Что предполагают этические основы судебных прений

Обновлено: 23.07.2024

Судебные прения являются одной из главных частей судебного разбирательства, в которой наглядно проявляется состязательное начало процесса. Они состоят из речей: обвинителей; гражданского истца; гражданского ответчика или их представителей; защитника подсудимого.

Стороны обвинения и защиты, адресуясь к суду, подводят итоги судебного разбирательства в том виде, как они им представляются, и обращаются со своими предложениями о том, какие решения по делу они считают справедливыми. Последовательность выступлений участников прений сторон устанавливается судом. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последними — подсудимый и его защитник. Гражданский ответчик и его представитель выступают в прениях сторон после гражданского истца и его представителя (ч. 3 ст. 292 УПК РФ).

Судебные прения – борьба мнений, процессуальное состязание сторон, интересы которых обычно не совпадают. Но между тем, во время судебных прений каждый их участник обязан соблюдать такт в споре, а также быть сдержанным в оценках личности и поведения на суде экспертов, свидетелей, переводчиков.

Стороны в судебных прениях должны оказывать уважение суду, содействовать поддержанию его авторитета. Оценка поведения судей участниками судебных прений вообще недопустима.

Стороны в судебных прениях чаще занимают разные позиции по вопросу о доказанности обвинения, существенных для дела обстоятельств, а также о юридических оценках поведения подсудимого и потерпевшего, других лиц и об обстоятельствах, подлежащих учету в случае применения судом наказания. В связи с этим возникает проблема нравственной свободы участника судебных прений, а в более конкретном ее выражении — проблема обязанности говорить суду правду и при произнесении судебной речи. Если защитительную речь произносит сам подсудимый, что возможно при отсутствии в деле на законных основаниях защитника, то претензий правового характера, в случае если он говорит суду неправду к нему предъявить нельзя. Но в нравственном плане подсудимый не освобождается от обязанности быть правдивым, избегать лжи.

Другие стороны: государственный обвинитель (прокурор) и защитник (адвокат), частный обвинитель (потерпевший) находятся в ином правовом положении, и нравственные требования, адресованные им, иные. Ни прокурор, ни адвокат, ни потерпевший не вправе лгать суду, сообщать ему заведомо ложные сведения и на этом строить, в частности, свои судебные речи.

Нравственное значение судебных прений состоит и в том, что они должны способствовать нравственному воспитанию подсудимого, потерпевшего, свидетелей, других участвующих в деле лиц, а также публики, присутствующей в зале суда. Опубликование средствами массовой информации сведений о содержании судебных речей, а также издание судебных речей по выдающимся делам, представляющим общественный интерес, может также служить нравственному воспитанию.

Этика обвинительной речи прокурора

На прокурора в суде возложена обязанность по поддержанию государственного обвинения, которое должно быть основано на фактических обстоятельствах правовой оценки преступления, совершенного подсудимым.

Судебные прения, в которых участвуют прокурор, составляют лишь часть его деятельности по поддержанию государственного обвинения перед судом. Прокурор, произнося обвинительную речь, выполняет функцию уголовного преследования. Он – сторона обвинения. Но в российском процессе, в отличие от некоторых зарубежных правил и практики, со времен Судебных уставов прокурор обязан выполнять свою обвинительную функцию объективно.

Поддерживая государственное обвинение, сформулированное на предварительном следствии, прокурор должен достаточно критично относиться к представленным в суд материалам, так как приговор суда будет основываться на данных, полученных в судебном разбирательстве.

Поведение государственного обвинителя, его позиция в целом должны опираться на нравственные нормы и им соответствовать.

Прокурор защищает интересы общества, выступает от имени государства, но он в то же время призван охранять и законные интересы подсудимого, его достоинство.

В своей речи государственный обвинитель излагает фактические обстоятельства дела в том виде, как они установлены в результате судебного следствия. Он утверждает, что подсудимый совершил определенные деяния, вмененные ему в вину, или же вносит коррективы

с учетом результатов судебного следствия, а при наличии оснований заявляет об отказе от обвинения. Правовая и нравственная обязанность прокурора состоит в максимальной объективности в формулировании предлагаемых суду выводов о том, в чем, по его мнению, виновен подсудимый. Прокурор обязан отказаться от обвинения, если оно не нашло подтверждения в ходе судебного разбирательства. Прокурор уточняет обвинение в его фактической части в соответствии с тем, что доказано на суде.

На прокурора распространяется положение о толковании сомнений в пользу подсудимого, если их не удалось устранить.

В обвинительной речи центральное место занимает анализ доказательств, исследованных на суде, и обоснование вывода о доказанности или недоказанности обвинения. Нравственные аспекты использования отдельных видов доказательств и их оценки были изложены ранее. Здесь же следует подчеркнуть, что прокурор не может ограничиться в своей речи утверждением, что обвинение «нашло в суде свое подтверждение», «полностью подтвердилось», «безусловно доказано» и т. п. На нем лежит нравственная и правовая обязанность доказать обвинение, которое выдвинуто обвинительной властью. Эту обязанность он должен выполнять и во время судебных прений. Она реализуется в виде анализа доказательств, доводов по существу их содержания, достоверности, достаточности, а не путем общих утверждений и заявлений.

Юридическая оценка деяния — следующий элемент обвинительной речи прокурора. Она должна быть аргументированной, основанной на глубоком понимании сущности применяемого материального закона и даваться без «запроса», когда обвинитель стремится ориентировать суд при возможной альтернативе на применение более строгого закона, хотя внутренне не убежден в справедливости такой оценки.

В речи прокурора дается характеристика личности подсудимого, основанная на установленных в суде фактах. Эта характеристика должна быть объективной. Характеризуя подсудимого, прокурор должен исходить из того, что в отношении последнего действует презумпция невиновности. Подсудимый может быть оправдан, а обвинительный приговор — отменен. Поэтому оценки качеств подсудимого как человека должны опираться на бесспорно доказанные факты и не выходить за пределы того, что имеет юридическое значение.

Обоснование меры наказания в речи государственного обвинителя требует объективности, учета последствий того или иного вида и размера наказания, обстоятельств, не только отягчающих, но и смягчающих ответственность.

Этика речи защитника

Защитник-адвокат в своей речи, естественно, противостоит стороне обвинения в состязательном процессе. В отличие от позиции прокурора как «говорящего публично судьи» позиция защитника не может не быть односторонней. Его участие в судебных прениях подчинено определенным нравственным началам.

Защитник вправе применять лишь нравственно допустимые приемы защиты. В частности, он не вправе лгать суду, склонять суд к неправде, хотя бы это было выгодно его подзащитному.

Защита должна осуществляться на основе согласованности позиции защитника и подсудимого по принципиальным вопросам, и прежде всего по вопросу признания или отрицания вины.

По поводу последнего положения во многих публикациях приводились и приводятся аргументы в пользу двух противоположных точек зрения, да и адвокатура, и суды далеко не сразу и не твердо встали на одну определенную позицию. Речь идет о ситуации, когда подсудимый в суде виновным себя не признает и последовательно настаивает на своей невиновности, а в процессе судебного следствия виновность его подтверждена достаточными и проверенными доказательствами и сам защитник приходит к убеждению, что его подзащитный виновен, строить же защитительную речь на отрицании виновности бесперспективно.

Структура речи защитника в какой-то мере напоминает структуру речи обвинителя, так как они посвящены одному предмету, хотя освещают его с разных сторон. Но здесь, конечно, нет таких жестких канонов, которые определяют построение речи обвинителя, выступающего от имени государства.

В речи защитника ярко проявляется гуманизм самой профессии адвоката и его миссии, выполняемой в суде. Он стремится помочь человеку, который, пусть по своей вине, попал в беду, или же тому, кто вовсе не виновен, но может оказаться осужденным по ошибке в результате некритического отношения к необоснованному обвинению.

Защитник более чем другие участники судебного разбирательства обязан уважать достоинство подсудимого, щадить его самолюбие и выступать в их защиту, в том числе и при произнесении своей речи.

Речь защитника должна в концентрированной форме представить суду все то положительное, что характеризует личность и поведение подсудимого. Все обстоятельства, смягчающие ответственность, установленные по делу, необходимо отчетливо и убедительно отметить в речи, а обстоятельства, отягчающие ответственность или доказанные сомнительно, оценить соответствующим образом. При характеристике подсудимого нельзя допускать преувеличения, вопреки фактам утверждать о несуществующих добродетелях подсудимого.

Недопустимо строить защиту на подчеркивании негативных сторон личности потерпевшего, его отрицательных нравственных качеств.

Нельзя использовать доводы, несостоятельность которых очевидна. Обман, ложь, сознательное искажение фактов глубоко безнравственны.

Адвокат в своей речи не обязан упоминать обстоятельства, могущие повредить защите, если о них не говорил обвинитель.

Судебные прения ни в правовом, ни в нравственном отношении нельзя рассматривать как «потасовку» между сторонами, своего рода «игру без правил». Их участники, говорящие публично, вправе пользоваться лишь нравственно дозволенными приемами, обязаны соблюдать собственное достоинство, уважать честь и достоинство своих противников и других участвующих в деле лиц, помнить,что они обращаются к суду, уважение к которому проявляется и в соблюдении нравственных норм.

Судебные прения — яркая и обычно эмоциональная часть судебного разбирательства, в которой наглядно проявляется состязательное начало процесса. Стороны обвинения и защиты, адресуясь к суду, подводят итоги судебного разбирательства в том виде, как они им представляются, и обращаются со своими предложениями о том, какие решения по Делу они считают справедливыми.

Судебные прения — борьба мнений, процессуальное состязание сторон, интересы которых обычно не совпадают. Тем не менее к любому участнику судебных прений относятся общие требования нравственного характера. Это те требования, которые А. Ф. Кони связывал с этическими началами, с представлениями о том, что нравственно дозволительно или недозволительно в судебных прениях[83].

Участники судебных прений должны уважать и соблюдать моральные нормы, принятые в обществе. Они не вправе проповедовать Аморальные взгляды, демонстрировать пренебрежение к нравственным ценностям и таким путем отстаивать свои позиции.

Никто из участников судебных прений не вправе унижать достоинство участвующих в деле и других лиц, начиная со своих «процессуальных противников» и кончая теми, кто в деле не участвует, но упоминается по тому или иному поводу. Отрицательная характеристика личности, основанная на установленных в суде фактах, вполне допустима, но не может использоваться для унизительных оценок кого бы то ни было из упоминаемых в судебных прениях. Что касается оценок личности противной стороны в процессе, то они в принципе всегда нежелательны.

Во время судебных прений каждый их участник обязан соблюдать такт в споре с теми, чье мнение он не разделяет, а также быть сдержанным в оценках личности и поведения на суде экспертов, свидетелей, переводчиков.

Стороны в судебных прениях должны оказывать уважение суду, содействовать поддержанию его авторитета. Оценка поведения судей участниками судебных прений вообще недопустима.

Стороны в судебных прениях чаще занимают разные позиции по вопросу о доказанности обвинения, существенных для уголовного дела обстоятельств, а также о юридических оценках поведения подсудимого и потерпевшего, других лиц и об обстоятельствах, подлежащих учету в случае применения судом наказания. В связи с этим возникает проблема нравственной свободы участника судебных прений, а в более конкретном ее выражении — проблема обязанности говорить суду правду и при произнесении судебной речи. Если защитительную речь произносит сам подсудимый, что возможно при отсутствии в деле на законных основаниях защитника, то претензий правового характера, в случае если он говорит суду неправду, к нему предъявить нельзя. Но в нравственном плане подсудимый не освобождается от обязанности быть правдивым, избегать лжи.

Другие стороны: государственный обвинитель (прокурор) и защитник (адвокат), частный обвинитель (потерпевший) — находятся в ином правовом положении, и нравственные требования, адресованные им, иные. Ни прокурор, ни адвокат, ни потерпевший не вправе лгать суду, сообщать ему заведомо ложные сведения и на этом строить, в частности, свои судебные речи.

Русский юрист П. С. Пороховщиков писал: «Суд не может требовать истины от сторон, ни даже откровенности: они обязаны перед ним только к правдивости»[84].

Но и профессиональные участники уголовного процесса — прокурор и адвокат — по-разному оперируют фактами и аргументами во время судебных прений. Это обусловлено разницей в их роли и процессуальном положении. Если прокурор обязан быть объективным и не вправе игнорировать то, что говорит в пользу защиты, должен отказаться от обвинения, когда в суде оно не подтвердилось, то защитник-адвокат действует только в интересах защиты, и позиция его, естественно, односторонняя. Отказаться от защиты и в случае полного согласия с обвинителем он не вправе.

Нравственное значение судебных прений состоит и в том, что они должны способствовать нравственному воспитанию подсудимого, потерпевшего, свидетелей, других участвующих в деле лиц, а также публики, присутствующей в зале суда. Опубликование средствами массовой информации сведений о содержании судебных речей, а также издание судебных речей по выдающимся делам, представляющим общественный интерес, может также служить нравственному воспитанию.

В суде присяжных значение судебных прений возрастает. Правдивые, яркие, искусно построенные речи сторон могут оказать очень большое влияние на внутреннее убеждение присяжных заседателей, их вердикт, о чем свидетельствует опыт деятельности этого суда.

Видный профессиональный юрист Великобритании Рональд Уолкер в книге об английском суде сообщает, что в этой стране еще сохраняются некоторые предубеждения против суда присяжных: «Часто встречающийся упрек по отношению к присяжным — это упрек в чувствительности к риторике. »[85].

Возможно, была связана с влиянием красноречия сторон и одна особенность деятельности суда присяжных в России. П. С. Пороховщиков писал: «Ежедневный опыт говорит, что для виновного выгодно, для невиновного опасно судиться перед присяжными»[86].

Вторжение в нравственное взаимодействие

Вторжение в нравственное взаимодействие Здесь, в обществе, в отличие от вселенной двоих, постулат Левинаса, ставящий этику «прежде онтологии», звучит странно: здесь приоритет означает «быть раньше», а не «быть лучше». Чистое, наивное единение Я и Другого не является уже

4. НРАВСТВЕННОЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ВЕРЫ. ХРИСТИАНСКАЯ АКТИВНОСТЬ В МИРЕ

4. НРАВСТВЕННОЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ВЕРЫ. ХРИСТИАНСКАЯ АКТИВНОСТЬ В МИРЕ Я возвращаюсь теперь к тому, из чего я исходил в начале этого размышления. «Вера без дел мертва». Если первое и основное «дело» верующего есть, как мы видели, активность внутренней духовной жизни, работа по

§ 2. Особенности профессии юриста и ее нравственное значение

§ 2. Особенности профессии юриста и ее нравственное значение Юридическая этика обусловлена спецификой профессиональной деятельности юриста, особенностями его нравственного и социального положения. «Необходимость повышенных моральных требований, а следовательно, и

§ 3. Нравственное содержание уголовно-процессуального законодательства

§ 3. Нравственное содержание уголовно-процессуального законодательства Нравственное значение конкретных уголовно-процессуальных норм может быть полнее уяснено на основе ознакомления с более общими, принципиальными положениями уголовно-процессуального права. Это

§ 3. Нравственное значение оценки доказательств по внутреннему убеждению

§ 3. Нравственное значение оценки доказательств по внутреннему убеждению Действующему принципу оценки доказательств исторически предшествовала оценка доказательств формальная, или легальная (законная). Законодатель заранее предписывал судьям обязательные правила

Глава VIII ЭТИКА СУДЕБНЫХ ПРЕНИЙ

Глава VIII ЭТИКА СУДЕБНЫХ ПРЕНИЙ § 1. Нравственное значение судебных прений Судебные прения — яркая и обычно эмоциональная часть судебного разбирательства, в которой наглядно проявляется состязательное начало процесса. Стороны обвинения и защиты, адресуясь к суду,

(β). Нравственное взаимоотношение мужчины и женщины как брата и сестры

(?). Нравственное взаимоотношение мужчины и женщины как брата и сестры Божественный закон, господствующий в семье, в свою очередь также содержит различия внутри себя, соотношение которых составляет живое движение его действительности. Но из трех отношений — мужа и жены,

9. Искусство и нравственное предательство

9. Искусство и нравственное предательство Когда я впервые увидела мистера X, то подумала, что у него — самое трагическое лицо, какое мне когда-либо встречалось. Оно несло на себе не отпечаток какой-то конкретной трагедии или глубокого горя, а выражение столь полной

1. Бытовое, или просторечное, значение и значение специальное

1. Бытовое, или просторечное, значение и значение специальное Необходимо иметь в виду, что, прежде, чем слово"космос"стало специально употребляться в значении"мир", оно довольно часто употреблялось и в чисто бытовом значении. В этот раннеклассический период говорилось

3. ОКОНЧАТЕЛЬНОСТЬ И БЕЗОШИБОЧНОСТЬ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

3. ОКОНЧАТЕЛЬНОСТЬ И БЕЗОШИБОЧНОСТЬ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ Верховный трибунал имеет последнее слово, чтобы сказать, что есть закон, и когда он сказал это слово, утверждение, что суд был «не прав», не вызовет никаких последствий внутри системы: в результате не изменятся ничьи

4. Нравственное сознание

4. Нравственное сознание Идея нравственности. Правовое регулирование — это регулирование поведения людей с помощью системы законов. Оно оставляет вне своего влияния огромную область человеческих отношений, именуемых нравственными. Законом не предусмотрено, например,

Нравственное совершенство

Нравственное совершенство В этике речь идет о совершенстве человека и о путях достижения им совершенства. Понятие совершенства получает содержательную определенность через понятие нравственного идеала.В истории этико-философской и религиозной мысли идея

3. Что такое нравственное поведение

3. Что такое нравственное поведение Моралисты не ошибаются только в том, что нравственные поступки имеют какие-то выгодные последствия для других людей. И из этого факта они делают вывод, что эта выгода для других и есть цель нравственного поступка, и что, следовательно,

Все главные приемы судоговорения следовало бы подвергнуть своего рода критическому пересмотру с точки зрения нравственной дозволительности их.

А.Ф. Кони. Нравственные начала в уголовном процессе

Основными нравственными категориями, охраняемыми в процессе судопроизводства, являются права и свободы человека, честь и достоинство личности, частная жизнь, личная и семейная тайны. Поэтому «в области судебного состязания важно помнить, что нравственно дозволительно или недозволительно в судебных прениях» [115. Т. 4. С. 66].

82. Сущность судебных прений

82. Сущность судебных прений Судебными прениями именуется часть судебного заседания, в которой путем поочередного выступления участвующих в деле лиц и их представителей подводятся итоги проведенного по делу исследования доказательств; высказываются суждения о том,

Тема IV Основы конституционного права

Тема IV Основы конституционного права План изучения § 1. Понятие и предмет конституционного права. Общая характеристика основ конституционного строя РФ § 2. Местное самоуправление. Основы избирательного права § 3. Конституционный статус личности, основные права и

Тема V Основы административного права

Тема V Основы административного права План изучения § 1. Понятие и система административного права. Система и основные принципы деятельности органов исполнительной власти. Государственная служба. Понятие должностного лица § 2. Понятие административного проступка.

Тема VI Основы уголовного права

Тема VI Основы уголовного права План изучения § 1. Понятие и предмет уголовного права. Понятие преступления и его признаки (объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона) § 2. Обстоятельства, исключающие преступность деяния § 3. Преступления против жизни и

Тема VII Основы гражданского права

Тема VII Основы гражданского права План изучения § 1. Предмет и принципы гражданского права § 2. Понятие гражданского правоотношения. Субъекты гражданских правоотношений § 3. Объекты гражданских правоотношений § 4. Общие положения о собственности § 5. Общие положения

Тема IX Основы трудового права

Тема IX Основы трудового права План изучения § 1. Понятие и предмет трудового права § 2. Источники трудового права § 3. Субъекты трудового права. Работник и работодатель § 4. Понятие трудового договора. Отличие трудового договора от договоров гражданско-правового

Тема XI Основы экологического права

Тема XI Основы экологического права План изучения § 1. Предмет и метод экологического права. Экология человека § 2. Источники экологического права. Экологические правоотношения. Экологические права и обязанности граждан РФ § 3. Ответственность за экологические

Тема XII Основы международного права

Тема XII Основы международного права План изучения § 1. Понятие международного права. Международное публичное право и международное частное право § 2. Нормы международного права § 3. Источники международного права § 4. Система международного права § 5. Общепризнанные

Тема 2. Основы конституционного права

Тема 2. Основы конституционного права 2.1 Понятие конституционного права Конституционное право РФ закрепляет и регулирует, главным образом, важнейшие общественные отношения, составляющие основы конституционного строя, правового положения личности, государственного

Тема 3. Основы гражданского права

Тема 3. Основы гражданского права 3.1 Понятие гражданского права Гражданское право – одна из основных, наиболее крупных, фундаментальных отраслей российского права. Термин гражданское право берёт свое начало от римского «цивильного права» (jus civile), под которым понималось

Тема 5. Основы трудового права

Тема 5. Основы трудового права 5.1 Понятие трудового права Труд – это целенаправленная деятельность человека, реализация его физических и умственных способностей для получения определенных материальных или духовных благ. Труд может быть индивидуальным (на своем

Тема 7. Основы уголовного права

Тема 7. Основы уголовного права 7.1 Понятие уголовного права Уголовное право как самостоятельная отрасль представляет собой совокупность однородных норм, причем эта однородность обусловлена их содержанием. Содержание этих норм ориентировано, с одной стороны, на деяние,

СТАТЬЯ 295 УПК РФ: СОДЕРЖАНИЕ И ПОРЯДОК СУДЕБНЫХ ПРЕНИЙ

СТАТЬЯ 295 УПК РФ: СОДЕРЖАНИЕ И ПОРЯДОК СУДЕБНЫХ ПРЕНИЙ После окончания судебного следствия суд переходит к выслушиванию судебных прений. Судебные прения состоят из речей обвинителей, а также гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, защитников и

Судебные прения — яркая и обычно эмоциональная часть судебного разбирательства, в которой наглядно проявляется состязательное начало процесса. Стороны обвинения и защиты, адресуясь к суду, подводят итоги судебного разбирательства в том виде, как они им представляются, и обращаются со своими предложениями о том, какие решения по Делу они считают справедливыми.

Судебные прения — борьба мнений, процессуальное состязание сторон, интересы которых обычно не совпадают. Тем не менее к любому участнику судебных прений относятся общие требования нравственного характера. Это те требования, которые А. Ф. Кони связывал с этическими началами, с представлениями о том, что нравственно дозволительно или недозволительно в судебных прениях[83].

Участники судебных прений должны уважать и соблюдать моральные нормы, принятые в обществе. Они не вправе проповедовать Аморальные взгляды, демонстрировать пренебрежение к нравственным ценностям и таким путем отстаивать свои позиции.

Никто из участников судебных прений не вправе унижать достоинство участвующих в деле и других лиц, начиная со своих «процессуальных противников» и кончая теми, кто в деле не участвует, но упоминается по тому или иному поводу. Отрицательная характеристика личности, основанная на установленных в суде фактах, вполне допустима, но не может использоваться для унизительных оценок кого бы то ни было из упоминаемых в судебных прениях. Что касается оценок личности противной стороны в процессе, то они в принципе всегда нежелательны.

Во время судебных прений каждый их участник обязан соблюдать такт в споре с теми, чье мнение он не разделяет, а также быть сдержанным в оценках личности и поведения на суде экспертов, свидетелей, переводчиков.

Стороны в судебных прениях должны оказывать уважение суду, содействовать поддержанию его авторитета. Оценка поведения судей участниками судебных прений вообще недопустима.

Стороны в судебных прениях чаще занимают разные позиции по вопросу о доказанности обвинения, существенных для уголовного дела обстоятельств, а также о юридических оценках поведения подсудимого и потерпевшего, других лиц и об обстоятельствах, подлежащих учету в случае применения судом наказания. В связи с этим возникает проблема нравственной свободы участника судебных прений, а в более конкретном ее выражении — проблема обязанности говорить суду правду и при произнесении судебной речи. Если защитительную речь произносит сам подсудимый, что возможно при отсутствии в деле на законных основаниях защитника, то претензий правового характера, в случае если он говорит суду неправду, к нему предъявить нельзя. Но в нравственном плане подсудимый не освобождается от обязанности быть правдивым, избегать лжи.

Другие стороны: государственный обвинитель (прокурор) и защитник (адвокат), частный обвинитель (потерпевший) — находятся в ином правовом положении, и нравственные требования, адресованные им, иные. Ни прокурор, ни адвокат, ни потерпевший не вправе лгать суду, сообщать ему заведомо ложные сведения и на этом строить, в частности, свои судебные речи.

Русский юрист П. С. Пороховщиков писал: «Суд не может требовать истины от сторон, ни даже откровенности: они обязаны перед ним только к правдивости»[84].

Но и профессиональные участники уголовного процесса — прокурор и адвокат — по-разному оперируют фактами и аргументами во время судебных прений. Это обусловлено разницей в их роли и процессуальном положении. Если прокурор обязан быть объективным и не вправе игнорировать то, что говорит в пользу защиты, должен отказаться от обвинения, когда в суде оно не подтвердилось, то защитник-адвокат действует только в интересах защиты, и позиция его, естественно, односторонняя. Отказаться от защиты и в случае полного согласия с обвинителем он не вправе.

Нравственное значение судебных прений состоит и в том, что они должны способствовать нравственному воспитанию подсудимого, потерпевшего, свидетелей, других участвующих в деле лиц, а также публики, присутствующей в зале суда. Опубликование средствами массовой информации сведений о содержании судебных речей, а также издание судебных речей по выдающимся делам, представляющим общественный интерес, может также служить нравственному воспитанию.

В суде присяжных значение судебных прений возрастает. Правдивые, яркие, искусно построенные речи сторон могут оказать очень большое влияние на внутреннее убеждение присяжных заседателей, их вердикт, о чем свидетельствует опыт деятельности этого суда.

Видный профессиональный юрист Великобритании Рональд Уолкер в книге об английском суде сообщает, что в этой стране еще сохраняются некоторые предубеждения против суда присяжных: «Часто встречающийся упрек по отношению к присяжным — это упрек в чувствительности к риторике. »[85].

Возможно, была связана с влиянием красноречия сторон и одна особенность деятельности суда присяжных в России. П. С. Пороховщиков писал: «Ежедневный опыт говорит, что для виновного выгодно, для невиновного опасно судиться перед присяжными»[86].

Ю.Н.Давыдов Этика убеждения и этика ответственности: Макс Вебер и Лев Толстой (*)

Ю.Н.Давыдов Этика убеждения и этика ответственности: Макс Вебер и Лев Толстой (*) Этическая мысль. Вып. 7. М.: ИФ РАН. 2006.Когда заходит речь об этике Льва Толстого, у нас – в соответствии с традицией, сложившейся еще до революции 1917 года, но закрепленной и освященной

§ 1. Нравственное значение судебных прений

§ 1. Нравственное значение судебных прений Судебные прения — яркая и обычно эмоциональная часть судебного разбирательства, в которой наглядно проявляется состязательное начало процесса. Стороны обвинения и защиты, адресуясь к суду, подводят итоги судебного

Глава 3. Этика

Глава 3. Этика Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим. Матфей 22:37 Насильно мил не будешь. Пословица К проблеме этики и воспитания морали человечество относится крайне пристрастно. Религия и философия занимаются ею

VIII. ЭТИКА

VIII. ЭТИКА Различия отдельных личностей, их конечное существование и индивидуальность носят случайный характер и не выражают истины, которая лежит в их основе. Индивид не откроет тайну душевного спокойствия и уравновешенности, пока он не отбросит мысль о своей кажущейся

Глава I Этика закона

Глава I Этика закона 1. Дуализм добра и зла. Этика нашего мира предполагает дуализм добра и зла. Дуализм есть предпосылка этики. Миросозерцание монистическое всегда оказывается неблагоприятным для этики и ослабляет в человеке нравственный пафос. Дуализм этический

Глава V Христианская этика

Глава V Христианская этика «Корни брака, – пишет Вестермарк1 – надо искать в семье, а не считать семью следствием брака». В дохристианскую эпоху такой вывод выглядел бы тривиально, но с появлением христианства он стал суждением, важность которого необходимо

3. ОКОНЧАТЕЛЬНОСТЬ И БЕЗОШИБОЧНОСТЬ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

3. ОКОНЧАТЕЛЬНОСТЬ И БЕЗОШИБОЧНОСТЬ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ Верховный трибунал имеет последнее слово, чтобы сказать, что есть закон, и когда он сказал это слово, утверждение, что суд был «не прав», не вызовет никаких последствий внутри системы: в результате не изменятся ничьи

Глава VIII. Этика со-страдания

Глава VIII. Этика со-страдания Свое сочинение «Об основе морали» Шопенгауэр заключает словами о том, что его учение о нравственности представляет собой завершающий камень всего здания метафизики или подлинную связь «Divinae Comediae» («Божественной комедии»). О том, что этика

Судебные прения – самостоятельный этап судебного разбирательства, на котором наиболее ярко проявляется принцип состязательности. Профессиональные участники судебных прений – государственные обвинители и адвокаты-защитники – произносят речи, в которых анализируют и обобщают обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, пытаются повлиять на решение вопросов, которые суд будет разрешать при постановлении приговора. Остальные участники процесса также имеют возможность высказать свое мнение в ходе прений.

Рассмотрим вначале некоторые вопросы, связанные с регламентацией судебных прений в УПК РФ.

В ст. 244 УПК РФ закреплено равенство прав сторон обвинения и защиты на выступление в судебных прениях. В прениях выступает обвинитель, а затем защитник. Для них участие в прениях обязательно. Подсудимый участвует в прениях при отсутствии защитника. Выступление в прениях является правом, а не обязанностью подсудимого, потерпевшего и его представителя. Гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, подсудимый могут участвовать в прениях, если заявят ходатайство об этом.

В российском уголовном процессе привилегией считается выступление последним. Поэтому те, кто защищается от обвинения, всегда выступают после обвинителя. Первым в судебных прениях всегда выступает обвинитель, а последним – защитник, вначале – гражданский истец, а затем – гражданский ответчик. На практике несколько участвующих в разбирательстве обвинителей и защитников сами определяют очередность своих выступлений в прениях, передавая суду список выступающих. Последовательность выступлений участников процесса окончательно устанавливает суд.

Сторонам запрещено ссылаться на доказательства, исключенные из разбирательства и не рассмотренные в судебном следствии. Этот запрет основан на том, что в основу судебного решения могут быть положены только результаты судебного следствия. Значит, и аргументация, направленная на формирование судейского убеждения, может основываться только на доказательствах, исследованных в судебном заседании.

Законодатель указывает два случая, когда суд вправе прервать участников прений сторон. Это случаи обращения к обстоятельствам, не имеющим отношения к рассматриваемому делу, а также к доказательствам, признанным недопустимыми. В остальных случаях суд не ограничивает продолжительности выступлений участников судебных прений.

После выступлений всех участников судебных прений каждый выступивший имеет право по одному разу выступить с репликой. Выступление с репликой – право, а не обязанность участников судебных прений. Отказ от реплики не означает согласия с доводами процессуальных противников. Суд не может ограничивать судебных ораторов во времени произнесения реплики, кроме случаев, указанных выше.

УПК предоставляет право сторонам обвинения и защиты на представление суду после окончания прений, но до удаления суда в совещательную комнату письменных формулировок по основным вопросам, разрешаемым судом при постановлении приговора. Это регламентируется ст. 244 УПК РФ. Указанное право позволяет сторонам предложить суду проект приговора с обдуманными обоснованиями, мотивировками, рассуждениями о правовых оценках и т.п. Это один из эффективных способов влияния на формирование судейского убеждения, помощи суду в усвоении позиции сторон, хотя предлагаемый текст не обязателен для суда.

После окончания прений сторон суд предоставляет подсудимому последнее слово. Произнесение последнего слова – право, а не обязанность подсудимого. Последнее слово должно быть предоставлено подсудимому и в случае, когда он участвовал в прениях. Непредоставление последнего слова подсудимому является существенным процессуальным нарушением, влекущим отмену приговора. Во время произнесения последнего слова подсудимому нельзя задавать вопросы. Сведения, сообщенные подсудимым в последнем слове, не имеют доказательственного значения, суд не может ссылаться на них в приговоре.

Суд не вправе прервать подсудимого при произнесении последнего слова, за исключением случаев, когда подсудимый излагает обстоятельства, не относящиеся к делу.

В прениях сторон участники могут сообщить суду новые сведения. Новые данные может сообщить и подсудимый в последнем слове. Если указанные сведения суд сочтет существенными для дела, он может возобновить судебное следствие. По окончании судебного следствия суд вновь должен провести судебные прения сторон и предоставить последнее слово подсудимому.

После произнесения последнего слова подсудимым суд, не объявляя перерыва, сразу удаляется в совещательную комнату для постановления приговора.

Суд до удаления в совещательную комнату объявляет участникам судебного разбирательства время оглашения приговора.

Даже столь краткий анализ положений УПК РФ позволяет сделать вывод, что судебные прения – это борьба мнений, процессуальное состязание сторон, интересы которых обычно не совпадают. Тем не менее, к любому участнику судебных прений относятся общие требования нравственного характера. Это те требования, которые А.Ф. Кони связывал с этическими началами, с представлениями о том, что нравственно дозволительно или недозволительно в судебных прениях.

Участники судебных прений должны уважать и соблюдать моральные нормы, принятые в обществе. Они не вправе проповедовать аморальные взгляды, демонстрировать пренебрежения к нравственным ценностям и таким путем отстаивать свои позиции.

Никто из участников судебных прений не вправе унижать достоинство участвующих в деле и других лиц, начиная со своих «процессуальных противников» и заканчивая теми, кто в деле не участвует, но упоминается по тому или иному поводу. Отрицательная характеристика личности, основанная на установленных судом фактах, вполне допустима, но не может использоваться для унизительных оценок кого бы то ни было из упоминаемых в судебных прениях. Что касается оценок личности противной стороны в процессе, то они в принципе всегда нежелательны.

Во время судебных прений каждый их участник обязан соблюдать такт в споре с теми, чьи мнение он не разделяет, а также быть сдержанным в оценках личности и поведения в суде свидетелей, экспертов и переводчиков.

Чаще всего стороны в судебных прениях занимают разные позиции по вопросам о доказанности обвинения, существенных для дела обстоятельств, а также о юридических оценках поведения подсудимого и потерпевшего, других лиц; об обстоятельствах, учитываемых судом при назначении наказаний. Однако при этом необходимо отметить, что прокурор, адвокат, потерпевший, являющийся частным обвинителем, не вправе в своих выступлениях сообщать суду заведомо ложные сведения и на этом строить линию своего участия в судебных прениях. Профессиональные участники судебных прений – прокурор и адвокат – по-разному оперируют фактами и аргументами во время судебных прений. Это обусловлено разницей в их роли и процессуальном положении. Если прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность, как это указано в ст. 37 УПК РФ, и, следовательно, он не вправе игнорировать то, что говорит в пользу защиты, а если обвинение в суде не подтвердилось, прокурор вправе от него отказаться, то защитник-адвокат действует только в интересах защиты, и позиция его является односторонней. Он не вправе отказываться от защиты даже тогда, когда полностью согласен с обвинителем.

Значение судебных прений значительно возрастает в суде присяжных. Яркие, искусно построенные речи сторон могут оказать очень большое воздействие на внутреннее убеждение присяжных заседателей и выносимый ими вердикт, о чем свидетельствует опыт деятельности этого суда.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: