Что стало с украинскими моряками после суда

Обновлено: 06.12.2022

Международный арбитражный суд в Гааге до 16 октября проводит слушания по делу об инциденте в Керченском проливе, произошедшем в 2018 году, когда три украинских корабля незаконно вторглись в территориальные воды России. Что на самом деле представляет из себя «керченский инцидент» и какое решение вероятнее всего примет суд, разбиралась Украина.ру

Что это было?

25 ноября 2018 года российские пограничники задержали три украинских корабля, следовавшие из Одессы в Мариуполь.

Бронированные катера «Бердянск», «Никополь» и буксир «Яны Капу», принадлежащие Военно-морским силам (ВМС) Украины, без разрешения пересекли границу России.

«Около 7:00 по московскому времени три корабля ВМС Украины в нарушение статей 19 и 21 Конвенции ООН по морскому праву, определяющих право прибрежного государства на обеспечение безопасности в морском пространстве, пересекли государственную границу РФ, неправомерно зашли во временно закрытую акваторию территориального моря Российской Федерации», — сообщила ФСБ России.

Бронекатера Никополь, Бердянск и буксир Яны Капу во время передачи Украине

Вскоре для прохода судов был закрыт Керченский пролив — два российских гражданских буксира пригнали гражданский сухогруз и тем самым перекрыли любую возможность прохода под Крымским мостом.

Украинские судна опасно маневрировали неподалеку от моста и несколько часов не реагировали на требования пограничников. В результате российские военные были вынуждены открыть огонь — обошлось без жертв.

На борту украинских кораблей находились 24 военнослужащих — моряки ВМС Украины и двое сотрудников военной контрразведки Службы безопасности Украины (СБУ).

Все три судна и их экипажи были арестованы. Им предъявили обвинение в незаконном пересечении границы (ч.3 ст. 322 УК РФ).

В ответ на это украинские власти ввели в 10 приграничных с Россией регионах военное положение, заявляя, что она якобы собирается атаковать Украину, хотя подобные планы в РФ даже не обсуждались. В страну перестали пропускать российских граждан-мужчин в возрасте от 16 до 60 лет, а власть, во главе которой на тот момент находился Петр Порошенко, во всю трубила о «российской угрозе».

Президент России Владимир Путин обвинил Порошенко в провокации — украинские корабли пытались пересечь границу с Россией там, где она проходила еще до возвращения Крыма.

В апреле 2019 года, на закате правления Порошенко, Украина обратилась в Международный трибунал по морскому праву, потребовав освободить корабли и экипаж. В мае трибунал большинством голосов призвал Россию выпустить моряков и корабли в качестве меры временного урегулирования.

Придя к власти, Владимир Зеленский заявил, что поставил своей задачей номер один возвращение арестованных моряков на родину. Правда, оставшийся в наследство от предыдущей власти министр иностранных дел Украины Павел Климкин решил иначе.

25 июня МИД России направил в Международный трибунал ООН ноту, в которой предлагались варианты того, как украинская сторона может способствовать освобождению задержанных моряков. Климкин подтвердил получение ноты и заявил, что отказался обсуждать какие-либо предложения Москвы.

В итоге переговоры Москвы и Киева завершились успешно: 7 сентября 2019 года моряки вернулись на родину в рамках обмена задержанными. Суда вернулись позже — 18 ноября. Но чтобы всем не казалось, что страны наконец-то спокойно достигли общего знаменателя, Киев обвинила Москву в похищении деталей с арестованных кораблей, в том числе сантехники. Позже ФСБ опубликовали видео передачи судов украинской стороне — на кадрах вся техника была на своих местах.

Кому и зачем нужна была эта провокация?

Накануне президентских выборов дела у действующего президента Украины Петра Порошенко шли не очень хорошо: менее чем за полгода до выборов он был аутсайдером в лидерской тройке с рейтингом в районе 10% и огромным, почти 80-процентным антирейтингом.. Лидерство тогда оспаривали Юрий Бойко и Юлия Тимошенко, а Владимир Зеленский еще даже не заявил о своем участии в президентской гонке.

Петр Порошенко

Поэтому Порошенко, как считают эксперты, нужно было во чтобы то ни стало отложить выборы, чтобы спасти ситуацию и одновременно за счет чего-то поднять собственный рейтинг — и Порошенко вместе со своим окружением придумал нехитрую провокацию, прекрасно понимая, что суда будут задержаныЮ, а моряки арестованы и рассчитывал, что это даст ему возможность выступить в их защиту. При этом предполагался прорыв границ России (возможно, с жертвами с обеих сторон), а затем в качестве ответной меры — введение военного положения, из-за которого будут отменены по Конституции до его окончания президентские выборы. Все это по мнению Порошенко и его приближенных добавило бы ему поддержки избирателей.

По словам бывшего первого заместителя секретаря Совбеза Украины Степана Гавриша, Порошенко старательно избегал обсуждения произошедшего с руководителями парламентских фракций. Он был удивлен, что все остальные разы Украина брала необходимые разрешения для прохода подобных судов, а в этот раз почему-то не взяла.

Многие отказывались верить в то, что Порошенко мог сделать это намеренно, но вскоре после его ухода с поста президента, тучи над ним начали сгущаться. Одним из первых на Украине в организации этой провокации Порошенко обвинил олигарх Игорь Коломойский — по его словам, все утверждения Киева об агрессии России в ходе тех событий не соответствуют действительности.

План Порошенко провалился: военное положение, конечно, ввели, но в урезанном формате, и выборы отменять не стали. Так решил пароламент Украины, где были прекрасно, хотя и негласно, осведомлены о планах Порошенко. Во время предвыборной кампании он пытался использовать ситуацию с кораблями и моряками в свою пользу, заявляя, что в условиях «российской агрессии» стране нужен главнокомандующий, а не шоумен (Зеленский) или женщина (Тимошенко). Но выборы Порошенко в итоге проиграл.

Между тем, и это первая загадка, несмотря на имеющиеся доказательства организации провокации бывшим президентом Украины Петром Порошенко, нанесению стране политического, морального и материального ущерба, никаких претензий ему со стороны новой власти предъявлено не было.

Как отреагировала Россия?

В России Порошенко сразу же раскусили: президент России Владимир Путин назвал произошедшее провокацией Киева. С ним согласился министр иностранных дел Сергей Лавров — он добавил, что сделано это было «с благоволения, а то и по прямому приказу высшего руководства» Украины.

Вскоре ФСБ сообщила о наличии неопровержимых доказательств провокации со стороны украинских властей. Позже Россия запросила созыв экстренного заседания Совета Безопасности ООН по ситуации в Керченском проливе, но СБ ООН отклонил повестку.

Несмотря на то, что российские власти были полностью уверены в том, что керченский инцидент был подстроен, они пошли на встречу Киеву: освободили моряков, а затем и корабли, которые, к слову, являлись основными вещественными доказательствами. При этом, процесс над нарушителями границы в России все еще длится.

Но доброжелательное отношение РФ в этом вопросе на Украине, похоже, восприняли как слабость.

Поэтому украинские власти до сих пор продолжают «пережевывать» неудачную идею Порошенко и отстаивать свою правоту в суде, хотя последствия инцидента уже были улажены. 11 октября уже 2021 года арбитражный суд при Постоянной палате третейского суда в Гааге начал слушания по делу о задержании украинских моряков.

Киев намерен добиться компенсации от России за задержание моряков, которые в течение девяти с половиной месяцев находились под арестом в России. Российский МИД, в свою очередь, утверждает, что произошедшее в Керченском проливе не попадает под юрисдикцию международного арбитража.

И потому следующая загадка в этом деле: почему Россия и ее международные юридические инстанции не возбудили в международных судах дело против Украины и ее руководства об организации провокации, которая могла привести к человеческим жертвам с обеих сторон?

Какие последствия у керченской провокации?

После того, как Порошенко проиграл президентские выборы, в отношении него по заявлению бывшего замглавы Администрации президента Андрея Портнова было заведено уголовное дело за организацию провокации в Керченском проливе.


Портнов потребовал привлечь Порошенко к ответственности по «сепаратистским» статьям: «Действия, совершенные с целью насильственной смены или свержения конституционного строя или захвата государственной власти, а также заговор с целью совершения таких действий» (ст. 109); «Государственная измена» (ст. 111), а также «Превышение военным служебным лицом власти или служебных полномочий» (ст. 426).

Учитывая, что Порошенко являлся должностным лицом, ему грозит от 12 до 15 лет лишения свободы в том случае, если его вина будет доказана.

Но экс-президент, похоже, не беспокоится — Зеленский, несмотря на обещание, так и не стал «приговором» для Порошенко. На бывшем главе государства «висит» масса уголовных дел, только толку от этого мало — он остается на свободе и даже без стеснения «покусывает» Зеленского по разным поводам. По утверждению ряда экспертов и украинских политиков происходит это потому, что посольство США в Украине оказывает ему протекцию и обеспечивает ему "зонтик" от любых видов ответственности за совершенные преступления.

При этом, несмотря ни на что, выходка Порошенко помогла Зеленскому заработать политические баллы: он обещал вернуть моряков на Украину и свое обещание выполнил.

При Зеленском власть продолжает гнуть линию предшественника в вопросе керченской провокации и обвинять в произошедшем Россию. Для Киева это выгодно — можно в очередной раз показать Россию агрессором и выставить это на обозрение всего мира.

И в этом смысле очередная загадка: невнимание России, ее властей ко всем тем безобразиям в отношении государства, которые проявляются со стороны Украины и ее руководства к РФ.

Какое решение может принять суд?

Насколько затянется рассмотрение дела и к какому решению придет суд, пока непонятно.

По словам юриста-международника Киры Сазоновой, когда любой суд начинает любые дела, связанные с Керченским проливом, мы сразу же упираемся в вопрос о территориальной принадлежности Крыма, на которую у Москвы и Киева очень разные взгляды. Третейский же суд, в котором сейчас рассматривается дело, ограничивается морским правом и не уполномочен решать территориальные вопросы.

«Произошел он [Керченский инцидент] на фоне серьезного наращивания Киевом военного потенциала в Азово-Черноморском море, других провокационных действий, предпринятых киевским режимом в стремлении оспорить наш суверенитете в отношении Крыма. В оправдание этой опасной военной авантюры Украина пытается вовлечь арбитраж, созданный на основе Конвенции ООН по морскому праву 1982 года», — сказала официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

Украина и Международный трибунал по морскому праву в Гамбурге, в свою очередь, убеждены, что речь идет о мирной ситуации, поэтому рассмотрение дела можно продолжить. Соответственно, тогда вся риторика Киева про якобы ведущуюся Москвой войну оказывается ложью.

По мнению программного директора Валдайского клуба Олега Барабанова, очень велика вероятность того, что Россию в суде не услышат.

«Проблема для нас заключается в том, что присоединение Крыма признало не так много стран. И с точки зрения многих международных инстанций, к которым обращаются украинцы, через воды пролива проходит российско-украинская граница, а сам он открыт для судоходства по международным правилам», — отметил эксперт в комментарии изданию «Аргументы и факты». Соответственно, Россию судебное постановление может и не устроить.

И в этом смысле главный вопрос всей этой истории на сегодняшний день в том, как поведет себя РФ в том случае, если суд в Гааге признает Россию виновной в керченской провокации?


Навал «Дона»: что стало с украинскими моряками, которые пытались незаконно пройти через Керченский пролив

25 ноября 2018 года три корабля военно-морских сил Украины попытались незаконно пересечь российскую границу в Керченском проливе. Они были остановлены силой, взяты под стражу, а все члены экипажей – арестованы. Что случилось с моряками потом?

Задержание

После распада СССР Россия и Украина предприняли несколько попыток регламентировать правовой статус Керченского пролива. По самым первым договорённостям всем судам двух государств, как гражданским, так и военным, разрешалось свободно плавать в его водах. Затем Москва и Киев заключили временное положение о порядке прохода, согласно которому с 2007 года кораблям, следующим через акваторию, предписывалось запрашивать разрешение у Керченского порта. Этот порядок продолжает действовать до сих пор, но с одной оговоркой: после воссоединения Крыма с Россией в 2014 году воды перешли под полный контроль Москвы.

Де-факто порт в Керчи стал российским, и украинские власти оказались в неудобном положении: Киев отказывается признать потерю Крыма, но, чтобы пройти через пролив, вынужден запрашивать разрешение в «закрытой» гавани. Такая ситуация, очевидно, раздражала Украину и в итоге привела к обострению в Азово-Керченской акватории.

Предпринятая два года назад попытка малых бронированных кораблей ВМСУ «Бердянск» и «Никополь», а также рейдового буксира «Яны Капу» напрямую пройти из Одессы в Мариуполь стала его центральным эпизодом. До этого момента стороны избегали прямых столкновений и тем более применения оружия. Например, за полгода до инцидента в Керченском проливе украинские пограничники задержали рыболовецкое судно «Норд», шедшее под российским флагом, а Россия ответила на это усилением досмотра судов в регионе. Но обе страны находили с виду логичные объяснения своих действий, будь то борьба с браконьерами или якобы нарушителями пересечения крымской границы.

Всё изменилось 25 ноября. Украинские власти, пойдя на принцип, отправили корабли через Керченский пролив по спорному маршруту; российские пограничники, зафиксировав попытку незаконного вторжения, применили необходимые меры воздействия.

Береговая охрана перехватила и почти на восемь часов заблокировала катера и буксир на подходе к судоходному каналу. В этот момент досталось буксиру «Яны Капу», на которого сторожевой корабль «Дон» совершил два навала. Поняв, что пройти через пролив не получится, украинские моряки приняли решение прорываться на выход из пролива в направлении Одессы. Российские корабли были вынуждены начать преследование. При этом пришлось открыть огонь — сначала сделать предупредительные выстрелы, а затем и стрелять на поражение. Лишь после этого удалось задержать нарушителей.

Освобождение

Арестованные суда на следующий день отконвоировали в Керчь. В город доставили и членов экипажа кораблей – 22 моряка ВМСУ и двух сотрудников военной контрразведки Службы безопасности. Раненых, от трёх до шести человек, сразу направили на лечение в первую Керченскую городскую больницу.

Правда, в Крыму украинцы пробыли недолго. 27 ноября суд постановил арестовать моряков по делу о незаконном пересечении границы, а 30 ноября их этапировали в Москву. 21 человека разместили в следственном изоляторе «Лефортово», ещё троих раненых – в больнице изолятора «Матросская Тишина».

Содержали их в двухместных камерах, совсем недавно отремонтированных. В помещении был свой душ и плазменный телевизор. Задержанным также разрешалось свободно выходить во внутренний двор, а чтобы прогулки были комфортными, им выдали тёплую одежду.

В России украинским военнослужащим грозило до шести лет тюрьмы. В том, что в случае суда моряки получат реальный срок, сомнений не было: у Следственного управления ФСБ было достаточно улик, чтобы уже в июле 2019 года предъявить окончательное обвинение всем задержанным.

С требованием прекратить преследование экипажа и передать обратно корабли Украина 16 апреля 2019 года обратилась в Международный трибунал по морскому праву. Чуть более чем через месяц суд также призвал отпустить моряков и суда в качестве меры временного урегулирования.

Россия при этом отказалась участвовать в слушаниях, но в целом была готова обсуждать возможность освобождения задержанных. 25 июня министерство иностранных дел страны передало в трибунал варианты, как украинская сторона может способствовать освобождению моряков в рамках российского уголовно-процессуального законодательства.

Реакция Киева на предложения последовала неоднозначная. Павел Климкин, бывший тогда главой МИД Украины, отказался обсуждать идеи Москвы, заявив, что таким образом она пытается вынудить Киев признать уголовное преследование военнослужащих и присоединение Крыма. Однако новоизбранный президент Украины Владимир Зеленский, ранее заявлявший, что освобождение моряков будет его «задачей номер один, кроме Минских договорённостей», публично осудил отказ министра.

Уже в августе СМИ сообщили, что Москва и Киев достигли принципиального согласия об обмене удерживаемыми лицами. 7 сентября 2019 года все 24 задержанных в Керченском проливе украинских военнослужащих вернулись на родину. А 17 ноября были возвращены и корабли.

Возвращение

На Украине моряков, у которых силами местных СМИ и властей уже сформировался образ мучеников, естественно, встретили как национальных героев. Сразу по возвращении командующий ВМСУ адмирал Игорь Воронченко вручил военнослужащим награды и присвоил очередные воинские звания.

Как пишет «Новое время», все они получили статус участников боевых действий и соответствующие социальные гарантии. Большинство моряков продолжили службу в военно-морских силах, как и задержанные офицеры СБУ Андрей Драч и Василий Сорока.

Так, экипаж буксира «Яны Капу» вернулся на службу в полном составе. Капитан корабля Олег Мельничук вместе со своей командой 5 июля 2020 года принял участие в торжествах по случаю Дня Военно-морских сил Украины.

Из семи человек, находившихся на катере «Никополь» в момент задержания службу в море продолжили трое: капитан Богдан Небылица, а также матросы Андрей Опрыско и Сергей Цыбизов. Роман Мокряк, капитан «Бердянска», также вернулся в ВМС, но в открытое море не выходит из-за состояния здоровья. В июле 2020 года он рассказал в интервью «Суспільному», что после возвращения занимается ремонтом навигационного оборудования военных кораблей.

Некоторые моряки продолжили учебу, многие создали семьи. Свадьбы сыграли Владимир Варимез (связист на «Яны Капу»), Андрей Артеменко (матрос «Бердянска»), Виктор Беспальченко (матрос «Яны Капу»), формально расписывавшийся ещё в московском СИЗО Лефортово. Бракосочетание самого юного из задержанных моряков Андрея Эйдера (матроса «Бердянска») показали в новогоднюю ночь в прямом эфире на телеканале «1+1».

Тяжелее всех, пожалуй, пришлось командиру всей группы кораблей капитану второго ранга ВМС Украины Денису Гриценко. После освобождения 36-летний моряк прошёл полное медицинское обследование, в ходе которого у него обнаружили злокачественную опухоль. Через месяц после возвращения на Украину его прооперировали, медикам удалось сохранить моряку почку.

Однако в целом в последующие годы Киев больше занимало возвращение «пропавших» с задержанных кораблей унитазов и получение компенсаций, чем судьба моряков. В мае 2020 года Украина подала меморандум в международный арбитраж с целью получить от России возмещение ущерба из-за инцидента в Керченском проливе.

Как уточнил заместитель главы МИД Евгений Енин, в иске говорится о компенсации за повреждения, которые были причинены кораблям, и потери, «которые понесла украинская сторона из-за того, что некоторое время не могла использовать три корабля». Кроме того, по словам дипломата, значительной частью требований является «обоснование компенсации материального и морального вреда украинским морякам, которые незаконно удерживались на территории Российской Федерации в течение девяти месяцев». Чиновник добавил, что заявленная сумма возмещения составляет несколько миллионов долларов, однако точную цифру не назвал.

Но даже начало рассмотрения иска — перспектива неблизкого будущего. А окончательное решение, по признанию Енина, может быть вынесено примерно в 2023 году.

Зато уже сейчас можно точно сказать, что украинским морякам, которые участвовали в инциденте в Керченском проливе, лучше избегать посещения России. Несмотря на обмен, дело против них прекращено не было — в ФСБ лишь приостановили следственные действия по нему на неограниченный срок в связи с отсутствием возможности обеспечить участие подозреваемых.

70-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН

В субботу, 25 мая, Международный трибунал по морскому праву при ООН потребовал от России освободить украинских военных моряков и корабли, задержанные в Керченском проливе после провокации украинских властей

ВМС Украины Порошенко Одесса

Приказ суда в субботу в Гамбурге, 25 мая, зачитал президент организации Пак Чжин Хён. В решении говорится, что трибунал не считает необходимым требовать от России прекратить уголовное преследование моряков и воздержаться от возбуждения новых дел.

Решения трибунала в Гамбурге являются окончательными и обязательными для выполнения участвующими в споре сторонами.

На Украине решение трибунала назвали «настоящей победой», заявив, что ожидают от Москвы его полного и быстрого выполнения. В свою очередь Россия не участвовала в слушаниях: в Москве ранее заявили, что трибунал не обладает юрисдикцией для рассмотрения украинского иска.

Автор провокации доволен

Ранее Украина обращалась в Международный трибунал по морскому праву с запросом относительно обязательства России вернуть Украине корабли, прекратить уголовное расследование против украинских моряков и позволить им вернуться на Украину.

В начале мая прошли слушания по делу, перешедшие в закрытый режим. Россия решила в них не участвовать.

Во время оглашения решения 25 мая украинскую делегацию возглавила замглавы МИД Украины по вопросам европейской интеграции Елена Зеркаль. После оглашения она заявила, что «приказ Трибунала является четким сигналом России, что она не может нарушать международное право безнаказанно».

Отреагировал на решение Трибунала и экс-президент Украины Петр Порошенко - один из авторов провокации в Керченском проливе. Он использовал конфликт, чтобы ввести в стране военное положение и продлить собственную власть.

Порошенко поприветствовал вердикт и сообщил, что гордится украинcкими моряками. При этом он отметил, что «сценарий войны» с Украиной якобы пишется в Кремле и новым властям страны не должны совершать самоубийство, становясь его соавторами.

Реакция России

Решение трибунала прокомментировало министерство иностранных дел России. В ведомстве указали, что при разрешении инцидента в Керченском проливе исключена возможность задействования Конвенции ООН по морскому праву 1982 года.

Дипломаты также отметили, что Россия будет последовательно отстаивать свою позицию, в том числе и в части отсутствия у арбитража юрисдикции рассматривать спорную ситуацию.

«Избежать ее возникновения можно было при условии соблюдения требований российского законодательства, касающихся судоходства в этом районе. Призываем украинскую сторону действовать именно так впредь», - говорится в комментарии.

«Трибунал России не нужен»

70-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН

Решение Международного трибунала по морскому праву не имеет для России юридической силы, пояснила кандидат юридических и политологических наук, доцент РАНХиГС при президенте России Кира Сазонова.

Она отметила, что Россия, подписывая документ о создании этого трибунала и Конвенцию ООН по морскому праву, сделала важную оговорку: юрисдикция Гамбургского трибунала не будет для нее обязательной, если какое-либо дело будет касаться непосредственно национального суверенитета и безопасности.

«То есть мы не можем позволить трибуналу, который достаточно утилитарный орган и занимается вопросами судоходства, рыболовства и так далее, мы не можем позволить данному органу решать вопросы, связанные с суверенитетом и национальной безопасностью», - добавила Сазонова.

Она отметила, что после воссоединения Крыма с Россией все, что касается Керченского пролива, относится к вопросам внутреннего суверенитета.

«Поэтому трибунал нам не нужен, и мы абсолютно укладываемся в эту оговорку», - заключила она.

Хроника событий в Керченском проливе и «узурпация власти» от Порошенко

Три корабля ВМС Украины с 24 моряками были задержаны 25 ноября 2018 года после того, как нарушили государственную границу России. Они вошли во временно закрытую акваторию территориального моря РФ и двинулись из Черного моря к Керченскому проливу. Требованиям российских властей моряки не подчинялись.

Президент РФ Владимир Путин назвал инцидент в Черном море провокацией, отметив, что среди членов экипажа украинских судов, нарушивших границу России, были двое сотрудников Службы безопасности Украины, которые фактически и руководили этой спецоперацией.

Путин подчеркнул, что российские пограничники выполняли свои функции по защите госграницы.

Кроме того, на днях Госбюро расследований Украины по заявлению экс-замглавы Администрации президента Андрея Портнова, вернувшегося на Украину после многолетнего отсутствия, возбудило уголовное дело против бывшего президента Петра Порошенко по поводу организации им Керченской провокации с целью ввести военное положение и узурпировать власть. Портнов потребовал привлечь Порошенко по «сепаратистским» статьям УК Украины, по которым ему грозит срок от 12 до 15 лет лишения свободы.

«Не надо было отправлять украинских моряков»

Примечательно, что новый глава Генерального штаба ВС Украины Руслан Хомчак считает, что украинских моряков нельзя было посылать в Керченский пролив.

«Я не могу оценивать Керченскую операцию, я тогда не был (в должности начальника Генштаба - ред.). Конечно, не надо было подвергать моряков такой опасности», - передавали слова Хомчака украинские СМИ.

Глава Генштаба ВСУ отметил, что у него также есть вопросы к командующему военно-морских сил ВС Украины Игорю Воронченко.

«Он вернется, и когда я буду его заслушивать, я ему задам этот вопрос: чем он руководствовался, или он прогнозировал это все, мне тоже интересно это все услышать. У нас не так много морских судов для того, чтобы мы могли их так раздавать», - подчеркнул Хомчак.

Политика вместо права

Зеленский

На решение Трибунала отреагировал и новоизбранный президент Украины Владимир Зеленский. У себя в Facebook он написал, что выполнение Россией решения Международного трибунала ООН по морскому праву об освобождении задержанных в районе Керченского пролива украинских моряков и кораблей может стать сигналом Москвы о готовности к прекращению конфликта с Украиной.

По его словам, таким образом Москва может сделать шаг «к разблокированию переговоров и решению созданных ею проблем цивилизованным способом».

Однако Зеленский, видимо, не учитывает, что сейчас дело украинских моряков рассматривает суд, и только после вынесения его решения возможен диалог о судьба украинских моряков.

А в целом же данное решение Международного трибунала по морскому праву при ООН лежит не в русле права, а в русле политики. В Керченском проливе Россия действовала в рамках защиты своей государственной границы, а украинские власти шли на откровенную провокацию. Требовать же от России освободить моряков и вернуть корабли - значит только разжигать конфликт и идти на обострение, а не пробовать найти компромисс.

Рассмотрение ходатайства следствия о продлении срока ареста украинским морякам

Лефортовский суд Москвы во вторник, 15 января, удовлетворил ходатайство прокурора и закрыл от слушателей заседание, в ходе которого рассматривается ходатайство ФСБ о продлении ареста морякам, задержанным после провокации Украины в районе Керченского пролива

На заседание суда приехали уполномоченный по правам человека Верховной Рады Украины Людмила Денисова и родственники моряков. Как сообщила украинский омбудсмен на своей странице в Facebook, обвиняемых моряков разбили на 6 групп по 4 человека в каждой.

В комментарии журналистам Денисова заявила, что, по её мнению, «это судилище над нашими военнопленными моряками» и что никакой суд не может рассматривать это дело, разве что суд военный. По мнению омбудсмена, решение суда «предрешено».

Как сообщил журналистам адвокат Михаил Власюк, защита украинских моряков ходатайствует о передаче дела в гарнизонный военный суд.
Задержанные моряки считают себя военнопленными. В суде они отказались давать показания, сославшись на 17-ю статью Женевской конвенции.

Задержанные украинские корабли доставлены в порт Керчи

Напомним, три корабля ВМС Украины 25 ноября 2018 года нарушили границу России, вошли во временно закрытую акваторию территориального моря РФ и двинулись из Черного моря к Керченскому проливу. Они опасно маневрировали, отказывались подчиниться требованиям Пограничной службы РФ, вследствие чего были задержаны, их экипажи — арестованы. Всем 24 украинским морякам ФСБ предъявила обвинение в незаконном пересечении границы России.

Президент РФ Владимир Путин назвал инцидент провокацией, отметив, что среди членов экипажа украинских судов, нарушивших границу России, были двое сотрудников Службы безопасности Украины (СБУ), которые фактически и руководили этой спецоперацией. По его словам, провокация в Черном море связана с низким рейтингом президента Украины Петра Порошенко в преддверии выборов.

Первый заместитель главы Департамента береговой охраны Пограничной службы ФСБ России вице-адмирал Алексей Вольский ранее заявил на пресс-конференции, что главной целью провокаций со стороны Украины был Керченский мост.

Задержанные украинские корабли доставлены в порт Керчи

Вольский также отметил, что при задержании «командир российского корабля сумел выполнить артиллерийскую стрельбу таким образом, что применение 30 мм шестиствольной установки со скорострельностью 6000 выстрелов в минуту нанесло минимальный ущерб украинскому катеру и здоровью членов экипажа».

Начальник следственного управления ФСБ России Михаил Шишов сообщил, что на задержанных украинских кораблях артустановки находились в приведенном к бою состоянии. В ходе проведения осмотров украинских кораблей и находящейся на них документации обнаружен контрольный лист готовности бронекатера «Никополь», в котором указано: «Переход осуществлять скрытно, за границами береговых и морских районов наблюдения Черноморского флота и береговой охраны ФСБ России… Во время выполнения заданий основные усилия сосредоточить на скрытом переходе до Керчь-Еникальского канала и его проходе…»

Шишов также подчеркнул, что украинские власти сейчас пытаются представить своих военнослужащих как военнопленных, однако они обвиняются в совершении уголовного преступления и «…не могут считаться военнопленными, поскольку Российская Федерация и Украина не находятся в состоянии военного конфликта либо войны».

Петр Порошенко

К счастью, в этом инциденте обошлось без человеческих жертв. Однако все понимают, что Порошенко практически отправил моряков на заклание, преследуя свои предвыборные цели. В МИД России подчеркивали, что киевский режим с самого начала планировал принести в жертву экипажи всех трех судов, поскольку перед ними была поставлена задача открыть огонь по российским пограничникам.

В связи с этим инцидентом Порошенко объявил в стране военное положение в ряде областей (его срок истёк 26 декабря 2018 года).

Киев намерен продолжать провокации. Секретарь национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов ранее заявил, что в ближайшее время украинские военные корабли снова пройдут через Керченский пролив. Он не исключил, что в этом проходе примут участие корабли представителей стран — партнеров Украины (читай, стран НАТО. — Ред.) или представителей международных организаций.

Апелляции рассматривал Верховный суд Республики Крым

26-летнего Владимира Варимеза видят только судья, прокурор и адвокат. Все остальные в зале суда могут только слышать его голос, доносящийся с экрана большого телевизора.

Задержанный моряк буксира ВМСУ «Яны Капу» находится в московском СИЗО «Лефортово», как и другие его сослуживцы, пытавшиеся прорваться через Керченский пролив. Их апелляции – а моряки считают, что их задержали незаконно - рассматривает Верховный суд Республики Крым, поэтому на заседании обвиняемые присутствуют виртуально, с помощью видеосвязи.

Варимеза и еще 23 украинских моряка задержали, напомним, в конце ноября после провокации в Керченском проливе. Завели уголовное дело за незаконное пересечение российской границы. Киевский райсуд Симферополя избрал им в качестве меры пресечения арест почти на два месяца. Большинство моряков решили оспорить это решение.

Жалобу Варимеза Верховный суд рассматривал первой.

С самого начала моряк потребовал переводчика. Дальнейший диалог «КП-Крым» приводит целиком.

- В услугах какого переводчика вы нуждаетесь? - попыталась уточнить судья. - По национальности вы болгарин, мы с вами сейчас общаемся на русском языке…

- Но вырос я в Украине.

- Так с украинского на русский или с русского на украинский вам нужен переводчик? На каком языке вы желаете давать показания или пояснения?

- Я не буду давать показаний.

- Тогда я не понимаю логику ваших рассуждений. С какой целью вам нужен переводчик?

- С какого на какой. - судья начинает говорить чуть громче.

- С украинского на русский.

- Вы будете давать пояснения на украинском языке в суде?

- То есть с русского на украинский…

- Вы не владеете русским языком?

- Понимаю, но немножко с трудностями.

- А сейчас вы меня понимаете?

Владимир Варимез / Instagram

«БОЖЕ, ВАШЕ ПРАВО!»

Судья задает еще несколько уточняющих вопросов по поводу адреса проживания и регистрации обвиняемого. Варимез вспоминает, что не должен говорить по-русски, и впервые с начала заседания начинает употреблять украинские слова: «Так» и «Ні».

- Вам предъявлено обвинение?

- Я отказываюсь от обвинения! - снова по-русски.

- Суд спрашивает не об этом, я спрашиваю, какого числа предъявили обвинение.

- Я считаю себя военнопленным!

- Да Боже, ваше право! Как хотите! Но давайте вернемся к жалобе…

В разговор вмешивается адвокат, пытается пояснить, что его подзащитный в целом русский понимает, но не знаком со специфической юридической лексикой. На что судья резонно отмечает, что объяснять юридические термины - как раз обязанность защитника.

- При рассмотрении судом первой инстанции вы утверждали, что переводчик не нужен… почему сейчас возникла необходимость? - продолжает интересоваться судья.

Адвокат что-то шепчет моряку. И Владимир Варимез снова переходит на украинский:

Варимезу все же отказывают в переводчике, так как «не усматривается законных оснований». Не нужен ведь он был раньше, а тут вдруг…

Моряки ВМСУ пытались незаконно пройти через Керченский пролив. Фото: Архив КП

«Я ВІДМОВЛЯЮСЬ ВІДПОВІДАТИ»

Попытка суда выяснить, поддерживает ли моряк жалобу, которую подал в суд его адвокат, тоже не увенчалась успехом: Варимез отвечает на вопросы суда, мягко говоря, невпопад.

Выходило, что обвиняемый не согласен с доводами своего защитника, но не хочет прекращать производство. Адвокат пытается списать все на «он не понимает».

- А вы тогда зачем присутствуете? Разъясните, что значит «поддерживать жалобу»! Вы-то с ним на каком языке общаетесь? На украинском или на русском? А может, на болгарском? - одергивает судья.

- Я відмовляюсь відповідати, тому що я воєнноплєнний, - выговорил Варимез на ломанном украинском.

Прокурор, который терпеливо молчал все это время, не выдержал:

- Так «воєнноплєнний», - советник юстиции сначала копирует корявое украинское произношение Варимеза, а потом легко переходит на чистый литературный выговор: - Чи військовополонений?

Прокурор поворачивается к судье и, как бы извиняясь, поясняет свою реплику:

- Нет в украинском языке такого слова - «воєнноплєнний».

Украинские власти сразу стали называть всех задержанных моряков военнопленными, хотя на момент провокации в Керченском проливе незалежная даже не задумывалась об объявлении военного положения и уж тем более не воевала с РФ.

Адвокат Владимира Варимеза тоже попробовал, ссылаясь на Женевскую конвенцию, убедить судью, что незаконное пересечение границы военными кораблями Украины - не обычное уголовное преступление, а «военный конфликт».

- Не обязательно объявлять войну, это может быть просто перестрелка между армиями двух стран, - заявил защитник.

По его мнению, меру пресечения Варимезу должен избирать только военный суд, и нельзя держать его в СИЗО, как обычного уголовника.

- Считаю постановление Киевского районного суда законным и обоснованным, оснований для его отмены не усматривается, - возразил прокурор. - Варимез обвиняется в совершении тяжкого умышленного преступления в составе организованной группы.

Суд с прокуратурой согласился и отклонил жалобу, однако внес небольшое изменение: арестовать моряка не до 25 января, а всего лишь до 24-го. Как пояснила после заседания судья, в постановление райсуда «закралась» техническая ошибка, неверно высчитали 1 месяц и 29 суток.

Верховный суд Крыма рассмотрел в течение двух дней еще девять жалоб, остальные планирует рассмотреть в пятницу, 21 декабря. Все адвокаты настаивали на одном и том же: их подзащитные - военнопленные, надо отпустить их в зале суда. Но все задержанные остались под арестом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

ФСБ: Задержанные в Керченском проливе украинские моряки не военнопленные, а уголовные преступники

Как оказалось, инцидент 25 ноября в Керченском проливе – далеко не первая провокация со стороны Киева (подробнее)

Трех раненых украинских моряков выписали из больницы в Керчи и отправили в СИЗО

Крымский омбудсмен собирается их посетить (подробнее)

Госдума наградила крымских пограничников, задержавших украинских моряков-провокаторов

Парламентарии отметили мужество и профессионализм сотрудников погрануправления (подробнее)

Возрастная категория сайта 18 +

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: