-ов), либо общественного договора, где государственная организация есть продукт согласия общественных сил, необходимое условие сохранения и развития общества.
Современные российские политические лидеры неоднократно заявляли о своём видении собственной роли и, соответственно, роли государства, как оказание управленческих услуг обществу, населению. Т.е. проявляли себя сторонниками теории общественного договора, и полагаю, что современное российское общество, в своём большинстве, с теми или иными, но не значительными оговорками склонно воспринимать государство, его роль, функцию, именно как продукт общественного согласия, ценность, необходимый организационный инструмент обеспечивающий возможность самосохранения и развития общества, через эффективное управление.

Конечно, эффективное, качественное правосудие и справедливость понятия не тождественные. Правосудие, как таковое, не есть справедливость, поскольку справедливость это идеал, цель, вектор устремлений, а правосудие это деятельность, процесс, организационная функция. Возможно, что качественное правосудие это доказывание искреннего стремления общества и власти к достижению справедливости, попытка единственно доступным людям, обществу способом перманентно демонстрировать, подтверждать приверженность социальным ценностям равенства перед законом, справедливости, законности и правопорядка. Качество правосудия – индикатор здоровья и, соответственно, жизнеспособности общества.

Кроме прочего, если разделить общество, как потребителя управленческих услуг и власть, как субъекта, оказывающего такие услуги (для определенных целей анализа, такое разделение необходимо), и установить, что оказываемая услуга возмездна, поскольку потребитель оплачивает эту услугу (через налоги, пошлины и сборы), то обнаруживается право потребителя – общества требовать качества оказываемой услуги. В нашем случае - это требование качества правосудия и обязанность власти обеспечить это качество.


Значимое обстоятельство – это покровительственный характер российского правосудия относительно государства, любых форм присутствия государства (его структур) в любом процессе судопроизводства (уголовном, гражданском, арбитражном, административном).
Низкое качество исполнения государственным аппаратом (следственными, административными, надзорными, прочими органами) своих функций - практически перманентное состояние. Поэтому судья постоянно вынужден осуществлять внутренний выбор между формально законным, но неправильным, или формально незаконным, но, в его понимании, правильным правосудием. Значимые недостатки в работе государственных служащих, формирующих правовую позицию государства, как стороны судебного процесса, подталкивают суды к расширенному пониманию своей миссии в виде, существенно отличающимся от требований закона, как восполнение судом недостатков следствия, или иных административных структур. С одной стороны, принятая в России континентальная система права, предполагает в большей степени формальное применение закона процессуального и материального, которое, повторюсь, при низком качестве предварительного следствия, административного расследования, или представления государства в гражданском (арбитражном) процессе с неизбежностью, в большинстве случаев, должно повлечь вынесение судебного акта, не поддерживающего позицию государственных участников процесса. С другой стороны, возможно искреннее но узкое понимание справедливости при таком положении дел, толкает суды на сознательное нарушение требований закона в ущерб качеству правосудия, огульно и произвольно поддерживая следствие, прокуроров, административные органы и пр.
В подавляющем большинстве своём современное отечественное правосудие определилось с этим выбором однозначно в пользу покровительства государству, ежедневно и обильно причиняя ущерб идеалу качественного правосудия, умаляя веру общества в возможность независимого и профессионального суда.

По роду занятий имею возможность предоставить достаточное количество информации, материалов в доказательство заявленного тезиса, однако полагаю это излишним, ввиду общепризнанности такого положения дел.


3. Справедливое общество – мощный и притягательный фактор развития.

Большинство современных людей согласятся с утверждением о том, что жизнь не справедлива. Однако, большая их часть готова на серьезные жертвы ради этой же справедливости. Некоторые готовы рисковать жизнью. Парадокс? Нет. Стремление к справедливости - естественное состояние человека и человечества, свойственное любой исторической эпохе. Содержание справедливости, то есть справедливость общественных отношений в различных обществах определялась по разному. Неизменно само стремление к справедливости. Универсальна потребность людей, нематериальная, моральная ценность. В истории не было эпохи, не было общества, в котором отсутствовало бы господствующее представление о справедливости. Видимо такое представление есть неизбежное требование, неотъемлемое условие совместного сосуществования людей, цементирующей базовой субстанцией любого относительно свободного (не оккупированного, не лишенного воли) общества, предопределённое природой человека, особенностью человеческой психики, общественного сознания. ;Не так важно, истинны ли подобные представления, есть ли они плод совместного исторического заблуждения, или навязаны господствующей силой, группой, классом. Поскольку имеется относительно общее представление о справедливости и вера в ее достижимость - общество живо, и сохраняет историческую перспективу.
;Утрата этих представлений, веры в достижимость справедливости, как системный элемент, деморализует общество, разрушая его основы, и рано или поздно приведет это общество к своему концу. Если же такое общество имело государственное устройство (или, того более, составляло основу определенной историко-культурной общности, цивилизации), наиболее вероятны значительные и драматические потрясения.
;Справедливость не осязаема, её нельзя потрогать. Само понятие из области психики человека, общественного сознания. Но мало что из предметов материального мира, экономических достижений, богатств или мощи оружия может сравнится по значимости для устройства общественной жизни с ценностью справедливости (при всей её эфемерности, относительности и неопределённости).
;Русская цивилизация возникла и развивалась на идеалах справедливости, не в последнюю очередь, общинной, религиозной, социальной. Не даром первый кодифицированный нормативный акт назывался "Русской правдой".

Качество правосудия предполагает обязательность полного и своевременного собирания значимой информации, всестороннего, глубокого и полного её исследования, оценки, точной правовой квалификации, и полных и правильных выводов. Умаление, неверное исполнение или уклонение от этих элементов процесса превращает правосудие в свою полную противоположность. Тем самым вместо необходимой, положительной социальной функции обществу, общественным отношениям причиняется вред, по значению своему едва ли меньший, чем серьёзная внешняя или внутренняя угроза собственно существованию государственно устроенного общества. Если принять за данность достаточное качество российских законов, то качественное правосудие возможно будет при совокупном наличии следующих основных условий: честность и искреннее желание судьи законным способом установить истину, стремление к справедливости, достаточная профессиональная квалификация судьи и разумная загруженность судьи (суда, аппарата). Невыполнение, отсутствие одного из данных условий исключает качественное правосудие, следовательно, влечет вред общественным отношениям.


4. Возможно ли системное качественное правосудие?

Достижение означенных условий качественного правосудия, в части уровня квалификации и уровня загруженности, возможно мерами администрирования, материально-организационного обеспечения. Не прямо, но косвенно эффективность этих мер также будет влиять на достижение третьего условия – морально-этического уровня судейского корпуса (конечно во взаимной связи с общим состоянием морали в обществе, общественным запросом).
Эффективность администрирования и материально – организационного обеспечения зависит не только от талантов, чистого духа и интеллекта руководителей, но и от экономических возможностей. По существу же речь идёт о готовности государства формируя расходные статьи государственного бюджета определить приоритеты. Иными словами доходы государства достаточны, важно именно согласиться с приоритетами, что главнее. Это и есть вопрос политики. Необходимо устойчивое общественное мнение, изъявленная общественная воля, ясное и неизменное понимание активной и ответственной части общества существа и значимости проблемы, способов её решения. В чём, собственно, и цель начатого разговора.

Качественное правосудие может быть «справедливым» только если «справедливы законы». Однако, эффективное и качественное правосудие, поскольку это правильное, беспристрастное следование судами закону, уже само собою составляет элемент (а возможно основу) справедливого устройства современного общества.
Тогда общество понимает, что обладает механизмом честного и квалифицированного применения закона. Тогда появляется смысл и заинтересованность в содержании законов, законотворческой деятельности, ответственной и активной избирательной (политической) позиции.

Никакая армия, службы безопасности, даже в условиях значительного контроля власти над медийным пространством, не в состоянии обеспечить устойчивость государства, если правоохранительная система занята в основном обслуживанием собственных интересов и выполнением политического заказа.

Традиционно, исторически на Руси, в России правда была великим, основополагающим фактором общественного бытия. Сегодня за правдой в суды не ходят. И в случае беды правды от судов и милиции-полиции не ждут.

Нет в России традиции качественного правосудия. Правду (читай – справедливый суд) искали у князя, барина, царя, в парткоме народной партии, советах, в новой России у президента и премьера. Всё. В других местах правда системно не жила и не живёт. Есть отдельные порядочные люди, изредка они случаются начальниками разного уровня, что не системное явление и к правосудию не имеет отношения.

Мне видится, что оборона (в широком смысле – обеспечение суверенитета) и правопорядок, основным элементом которого является правосудие, есть первичные функции любого государства. Участие в хозяйстве, социальная поддержка и даже, во многом, внешняя политика, как и многие другие функции современного государства утрачивают смысл и эффективность при неэффективном исполнении первых двух функций.


Эффективное, качественное правосудие, суды и правоохранительная система в целом, как элементы государственного устройства, являющиеся результатом общественной, народной самоорганизации (теория общественного договора), а не чистой машиной подавления, приобретают впоследствии статус традиции, неотъемлемой части бытия нации, органической его составляющей. Полагаю данное утверждение не в полной мере свойственно русской государственной традиции (в обозримый, с точки зрения исторической памяти, период), за исключением, возможно, непродолжительного периода строительства молодого советского государства. Об опыте псковской и новгородской республик в данном контексте вспоминать, полагаю, не уместно. Единая власть по своему усмотрению вершила правосудие. Иногда это было справедливым правосудием, иногда нет. То есть пафос этого абзаца в том, что даже сегодня российскому обществу непросто сформулировать осознанный запрос о качественном правосудии, несмотря на бесспорное наличие запроса о справедливости в целом. Уверен, формирование такого запроса соответствует стратегическому и приоритетному национальному интересу.


P.S. Вопрос: Разный уровень развития государственности, разный уровень понимания обществом государственной идеи в разных субъектах крупного федеративного государства.
Что делать с единым универсальным правовым регулированием? Поскольку правосудие должно быть справедливым, а это общественный субъективный критерий, может быть целесообразно допустить некоторые различия в процессуальном и материальном законах субъектов федерации?

Высокие, средние и низкие судьи понятия восходят к западным феодализм для обозначения нисходящей степени судебной власти для отправления правосудия посредством максимального наказания, которое держатели могут наложить на своих подданных и других иждивенцев.

Низкое правосудие касается уровня повседневных гражданских исков, включая добровольное правосудие, незначительные заявления и мелкие правонарушения, которые обычно разрешаются штрафами или легкими телесными наказаниями. Его проводили многие мелкие инстанции, в том числе многие лорды поместья, который сидел в суде над крепостные, несвободные арендаторы и фрахтователи на своей земле. Среднее правосудие будет включать полную гражданскую и уголовную юрисдикцию, за исключением преступлений, караемых смертной казнью, и, в частности, исключая право передавать смертный приговор, пытка и суровый телесное наказание, которое было зарезервировано за властями, обеспечивающими высокую справедливость, или ius gladii («право меча»).

Содержание

Пирамида феодальной справедливости

Хотя условия высоко и низкий предполагают строгое подчинение, это было не совсем так; дело часто можно было возбудить в любом из нескольких судов по принципу «предотвращения» (в этимологическом смысле латинского Praevenire, "прийти раньше") предоставление юрисдикция в суд, в который дело было впервые возбуждено или иным образом.

Как правило, каждый суд отправлял правосудие в целом (уголовные дела, как правило, не были отделены от гражданских исков и других видов правосудия, в то время как некоторые вопросы были отделены, например, каноническое право ), если этот вопрос не был зарезервирован для рассмотрения в суде более высокой инстанции или в силу каких-либо Privilegium fori (например, священнослужителей, которые будут судить в канонических судах другим духовенством, иногда в соответствии с церковным законом, происхождение английского гражданское право концепция-польза духовенства ). Помимо гражданского и уголовного судопроизводства, понятие правосудия также включает добровольное правосудие, что на самом деле является официальной записью таких действий (односторонних или двусторонних), как брачные соглашения, завещания, гранты и т. д.

Право на подачу апелляции не было автоматически доступно, только когда это было прямо установлено, а если и так, то не всегда в суде более высокого политического уровня или более высокой степени трио. Фактически, феодальное правосудие представляло собой лабиринт конкретных обычаев и правил в почти бесконечных вариациях, не подчиняющихся какой-либо четкой юридической логике и подверженных значительной исторической эволюции во времени, хотя в основном обычное право по природе своей довольно консервативны. В судебных вопросах - как и во всех сферах жизни - феодальное общество не считало единообразие возможным или обязательно желательным, каждый город и регион имел свои собственные обычаи и способы ведения дел, и возмущалось попытками помешать им.

В то время как право на правосудие принадлежит многим «уникальным» судам, относительно сильные государства делают его столпом своего абсолютистского (возрождения) создания многочисленных судов для отправления правосудия от их имени в различных территориальных округах, таких как королевский (высокий) шерифов в Англии, или подать апелляцию (по крайней мере, унифицировать закон как таковой) в королевский суд в отношении различных французских провинциальных парламенты.

Высшее правосудие


Высшее правосудие, также известное как ius gladii («право меча») или по-немецки как Blutgerichtsbarkeit, Blutgericht (букв. «кровное правосудие», «кровавый суд»; [1] иногда также Halsgericht, лит. "шейное правосудие", или peinliches Gericht [2] ) является высшим уголовным органом, включая смертная казнь, в руках суверена - меч правосудия и рука правосудия регалии которые его символизируют. Рано священная Римская империя, высокая справедливость была сохранена за король. С 13 века его передали в королевский двор. вассалы вместе с их феодами. Первой кодификацией смертной казни была Halsgerichtsordnung прошло Максимилиан I в 1499 г., затем в 1507 г. Constitutio Criminalis Bambergensis. Оба кода легли в основу Constitutio Criminalis Carolina (CCC), принятый в 1532 г. Карл V. в Габсбургская монархия, все региональные коды были заменены Constitutio Criminalis Theresiana в 1768 г.

В Blutbanner («кровавое знамя») или Blutfahne («кровавый флаг») был сплошным красным флагом. Его преподносили феодалам как символ их власти высокой юрисдикции (Blutgerichtsbarkeit) вместе с геральдическим знаменем вотчины. Некоторые феодальные дома приняли в свой герб красное поле, символизирующее кровавое знамя, так называемое Regalienfeld. Талшафт (лесной кантон ) из Швиц использовал кровавое знамя как военный флаг от ок. 1240 г., а позже был включен в флаг Швица и флаг Швейцарии.

Часто это гордо отображается в виде соответствующих символов статуса. Таким образом, постоянный виселица часто возводятся на видных общественных местах; само слово для них по-французски, могущество, происходит от латинского «потенция», что означает «сила».

Высшее правосудие принадлежит всем государствам и высшим вассалам европейского типа феодального общества, но оно также может быть достигнуто другими властями как часть высокой степени юридической автономии, например, в некоторых городах; который со временем часто получал другие высокие привилегии, первоначально предназначенные для высшего дворянства, а иногда и для высшего духовенства. Другие такие привилегии могут включать место в рацион питания или аналогичное феодальное представительное собрание до третье сословие как таковые даже претендовали на такое «парламентское» представительство или право мята монеты. Эти привилегии указывают на его так называемые Свобода был «равноправным» анклавом в территориальной юрисдикции соседнего феодального (светского или церковного) лорда, иногда даже простираясь скорее как полис в античности.

Не каждый Vogt высоко справедливо. Например, до XVIII века кровный суд большей части того, что сейчас кантон Цюрих лежать с Кибург, даже на территории, управляемой графами Грайфензее. Самоуправление кровным судом было важным фактором Императорская непосредственность.

Высшее правосудие это коллекция 1974 года научная фантастика рассказы американского писателя Джерри Пурнель. Он был переиздан сборным изданием с Изгнанники к славе в 2009 году как Изгнание - и слава.

В основе этих историй лежит окончательное падение Государств всеобщего благосостояния; Россия никогда не упоминается, а США падают из-за инфляции и политической коррупции. Короче говоря, цивилизация Земли вот-вот рухнет под тяжестью бюрократии, но новая цивилизация строится решительными транснациональные корпорации. Рассказы были опубликованы между 1972 и 1975 годами и отражают озабоченность Пурнель влиянием защиты окружающей среды, государства всеобщего благосостояния и высоких налогов на способность людей добиваться прогресса в технологиях. В то время Великое общество Американской версии государства всеобщего благосостояния не исполнилось и десяти лет.

Каждый рассказ посвящен проблемам, которые предстоит решить в ближайшем будущем. К ним относятся выращивание плутониевого топлива, глубоководная термальная энергия, крупномасштабное выращивание пищевых продуктов и доступ к пресной воде. Главные действующие лица - агенты транснациональных корпораций - инженеры, участвующие в крупномасштабных проектах, и специалисты по устранению неполадок, защищающие указанных инженеров. Хотя вскользь упоминаются экономические конкуренты, основными противниками являются политические - ненадежные правительства и тайные агенты, действующие от их имени.

Взгляд Pournelle на корпоративные мегапроекты аналогичен взгляду на Роберт А. Хайнлайн как выражено в таких историях, как Человек, продавший луну, или совсем недавно в работе Том Клэнси. Высшее руководство сосредоточено на финансовых рисках, в то время как инженеры на местах занимаются логистикой и чрезвычайно компетентны. Некомпетентных инженеров увольняют. Здесь нет вмешивающихся вице-президентов, трусливых менеджеров среднего звена или бездельников, которые обычно встречаются в любых крупных технических усилиях - в основном потому, что корпорациям Пурнель профсоюзы чтобы предотвратить их изгнание.

Проекты, описанные в этих историях, отражают технологии, описанные в научно-популярном сборнике Пурнель. "Шаг дальше":

  • А лазерный запуск система отправки грузов на орбиту, с MHD электрогенераторы на базе ракетных двигателей.
  • В NERVA проект ядерного ракетного двигателя.
  • Космический корабль с использованием ионные приводы пересекая Солнечную систему. . поколение с рыбоводство как побочный продукт искусственного апвеллинг холодной, богатой питательными веществами воды из глубокого океана.

Короткий роман Изгнанники к славе это продолжение, в котором представлены два персонажа из этих историй. Еще один короткий роман, Рождение огня, по мнению автора, также является частью этой вселенной и имеет похожие темы, хотя он больше заимствует из военной фантастики автора. Пурнель также планировал добавить в эту серию рассказ, который он назвал «Лизабетта». [1]

Рассказы рассматриваются некоторыми как часть CoDominium серия, а будущая история простираясь до начала 31 века. Конечно, темы распада в богатых демократиях те же самые. Технология исключает такие инновации, как Лэнгстон Филд и Алдерсон драйв которые являются основными движущими силами в человеческом диаспора проектируется на 21 век. Издатель утверждает, что именно с этих историй «все началось», но сам Пурнель считает это отдельной вселенной «без сверхсветовых». [1]

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: