Что с иском россии к украине

Обновлено: 06.06.2023

Решение МС ООН по вопросам юрисдикции по иску Украины к России интересно прежде всего тем, что позволяет сделать некие обобщения о взглядах государств на МС ООН и на международное правосудие в целом.

Не будет преувеличением сказать, что у этого решения МС ООН есть своя процессуальная предыстория, которая началась в далеком 1989 г. с появления Указа Президиума ВС СССР от 10 февраля 1989 г. N 10125-XI «О снятии сделанных ранее оговорок СССР о непризнании обязательной юрисдикции Международного Суда ООН по спорам о толковании и применении ряда международных договоров» (Указ). Речь в Указе шла о ранее сделанных оговорках СССР в шести конвенциях, среди которых была и Международная конвенция о запрете всех форм расовой дискриминации 1965 г. Этот Указ ознаменовал собой окончание почти 45-летней политики СССР по исключению любой возможности попасть под юрисдикцию МС ООН. Можно по-разному относиться к этой политике, но ей нельзя отказать в последовательности. В результате, за первые 50 лет существования МС ООН СССР ни разу не был стороной по делу в Суде, при этом всегда сохраняя в составе Суда судью от СССР. Указ, принятый в самый разгар перестройки и политики «нового мышления», должен был, судя по всему, показать и доказать всему миру нашу открытость. Однако так же, как в договорах о защите иностранных инвестиций арбитражная оговорка означает своего рода оферту посудиться, адресованную неограниченному кругу лиц, то и здесь отказ от оговорок означал безотзывное согласие СССР на юрисдикцию МС ООН при подаче против Советского Союза любого иска от любого государства – участника этих конвенций. Россия продолжила эту новую политику, никогда уже не заявляя при подписании новых многосторонних договоров оговорок в отношении юрисдикции МС ООН. Такой оговорки не было сделано и при ратификации Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма 1999 г.

Другим событием, без которого не было бы решения МС ООН от 8 ноября, стало его же решение по юрисдикции в споре Грузия против России 2011 года. После конфликта в августе 2008 г. Грузия обратилась в МС ООН, обвиняя Россию в нарушении Международной конвенции о запрете всех форм расовой дискриминации 1965 г. в виде этнических чисток и насильственного переселения грузин, проживавших на территории Южной Осетии. Оговорки, сделанной СССР, уже не было, и России впервые в ее истории пришлось выступать в качестве ответчика в МС ООН. Курировавший этот спор МИД предельно серьезно подошел к этой задаче, наняв команду высокопрофессиональных юристов, имеющих богатый опыт преставления интересов клиентов в МС ООН. Первое испытание закончилось тогда для России хорошо – МС ООН в итоге согласился с доводами ответчика, что Грузия явно поспешила, направив иск в МС ООН спустя всего лишь несколько дней после начала конфликта и не выполнив тем самым требования об обязательном прохождении досудебных процедур в виде переговоров. Именно так МС ООН истолковал ст. 22 Конвенции, которая говорит буквально следующее:

«Любой спор между. государствами-участниками относительно толкования или применения настоящей Конвенции, который не разрешен путем переговоров или процедур, специально предусмотренных в настоящей Конвенции, передается по требованию любой из сторон в этом споре на разрешение Международного Суда, если стороны в споре не договорились об ином способе урегулирования».

По мнению МС ООН, формулировка данной статьи об обращении к «переговорам или процедурам, специально предусмотренным в настоящей Конвенции», представляет собой предварительные условия, которые должны быть выполнены перед тем, как дело будет принято к рассмотрению Судом. С учетом того, что Грузия не заявляла, что обращалась к «переговорам или процедурам, специально предусмотренным в настоящей Конвенции», МС ООН сосредоточился на том, выполнено ли истцом условие о проведении досудебных переговоров.

Суд в своем решении заявил, что «переговоры отличаются от простого заявления протеста или дебатов. и подразумевают нечто большее, чем простое противоречие правовых позиций или интересов межу сторонами, или наличие серии обвинений и контробвинений или даже предъявление требований и прямо противоположных встречных требований… Концепция «переговоров» отличается от концепции «спора» и требует по меньшей мере искренних попыток одной из сторон спора начать дискуссию с другой стороной с целью разрешить спор. » Очевидно, что в отсутствие реальных попыток провести переговоры условие об обязательных досудебных переговорах является невыполненным. Эти условия оказываются выполненными в случае провала переговоров или когда переговоры оказались тщетными или зашли в тупик.

Согласившись с аргументами России, МС ООН в своем решении по делу Грузия против России большинством голосов (10 на 6) признал, что у него отсутствует юрисдикция в данном споре в силу несоблюдения Грузией требования об обязательном проведении досудебных переговоров именно по вопросам Международной конвенции о запрете всех форм расовой дискриминации 1965 г. Это стало первым случаем в истории Суда, когда тот отказался признать свою юрисдикцию в деле лишь на этом основании. Шесть судей, проголосовавших против этого решения, написали весьма подробные особые мнения (dissenting opinion), среди которых отдельно можно выделить особое мнение судьи из Бразилии Кансаду Триндаде (Cançado Trindade), бывшего президента Межамериканского Суда по правам человека. Объёмом в два раза больше, чем само решение МС ООН (140 страниц против 70), оно больше похоже на фундаментальное исследование вопросов обязательной юрисдикции МС ООН. Судья Триндаде, как истинный выходец из суда по правам человека, призвал применить к ст. 22 эволютивное толкование и исходить при оценке досудебных формальностей не из намерений государств, а из особенностей ситуации и специфики Конвенции как соглашения о правах человека.

Эти два фактора – во-первых, отказ СССР, а затем России от заявления оговорок по поводу обязательной юрисдикции МС ООН, и, во-вторых, выводы МС ООН в решении по делу Грузия против России, — сыграли решающую роль в решении МС ООН от 8 ноября 2019 г. признать свою юрисдикцию в споре Украина против России. Кроме того, необходимо принимать во внимание еще два обстоятельства. Во-первых, недавно обновился состав МС ООН. В связи с истечением срока полномочий ушли судьи, поддержавшие решение по спору Грузия против России (шестерка судей, голосовавшая против, осталась в МС ООН), а среди вновь пришедших оказался выдающийся юрист–международник Джеймс Кроуфорд, который возглавлял команду юристов, выступавших на стороне Грузии, и который был неутомимым критиком этого решения МС ООН. Во-вторых, на этот раз настрой процессуального оппонента России был совершенно иным. Ни для кого не секрет, что Украина использует любую возможность для обращения в международные судебные инстанции с исками против России в надежде получить судебную оценку событиям в Крыму и на Юго-Востоке Украины. На это выделены немалые деньги и над этим работают команды высококлассных западных юристов. Иски и жалобы поданы в МС ООН, Международный трибунал по морскому праву, Европейский суд по правам человека и Орган по разрешению споров ВТО.

Основательность такого подхода была в полной мере продемонстрирована в деле Украина против России. Был учтен как опыт Грузии, так и все процессуальные требования МС ООН к обязательному прохождению досудебных процедур, установленных обеими конвенциями. В решении МС ООН от 8 ноября 2019 г. достаточно подробно описано, как Украина последовательно, методично и скрупулезно фиксировала все свои шаги, показывающие выполнение со ее стороны этих процедур. Фактор времени был явно вторичен по сравнению с намерением опровергнуть любые возможные и ожидаемые возражения России в отношении юрисдикции Суда из-за несоблюдения истцом процессуальных досудебных формальностей.

а) Досудебные процедуры в Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма 1999 г.

Эти процедуры в тексте Конвенции изложены следующим образом:

Ст. 24 гласит: «Любой спор между… государствами-участниками относительно толкования или применения настоящей Конвенции, который не может быть урегулирован путем переговоров в течение разумного периода времени, передается по просьбе одного из них на арбитраж. Если в течение шести месяцев со дня обращения с просьбой об арбитраже стороны не смогут договориться о его организации, любая из этих сторон может передать спор в Международный Суд, обратившись с заявлением в соответствии со Статутом Суда».

МС ООН в своем решении отметил, что первая нота с предложением провести переговоры по поводу соблюдения Россией этой Конвенции была направлена Украиной еще 28 июля 2014 г. За этим последовало еще несколько нот, а также серия двусторонних встреч в Минске, последняя из которых состоялась в марте 2016 г. (Украина обратилась в МС ООН в январе 2017 г.). Отметив как сам факт проведения переговоров, так и то, что стороны спора не достигли на них какого-либо прогресса, МС ООН пришел к выводу, что спор не был решен путем переговоров, и, тем самым, первое условие для признания юрисдикции Суда в рамках этой Конвенции выполнено.

Относительно выполнения второго условия досудебных процедур (обращения в арбитраж), МС ООН установил, что 19 апреля 2016 г. Украина направила России ноту, в которой констатировала провал переговоров, и просила Россию передать спор в арбитраж на согласованных сторонами условиях, как того требует Конвенция. Далее, по мнению МС ООН, стороны оказались не в состоянии прийти к согласию в отношении организации арбитража в установленный Конвенцией 6-месячный срок, и, таким образом, второе условие для передачи спора в МС ООН можно считать выполненным заявителем.

б) Досудебные процедуры в рамках Международной конвенции о запрете всех форм расовой дискриминации 1966 г.

Для начала МС ООН отметил, что обе стороны спора согласны, что крымские татары и украинцы, проживающие в Крыму, представляют собой этнические группы, защищаемые данной Конвенцией. Далее Суд по аналогии со спором Грузия против России исследовал вопрос об обязательном использовании досудебных процедур, как устанавливает Конвенция, «путем переговоров или процедур, специально предусмотренных в настоящей Конвенции».

В отношении обязательных досудебных процедур разрешения спора, устанавливаемых Конвенцией в уже упомянутой выше ст. 22, представители России воспользовались заготовкой, которая была заявлена еще споре с Грузией, но в тот раз не была использована МС ООН. Для отказа признать свою юрисдикцию он вполне удовлетворился фактом отсутствия переговоров. Россия настаивила, что формулировку «путем переговоров или процедур, специально предусмотренных в настоящей Конвенции», необходимо рассматривать не как устанавливающую некую альтернативу (в виде слова «или») предлагаемых процедур, а как совокупность процедур, которые надо обязательно пройти. Иными словами, Украина, по мнению России, сначала должна была провести переговоры, а потом обратиться с межгосударственной жалобой в Комитет, создание которого предусмотренного Конвенцией. И только после рассмотрения жалобы Комитетом Украина получала бы право обращения в МС ООН.

Несмотря на бесспорную креативность этого предположения, а также высокий уровень юридической казуистики, использованной представителями России в обоснование этой мысли, МС ООН с ней не согласился. По мнению Суда, Конвенция налагает на государства обязательства устранять расовую дискриминацию без какой-либо задержки (“without delay”). Поэтому, если слова «путем переговоров или процедур» толковать исходя из объекта и целей Конвенции, достижение целей Конвенции будет явно более затруднительно, если слово «или» рассматривать не как альтернативу, а как совокупность последовательных процедур. Придя таким образом к выводу, что ст. 22 устанавливает альтернативу в использовании досудебных средств разрешения спора, и отметив, что Украина не обращалась в Комитет, Суд сосредоточился на исследовании вопроса о проведении Украиной обязательных переговоров.

В том, что касается фактов проведения переговоров, возражать представленным Украиной доказательствам было трудно. Как отметил МС ООН в п. 118 решения, переговоры по вопросам, входящим в сферу Конвенции, продолжались около двух лет и проходили как путем обмена нотами, так и путем встреч в Минске, то есть, несмотря на отсутствие результата, Украина предприняла искреннюю попытку договориться, но к моменту подачи иска в МС ООН эти переговоры оказались в безнадежном тупике. Установив этот факт, Суд пришел к выводу, что он обладает юрисдикцией рассматривать требования Украины к России, заявленные в рамках Международной конвенции о запрете всех форм расовой дискриминации 1965 г.

Теперь спор переходит в стадию рассмотрения по существу, для чего Россия должна до 8 ноября 2020 г. представить свои возражения на требования Украины.

Но нас интересует другое. Могла ли Россия повторить свой успех 2011 года и отбиться от заявленных требований на стадии установления МС ООН своей юрисдикции? После отказа от политики СССР по заявлению оговорок в отношении юрисдикции МС ООН, такие шансы, если и были, то очень небольшие. Как показывает решение от 8 ноября 2019 г., скрупулезное и методичное выполнение заявителями процессуальных требований о прохождении досудебных процедур открывает дорогу к рассмотрению требований по существу, а сам МC ООН в новом составе склонен к ограничительному и менее формальному толкованию требований о досудебных процедурах, исходя при таком толковании из объекта и целей соглашений о защите прав человека.

Теоретически России был доступен вариант с выходом из обеих Конвенций и последующей их повторной ратификацией, но уже с оговорками в отношении обязательной юрисдикции МС ООН, как это сделала в свое время Республика Тринидад и Тобаго в случае с Факультативным Протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 г. Но этот шаг стоило предпринять еще до направления Украиной иска в МС ООН, и он, несомненно, повлек бы за собой репутационные издержки. Поэтому, если этот вариант и рассматривался, то было принято решение его не задействовать.

В этой связи решение МС ООН от 8 ноября 2019 г. и неизбежная ныне перспектива перехода к слушаниям по существу могут поставить в повестку дня вопрос о целесообразности перехода к прагматичному подходу к оговоркам в отношении юрисдикции МС ООН. Иными словами, перехода к выборочному признанию юрисдикции МС ООН при подписании и ратификации конвенций, как это делают Китай, США и другие ведущие страны.

Суд не стал применять обеспечительные меры согласно статье 39 регламента и и обязать Украину отменить ограничения на использование русскоязычным населением родного языка в школах, СМИ и интернете, прекратить водную блокаду Крыма. Однако ходатайство было отклонено с указанием на то, что ситуация «не сопряжена с риском нанесения невосполнимого ущерба»

Напомню, что Россия обвиняет соседнее государство в совершении целого ряда преступлений: в гибели людей во время Евромайдана, в Донбассе, где уже более 7 лет идет необъявленная война и «в результате обстрелов сопредельной территории России», трагедии в Доме профсоюзов в Одессе, в совершении государственного переворота, подавлении свободы слова и преследовании инакомыслящих, дискриминации русскоязычного меньшинства. По мнению составителей жалобы, Киев также несет ответственность за крушение самолета Boeing 777. Украинские власти не закрыли воздушное пространство над зоной боевых действий.

В 2014 году Следственный комитет России возбудил уголовное дело «Война» и собранная за 7 с лишним лет информация (полагаю, что насчитывающая сотни томов) легла в основу иска, который подготовила Генпрокуратура. Во время судебного следствия в Страсбурге естественно будут представлены многочисленные доказательства преступных деяний украинских власти и силовых структур. В Генпрокуратуре, речь идет о нарушении целого ряда статьей Европейской конвенции по правам человека, в частности, о запрете пыток и о праве на жизнь.

Зампред Совета федерации Константин Косачев написал в своем Фейсбуке, что «сам факт подачи такой подробной и обоснованной жалобы, конечно же, приведет в чувство многих руководителей и военных на Украине, как и их европейских покровителей, хотя правильнее было бы сказать покрывателей, которые и сейчас маршевым натовским шагом бросятся «отмазывать» наломавшие гнилых дров киевские власти».

До сих пор Россия фигурировала в Страсбурге исключительно как ответчик. Начиная с 2014 года Украина подала 9 жалоб. В связи с этим Тем временем судья от РФ в ЕСПЧ Дмитрий Дедов заявил, что в данном случае Россией «решается стратегическая задача: атаковать именно в ЕСПЧ, сколько же можно там защищаться». По его мнению, которое разделяют далеко не все эксперты и политики, Страсбургский суд «проведет независимое и беспристрастное рассмотрение на основании представленных материалов».

В любом случае перспектива у дела есть, и какой бы вердикт не был вынесен, то обстоятельство, что во время процесса обнародованы материалы, изобличающие украинские власти в многочисленных нарушениях прав и свобод человека, крайне важно, поскольку речь идет об авторитетной международной площадке, за происходящим на которой, вне всякого сомнения, будут очень внимательно следить западные политики и общественность.

Отказ удовлетворить ходатайство о применении обеспечительных мер последовал буквально через день после подачи иска. Немыслимая скорость, с которой судьи вынесли решение свидетельствует о его ярко выраженной политической подоплеке, сказал мне известный российский политолог Сергей Марков. А глава комитета по международным делам Государственной дума Леонид Слуцкий назвал это проявлением двойных стандартов. Но это лишь самое начало процесса. В дальнейшем судьям будет достаточно сложно игнорировать неопровержимые доказательства, которые российская сторона представит в ходе судебного следствия. «ЕСПЧ придется продемонстрировать, является ли он беспристрастным органом, следующим букве закона, или политизированной структурой» написал Леонид Слуцкий.

В российском политическом пространстве уже давно идут разговоры о том, что Россия, обложенная со всех сторон санкциями и являющаяся объектом бесконечных претензий и обвинений со стороны Запада, долгое время занимала оборонительную позицию, предпочитая вести линию защиты. Однако в последнее время позиция российского руководства на украинском направлении стала заметно жестче, статью Владимира Путина «Об историческом единстве русских и украинцев» кможно рассматривать как доктрину, в которой обозначен основы совершенно нового политического курса в российско-украинских отношениях. Подача жалобы — это переход в наступление, предпринятое с совершенно определенным намерением: прорвать информационную блокаду вокруг происходящего на Украине и в Донбассе. Вне зависимости от того, как будет вести себя суд, это вполне выполнимая задача, поскольку ЕСПЧ — трибуна, каждое произнесенное слово с которой, хорошо слышно по всему миру.

Уточняется, что Российская Федерация обратилась в ЕСПЧ с межгосударственной жалобой против Украины на основании статьи 33 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Жалоба касается следующих основных групп нарушений: ответственность властей Украины за гибель мирного населения, незаконное лишение свободы и жестокое обращение с людьми, в том числе во время событий на Майдане в Киеве и в Доме профсоюзов в Одессе в 2014 году, а также в Донбассе в ходе проведения так называемой «антитеррористической операции».

Речь идёт также о практике подавления свободы слова и преследования инакомыслящих путем запрета работы СМИ, интернет-платформ, преследования журналистов, политиков и рядовых граждан, о политике дискриминации русскоговорящего населения, вытеснении использования русского языка из общественной сферы, о политике дискриминации российских компаний и предпринимателей.

Вышинский коллаж

Кроме того, в жалобе говорится о гибели людей, о причинении вреда здоровью и уничтожении имущества в результате обстрелов Вооруженными силами Украины (ВСУ) сопредельной территории Российской Федерации, о лишении жителей отдельных территорий юго-востока Украины возможности участия в выборах в центральные органы власти, о блокировании Северо-Крымского канала как основного источника пресной воды для жителей Крымского полуострова.

Среди нарушений названы и нападения на дипломатические, консульские и иные представительства РФ на Украине.

Говорится также о крушении самолета авиакомпании «Малайзийские авиалинии», выполнявшего рейс MH17 17 июля 2014 г., «вследствие незакрытия властями Украины воздушного пространства над зоной боевых действий, и гибели 298 человек — всех пассажиров и членов экипажа».

Россия жалуется в ЕСПЧ и на отказ Киева «от оказания необходимой правовой помощи российским следственным органам в расследовании совершенных преступлений».

Также отмечается, что «на территории Украины значительное количество российских граждан подвергается жестокому обращению, их имущество уничтожается или повреждается, российский бизнес подвергается дискриминации». Кроме того, «в непосредственной близости от российской границы Вооруженными силами Украины ведутся боевые действия, создающие реальную угрозу для жизни и здоровья российских граждан, проживающих в приграничных регионах, и вынуждающие тысячи украинских граждан искать убежище на российской территории».

Указывается также, что «жалоба Российской Федерации содержит подробное описание процесса неконституционной смены власти на Украине и продвижения в украинские государственные органы националистических сил, что явилось основной причиной последовавших массовых нарушений Конвенции и Протоколов к ней».

В документе заявлено ходатайство о применении ЕСПЧ обеспечительных мер в соответствии с правилом 39 Регламента, обязывающих Украину незамедлительно прекратить такие вопиющие нарушения, как блокировка поступления пресной воды в Крым, ограничение прав национальных и языковых меньшинств, в том числе на свободный доступ к общему и высшему образованию на родном языке, запрет вещания русскоязычных телевизионных и радиоканалов, ограничение доступа к интернет-платформам и печатным изданиям на русском языке, отмечается в пресс-релизе.

В МИД РФ в связи с подачей жалобы заявили, что «данный шаг назрел уже давно» и что «сложившая обстановка на Украине не оставила России иного выбора, кроме задействования международных судебных инстанций».

«Речь идет о дискриминации русскоязычного населения, включая поражение в образовательных правах; преследовании журналистов и СМИ, систематических зверствах, чинимых в отношении жителей Донбасса в ходе так называемой антитеррористической операции, развернутой Киевом против собственного населения, а также пагубных последствиях действий киевских властей на население как приграничных российских территорий, включая водную блокаду Крыма, так и других государств — в связи с незакрытием воздушного пространства Украины, повлекшим катастрофу рейса МН-17», — говорится в заявлении, обнародованном на сайте ведомства. Отмечается, что «все содержащиеся в российском иске претензии к Украине подкреплены серьезным массивом доказательств, который был накоплен за эти годы».

В российском внешнеполитическом ведомстве подчеркнули, что «Российская Федерация имеет все юридические основания для возбуждения процесса в ЕСПЧ, поскольку выступает в защиту европейского правопорядка».

В своём заявлении МИД РФ призвал международное сообщество «обратить, наконец, внимание на происходящее на Украине».

Как отметил на своей странице в Facebook вице-спикер Совета Федерации Константин Косачев, «сам факт подачи такой подробной и обоснованной жалобы, конечно же, приведёт в чувство многих руководителей и военных на Украине, как и их европейских покровителей, — хотя правильнее было бы сказать: покрывателей, которые и сейчас маршевым натовским шагом бросятся "отмазывать" наломавшие гнилых дров киевские власти».

По его мнению, «в Киеве прекрасно знают о творящихся украинскими силовиками и головорезами из "добробатов" преступлениях и очень боятся, что всё это всплывёт с мощной доказательной базой в каких-то судебных инстанциях». Тогда, добавил Косачев, «и западным покровителям будет не очень комфортно оправдывать действия тех, на чьих руках кровь детей, стариков и женщин Донбасса».

По словам политика, подачей такого иска «Россия сделала важный шаг к справедливости и законности в отношении событий последних лет на Украине».

Напомним, что Украина уже подавала в ЕСПЧ несколько жалоб против России. В частности, в поданном в феврале 2021 года (уже девятом по счёту) иске заявлялось о будто бы имевших место «целенаправленных убийствах» оппонентов, в том числе не территории других государств.

Сообщается, что замглавы Минюста Украины — уполномоченный по вопросам ЕСПЧ Иван Лищина в комментариях к своей записи в Facebook о подаче жалобы не стал прямо отвечать на вопрос, о каких конкретно случаях идет речь, заявив, что украинская сторона «старалась охватить все случаи, в которых есть твердые доказательства участия России».

Россия впервые за все время своего членства в ЕСПЧ 22 июля 2021 года подала межгосударственную жалобу. Она касается 10 групп нарушений и подробно описывает процесс продвижения в украинскую власть националистических сил.

Одним из нарушений, в которых Москва обвиняет Киев, стала водная блокада Крыма. Россию также беспокоят санкции, введенные Украиной в отношении российских компаний. Кроме того, Москва просит Киев признать ответственность за крушение над Донбассом пассажирского Boeing-777, выполнявшего рейс МН17.

Еще одной претензией к Украине стали обстрелы и убийства жителей Донбасса, нарушающие нормы Европейской конвенции о защите прав человека. Также российская сторона потребовала обратить внимание на нераскрытые на Украине жестокие убийства на Майдане в Киеве и у Дома профсоюзов в Одессе в 2014 году.

Одной из самых животрепещущих проблем для России стал запрет русского языка на Украине: РФ просит ЕСПЧ признать это дискриминацией. Конфликт между государствами разгорелся после вступления в силу отдельных положений закона о государственном языке, который, по мнению Москвы, ущемляет права русскоязычного населения страны.

Жалобу в ЕСПЧ приняли, но пока не опубликовали. В МИД РФ ждут беспристрастного и неполитизированного отношения к жалобе, а на Украине уже назвали ее «эталоном политического цинизма».

Как подача иска изменит отношения Украины и России, изданию Украина.ру рассказали политические эксперты.

Иск — инструмент борьбы с избирательной слепотой

ЕСПЧ часто упоминается как самая справедливая институция, которая может рассматривать различные нарушения прав человека, отмечает российский политолог Александр Асафов.

Несмотря на то что комиссар ООН по правам человека указывал на нарушения на Украине, никакой реакции на это не было.

Более того, сообщил Асафов, мы наблюдаем избирательную слепоту со стороны стран Евросоюза, которые, с одной стороны, указывают на различные обстоятельства российской жизни, а с другой — не замечают нацистских маршей, обстрелов в Донбассе, ситуации вокруг расследования по Дому профсоюзов, которое заглохло, и многих других нарушений прав человека, включая убийства, похищения и пытки людей, задержания журналистов и так далее.

«Поэтому в данном случае Россия, в которой недавно был принят указ о том, что Генпрокуратура может представлять интересы России в ЕСПЧ, указывает через европейский инструмент на нарушения прав человека на Украине», — заявил эксперт.

При этом он не рассчитывает, что будут какие-то последствия, «но, по крайней мере, ряд европейских стран, возможно, их лидеры должны будут как-то на это отреагировать».

Ответный удар тем же оружием

Сейчас стало очевидным, что некоторые политические силы, которые использовали Украину в качестве инструмента, стали дистанцироваться от нее или демонстрировать свою незаинтересованность в исполнении желаний украинской элиты. Об этом говорит политолог Богдан Безпалько.

Он имеет в виду «Северный поток — 2» и другие хотелки, которые озвучивал Зеленский и которые были резко дезавуированы Джо Байденом. Речь, например, идет о вступлении Украины в НАТО.

«Смысл иска, на мой взгляд, очень простой: Россию десятилетиями третировали с помощью всех этих исков, судов, требований, рекомендаций и много чего другого. На Украине гигантское нарушение прав человека, прав гражданина, основного права — права на жизнь. В таком случае почему бы нам не использовать это оружие?

Кто-то умный в нашей элите это понял и оформил иск в ЕСПЧ. Если нас постоянно пытаются достать этим оружием, почему и мы не стали бы использовать это оружие?» — пояснил эксперт.

Он признаёт, что иск может рассматриваться годами, но сама подача — верный шаг. А если иск будет полностью или частично удовлетворён, это принесёт в первую очередь моральную, а на материальную «прибыль» России.

«На Западе прекрасно понимают, что собой представляет киевский режим»

Вряд ли подача иска даст некий положительный результат в ближайшее время, но это может стать определенным заделом на будущее, считает главный редактор известного одесского издания «Таймер» Юрий Ткачев.

По его словам, все прекрасно понимают, что ЕСПЧ не является в полной мере независимым институтом и какие-то последствия мы увидим уже после того, как будут приняты те или иные глобальные решения по Украине в целом.

Ткачев также рассказал о ходе расследования «дела второго мая».

«Ситуация за последние три года не поменялась вообще никак. У нас все еще есть оправдательные приговоры в отношении активистов Куликова Поля по поводу беспорядков на Греческой, у нас все еще есть незавершенное следствие по пожару в Доме профсоюзов с двумя предъявленными обвинениями (покойному депутату облсовета Маркину и еще одному человеку, который сейчас находится в России).

Понятно, что обвинения предъявлялись людям, которых привлечь невозможно. После этого никаких публичных процессуальных действий не совершалось», — сообщил журналист.

Что касается позиции Запада по отношению к Украине, там на самом деле понимают, что представляет собой киевский режим, просто по определенным причинам им выгодно не замечать его недостатки.

«Эти недостатки будут замечены тогда, когда в этом возникнет потребность. Иными словами, когда эта потребность возникнет, тогда появится решение суда. Если это решение не появится, то я не ждал бы чего-то подобного», — рассказал Ткачев.

Серьезный сигнал: почему Россия согласилась пойти навстречу Украине по экспорту зерна

Договоренности, достигнутые в Стамбуле по зерновому вопросу, в Турции и ООН назвали настоящим прорывом. Подписать соглашение планируется через неделю. Политолог Владимир Шаповалов объяснил, кто может помешать реализации задуманного на практике.

Четырехсторонняя встреча по «зерновому вопросу» в Стамбуле прошла позитивно и конструктивно, стороны выразили готовность решить проблему, отрапортовали в турецком минобороны. Генсек ООН назвал переговоры критически важным шагом вперед и лучом надежды.

Стороны договорились создать координационный центр в Стамбуле с участием представителей России, Украины, Турции и ООН. Вместе они будут контролировать проверку зерна в портах и обеспечивать безопасность судов на транзитных путях.

На следующей неделе украинская и российская делегации должны снова встретиться в Турции и, обсудив все детали, подписать конкретное соглашение.

Замдиректора Института истории и политики, декан факультета прикладной политологии Московского педагогического государственного университета Владимир Шаповалов отметил, что позиция России в этом вопросе всегда была конструктивной, и компромисс удалось достичь во многом благодаря большой подготовительной работе. При этом он собеседник «ПолитЭксперта» не советует радоваться раньше времени, напомнив, что одним из субъектов переговоров является Украина.

«Давайте вспомним соглашения, которые подписывала Украина — "Минск-1", "Минск-2" и другие, которые потом не выполняла. Достижение компромисса, подписание соглашения и даже готовность украинской стороны следовать договоренностям не означает реализацию, потому что Украина не самостоятельный субъект, она подчинена США, а им (США. — Прим. ред.) не совсем выгодно, чтобы это соглашение в полной мере на практике применялось», — заметил политолог.

По мнению Шаповалова, в будущем можно спрогнозировать информационную кампанию, которая «перевернет ситуацию с ног на голову»: мол, соглашение достигнуто, но из-за России не соблюдается. Так же, как в свое время было с «Минском» — Киев не выполнял обещания, а обвиняли в этом Москву.

«В России прекрасно понимают, что так и будет, но мы стремимся конструктивно подходить к ситуации. Мы протягиваем руку помощи не украинскому режиму, а тем странам мира, которые нуждаются в зерне. Даем серьезный сигнал, в том числе и украинскому обществу, что мы не враги. Мы находимся в конфликте с тем коллаборационистским прозападным режимом, который находится в Киеве», — подчеркнул политолог.

Ранее Владимир Шаповалов выразил мнение, что Россия переиграла США на зерновом рынке, согласившись на переговоры с Украиной.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: