Что такое охд в суде

Обновлено: 06.02.2023

В ходе хозяйственной деятельности компания периодически заключает договоры с контрагентами, которые являются для нее полностью или частично аффилированными. Иногда эти сделки совершаются во благо общества, но чаще всего только из эгоистичных побуждений одного из учредителей во вред другим участникам или акционерам. Такие сделки называются сделками с заинтересованностью. Для них законодательство предусмотрело особый порядок согласования, который, однако, общество может упростить или усложнить в своем уставе. Об этом подробно рассказано ниже.

С 15 ноября 2019 года вступили поправки, которые запрещают не только заинтересованным в договоре лицам, но и их аффилированным компаниям принимать участие в голосовании по поводу сделки. Мы также собрали свежую судебную практику по оспариванию сделок с заинтересованностью.

Что нужно знать о сделках с заинтересованностью

Сделка относится к сделкам с заинтересованностью, если в ее совершении заинтересовано одно из лиц, указанных в п. 1 ст. 45 закона об ООО и п. 1 ст. 81 закона об АО. Например, таким лицом может быть генеральный директор, член правления или совета директоров. Однако этими должностями список потенциально заинтересованных лиц не ограничивается. К ним также относятся любые граждане и организации, которые контролируют компанию или могут давать обязательные для нее указания. Они будут заинтересованными, если контрагентами по договору (в том числе как посредник, представитель, выгодоприобретатель) выступают контролирующие лица либо их близкие родственники и подконтрольные компании.

Порядок согласования

По общему правилу сделка с заинтересованностью не требует предварительного одобрения, но общество обязано извещать о такой сделке незаинтересованных участников и членов совета директоров (при его наличии). Уведомление должно быть отправлено не позднее 15 дней до совершения сделки, если в уставе не указан иной срок. Порядок уведомления аналогичен порядку извещения о проведении общего собрания участников (акционеров). Проводить процедуру согласования сделки нужно, только если одно из лиц, указанных в законе, после ознакомления с извещением потребовало созвать собрание. Решение принимает общее собрание участников (акционеров) или совет директоров в зависимости от того, в чьей компетенции согласно уставу общества находится вопрос согласования сделок с заинтересованностью.

Потребовать проведения общего собрания может (абз. 2 п. 4 ст. 45 закона об ООО, п. 1 ст. 83 закона об АО):

  • директор;
  • член коллегиального исполнительного органа;
  • член совета директоров;
  • участник (акционер), обладающий не менее 1 процентом долей (акций), или группа участников, обладающая в совокупности таким количеством долей (акций).

Однако не любая сделка с заинтересованностью требует извещения и одобрения. В пункте 2 ст. 81 закона об АО и в п. 7 ст. 45 закона об ООО указан обширный перечень ситуаций, когда согласовывать сделку не нужно, вот лишь некоторые из них:

  • сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, при условии, что обществом неоднократно в течение длительного периода времени и на схожих условиях совершались аналогичные сделки;
  • единственным участником (акционером) компании является ее директор;
  • абсолютно все участники (акционеры) заинтересованы в сделке. Однако в уставе может быть прописано право участников или акционеров потребовать голосования по сделке;
  • переход имущества в процессе реорганизации;
  • сделка заключается на условиях предварительного договора.

Таким образом, для большинства организаций сделку не нужно согласовывать, если ее размер меньше 20 миллионов рублей и 0,1 процента балансовой стоимости активов компании. Уставом ООО и непубличных акционерных обществ (АО) может быть установлено, что положения о сделках с заинтересованностью в данной организации не действуют.

Как принимается решение

Решение о согласии на совершение сделки, в осуществлении которой имеется заинтересованность, принимается компетентным органом большинством голосов (более 50 процентов), если в уставе не указан иной порог голосов. Голосовать по вопросу одобрения сделки могут только не заинтересованные в ее совершении лица. Пленум Верховного Суда уточнил также, что не вправе принимать участие юридические лица, хотя и не являющиеся заинтересованными лицами, но находящиеся под контролем заинтересованных лиц (п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2018). Решение об одобрении сделки оформляют протоколом общего собрания участников (совета директоров) общества. В решении о согласии на совершение сделки должно быть указано лицо (лица), имеющее заинтересованность в совершении сделки, основания, на которых лицо (каждое из лиц), имеющее заинтересованность в совершении сделки, является таковым (п. 5 ст. 45 закона об ООО, п. 6 ст. 83 закона об АО).

Оспаривание сделки

Если согласие на сделку с заинтересованностью не было получено, то общество, его акционеры, участники, а также члены советы директоров имеют право оспорить сделку (п. 2 ст. 174 ГК РФ, п. 6 ст. 45 закона об ООО, п. 1 ст. 84 закона об АО). Однако несоблюдение процедуры согласования сделки не является основанием для ее оспаривания. В суде потребуется доказать ущерб интересам общества и недобросовестность контрагента.

Изменились правила одобрения сделок

Новый закон уточнил порядок голосования по сделкам с заинтересованностью. Поправки в корпоративное законодательство действуют с 15 ноября.

Теперь голосовать за заключение сделки запрещено не только лицам, которые подпадают под Определение «заинтересованные», но и всем зависимым от них членам общего собрания.

Примечание редакции:

Верховный Суд еще в 2018 году указал, что лица, подконтрольные заинтересованным, тоже не имеют права голосовать.

Подконтрольность акционеров нужно доказывать

Акционер ОАО «Газпром распределение Киров» решил оспорить в суде договор займа на сумму 474 млн рублей, который был заключен между названным акционерным обществом и ООО «Газпром межрегионгаз». Обе организации входят в одну группу компаний.

Заявитель посчитал, что нарушен порядок одобрения сделки, которая является одновременно сделкой с заинтересованностью и крупной сделкой, сделка заключена акционерным обществом на крайне невыгодных для него условиях, чем причиняется ущерб акционерам и акционерному обществу. По мнению истца, голосование совершено под давлением основного крупного акционера.

Арбитражный суд выяснил, что оспариваемая сделка одобрена общим собранием акционеров без учета голосов заинтересованного лица. Также не удалось доказать ущерб от договора, ведь сделка являлась частью системы внутригруппового финансирования, и акционерное общество получило только положительный эффект. Поэтому суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска.

Акционер не сдался и подал апелляционную жалобу, в которой указал, что участники голосования, по формальным признакам не подпадающие под понятие заинтересованных лиц, могли голосовать под влиянием заинтересованного лица. Апелляционный суд указал, что исходя из п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2018 необходимо доказать факт влияния заинтересованного лица на акционеров. Однако таких доказательств истец в суде не представил. Все вышестоящие суды оставили решение в силе.

Повышение зарплаты директора – тоже сделка с заинтересованностью

Генеральный директор был нанят в ООО с ежемесячным окладом 1 млн рублей. Он же владел большей частью долей в уставном капитале. Позднее дополнительным соглашением к договору директор поднял себе зарплату до 2 300 000 рублей в месяц. Другой участник (с меньшей долей) посчитал, что эта сделка относится к сделкам с заинтересованностью и должна пройти обязательную процедуру одобрения, поэтому обратился в арбитражный суд. Истец также предоставил в суд статистику с популярных рекрутинговых сайтов о средней заработной плате генеральных директоров с аналогичным опытом.

Суд первой инстанции удовлетворил иск, признал сделку недействительной и обязал директора вернуть обществу 16 млн рублей переплаты. Как разъяснено в подпункте 1 п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16.05.2014 № 28, положения п. 1 ст. 45 закона об обществах с ограниченной ответственностью не исключают возможности квалификации в качестве сделки с заинтересованностью заключаемого с работником общества договора или его отдельных положений.

Суд апелляционной инстанции изменил решение и отказал в иске. Он исходил из отсутствия оснований для признания сделок недействительными, поскольку истцом не доказано, что их заключение повлекло или может повлечь неблагоприятные последствия для истца либо самого общества. Пострадавший участник не представил достоверных доказательств, подтверждающих несоответствие квалификации и профессиональных качеств директора установленному размеру зарплаты, а также документов, свидетельствующих о невыполнении руководителем обязанностей, предусмотренных трудовым договором. Суд кассационной инстанции согласился с таким выводом.

Однако Верховный Суд обратил внимание, что по спорным сделкам директор (он же участник с наибольшей долей) устанавливал и одобрял повышение собственной заработной платы, поэтому данные сделки являются сделками с заинтересованностью, о чем директор знал. При оспаривании соответствующих сделок директор должен доказать, что ущерба не причинял (п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27).

По мнению судей высшей инстанции, составной частью интереса общества являются в том числе интересы участников. В связи с этим ущерб интересу общества также имеет место, когда сделка хотя и не причиняет ущерб имуществу юридического лица, но не является разумно необходимой для хозяйствующего субъекта, совершена в интересах только части участников и причиняет неоправданный вред остальным участникам общества, которые не выражали согласие на совершение соответствующей сделки. Вместе с тем возможны ситуации, когда прибыль изымается в пользу отдельных участников через выплату заработной платы или процентов по займу.

Ни суд первой инстанции, ни апелляционный и окружной суды при исследовании вопроса о причинении ущерба обществу и его участникам не проверяли доводы истца о том, что фактически через выплату увеличенной заработной платы была распределена чистая прибыль хозяйствующего субъекта только в пользу одного из участников. Верховный Суд РФ вернул дело на пересмотр, чтобы судьи еще раз проверили этот факт.

Если сделка с заинтересованностью не принесла ущерба, то ее нельзя признать недействительной

Министерство имущественных отношений Омской области обратилось в арбитражный суд с иском о признании сделок с заинтересованностью недействительными. Министерство оспаривало договор на оказание услуг, связанных с подготовкой к проведению заседаний совета директоров общества (где истец был акционером), подготовкой годового отчета и положения о вознаграждениях и компенсациях, выплачиваемых членам совета директоров. При этом исполнителем по договору выступал председатель совета директоров. По мнению истца, председатель совета директоров в силу компетенции получал вознаграждение как председатель совета директоров общества, а получение вознаграждения за выполнение этих же работ в качестве исполнителя по договорам консалтинга противоречит закону.

Однако арбитражный суд отказал в иске. Согласно разъяснениям, изложенным в п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28, лицо, предъявившее иск о признании сделки недействительной на основании того, что она совершена с нарушением порядка одобрения сделок с заинтересованностью, обязано доказать нарушение сделкой прав или охраняемых законом интересов общества или его акционеров. Об отсутствии нарушения интересов общества и его участников (акционеров) может свидетельствовать, в частности, следующее:

  • предоставление, полученное обществом по сделке, было равноценным отчужденному имуществу;
  • совершение сделки было способом предотвращения еще больших убытков для общества;
  • сделка общества, хотя и была убыточной, но являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых общество должно было получить выгоду.

Таким образом, истец должен доказать, что при совершении сделки общество не могло ожидать положительного эффекта, условия сделки являлись для него явно убыточными. Но министерство не смогло доказать в суде убыточность договора с председателем совета директоров.

Дело дошло до Верховного Суда, который оставил решение в силе. Высшая инстанция согласилась с тем, что отсутствие одобрения сделки не является достаточным основанием для удовлетворения иска.

Суд откажет в ситуациях, при которых контрагент не знал о сделке с заинтересованностью

Учредитель компании решил оспорить договор поручительства, заключенный между ООО и банком. Для этого он подал иск в Арбитражный суд г. Москвы. Истец указал в заявлении, что одним из учредителей контрагента является родная сестра участника компании.

Кроме того, истец указал, что на основании записей в ЕГРЮЛ контролирующее контрагента лицо ранее было также участником ООО, долей в котором владеет истец.

Таким образом, по мнению истца, в силу ст. 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» оспариваемый договор является сделкой, в отношении которой имеется заинтересованность, при этом упомянутые сестры-учредители являются по смыслу указанной нормы лицами, заинтересованными в совершении сделки. Более того, как указал заявитель, заключение договора поручительства не было связано с хозяйственной деятельностью ООО и его уставными целями и не могло принести ему какой-либо имущественной выгоды, поскольку его заключение привело к искусственному увеличению кредиторской задолженности и возникновению дополнительных обязательств, которые ранее не существовали. Никаких экономических взаимоотношений между контрагентами не существовало, отсутствовала экономическая целесообразность для заключения договора поручительства.

Суд выяснил исходя из протокола внеочередного общего собрания участников ООО «Мики-Мики», что одна из сестер имеет долю в уставном капитале в размере ровно 50 процентов, а не более 50, как это предусмотрено ст. 45 Закона РФ об ООО, поэтому не является контролирующим лицом.

По общему правилу закон не устанавливает обязанности третьего лица проверять перед совершением сделки, является ли соответствующая сделка для его контрагента сделкой с заинтересованностью и была ли она надлежащим образом одобрена (в том числе отсутствует ли обязанность по изучению списков аффилированных лиц, контролирующих и подконтрольных лиц контрагента, устава общества).

Между тем истец не представил никаких доказательств того, что отсутствовало надлежащее согласие на совершение сделки или что «…другая сторона по сделке…», то есть банк знал или заведомо должен был знать о том, что якобы отсутствовало надлежащее согласие на сделку.

Рассмотрев все факты, арбитражный суд отказал в иске, а вышестоящий суд поддержал такое решение.

Есть всего лишь год на оспаривание сделки с заинтересованностью

Акционер попытался признать сделку с заинтересованностью недействительной спустя почти три года после ее совершения. Согласно пункту 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании сделки с заинтересованностью составляет один год. Но заявитель указал, что узнал обо всех обстоятельствах сделки менее года назад.

В пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 разъяснено, что срок исковой давности по искам о признании недействительной сделки, произведенной с нарушением порядка ее совершения, исчисляется со дня, когда лицо, которое самостоятельно или совместно с иными лицами осуществляет полномочия генерального директора, узнало или должно было узнать о том, что такая сделка совершена с нарушением требований закона к порядку ее совершения, в том числе если оно непосредственно совершало данную сделку.

Судьи пришли к выводу, что заявитель, действуя добросовестно в качестве акционера и председателя совета директоров компании, мог и должен был узнать о наличии оспариваемого договора, заключенного от 20.07.2015, не позднее 30.06.2016.

Вместе с тем истец обратился в суд первой инстанции только 22.08.2018, то есть по истечении установленного законом срока, что в силу п. 2 ст. 199 ГК РФ является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Все вышестоящие суды посчитали, что заявитель нарушил срок исковой давности.

Глава III.1 ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) предусматривает специальные основания для признания недействительными сделок несостоятельных должников в рамках дел о банкротстве.

При этом статьей 61.4 названного закона закреплены особенности оспаривания отдельных сделок должника. Например, сделки должника, совершенные в рамках обычной хозяйственной деятельности (далее – ОХД), и не превышающие 1% балансовой стоимости активов должника, могут быть признаны недействительными только на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. (п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве).

Пункт 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Постановление №63) указывает на то, что по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут быть оспорены заявления о зачете.

В данной заметке, приведен анализ судебной практики Арбитражного суда Московского округа (далее - АСМО) на предмет того, когда зачет признается сделкой, совершенной в рамках ОХД, а когда нет.

Общие критерии определения того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, установлены в пункте 14 Постановления №63, где указано:

При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам, в частности, с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сотовой связи и Интернет, уплата налогов и т.п.). Не могут быть, по общему правилу, отнесены к таким сделкам платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, а также не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита.

Совершение сделки в сфере, отнесенной к основным видам деятельности должника в соответствии с его учредительными документами, само по себе не является достаточным для признания ее совершенной в процессе его обычной хозяйственной деятельности.

В практике Арбитражного суда Московского округа встречаются следующие подходы к разрешению вопроса об отнесении зачета к сделкам, совершенным в рамках ОХД.

В ряде случае, АСМО укзывает, что зачет вообще не может рассматриваться как сделка, совершенная в рамках ОХД.

Зачет встречных однородных требований не может являться сделкой, совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, так как спорная сделка, прежде всего направлена на прекращение ранее возникших обязательств должника.

Такие сделки не обеспечивают производственный процесс, не направлены на получение прибыли, достижения иной экономической цели. Кроме того, вследствие зачета стороны не передают имущество и не принимают на себя какие-либо обязательства или обязанности, заявление о зачете является способом прекращения обязательств.

Данная позиция изложена в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 15.05.2019 № Ф05-1504/2019 по делу № А40-102434/2017; Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 20.11.2019 № Ф05-11211/2018 по делу № А40-129372/2016; Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 03.12.2018 № Ф05-20023/2018 по делу № А41-91844/15).

В других делах АСМО указывает, что зачет не может быть признан сделкой в рамках ОХД, если результате его совершения прекращаются просроченные обязательства должника.

В Постановлении от 17.09.2019 №Ф05-24099/2018 по делу №А40-230298/2017 Арбитражный суд Московского округа для определения может ли быть зачет совершен в рамках ОХД указал:

Даже если приравнять зачет к платежу, совершаемому в процессе обычной хозяйственной деятельности, этот платеж может считаться совершенным в рамках такой деятельности только в том случае, если он был своевременным и не был связан с просрочкой исполнения обязательств.

Между тем, согласно соглашению о зачете взаимных требований оспариваемые сделки совершены со значительной просрочкой по оплате задолженности, в связи с чем суды пришли к правильному выводу, что оспариваемые сделки не могут быть отнесены к сделкам, совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности.

Позиция о том, что зачет не может быть признан сделкой, совершенной в рамках ОХД, если подлежащие зачету обязательства должника существенно просрочены отражена в многочисленных актах АСМО: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.05.2019 № Ф05-11236/2018 по делу № А41-20564/2016; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.04.2019 № Ф05-9838/2017 по делу № А40-141919/2016; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.01.2019 № Ф05-9838/2017 по делу № А40-141919/2016; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.04.2019 № Ф05-11236/2018 по делу № А41-20564/2016; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.02.2019 № Ф05-9838/2017 по делу № А40-141919/2016; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.12.2018 № Ф05-9838/2017 по делу № А40-141919/2016.

В Постановлении от 22.01.2019 №Ф05-2169/2018 по делу №А40-114562/2016 Арбитражный суд Московского округа счел 20-ти дневную просрочку исполнения обязательств должника, подлежащих зачету, существенной.

При этом указанные судебные акты позволяют сделать вывод о том, что если зачету подлежат требования, срок исполнения которых не пропущен, то такой зачет может являться сделкой, совершенной в рамках ОХД.

В отдельных делах АСМО относит зачет к сделкам в рамках ОХД при наличии следующих обстоятельств:

  • должник постоянно совершал зачеты (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24.10.2019 № Ф05-21849/2016 по делу № А41-47794/2015);
  • возможность прекращения обязательств сторон зачетом предусмотрена заключенными между ними договорами, при условии того, что зачетом прекращаются не просроченные обязательства должника перед контрагентом и наоборот (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.10.2019 № Ф05-2319/2018 по делу № А40-71354/2017; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.10.2018 № Ф05-12071/2018 по делу № А40-112923/2015);
  • совершение зачетов между сторонами носило систематический характер и являлось обычным для их отношений (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.02.2019 № Ф05-21768/2018 по делу № А40-137644/2016).

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 17.12.2018 № Ф05-13623/2014 по делу № А40-146853/13-177-14 обособленный спор по рассмотрению заявления о признании недействительным зачета был направлен на новое рассмотрение. При этом суд округа порекомендовал нижестоящим судам для цели квалификации зачета как сделки, совершенной в рамках ОХД «установить все существенные обстоятельства необходимые для правильного разрешения обособленного спора (в том числе: осуществлялись ли должником в процессе своей обычной деятельности зачеты с Компанией и с другими контрагентами; превысила ли сумма спорного зачета один процент от стоимости активов должника; произошло ли нарушение очередности, установленной пунктом 4 статьи 134 Закона о банкротстве спорным зачетом; присутствовала ли в данном спорном случае недобросовестность ОАО «МРСК Северо-Запада»)».

В Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 17.04.2019 № Ф05-2319/2018 по делу № А40-71354/2017 также отмечено, что для установления того, совершен зачет в рамках ОХД или нет, нужно установить факт того, что должник ранее совершал зачеты, а также выяснить какие конкретно из них можно считать обычными. В данном постановлении суд указал следующее:

Как следует из анализа проведенных ранее зачетов встречных однородных требований, суммы таких зачетов существенно отличались от оспариваемых Заявлений о зачете и не превышали одного процента стоимости активов должника. У должника отсутствует практика прекращения своих обязательств [зачетом], права требования, по которым перешли от одного лица к другому.

При указанных обстоятельствах ООО «ОПТ77» не доказан факт совершения указанных сделок в рамках обычной хозяйственной деятельности.

Исходя из проведенного анализа можно сделать вывод о том, что Арбитражный суд Московского округа не имеет единой выработанной позиции относительно того, может ли в принципе зачет являться сделкой, совершенной в рамках ОХД, или нет. При этом однозначно можно сказать, что не будет признан сделкой, совершенной в рамках ОХД, зачет, по которому прекращаются просроченные обязательства должника.

Глава III.1 ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) предусматривает специальные основания для признания недействительными сделок несостоятельных должников в рамках дел о банкротстве.

При этом статьей 61.4 названного закона закреплены особенности оспаривания отдельных сделок должника. Например, сделки должника, совершенные в рамках обычной хозяйственной деятельности (далее – ОХД), и не превышающие 1% балансовой стоимости активов должника, могут быть признаны недействительными только на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. (п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве).

Пункт 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Постановление №63) указывает на то, что по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут быть оспорены заявления о зачете.

В данной заметке, приведен анализ судебной практики Арбитражного суда Московского округа (далее - АСМО) на предмет того, когда зачет признается сделкой, совершенной в рамках ОХД, а когда нет.

Общие критерии определения того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, установлены в пункте 14 Постановления №63, где указано:

При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам, в частности, с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сотовой связи и Интернет, уплата налогов и т.п.). Не могут быть, по общему правилу, отнесены к таким сделкам платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, а также не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита.

Совершение сделки в сфере, отнесенной к основным видам деятельности должника в соответствии с его учредительными документами, само по себе не является достаточным для признания ее совершенной в процессе его обычной хозяйственной деятельности.

В практике Арбитражного суда Московского округа встречаются следующие подходы к разрешению вопроса об отнесении зачета к сделкам, совершенным в рамках ОХД.

В ряде случае, АСМО укзывает, что зачет вообще не может рассматриваться как сделка, совершенная в рамках ОХД.

Зачет встречных однородных требований не может являться сделкой, совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, так как спорная сделка, прежде всего направлена на прекращение ранее возникших обязательств должника.

Такие сделки не обеспечивают производственный процесс, не направлены на получение прибыли, достижения иной экономической цели. Кроме того, вследствие зачета стороны не передают имущество и не принимают на себя какие-либо обязательства или обязанности, заявление о зачете является способом прекращения обязательств.

Данная позиция изложена в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 15.05.2019 № Ф05-1504/2019 по делу № А40-102434/2017; Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 20.11.2019 № Ф05-11211/2018 по делу № А40-129372/2016; Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 03.12.2018 № Ф05-20023/2018 по делу № А41-91844/15).

В других делах АСМО указывает, что зачет не может быть признан сделкой в рамках ОХД, если результате его совершения прекращаются просроченные обязательства должника.

В Постановлении от 17.09.2019 №Ф05-24099/2018 по делу №А40-230298/2017 Арбитражный суд Московского округа для определения может ли быть зачет совершен в рамках ОХД указал:

Даже если приравнять зачет к платежу, совершаемому в процессе обычной хозяйственной деятельности, этот платеж может считаться совершенным в рамках такой деятельности только в том случае, если он был своевременным и не был связан с просрочкой исполнения обязательств.

Между тем, согласно соглашению о зачете взаимных требований оспариваемые сделки совершены со значительной просрочкой по оплате задолженности, в связи с чем суды пришли к правильному выводу, что оспариваемые сделки не могут быть отнесены к сделкам, совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности.

Позиция о том, что зачет не может быть признан сделкой, совершенной в рамках ОХД, если подлежащие зачету обязательства должника существенно просрочены отражена в многочисленных актах АСМО: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.05.2019 № Ф05-11236/2018 по делу № А41-20564/2016; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.04.2019 № Ф05-9838/2017 по делу № А40-141919/2016; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.01.2019 № Ф05-9838/2017 по делу № А40-141919/2016; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.04.2019 № Ф05-11236/2018 по делу № А41-20564/2016; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.02.2019 № Ф05-9838/2017 по делу № А40-141919/2016; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.12.2018 № Ф05-9838/2017 по делу № А40-141919/2016.

В Постановлении от 22.01.2019 №Ф05-2169/2018 по делу №А40-114562/2016 Арбитражный суд Московского округа счел 20-ти дневную просрочку исполнения обязательств должника, подлежащих зачету, существенной.

При этом указанные судебные акты позволяют сделать вывод о том, что если зачету подлежат требования, срок исполнения которых не пропущен, то такой зачет может являться сделкой, совершенной в рамках ОХД.

В отдельных делах АСМО относит зачет к сделкам в рамках ОХД при наличии следующих обстоятельств:

  • должник постоянно совершал зачеты (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24.10.2019 № Ф05-21849/2016 по делу № А41-47794/2015);
  • возможность прекращения обязательств сторон зачетом предусмотрена заключенными между ними договорами, при условии того, что зачетом прекращаются не просроченные обязательства должника перед контрагентом и наоборот (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.10.2019 № Ф05-2319/2018 по делу № А40-71354/2017; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.10.2018 № Ф05-12071/2018 по делу № А40-112923/2015);
  • совершение зачетов между сторонами носило систематический характер и являлось обычным для их отношений (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.02.2019 № Ф05-21768/2018 по делу № А40-137644/2016).

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 17.12.2018 № Ф05-13623/2014 по делу № А40-146853/13-177-14 обособленный спор по рассмотрению заявления о признании недействительным зачета был направлен на новое рассмотрение. При этом суд округа порекомендовал нижестоящим судам для цели квалификации зачета как сделки, совершенной в рамках ОХД «установить все существенные обстоятельства необходимые для правильного разрешения обособленного спора (в том числе: осуществлялись ли должником в процессе своей обычной деятельности зачеты с Компанией и с другими контрагентами; превысила ли сумма спорного зачета один процент от стоимости активов должника; произошло ли нарушение очередности, установленной пунктом 4 статьи 134 Закона о банкротстве спорным зачетом; присутствовала ли в данном спорном случае недобросовестность ОАО «МРСК Северо-Запада»)».

В Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 17.04.2019 № Ф05-2319/2018 по делу № А40-71354/2017 также отмечено, что для установления того, совершен зачет в рамках ОХД или нет, нужно установить факт того, что должник ранее совершал зачеты, а также выяснить какие конкретно из них можно считать обычными. В данном постановлении суд указал следующее:

Как следует из анализа проведенных ранее зачетов встречных однородных требований, суммы таких зачетов существенно отличались от оспариваемых Заявлений о зачете и не превышали одного процента стоимости активов должника. У должника отсутствует практика прекращения своих обязательств [зачетом], права требования, по которым перешли от одного лица к другому.

При указанных обстоятельствах ООО «ОПТ77» не доказан факт совершения указанных сделок в рамках обычной хозяйственной деятельности.

Исходя из проведенного анализа можно сделать вывод о том, что Арбитражный суд Московского округа не имеет единой выработанной позиции относительно того, может ли в принципе зачет являться сделкой, совершенной в рамках ОХД, или нет. При этом однозначно можно сказать, что не будет признан сделкой, совершенной в рамках ОХД, зачет, по которому прекращаются просроченные обязательства должника.

Последние несколько лет ЦБ активно проводит работу по очистке банковского сектора от кредитных учреждений с сомнительной финансовой политикой. Итогом данной работы являются возбужденные уголовные дела в отношении бывших топ-менеджеров банков и громадное количество исковых заявлений в Арбитражные суды по оспариванию сомнительных сделок, совершенных банками за 3-летний период до отзыва лицензии.

Все мы понимаем, что руководство потенциальных банков-банкротов прекрасно осведомлено о финансовом кризисе в своем учреждении, и как это часто бывает, вместо проведения антикризисных мероприятий с целью восстановления платежеспособности банка преследует совсем другие цели, стараясь максимально быстро и выгодно «вывести» ликвидные активы умирающего банка.

Все самое «интересное» начинается с момента признания Арбитражным судом банкротом кредитную организацию и утверждения конкурсного управляющего, основная задача которого – максимально полно сформировать конкурсную массу и рассчитаться с имеющимися требованиями кредиторов.

Одно из основных направлений, с помощью которого происходит формирование конкурсной массы – это работа по оспариванию подозрительных сделок на основании главы III.1 ФЗ №127 «О несостоятельности».

Особое внимание АСВ уделяет тем сделкам, которые были совершены в месячный, полугодовой и годовой срок до признания банка банкротом. Специальные нормы ФЗ «О несостоятельности» позволяют АСВ оспаривать совершенные сделки в указанный период и возвращать имущество в конкурсную массу. Для информации: глава III.1 ФЗ №127 позволяет оспаривать сделки и за 3-летний период до возбуждения дела о банкротстве, вопрос в основаниях и доказательной базе, которая будет использована в основе поданного заявления.

Данный механизм направлен на борьбу с последствиями активной работы бывших управленцев по личному обогащению. Как говорится «лес рубят – щепки летят», но что делать, если в результате формирования конкурсной массы ваши добросовестные сделки с банком-должником стали сомнительными и вы получили заявление от конкурсного управляющего об их оспаривании?

Сомнительные сделки

Сомнительными сделками могут быть, на первый взгляд, совершенно обычные операции, которые по своей природе не направлены на «вывод» активов перед банкротством кредитного учреждения: досрочное погашение кредита (овердрафта), снятие депозита, получение наличных денежных средств из кассы банка, зачет встречных однородных требований.

Одним из ярких примеров, связанных с оспариванием сделок, можно наблюдать в деле о банкротстве Татфондбанка или Военно-промышленного банка, вкладчики которых решили забрать свои денежные средства с депозитов в данных кредитных учреждениях. Спустя практически год клиенты этих банков получили Заявления об оспаривании снятия собственного вклада в месячный срок до отзыва лицензии у банка.

Для непосвященных в законодательство о банкротстве людей данные действия АСВ кажутся не совсем адекватными: «мы же забрали СВОИ деньги», – говорят люди, ранее считавшие себя счастливчиками, успевшими забрать свои накопления до банкротства банка.

Специфика ФЗ №127 позволяет признать эти операции незаконными, как приоритетные удовлетворения требований одних кредиторов перед другими. Не все же такие «везучие», не все успели забрать свои деньги из банка.

После вступления Решения суда в законную силу гражданин обязан вернуть всю сумму вклада обратно в банк, и если она не превышает 1,4 миллиона (застрахованная сумма), то через какое-то время гражданин сможет ее забрать. А вот «превышенцам» придется ждать подольше: пока сформируется реестр и начнется удовлетворение требований первой очереди кредиторов. При этом есть риски не получить всю сумму в полном объеме.

В вопросе выплаты денежных средств банком-банкротом физические лица находятся в более привилегированном положении по отношению к юридическим: у них и «несгораемая сумма» в 1,4 миллиона имеется, и в реестре требований кредиторов они первее по отношению к юрикам. Все это гарантирует физлицам более высокие шансы на возврат своих денежных средств.

Зона риска

При наличии денежных средств на счете банка-банкрота положение компании становится, мягко говоря, неприятным, но при этом оно будет определенным: компания включается в реестр требований кредиторов на всю сумму остатка по счету и, скорее всего, с тяжелой грустью забывает про ранее заработанные финансы. Очень уж малы шансы для юридических лиц дождаться расчета с третьей очередью реестра, когда впереди миллионные расходы на процедуру, вкладчики-физлица и прочее.

Наличие расчетного счета в банке-банкроте даже при отсутствии денежных средств на нем это – уже основание задуматься над теми операциями, которые были совершены ранее. Довольно часто бывает, что организация решила досрочно погасить имеющийся кредит, овердрафт либо вексель. В рамках обычной хозяйственной деятельности эта операция не вызвала бы никаких вопросов, но в преддверье банкротства, особенно в месячный срок, эти действия с вероятностью 99% могут стать оспоримыми со стороны АСВ. Последствия признания данной сделки недействительной будут выглядеть следующим образом: у банка-банкрота восстанавливается право требования к вашей компании, а требования вашей компании включаются в реестр требований кредиторов банка с «призрачным шансом» получить мизерную часть денежных средств, да и то через долгие годы.

Данные последствия с моральной точки зрения кажутся довольно несправедливыми: вы исполнили свои обязательства, но при этом вы снова должны кредитной организации. Где логика? А если вы добровольно не погасите вновь образовавшиеся обязательства второй раз, то АСВ будет взыскивать их с вашей компании вплоть до банкротства.

Практику по оспариванию досрочного погашения обязательств перед банком – банкротом можно скачать здесь:

В данном случае хотите ли вы того или нет, но вам придется столкнуться с тем, что необходимо будет готовить правовую позицию в арбитражный суд на поданное заявление. Готовить её самостоятельно или обратиться к профессионалам – выбор за вами, но в любом случае необходимо обратить внимание на ряд моментов, которые вам помогут не проиграть арбитражный спор.

1. Срок исковой давности

Оспаривание сделок происходит на основании специальных норм ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве. Соответственно и сроки исковой давности для оспаривания здесь тоже специальные – 1 год с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать об оспариваемой сделки. Вопрос: поступая добросовестно и разумно, когда должен был узнать арбитражный управляющий о наличии оснований для оспаривания подозрительной сделки?

Постановление Пленума ВАС № 63 нам говорит о том, что дата утверждения конкурсного управляющего сама по себе не является отправной точкой для отчета срока исковой давности, стороне необходимо доказать тот факт, что, поступая добросовестно и разумно, управляющий должен быть осведомлен об основаниях для оспаривания спорной сделки. Учитывая специфику кредитной организации и тот объем операций, которые она совершает, не стоит слепо рассчитывать, что Арбитражный суд откажет в иске управляющему на основании пропуска срока исковой давности. Однако если вы понимаете, что в вашем случае срок исковой давности был пропущен, вам несомненно стоит об этом заявить, арбитражный суд по своей инициативе не будет проверять данный срок. Если вы этого не сделаете в первой инстанции, в апелляции данный вопрос рассматриваться, скорее всего, уже не будет.

2. Осведомленность о неплатежеспособности банка

Если управляющий сможет доказать, что сторона сделки знала о неплатежеспособности банка, то у него сильно повышаются шансы оспорить сделку, совершенную в 6-месячный срок до принятия заявления о банкротстве.

Доказывая данный факт, АСВ часто ссылается на наличие картотеки в банке, что практически всегда бывает за 14 дней до отзыва лицензии у банка. Сам по себе факт наличия картотеки не может служить безусловным основанием осведомленности о неплатежеспособности кредитной организации. В законодательстве нет прямого запрета на выдачу денежных средств из кассы банка при наличии картотеки.

Факт осведомленности о неплатежеспособности кредитного учреждения также возможно доказать, ссылаясь на публикации в средствах массовой информации, что подтверждается судебной практикой (Определение Верховного Суда РФ от 22.05.2017 N 305-ЭС16-20779) при банкротстве Пробизнесбанка.

При наличии аффилированных связей с банком-должником конкурсному управляющему довольно легко доказать факт осведомленности о неплатежеспособности банка, что подтверждается судебной практикой, ознакомиться с которой возможно здесь:

3.Сделка совершена вне рамок ОХД банка

Если АСВ докажет, что сделка совершена вне рамок обычной хозяйственной деятельности (далее по тексту — ОХД) банка, то с большой вероятностью данная сделка будет оспорена. Как понять, что совершенная сделка выходит за рамки ОХД Банка? В ФЗ «О несостоятельности» предусмотрен ряд признаков, при наличии которых (за недоказанностью иного), Суд может признать данные операции выходящими за рамки ОХД Банка. Рассмотрим данные основания по мере их популярности:

  • Нарушение очередности платежа. Если имеются неисполненные поручения иных клиентов банка из-за отсутствия денежных средств на корр/счете Банка (в той же валюте, датированные более раним числом), то данный факт будет свидетельствовать о выходе сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности Банка.
  • Существенное отличие размера или назначения платежа от совершаемых ранее. Если клиент кредитной организации на протяжении длительного времени совершал стандартные операции, не отличающиеся по своему назначению. Например, являясь строительной организацией, вы регулярно закупали металлопрофиль. А в преддверии банкротства банка решили приобрести мягкую мебель, и при этом размер платежа или платежей превышают один миллион рублей в операционный день. Вдобавок к этому вы не может представить разумных и убедительных оснований для такого рода платежа. В этом случае данные сделки могут трактоваться как совершенные вне рамок ОХД.
  • Заинтересованность в отношении кредитной организации. В данном случае, я думаю, все понятно: если клиент или получатель платежа является учредителем/участником кредитной организации либо иным образом демонстрирует аффилированность с банком, то данное обстоятельство будет явно свидетельствовать о выходе сделки за рамки ОХД.

Учитывая, с какой регулярной периодичностью кредитные учреждения лишаются лицензий и «падают» в банкротство, даже действуя максимально осмотрительно и добросовестно, никто не застрахован от получения требования со стороны АСВ о признании сделки (сделок) недействительной.

Проанализировав свою сделку с учетом выше приведенных обстоятельств, можно понять, как строить свою позицию при защите интересов в Арбитражном суде, оценить свои возможности для участия в арбитражном споре или принять решение о привлечении специалистов в данном направлении.

Информация в статье актуальна на дату публикации на нашем сайте igumnov.group.

Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.

__

Игумнов Дмитрий

генеральный директор "Игумнов Групп", эксперт по субсидиарке и защите личных активов, арбитражный управляющий

Специализация: представление интересов предпринимателя в государственных структурах всех уровней при привлечении к субсидиарной ответственности, взыскании ущерба, долгов по поручительству и личным займам. Безопасность личных активов.

Пленум Верховного суда о крупных сделках: как его применяют на практике

Пленум Верховного суда 26 июня 2018 года разъяснил, как судам разрешать споры о крупных сделках и сделках с заинтересованностью. Компании могут их заключить, а потом оспаривать, потому что нарушен особый порядок корпоративного одобрения такой сделки. Но если она совершена в ходе обычной текущей деятельности, тогда эти правила не работают. Чтобы отделить одно от другого, суды применяют не только закон, но и разъяснения Верховного суда. В нашей подборке читайте о трёх делах, где суды округов отменяли решения нижестоящих инстанций и опирались на Постановление Пленума ВС № 27.

Вместе или по отдельности

Крупной могут считать не только одну сделку, но и ряд взаимосвязанных сделок в целом. Как их определить, говорится в п. 14 постановления Пленума. О том, что сделки взаимосвязаны, могут говорить единая хозяйственная цель при заключении сделок, консолидация всего имущества у одного лица, непродолжительный период между несколькими сделками.

Это разъяснение применил АС Западно-Сибирского округа в деле о банкротстве МУП Осинниковского городского округа «Водоканал». Его конкурсный управляющий хотел признать недействительными несколько зачетов встречных требований с ПАО «Южно-Кузбасская ГРЭС» в 2018 году. Зачеты проводились на суммы от 1,8 млн до 3,3 млн руб., а всего – 38,2 млн руб. Управляющий доказывал, что «ЮК ГРЭС» знала о предбанкротном состоянии должника и следовала схеме, которую разработали аффилированные лица, чтобы получить долги в обход других кредиторов. При этом заявитель предлагал считать сделки взаимосвязанными. Их общая сумма превышала 1% от стоимости активов должника, что позволяло рассматривать их как крупные (временный управляющий подсчитал, что общая стоимость активов «Водоканала» составляет 365 млн руб.).

Но две инстанции не согласились с его аргументами (дело № А27-1310/2018). Они отказались рассматривать сделки как взаимозависимые. А если рассматривать суммы зачетов отдельно, то крупными эти сделки нельзя было назвать. Ничего подозрительного в них суды не увидели. Они указали, что зачеты были обычными текущими сделками, а должник расплачивался за электроэнергию, что важно для продолжения хозяйственной деятельности.

С этим не согласился управляющий, который подал жалобу в АС Западно-Сибирского округа. Он настаивал, что его подозрения обоснованные. Кроме того, управляющий обратил внимание, что нижестоящие инстанции отказались считать сделки взаимосвязанными и никак не обосновали свое решение.

Суд округа согласился с доводами заявителя. В том числе с тем, что необходимо «объединить» зачеты, чтобы оценить итоговую сумму (превышает она или нет 1% от стоимости активов должника). Здесь АС ЗСО сослался на п. 14 Постановления Пленума № 27, где говорится, что взаимосвязанные сделки может объединять единая хозяйственная цель. В качестве сделок может выступать ряд хозяйственных операций. «Поскольку суды установили, что зачеты объединены единой целью погашения задолженности за электроэнергию, надо было брать общую сумму, чтобы узнать, превышен однопроцентный барьер или нет», – указал АС ЗСО. С этими и другими указаниями он вернул материалы в первую инстанцию (спор пока не рассмотрен).

Обычная сделка или нет

Любая сделка общества считается совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности [а не крупной], пока не доказано иное, говорится в п. 9 Постановления Пленума № 27. Это разъяснение нашло применение в деле № А34-11207/2017, где участник управляющей компании «Дом» Сергей Забава требовал признать недействительным соглашение о переуступке долга. Его 1 мая 2017 года заключили УК «Дом», УО «Риск ЖЭУ» и «Шуховской полигон ТБО». «Риск ЖЭУ» – это прежняя управляющая компания нескольких многоквартирных домов в Кургане, которая обанкротилось. Раньше она платила «Шуховскому полигону ТБО» за вывоз твердых бытовых отходов. УК «Дом» – новая управляющая организация, которая заключила свой договор с «Шуховским полигоном». Кроме того, она обязалась отвечать за долги старой управляющей компании в размере 279 537 руб. Это и было написано в соглашении о переуступке долга, которое оспаривал участник УК «Дом» Забава (одновременно был участником обанкротившейся компании «Риск ЖЭУ»).

Иначе на дело взглянул АС Уральского округа. Он напомнил, что любая сделка считается совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, если не доказано иное (п. 9 Постановления Пленума ВС № 27). Истец указывал, что договор был для УК «Дом» безвозмездным, но этого еще недостаточно, чтобы доказать его необычный характер, говорится в постановлении кассации. Ведь в деле нет доказательств, что сделка вынудила «Дом» прекратить деятельность, существенно изменить ее масштабы или вид. АС УО также принял во внимание, что Забава является участником обеих управляющих компаний. Также, по мнению кассационной тройки судей, ничем не обоснован довод, что «Шуховской полигон» мог знать о крупном характере сделки. А то, является ли он монополистом или нет, вообще к делу не относится.

С такими выводами суд округа отказал в признании перевода долга недействительным.

Баланс или бухгалтерская справка

Крупная сделка – это такая, которая выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности, а цена или балансовая стоимость имущества по сделке составляет от 25% балансовой стоимости активов общества (ст. 46 закона об ООО). П. 12 постановления Пленума ВС разъясняет, где найти балансовую стоимость активов. Это, согласно общему правилу, годовая бухгалтерская отчетность на 31 декабря года, предшествующего сделке. А если общество обязано составлять промежуточную отчетность, то надо ориентироваться на нее.

На это указал нижестоящим судам АС Дальневосточного округа в деле № А59-1801/2017. Там «Водолазная компания» требовала признать недействительным допсоглашение к договору аренды земельного участка с Южно-Сахалинском. Согласно этому документу, в 2017 году «Водолазная компания» с согласия собственника передала права аренды ПСК «Жилспецстрой». Но теперь прежний арендатор оспаривал соглашение, поскольку это является крупной сделкой, заключенной без надлежащего одобрения с его стороны.

«Водолазная компания» одержала победу в двух инстанциях. Рыночная стоимость прав и обязанностей по договору аренды, согласно отчету, составила 22,2 млн руб. Согласно бухгалтерской справке, стоимость участка и основных средств оценивалась в 9,6 млн руб. Из этого суды сделали вывод, что сделка крупная, и признали допсоглашение недействительным.

Но АС Дальневосточного округа указал на ошибки в решениях нижестоящих инстанций. Согласно Постановлению Пленума ВС № 27, балансовая стоимость активов устанавливается на основании годовой бухгалтерской отчетности. Бухгалтерская справка, которой руководствовались суды, не отражает состав и стоимость всех активов общества, отметила кассация в своем постановлении. Кроме того, справка не относится к документам, которые подтверждают балансовую стоимость активов общества. С такими выводами АС ДВО отправил дело на пересмотр.

Там первая инстанция отказала в иске. Согласно балансу на соответствующий год, активы «Водолазной компании» составляли 5,8 млн руб., а стоимость права аренды – 3,8 млн руб. Таким образом, цена сделки все равно превысила 25% стоимости активов. Но суд нашел неподтвержденный факт, что она привела к прекращению деятельности общества, изменению ее вида деятельности, существенному изменению масштабов. Решение устояло в апелляции.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: