Что понимается под давлением на суд

Обновлено: 06.12.2022

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела -

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо арестом на срок до шести месяцев.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, -

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарии к ст. 294 УК РФ

1. Принцип независимости судей, присяжных и арбитражных заседателей относится к числу конституционных. В ч. 1 ст. 120 Конституции РФ провозглашено: судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону.

Это требование нашло отражение и в ряде других законодательных актов: Законе РФ от 26.06.1992 N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации", Федеральном конституционном законе от 21.07.94 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации", Федеральном конституционном законе от 28.04.95 N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации", УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ и др. Вмешательство любых лиц в деятельность по осуществлению правосудия или предварительного расследования грубо нарушает принцип независимости судей. Такие действия уголовный закон признает преступными.

В ст. 294 предусмотрена ответственность за два самостоятельных преступления: в первой части - вмешательство в деятельность суда; во второй - вмешательство в деятельность органов предварительного расследования.

2. Объектом преступления по ч. 1 комментируемой статьи выступает нормальная деятельность суда по рассмотрению и разрешению уголовных, гражданских, арбитражных дел и дел об административных правонарушениях. В качестве факультативного объекта могут выступать интересы личности (например, потерпевшего).

3. Объективная сторона преступления выражается во вмешательстве в какой бы то ни было форме в деятельность суда.

Согласно прямому указанию закона форма вмешательства значения не имеет и охватывает любое воздействие на судей, присяжных или арбитражных заседателей, существенно нарушающее принципы судопроизводства, закрепленные в законодательстве. Вмешательство может выражаться в просьбах, уговорах, требованиях, советах, обещаниях оказать услуги, непосредственно обращенных к судье или заседателю. Такое воздействие может быть оказано и через третьих лиц - родственников, знакомых, коллег и т.п. Для наличия рассматриваемого состава важным является лишь то, что подобным образом судья, присяжный или арбитражный заседатель склоняется или понуждается к одностороннему рассмотрению конкретного дела, его разрешению в интересах виновного.

4. Уголовную ответственность влечет лишь воздействие на лиц, непосредственно осуществляющих рассмотрение и разрешение дел: судью или заседателя. Такие же действия в отношении иных работников суда (консультанта суда, секретаря судебного заседания) или должностных лиц правоохранительных органов не могут признаваться воспрепятствованием осуществлению правосудия. При определенных обстоятельствах они могут быть квалифицированы по статьям о преступлениях против порядка управления.

5. Дача взятки судье, присяжному или арбитражному заседателю в целях воспрепятствования осуществлению правосудия влечет ответственность виновного по совокупности ст. ст. 294 и 291 (или ст. ст. 30, 291) УК.

6. Преступление имеет формальный состав, является оконченным с момента вмешательства в деятельность суда по рассмотрению конкретного дела независимо от того, привело ли это к вынесению неправосудного приговора или иного судебного решения.

7. Субъективная сторона предусматривает лишь прямой умысел. В качестве ее обязательного признака в законе указана цель преступления - воспрепятствовать осуществлению правосудия. Состав рассматриваемого преступления охватывает вмешательство как с целью прекращения дела, оправдания, смягчения наказания, освобождения от исковых требований, так и, наоборот, с целью ужесточения ответственности и наказания, привлечения к ответственности других лиц, увеличения суммы взысканий.

Мотивы для квалификации значения не имеют. Ими могут быть различного рода личные побуждения, корысть и т.п.

8. Субъектом является вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

9. Часть 2 ст. 294 УК предусматривает ответственность за вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание (дознавателя), в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела.

10. Объект преступления - нормальная деятельность органов следствия и дознания. Факультативным объектом могут выступать интересы личности.

11. Объективная сторона рассматриваемого преступления по своему содержанию тождественна вмешательству в деятельность правосудия. Здесь лишь надо иметь в виду, что норма охватывает только уголовно-процессуальную сферу и воздействие оказывается на прокурора, следователя или лицо, производящее дознание. Причем состав преступления при воздействии на прокурора будет только в том случае, если оно имело место в связи с осуществлением надзорных функций по конкретному расследуемому делу, а не вообще из-за выполнения прокурорских обязанностей.

Указанное воздействие осуществляется для того, чтобы воспрепятствовать всестороннему, полному и объективному расследованию дела. Это может выражаться в нарушении как одного из указанных требований, так и их совокупности.

12. Состав рассматриваемого преступления сконструирован также по типу формального. Преступление считается оконченным с момента вмешательства в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание.

13. С субъективной стороны совершение этого преступления возможно лишь при наличии прямого умысла. В законе указана цель преступления, являющаяся обязательным признаком субъективной стороны, - воспрепятствование всестороннему, полному и объективному расследованию.

Мотивы преступления различны и не учитываются при квалификации содеянного по ст. 294.

14. Субъект преступления - лицо, достигшее возраста 16 лет.

15. В части 3 ст. 294 в качестве квалифицирующего признака воспрепятствования как осуществлению правосудия, так и производству предварительного расследования указано использование лицом своего служебного положения.

Уголовную ответственность по ч. 3 ст. 294 могут нести должностное лицо, государственный служащий, служащий органа местного самоуправления или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации. Дополнительной квалификации его действий в таких случаях по ст. 285 или ст. 201 УК не требуется.

УК РФ Статья 294. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования

1. Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия -

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела -

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо арестом на срок до шести месяцев.

(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, -

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

Статья 10. Недопустимость вмешательства в деятельность судьи

1. Всякое вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия преследуется по закону. Не допускается внепроцессуальное обращение к судье по делу, находящемуся в его производстве, либо к председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда.

Под внепроцессуальным обращением понимается поступившее судье по делу, находящемуся в его производстве, либо председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда, обращение в письменной или устной форме не являющихся участниками судебного разбирательства государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа, организации, должностного лица или гражданина в случаях, не предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо обращение в не предусмотренной процессуальным законодательством форме участников судебного разбирательства.

Информация о внепроцессуальных обращениях, поступивших судье по делам, находящимся в его производстве, либо председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда, подлежит преданию гласности и доведению до сведения участников судебного разбирательства путем размещения данной информации на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет".

Порядок размещения в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" информации о внепроцессуальных обращениях устанавливается Верховным Судом Российской Федерации и Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации.

(в ред. Федерального закона от 12.03.2014 N 29-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

(п. 1 в ред. Федерального закона от 02.07.2013 N 166-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Судья не обязан давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления, иначе как в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законом.

Статьей 297 Уголовного кодекса РФ (долее - УК РФ) предусмотрена уголовная ответственность за неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства, в том числе оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия.

Согласно положениям указанной нормы уголовного закона, под оскорблением судьи или иного лица, участвующего в рассмотрении дела, признаются вербальные и невербальные действия, выражаемые в неприличной (неподобающей действующим нормам морали и этики) форме. К ним могут относиться:

понимаются неприличные высказывания, действия, жесты, направленные на унижение чести и достоинства участников судебного разбирательства, а также подрыв авторитета судебной власти;

оскорбления, выраженные в устной форме, в том числе с использованием нецензурной лексики, но не исключительно;

в письменной форме (записки, письма, иные документы);

в виде оскорбительных рисунков. Например, уничижительных карикатур;

в действиях, унижающих честь и достоинство (к примеру, жесты, неприличные телодвижения и т. п.);

действия, которые сопряжены с физическим насилием*, например, срывание одежды, пощёчины и т. п.

*Обратите внимание, что этот пункт не касается нападения на судью или иного лица, участвующего в рассмотрении дела. Избиение, нанесение тяжких повреждений, нападение с использованием оружия и т.п. квалифицируются по статье 296 УК РФ о насильственных действиях по отношению к лицам, осуществляющим правосудие.

С точки зрения закона не имеет значения правдивость или ложность сведений (оценки действий) судьи. Важна только неприличная форма оскорбления.

Если задевается честь и достоинство, подрывается авторитет и/или престиж, наносится ущерб уважению сотрудников судебной инстанции, то такое преступление попадает под действие 297 статьи УК РФ.

С точки зрения закона уголовная ответственность наступает только в случае совершения преступления при отправлении правосудия. Это означает, что местом преступления может являться: зал суда во время разбирательства дел; иные помещения суда в перерывах между слушаниями.

Однако согласно судебной практике, местом преступления может быть признано любое иное место при нанесении оскорбления суду в связи с несогласием с процессуальными решениями, которые были приняты или принимаются судом и имеющие мотивационную связь с фактом отправления правосудия.

А наступает ли ответственность, если оскорбление нанесено судье в сети «Интернет». Приведу пример. Московский городской суд признал гражданку Иванову А.А. виновной по 2 части статьи 297 УК России в связи с её публикациями в блоге, оскорблявшими судью N, участвующую в отправлении правосудия. Правозащитник подсудимой подал апелляцию, в которой привёл довод отсутствия Ивановой в зале суда при рассмотрении дела. Однако она была отклонена.

По потерпевшим по такому преступлению может быть не только судья, а любой участник судебного разбирательства: прокурор, защитник, подсудимый, потерпевший, истец, ответчик, третьи лица, их представители, эксперт, свидетель, переводчик и др.

В соответствии с 1 пунктом 297 статьи УК России за неуважение к участникам процесса предусматривается следующая ответственность:

Штраф – до 80 000 руб.

Штраф в сумме зарплаты или иных доходов нарушителя – до 6 мес.

Обязательные работы – до 480 ч.

Арест – до 4 мес.

Если потерпевшим является сотрудник суда: судья, присяжный заседатель или иное лицо, участвующее в отправлении правосудия, то часть 2 статьи 297 УК РФ предусматривает возможность назначения наказания в виде:

Штраф – до 200 000 руб.

Штраф в сумме зарплаты или иных доходов нарушителя – до 18 мес.

Обязательные работы – до 480 ч.

Исправительные работы – до 2 лет.

Арест – до 6 мес.

Уголовная ответственность предусмотрена для любых лиц, достигших возраста 16 лет, участвующих в судебном заседании. Инициировать дело о неуважении к суду могут только судебные приставы, наблюдающие за порядком в зале суда.

штрафа до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до 18 месяцев, либо обязательных работ на срок до 480 часов, либо исправительных работ на срок до 2 лет, либо ареста на срок до 6 месяцев.

Оскорбление судьи, не имеющее связи с фактом отправления правосудия.

В случае, если сотрудники суда или участники процесса подвергаются оскорблению, не имеющему мотивирующей связи с отправлением правосудия (т. е. совершаются вне суда и не имеют отношения к профессиональной деятельности), то такие деяния не могут квалифицироваться как уголовное преступление, а влекут за собой административную ответственность – они попадают под действие статьи 5.61 КоАП России.

Пастухов Игорь

Статьей 294 УК РФ установлена уголовная ответственность за вмешательство в любой форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия и в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела.

Сведения судебной статистики показывают, что число уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 294 УК РФ, является крайне незначительным. По официальным данным, в Российской Федерации по ч. 1 и 2 ст. 294 УК РФ были осуждены: в 1997 г. – 2, в 1998 г. – 4, в 1999 г. – 4, в 2000 г. – 2, в 2001 г. – 1, в 2002 г. – 2, в 2003 г. – 1, в 2004 г. – 3, в 2005 г. – 4, в 2006 г. – 3, в 2008 г. – 11, в 2009 г. – 4, в 2010 г. – 2, в 2011 г. – 4, в 2012 г. – 2, в 2013 г. – 4, в 2014 г. – 8, в 2015 г. – 11, в 2016 г. – 13, в 2017 г. – 18 человек.

Норма ч. 1 ст. 294 УК РФ является конкретизацией положения, установленного в ч. 5 ст. 5 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»: «лица, виновные в оказании незаконного воздействия на судей, присяжных и арбитражных заседателей, участвующих в осуществлении правосудия, а также в ином вмешательстве в деятельность суда, несут ответственность, предусмотренную федеральным законом». Она принята в целях защиты мерами уголовного закона конституционного положения об обеспечении правосудием прав и свобод человека и гражданина, являющихся непосредственно действующими и определяющими смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления.

В соответствии с Конституцией РФ правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами (ст. 18), которые действуют в соответствии с установленными Конституцией полномочиями (ч. 5 Заключительных и переходных положений).

Исходя из конституционных положений, правосудие – это форма реализации судебной власти посредством конституционного, административного, уголовного, гражданского судопроизводства при рассмотрении конкретных дел.

В юридической литературе существуют различные точки зрения по вопросу, является ли осуществлением правосудия рассмотрение судом дел только по существу, т.е. в процедурах, установленных для принятия окончательных решений по рассматриваемым делам, или рассмотрение судом в установленном законом порядке любых вопросов. Некоторые авторы считают, что применительно к уголовному процессу неправильно относить к осуществлению правосудия принятие судом решений о применении мер процессуального принуждения, иных решений, не связанных с рассмотрением уголовного дела по существу.

Представляется, что более соответствует воле законодателя позиция о том, что правосудие осуществляется при рассмотрении судом в процессуальной форме любых вопросов, на рассмотрение которых законодатель уполномочил суд. Этот вывод поддерживается и толкованием, данным Конституционным Судом РФ. Так, в Постановлении от 23 ноября 2017 г. № 32-П Конституционный Суд РФ указывает, что соблюдение требований законности и обоснованности оценивается судом как при рассмотрении уголовного дела по существу, так и в рамках предварительного судебного контроля, что отстаивание заинтересованным лицом перед судом своей позиции является формой реализации гражданином права на судебную защиту, что на предварительный судебный контроль распространяются все принципы осуществления правосудия.

В Постановлении от 9 июня 2011 г. № 12-П Конституционный Суд РФ прямо отнес решения органов судебной власти в рамках судебного контроля за деятельностью органов исполнительной власти, в том числе те, на основании которых допускается ограничение закрепленных в Конституции РФ прав граждан, относящимися к сфере правосудия, которое осуществляется только судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Частью 1 ст. 294 УК РФ установлена ответственность за вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия.

УК РФ не содержит определений термина «вмешательство». Толковые словари русского языка дают два толкования понятию «вмешательство»: 1) вторжение в чьи-либо дела, отношения, деятельное участие в них; 2) действия, пресекающие, останавливающие что-либо.

Для уточнения понимания термина «вмешательство», использованного в ст. 294 УК РФ, целесообразно обратиться, в частности, к формулировке ч. 5 ст. 5 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Из формулировок этой нормы следует, что основной формой вмешательства законодатель считает незаконное воздействие на судью, присяжного или арбитражного заседателя. А из формулировки ч. 1 ст. 10 Закона РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» следует вывод, что одной из форм вмешательства в деятельность суда является внепроцессуальное обращение к судье по делу, находящемуся в его производстве, к председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда. Исходя из формулировки п. 3 ч. 1 ст. 97 УПК РФ, формами воспрепятствования осуществлению правосудия являются угрозы участникам уголовного судопроизводства, уничтожение доказательств.

Представляется принципиальным использование законодателем в этих нормах указаний на «незаконность» и «внепроцессуальность» воздействия. Из этих положений, по нашему мнению, естественным образом следует вывод, что к уголовно наказуемому вмешательству в деятельность суда не может быть отнесено законное, процессуальное обращение к суду.

Также обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 294 УК РФ, является цель – воспрепятствование осуществлению правосудия.

Толковые словари определяют значение глагола «воспрепятствовать» как «помешать кому-либо в чем-либо, не допустить чего-либо». Соответственно, воспрепятствование является влиянием на свободное осуществление волеизъявления суд, т.е. вмешательством в независимое осуществление судом своих полномочий. Конституционный Суд РФ в Определении от 27 ноября 2008 г. № 737-О-Р сформулировал, что незаконное воздействие на судью осуществляется с тем, «чтобы поставить его в зависимое и подчиненное положение при осуществлении правосудия».

Принцип независимости судей является ключевым конституционным принципом (ст. 120 Конституции РФ). В ст. 1 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» закреплено как положение как о независимости судебной власти от законодательной и исполнительной властей, так и о независимости и подчинении только Конституции РФ и закону судьи, его неподотчетности в деятельности по осуществлению правосудия. Именно для защиты этого принципа в первую очередь и введена уголовная ответственность за действия, предусмотренные ч. 1 ст. 294 УК РФ.

Комиссия Совета судей РФ по этике в своем заключении, утвержденном постановлением от 7 декабря 2005 г., согласованном Постановлением Президиума Совета судей РФ от 30 марта 2006 г. № 95, указала, что для того, чтобы под сомнение не ставилась объективность и независимость судьи при осуществлении правосудия, он «обязан отреагировать на обращения граждан, должностных и иных лиц по делам, находящимся в его производстве, если эти обращения имеют характер вмешательства в деятельность правосудия либо в результате таких обращений воля судьи в принятии решения по делу становится несвободной». В заключении отмечается, что «фиксация таких обращений позволит одновременно решить несколько задач:

  1. Обеспечит превенцию недобросовестных руководителей органов государственной власти и местного самоуправления, граждан и должностных лиц от вмешательства в судебную деятельность.
  2. Обеспечит закрепление доказательственной базы для последующего принятия соответствующих мер к лицам, допустившим вмешательство в судебную деятельность в какой-либо форме.
  3. Укрепит авторитет суда и судебной власти, будет способствовать утверждению в обществе уверенности в справедливости, беспристрастности и независимости суда.
  4. Существенно сократит возможность внепроцессуального общения судей с участниками процесса и другими лицами, заинтересованными в разрешении дела, находящегося в производстве суда.
  5. Позволит судье максимально избежать контактов, которые могут умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб его репутации и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия».

Однако принцип независимости судей не является единственным принципом осуществления правосудия: не менее значим для законного суда принцип состязательности и равноправия сторон. Очевидно, что сущность состязательности – осуществление в процессуальной форме действий, направленных на формирование у суда выводов о наличии или отсутствии обстоятельств, подлежащих установлению в целях вынесения судебного акта. То есть сущностью состязательности сторон является именно воздействие на суд, однако воздействие законное и процессуальное. Согласно положениям УПК РФ формами законного воздействия на суд являются ходатайства и жалобы, заявляемые и подаваемые участниками процесса.

Из изложенного следует вывод, что участник процесса, который в ходе рассмотрения судом любого отнесенного к его компетенции дела реализует предоставленные ему законом права на заявление ходатайств или подачу жалоб, не может являться субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 294 УК РФ.

Соответственно, представляется очевидным, что адвокат, выступающий в суде в процессуальном качестве защитника, представителя гражданского истца, потерпевшего, частного обвинителя, представителя истца (административного истца) или ответчика (административного ответчика), представителя третьего лица, представителя лица, привлекаемого к административной ответственности, не может быть привлечен к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 294 УК РФ за совершение им процессуальных действий, вне зависимости от того, как к таким его действиям относятся суд или иные участники процесса.

Представляется, что если бы судьи более тщательно подходили к выполнению рекомендаций, сформулированных в Заключении комиссии Совета судей РФ по этике от 7 декабря 2005 г., количество уголовных дел об указанном преступлении могло бы значительно возрасти. Однако более чем сомнительно, что субъектами незаконного, внепроцессуального воздействия на суд адвокаты были бы чаще, чем другие участники судопроизводства. Вовсе не адвокаты имеют в судах помещения для постоянной работы. И куда чаще приходится сталкиваться с посещением служебных кабинетов судей вовсе не адвокатами, а сотрудниками прокуратуры. Да и Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 28 февраля 2008 г. № 3-П упоминает вовсе не адвокатов, а председателей судов.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: