Что грозит за неуважение к суду в европе

Обновлено: 02.10.2022

За неуважение к суду на основании ст. 119 АПК РФ арбитражный суд вправе наложить штраф на участников процесса, а также на любых лиц, присутствующих в зале. Наиболее распространенными видами проявления неуважения к суду является заявление необоснованного отвода, предоставление недостоверных сведений, неявка в суд без уважительной причины, встречаются также и более специфичные ситуации, например нарушение стандартов процессуального поведения. Попробую классифицировать типичные ситуации, когда судьи видят неуважение к себе.

1. Необоснованный отвод

К моему удивлению, чаще всего суды налагают штраф в случае заявления отвода. Если арбитражный суд посчитает, что отвод необоснованный, то помимо отказа в отводе суд может наложить штраф за неуважение к нему.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.06.2019 N Ф05-8992/2019 по делу N А40-209822/2018:

«Принимая определение о назначении обществу судебного штрафа, суд первой инстанции, и апелляционный суд, оставляя определение без изменения, исходили из того, что заявление необоснованного отвода судье дискредитируют суд, умаляет авторитет судебной власти и направлено на принуждение суда к совершению процессуальных действий в отношении одной из сторон. Такие действия, как указали суды, явно свидетельствуют о проявлении неуважения к суду, являются способом оказания давления на суд, подразумевающим влияние на процессуальную деятельность суда, применение судьей норм материального и процессуального права. Проявление субъективного недоверия к суду, необоснованное обвинение в отсутствие беспристрастности свидетельствует о том, что такие действия являются сознательными и направлены на подрыв авторитета правосудия и умаление особой роли судебной власти в обществе.

Апелляционный суд также привел дополнительное обоснование наложения на общество судебного штрафа, отметив следующее: в ходе проверки заявления общества о фальсификации доказательства в судебном заседании 17.01.2019 судом опрашивался свидетель Фурсов А.А. Представителем заявителя задавались вопросы свидетелю. Так как просьбы и замечания суда задавать вопросы свидетелю по существу заявления о фальсификации не исполнялись представителем заявителя, суд вынес ему замечание за неуважительное отношение к суду, после чего обществом был заявлен судье отвод. В удовлетворении данного заявления было отказано.

Учитывая изложенное, как счел апелляционный суд, судом первой инстанции обоснованно расценено поведение заявителя как злоупотребление процессуальными правами и неуважение к суду».

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.10.2018 N Ф05-15643/2018 по делу N А40-13789/2018:

«Как указывает заявитель кассационной жалобы, выводы судов первой и апелляционной инстанций не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, а также сделаны при неправильном применении норм права.

Заявитель также указывает, что не допустил какого-либо неуважения к суду; заявления об отводе не содержит какой-либо грубой или неприемлемой лексики и мотивировано сомнениями в беспристрастности судьи.

Кроме того, по мнению заявителя, юридическое лицо не может проявлять неуважения к суду, вследствие чего наложение штрафа именно на юридическое лицо, а не на его представителя, заявившего отвод, является неправомерным.

В судебном заседании суда кассационной инстанции заявитель - АО "Олкон" в лице своего представителя настаивал на удовлетворении кассационной жалобы по основаниям, в ней изложенным.

В судебном заседании арбитражного суда кассационной инстанции ответчик - МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 5 в лице своих представителей возражал относительно удовлетворения кассационной жалобы по основаниям, изложенным в отзыве».

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.08.2019 N Ф05-16735/2017 по делу N А40-52851/2017:

«… заявитель не представил доказательств того, что судья Марков П.А., в производстве которого находится дело, лично прямо или косвенно заинтересован в исходе дела и имеются обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности.

Суд первой инстанции, принимая судебный акт о наложении судебного штрафа на представителя ООО "ЯрСтройСервис" Хамматова О.В., принимая во внимание заявленный необоснованный отвод судье, исходил из того, что неуважение к суду проявляется в злоупотреблении процессуальными правами и недобросовестном поведении заявителя».

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 06.05.2019 N Ф09-7300/18 по делу N А60-14986/2018:

«Определение суда о наложении штрафа мотивировано тем, что заявления об отводе судьи являлись необоснованными, не содержали обстоятельств, являющихся основанием для отвода судьи. Кроме того, процессуальные нарушения, на которые указано в заявлениях об отводе, являются предметом рассмотрения дела в случае обжалования судебного акта».

2. Предоставление суду недостоверных сведений

О возможности наложения штрафа в данном случае неоднократно высказывался ВАС РФ. В силу п. 5 Постановление Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 N 51 "О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей" предъявление должником в суд недостоверных сведений (например, о составе и стоимости его имущества) может влечь за собой наложение штрафа за неуважение к суду (часть 5 статьи 119АПК РФ), а также иные меры ответственности, предусмотренные законодательством. Штраф за неуважение к суду может быть наложен и в том случае, если должник не выполняет указания суда (в том числе по предоставлению определенных документов, раскрытию информации и т.п.).

  1. Нарушение порядка в судебном заседании

Судебный процесс строго регламентирован, соответственно перебивание процессуальных оппонентов, высказывания, комментарии с места и без разрешения суда приведут к штрафу. Нарушение порядка также возможно и в виде совершения несвоевременных процессуальных действий.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.02.2018 N Ф05-470/2018 по делу N А40-212403/2017:

«Из аудиозаписи протокола судебного заседания от 25.12.2017 следует, что представителем ООО Научно-производственное предприятие "Фирма СТАРГРАД" Чечулиным Э.Г. в ходе судебного разбирательства по настоящему делу в суде апелляционной инстанции неоднократно нарушался порядок в судебном заседании, в том числе допускались высказывания в отношении личности председательствующего судьи, представитель ООО Научно-производственное предприятие "Фирма СТАРГРАД" Чечулин Э.Г. вступал в пререкания с судом, чем нарушал установленный порядок судебного заседания, проявлял неуважение к суду».

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 15.02.2017 N Ф09-11430/16 по делу N А50-11949/2016:

«Как установлено судами, в судебных заседаниях 02.06.2016 и 14.06.2016 Трефилова И.В. проявляла явное неуважение к суду, а совершенные ею процессуальные действия свидетельствовали о злоупотреблении своими процессуальными правами и затягивании процесса; представителем предпринимателя неоднократно нарушался порядок в судебном заседании: заявив о фальсификации доказательств, представленного другой стороной, Трефилова И.В. стала чинить суду препятствия в его рассмотрении, так как вводила суд в заблуждение относительно документа, в отношении которого предъявлены обвинения в фальсификации, прерывала суд, задающий вопросы по заявлению и разъясняющий порядок рассмотрения такого заявления».

  1. Неявка в суд без уважительной причины

В данном случае суды накладывают штраф только после неоднократного неисполнения лицом предписания суда об обязательной явке, изложенного в определении. Как правило, обязательность явки в данном случае связывается с необходимостью предоставления стороной по делу каких-либо существенных пояснений либо документов.

Например, согласно п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 23 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе", в случае неявки эксперта в судебное заседание по неуважительным причинам суд вправе наложить на него судебный штраф на основании части 2 статьи 16, части 5 статьи 119Кодекса в порядке и в размерах, которые установлены в главе 11АПК РФ.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24.01.2019 N Ф05-23619/2018 по делу N А40-211977/16:

«Суд первой инстанции, накладывая на ПАО "Страховая акционерная компания "Энергогарант" судебный штраф в размере 100 000 руб., признал доказанным факт неуважительного отношения к суду, поскольку третье лицо, не обеспечило явку полномочного представителя, в условиях когда данная явка была признана судом обязательной, а также не представило копию страхового дела и его оригинал на обозрение суда».

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 25.05.2018 N Ф09-380/16 по делу NА60-56249/2014:

«Судами установлено, что Кудашевым С.М. неоднократно не исполнены требования суда в части предоставления документов, изложенные в определениях от 03.11.2017, от 05.12.2017, не обеспечена явка в судебное заседание, в то время как указанные действия признаны судом обязательными, доказательства, подтверждающие наличие уважительных причин неисполнения требований суда, отсутствуют.

При таких обстоятельствах, установив, что Кудашевым С.М. проявлено неуважение к суду, суды признали наличие оснований для наложения на арбитражного управляющего Кудашева С.М. в соответствии со ст. 119, ст. 120 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации штрафа в сумме 5 000 руб.».

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23.04.2018 N Ф07-2960/2018 по делу N А26-6469/2017:

«Оценив такое поведение представителя ответчика, учитывая систематическую неявку его в судебные заседания по вызову суда, непредставление обоснований невозможности явки в судебное заседание ввиду уважительных причин, а также предоставления ложной информации о причинах невозможности явки уполномоченного представителя Общества в процессы, состоявшиеся 18.10.2017 и 01.11.2017, суд правомерно квалифицировал действия Общества, как проявление неуважения к суду, что в силу части 5 статьи 119АПК РФ является самостоятельным основанием для наложения штрафа».

  1. Воспрепятствование проведению экспертизы

Создание препятствий для проведения экспертизы, назначенной судом, в целях получения процессуальной выгоды также может быть расценено как неуважение к суду.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.03.2017 N Ф09-1149/17 по делу N А50-3186/2016:

«Принимая во внимание указанные выше нормы, судом апелляционной инстанции обоснованно указано, что судебный штраф представляет собой санкцию за проявленное неуважение к суду, в данном случае неисполнение обществом "Торговый дом "ЛИОН" требований суда об обеспечении доступа эксперту к объектам, расположенным на земельном участке с кадастровым номером 59:01:4411058:489, площадью 14430 кв. м, по адресу: Пермский край, г. Пермь, Свердловский район, ул. Героев Хасана, 105 в отсутствие объективных причин такого неисполнения, свидетельствует о воспрепятствовании проведению экспертизы, в связи с чем правомерно расценено как проявление неуважения к суду.

Оценив по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании указанных действий общества "Торговый дом "ЛИОН", судом сделан правомерный вывод о наличии правовых оснований для привлечения указанного общества к ответственности в виде наложения судебного штрафа в размере 20 000 руб.».

  1. Нарушение общепринятых стандартов процессуального поведения

Такое нарушение может быть выражено в предоставлении суду большого объёма документов, без какой-либо конкретизации, что существенным образом усложнит работу судьи. Например, сторона в подтверждение своей позиции можеть представить в материалы дела большой объём документов, без проведения соотвествующего их анализа, который следовало бы сделать в отдельном документе: расчётах, таблицах, письменных пояснениях и т.д.

К данному виду можно также отнести предоставление суду ненадлежащим образом подготовленных документов: без нумерации, не заверенных, в неправильном порядке и т.д.

Например, один раз я передал суду оригинал искового заявления, поданного в электронном виде, с приложениями не в правильном порядке. Судья был очень недоволен и попросил меня разложить все документы по порядку, что заняло время. К счастью, тогда я отделался лишь устным замечанием. На практике встречаются случаи, когда за такое поведение суд накладывает штраф.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 22.09.2016 N Ф09-8485/15 по делу N А50-16754/2013:

«Суд первой инстанции, рассмотрев материалы дела, пришел к выводу о наличии оснований для наложения судебного штрафа в размере 2500 руб. на Кузнецову Л.В., исходя из того, что основанием для наложения судебного штрафа является проявленное конкурсным управляющим неуважение к суду, выразившееся в представлении суду в обоснование своих требований документов и заметок, содержание которых явно противоречит общепринятым стандартам процессуального поведения лиц, участвующих в деле, предполагающим недопустимость неэтичного отношения участников процесса к реализации своих процессуальных прав и обязанностей. Исходя из того, что конкурсный управляющий Кузнецова Л.В. уклонялась от конкретизации своих доводов, приведенных в обоснование требований, ссылалась на представленные пакеты документов без уточнения их наименования и содержания, среди которых были представлены документы, явно свидетельствующие о черновом и вспомогательном их характере, по своему содержанию противоречащие общепринятым стандартам процессуального поведения участников процесса, при этом управляющий действий к их исключению из числа доказательств не предприняла, в связи с чем они были исследованы, такие действия (бездействие) Кузнецовой Л.В. правомерно квалифицированы как явное неуважение к суду».

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.08.2013 N 15АП-11391/2013 по делу N А32-7218/2012:

«В судебном заседании 13.03.2013 суд указал, что заявителем представлены документы, которые в нарушение части 8 статьи 75Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и порядка заверения копий документов, установленного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 04.08.1983 N 9779-Х, не заверены печатью общества. Документы возвращены обществу для надлежащего заверения. Судебное заседание отложено на 11.06.2013. На указанную дату также назначено судебное заседание по рассмотрению вопроса о наложении судебного штрафа в связи с проявлением неуважения к суду.

25.03.2013 общество заявило суду об отказе от заявленных требований.

В судебном заседании 11.06.2013 суд рассмотрел вопрос о наложении судебного штрафа в связи с проявлением неуважения к суду, признал, что действия общества по неисполнению определений суда квалифицируются как злоупотребление процессуальными правами, были направлены на затягивание судебного процесса. Суд вынес определение о наложении судебного штрафа за проявленное неуважение к суду в размере 50 000 рублей. Кроме того, суд вынес определение от 11.06.2013 о принятии отказа от заявленных требований и прекращении производства по делу».

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20.01.2015 N Ф09-9355/14 по делу N А76-11387/2014:

«Однако суд первой инстанции вопрос о приобщении к материалам дела материалов выездной проверки оставил открытым, документы возвратил ответчику для оформления надлежащим образом.

При этом из определения суда первой инстанции об отложении предварительного судебного заседания от 04.08.2014 следует, что ответчиком определение суда от 21.07.2014 в части представления документов, подтверждающих позицию по делу, а именно: материалы проверки, сшитые в тома не более 150 листов, содержащие нумерацию в верхнем правом углу и опись представленных документов по каждому тому, не исполнено.

Суд первой инстанции счел, что указанные обстоятельства свидетельствуют о явном неуважении к суду, пренебрежительном отношении к исполнению своих обязанностей лиц, участвующих в деле, систематическом нарушении действующего законодательства, о направленности действий (бездействия) налогового органа на затягивание рассмотрения дела, неисполнении определения суда в установленный срок.

Судом апелляционной инстанции установлено, что 21.07.2014 и 04.08.2014 налоговым органом были представлены материалы выездной проверки, сшитые в тома не более 150 листов, содержащие нумерацию в нижнем углу и опись представленных документов по каждому тому.

Замечания по оформлению приложений, а именно: расположение нумерации страниц (в верхнем углу) и наличие в описи нумерации страниц конкретного приложения инспекцией не были учтены».

Каким должно быть наказание за неуважение к суду? За рубежом выбирают жесткие меры - юристы объясняют это авторитетом суда и юридической профессии. В России в числе санкций и уголовная, и административная ответственность, но дела такого рода встретишь нечасто: за год их набирается чуть больше сотни.

За рубежом к неуважению к суду относятся жестко - участника процесса могут посадить в тюрьму за неуважение к суду, которое выразилось, например, в неисполнении распоряжения судьи. Такое отношение связано с восприятием обществом судебной системы и роли юриста в правосудии.

Суды в США не декларативно, а фактически - полноценная ветвь власти. Судьи - это звезды, а мантия судьи - венец карьеры юриста. "Запомнился пример американского профессора, - рассказывает Степан Султанов , юрист АБ КИАП, LL.M. - Можно позвонить в ресторан с бронью за полгода и сказать, что Judge N сегодня вечером планирует поужинать в вашем ресторане. И место всегда найдут, потому что Judge N - это даже круче, чем певец Z". Юрист же, в свою очередь, воспринимается, как офицер правовой системы, который имеет специальную ответственность за качество правосудия. А за несоблюдение специальных этических правил юрист может быть дисквалифицирован. Общество с уважением относится к судам и юристам, юристы - к своей профессии, коллегам и суду, а суд понимает свой статус и не терпит пренебрежения к системе, говорит Султанов .

Иногда суровое наказание могут заменить на формальное. Так, гражданина США Дэвин Элдридж приговорили к тюремному сроку за неуважение к суду. Он проигнорировал запрет на запись в зале заседаний. Его предупредили о запрете несколько раз и письменно, и на словах - охранник на входе в здание, сотрудник в зале суда, где велась запись, и сам судья. Но Элдридж, активный пользователь Facebook, не стал их слушать. После он размещал в соцсетях материалы процесса, в том числе заключительные доводы прокурора. Для него всё закончилось санкциями. Его признали виновным и приговорили к 30 дням тюрьмы - которые, впрочем, ему не грозят при соблюдении ряда условий. Одним из них стало написание эссе объёмом от 2000 до 3000 слов на тему "Уважение судебной системы имеет важнейшее значение для справедливого отправления правосудия". Элдриджа обязали передать сочинение судье для утверждения, прежде чем публиковать его во всех своих соцсетях или на страницах интернета. В течение года распространять негатив в адрес судов ему нельзя. Ему также запрещено присутствовать на судебных заседаниях без предварительного разрешения.

В одном из особых мнений по делу обязанность удалить негативные комментарии сочли нарушением конституционных свобод. "Это принуждение замолчать и не высказывать точку зрения. вызывает серьезную озабоченность в связи с Первой поправкой", - сказал несогласный судья Кристофер Брук. Но суд не нашел злоупотребления в том, что обвиняемого ограничили в походах в суд при том, что он преднамеренно нарушал правила поведения в заседании. Такие меры необходимы, чтобы суд мог работать в нормальном режиме, объяснили там.

Но в целом послабления в делах о неуважении к суду нельзя назвать правилом. Пример - дело бывшего сенатора от Тувы и основателя "Межпромбанка" Сергея Пугачева.

Неуважение к суду: дело Пугачёва
В декабре 2015 года Высокий суд справедливости Англии и Уэльса выдал ордер на немедленный арест Сергея Пугачева. 17 ноября 2015 года судья потребовал, чтобы он предоставил суду обязательство присутствовать на слушании, на котором будет рассматриваться вопрос о признании его виновным в неуважении к суду. Ходатайство передало в суд АСВ в связи с 17 случаями выражения Пугачевым неуважения к суду. Несмотря на предупреждение судьи, Пугачев не выполнил требование в срок, установленный судом - 16:30 30 ноября 2015 года. В результате суд выдал ордер на арест Пугачева. Его признали виновным и приговорили к двум годам тюрьмы.

Что значит не уважать

"Неуважение к суду" - понятие очень растяжимое, сходятся юристы. Это могут быть и действия, свидетельствующие о явном пренебрежении к установленным в суде правилам поведения, говорит Екатерина Баглаева, Юков и Партнеры. Например, использование в тексте поданного в суд процессуального документа неприличных выражений; или же неоднократное заявление одного и того же ходатайства, в отношении которого уже вынесено и оглашено определение суда. А возможно - оскорбление участников судебного разбирательства. Все эти формы являются "умышленными" и отражены в законодательстве с закреплением соответствующих санкций. Но подобные вопросы очень субъективны - и конструктивную критику или добрую шутку можно воспринимать как "неуважение". "Поэтому к установлению каких-либо санкций, в том числе за публикации в Интернете, нужно относиться очень осторожно", - уверена Баглаева.

Никакие дополнительные санкции за неуважение к суду или судебной системе этой системе не помогут, пока не повысится правовая культура в нашей стране, убежден и Степан Султанов .

На текущий момент у суда есть возможность оштрафовать за неуважение к суду, а в уголовном кодексе даже предусмотрена ответственность за это - ст. 297 УК.


К наказанию могут привлечь как за за нецензурную брань или драку в зале заседаний, так и за за нелестный пост в интернете. Но далеко не каждая конфликтная ситуация в суде становится уголовным делом - проще привлечь виноватых к административной ответственности.

В целом, суды неохотно используют существующий инструментарий: наказание ждёт за наиболее яркие конфликты. Хотя нельзя сказать, что норма совсем мертвая и не применяется, говорит Андрей Гривцов, партнер АБ Адвокатское бюро «ЗКС».


Неуважение к суду как состав преступления, предусмотренный ст. 297 УК, следует отграничивать от иных проявлений подобного отношения, ответственность за которые предусмотрена иными отраслями права. Например, к этой статье привлекут человека, нарушающего правила поведения в суде, который не послушал судью или пристава - если те попросили его прекратить. Но за такое предусмотрена не только уголовная, но и административная ответственность - она указана в ст. 17.3 КоАП. Например, по этой статье жительницу Саратова оштрафовали на 500 руб. за то, что она курила у здания суда и не отреагировала на замечание пристава. В такую же сумму обошелся жителю Забайкальского края отказ выложить из сумки канцелярский нож при входе в здание суда.

За неуважение к суду в арбитражном процессе тоже можно отделаться обычным штрафом по ст. 119 АПК. Правда, штрафуют только тогда, когда совершенные действия не тянут на уголовную ответственность. Арбитражный суд может оштрафовать участников процесса и других присутствующих в зале суда. Чаще всего неуважение к арбитражному суду выражается в необоснованном отводе, предоставлении недостоверных сведений или неявке в суд без уважительной причины.

"Похоже, что судья в нынешних российских реалиях просто не хочет связываться с этим составом, поскольку ему и без этого есть чем заниматься", - замечает Хутов.

Кроме того, подобных случаев в действительности не так уж и много, поэтому и приговоров по ним мало.


"В большинстве случаев привлекаются к ответственности люди, эмоционально или психически неустойчивые, во многом доведенные до оскорблений либо равнодушием чиновников, с которым ранее многократно сталкивались, либо некоей тяжелой жизненной ситуацией", - говорит Гривцов. Заканчиваются такие дела относительно мягко: в подавляющем большинстве случаев обвиняемых штрафуют.

Проблем с доказательствами не возникает: надо просто зафиксировать факт оскорбления, что просто при действующей системе обязательной аудиозаписи. По возбужденному делу, как правило, проводится лингвистическая экспертиза, которая и устанавливает, что высказанные фразы были оскорбительными для судьи или другого участника разбирательства.

Ужесточения ни к чему

В целом же юристы сходятся во мнении, что новые санкции не нужны - как за оскорбление судей по ст. 297 УК, так и по ст. 319 УК за оскорбление представителей власти можно было бы ограничиться административной ответственностью, уверены большинство опрошенных.

Чиновники, в том числе судьи, слишком обидчивы и склонны за всякое недовольство их деятельностью, проявляемое в излишне экспрессивной манере, карать в уголовном порядке. Не всегда это недовольство неоправданно, замечает Андрей Гривцов: "Вместо того, чтобы карать, надо изменить отношение к согражданам, проблемы которых ты должен с учетом возложенной власти разрешать."

"Наказание за неуважение к суду должно быть стимулом для того, чтобы участники процесса воздерживались от противоправных и некорректных действий, направленных на противодействие суду. Но для этого в первую очередь необходимо обязать самих судей соблюдать этику процесса".
Тимур Хутов, партнёр АБ "Коблев и партнеры"

Меры не работают ни с какой стороны, пока правовая культура остается низкой, констатируют все опрошенные Право.ру юристы.

Как наказывают за критику судей в разных странах мира

В середине августа депутат Госдумы от "Единой России" Илья Костунов предложил ограничить пространство для критики российских судей и судебной системы, потому что "общим местом стало обвинять в несправедливости и неграмотности всех судей страны". Костунов предложил несколько дискриминационный вариант: разрешить анализировать деятельность судей только профессиональным юристам, мотивировав это так: "можно критиковать отдельного судью, если вы профессионал, если вы знаете все процедуры и законы". Парламентарий этим не ограничился и намекнул на возможность внесения подобного законопроекта на обсуждение коллег.

Если бы великий Бернард Шоу был жив (и чудом обратил бы внимание на Костунова), он, вероятно, произнес бы что-то вроде своего знаменитого "не нужно быть курицей, чтобы судить о качестве омлета". В отсутствии писателя за его логику может поручиться мировая практика. "Право.Ru" не удалось обнаружить ни одной страны в мире, где юристы обладали бы эксклюзивным правом на критику судей. Нельзя утверждать, что подобное не практикуется где-нибудь в районе Восточного Тимора, но куда интереснее рассмотреть опыт стран с устоявшимися правопорядками.

Саудовская Аравия

Запрет на критику судей действительно установлен в ряде государств. Например, где действуют законы шариата, в первую очередь – в Саудовской Аравии (там в принципе не существует конституции и других светских законов). По нормам мусульманского права критика судьи может быть приравнена к богохульству, поскольку судья считается, по сути, толкователем религиозных норм. Богохульство в свою очередь относится к категории преступлений перед богом (хадуд или хадд) вместе с воровством, употреблением алкоголя или супружеской изменой.

Наказанием за богохульство могут служить телесные наказания (обычно до 100 ударов плетью) или же смертная казнь. Для доказательства вины нужны только два свидетеля-мусульманина, которые лично присутствовали при совершении преступления. Тяжелыми грехами по нормам шариата считаются также распускание неправдивых слухов и клевета в адрес любого человека, не обязательно судьи.

Сингапур

В системах светского права критика суда жестко ограничена в Сингапуре. В этом крошечном азиатском государстве существует ответственность за оскорбление ("скандализирование", если дословно) суда (scandalizing the court), а для квалификации существуют два критерия: признак действительного риска (real risk) и признак "неотъемлемой склонности" (inherent tendency).

В первом случае заявитель жалобы должен доказать, что слова или действия ответчика создают реальный риск отправлению правосудия. Во втором же необходимо подтвердить, что критика суда имеет за собой намерение создать у среднестатистического получателя информации представление о несправедливости судебной системы в целом. Если первый признак широко известен в странах общего права, то второй – скорее местная специфика (используется также в Малайзии).

Критерий "неотъемлемой склонности" применяется на практике гораздо чаще, потому что из-за скромных размеров Сингапура его судебная система считается особо уязвимой перед критикой. В стране вообще много законов, охраняющих уникальные устои на острове, стоит вспомнить хотя бы полный запрет жевательной резинки ради чистоты сингапурских тротуаров.

Наказания за "скандализирование", впрочем, не слишком суровы. Самый крупный штраф была вынуждена выплатить в 2008 году газета The Wall Street Journal, и составил он $16500. Тогда издание опубликовало две редакторские колонки, в которых журналисты заявили о подконтрольности судов премьер-министру Сингапура и правящей партии. Судья, слушавший это дело, постановил, что "подобные инсинуации подрывают общественное доверие к юстиции", и, стало быть, недопустимы.

США и Великобритания

Благодаря первой поправке к Конституции, гарантирующей свободу слова и прессы, в США негативные мнения о судебной системе практически не преследуются. Общее правило состоит в том, что публикация может быть рассмотрена как случай неуважения к суду лишь тогда, когда она "представляет наивысшую степень опасности для правосудия". Первая поправка защищает немало противоречивых действий, вроде, неонацистских маршей или публичного сжигания национального флага, но, тем не менее, невозможно отрицать, что доверие граждан к судам в Америке крайне высокое.

В Великобритании законодательство о критике судов стало главной темой августа в юридическом сообществе. В британском праве норма об оскорблении судей, позаимствованная Сингапуром с некоторыми изменениями, существует с XVIII века, но сегодня считается правовым реликтом. Последний раз ее применяли в 1932 году, когда местечковая газета была оштрафована на 100 фунтов за фразу "дерзкий малый с конской гривой" по отношению к судье (конская грива – намек на традиционный судейский парик). Однако в 2012 году "оскорбления" попытался воскресить служитель Фемиды по имени Пол Гирван, прочитавший мемуары бывшего госсекретаря Северной Ирландии Питера Хейна и обнаруживший там пару абзацев про себя.

Хейн назвал одно из решений Гирвана заведомо неправосудным, и последний отправился в суд с иском по старинному закону. Но прокурор по этому делу, перед тем как начать ворошить прошлое, обратился за комментариями к Хейну. В ответном письме экс-госсекретарь объяснил, что высказался лишь об одном решении судьи и никогда не ставил под сомнение предыдущие или последующие. Обвинитель согласился, что с этой точки зрения мемуары не представляют опасности престижу британского правосудия в целом и прекратил производство, а Хейн, в свою очередь, пообещал переиздать книгу с включением текста своего письма, раз уж возникли вопросы.

Юристы всех рангов теперь думают, не пора ли формально избавиться от закона, про существование которого все успели позабыть. Применяться на британских островах он практически перестал еще в XIX веке, но был нужен для укрепления авторитета судов в колониях. В Гонконге еще недавно была востребована такая форма обвинения в "скандализировании" как вульгарное или хамское оскорбление судьи (scurrilous abuse), устаревшая в Англии, где для таких случаев есть законы о диффамации и клевете. В 1998 году, уже после передачи суверенитета Китаю, в городе прошел громкий процесс популярной газеты The Oriental Daily News, которая в одной из статей назвала британских судей Гонконга "белыми свиньями" и "дерьмом от мира юриспруденции". Издание было оштрафовано на $650000, а автор текста приговорен к четырем месяцам тюрьмы.

В настоящее время в Великобритании сдерживающим механизмом для критики судей является закон о неуважении к суду (The Contempt of Court Act), последняя версия которого была принята в 1981 году. Согласно его положениям (п.2.2), прессе и другим комментаторам запрещается делать высказывания о судебном разбирательстве sub judice, то есть когда процесс находится в активной стадии. Обозначенный в законе период начинает отсчитываться с назначения меры пресечения, предъявления обвинений или появлением повестки в суд. Разумеется, под запрет попадают только мнения, которые могу "серьезно навредить отправлению правосудия".

Любопытна история принятия вышеупомянутого акта. В 1979 году, когда действовала предыдущая версия закона, не включавшая принцип sub judice, Минюст обвинил газету Times в распространении информации, наносящей вред правосудию. Издание тогда прозрачно высказалось о виновности производителя транквилизаторов в том, что употребление ее продукции может привести к пороку развития плода во время беременности. Однако спор государства с фармацевтами находился в тот момент на стадии переговоров о досудебном урегулировании, и суд наложил запрет на дальнейшие публикации об этом деле в газете. Однако журналисты обратились в Европейский суд по правам человека, где нашли поддержку.

Практика ЕСПЧ

В Европейском суде по правам человека существует трехступенчатая система выявления признака нарушения. В случае "Times против Соединенного королевства" суд решил, что запрет на публикации "принят в соответствии с внутренним законодательством" и "преследовал легитимные цели", однако "не был необходим в демократическом обществе". Это был первый прецедент в истории Страсбургского суда по разрешению конфликта между правом на свободу высказываний (гарантируется ст.10 Конвенции по правам человека) и правом на справедливый и независимый суд (закреплено в ст.5). В постановлении говорится, что общественный интерес, а именно информированность жертв трагедии о ее причинах, перевешивает необходимость обеспечить независимость суда.

В другом деле – "Ворм против Австрии" (1997 год) – ЕСПЧ разрешил похожий спор уже в пользу государства. Журналист тогда подвергся штрафу в соответствии с австрийским законом о СМИ, запрещающем обнародовать мнения или материалы, которые могут повлиять на результат судебного процесса. Заявитель в своей статье безапелляционно утверждал, что чиновник, суд над которым был в самом разгаре, виновен в уклонении от уплаты налогов. По мнению ЕСПЧ, такая мера уже "была необходима в демократическом обществе", так как публикация ставила под сомнение статус суда, как института по объективному разрешению правовых вопросов.

Профессионализм судьи — лучшая защита от критики

Ряд юрисдикций англосаксонской модели исповедуют принцип, согласно которому профессиональная подготовка судьи обеспечивает ему защиту от сторонней критики, то есть априори полагается, что его решения и поведение таково, что в здравом уме поносить его никто не будет. Однако таким качеством не обладают присяжные заседатели, поэтому дела с их участием оберегаются законом о неуважении к суду в части критики процесса. Прецеденты существуют, например, в той же Англии (Vine Products против Маккензи) и Нигерии (Акинринсола против Прокурора штата Анамбра). Схожий принцип отношения к профессионализму распространен в тех странах с континентальным правом, где подавляющее большинство дел рассматривается одним судьей.

Таким образом, в англосаксонской правовой модели критика суда рассматривается в контексте более широкой доктрины неуважения к суду. В системах континентального же права аналогичные действия чаще регулируются законодательством о свободе выражения. В Гражданском кодексе Франции, например, есть статья, запрещающая публикации, которые могут нарушить принцип презумпции невиновности. Однако в целом, романо-германское право положительно воспринимает взвешенную и аргументированную критику отправителей правосудия.

Твиты, шорты и неуважение к суду: за что адвокатов лишают статуса

По закону совет региональной АП может прекратить статус адвоката по целому ряду причин. Для некоторых из них нужно заключение квалификационной комиссии. В частности, такой документ необходим, чтобы лишить защитника статуса за:

  • ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей;
  • нарушение норм Кодекса этики адвоката;
  • разглашение конфиденциальной информации;
  • ненадлежащее исполнение решений адвокатской палаты;
  • неуведомление палаты об избранной форме адвокатского образования.

Остаться без удостоверения адвокат может и за совершение умышленного преступления или за работу с приостановленным статусом. Для этих и некоторых других оснований (полный перечень в п. 1 ст. 17 закона об адвокатуре) решение квалификационной комиссии не нужно.

Причины, по которым адвокатский статус может быть прекращен, как в законе, так и в Кодексе профессиональной этики прописаны однозначно, считает управляющий партнер АБ «Q&A» (в прошлом – Адвокатское бюро «Торн» Адвокатское бюро «Торн» Региональный рейтинг. × ) Станислав Бобков. С ним соглашается старший партнер АБ Адвокатское бюро ZKS Адвокатское бюро ZKS Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 16 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 41 место По выручке Профайл компании × Андрей Гривцов, добавляя, что сформулировать более четкие критерии применения конкретных наказаний просто невозможно.


Адвокату, который знает свой профильный закон, Кодекс профэтики и следит за решениями органов адвокатской палаты, вряд ли грозит прекращение статуса.

Станислав Бобков, управляющий партнер АБ «Q&A»

Не вносит ясности и противоречивая практика региональных палат. Формулировки закона и Кодекса профэтики оставляют возможность для достаточно вольного толкования, из-за чего практика лишения адвокатского статуса разнится от палаты к палате, говорит председатель Московской коллегии «АиБ» Глеб Плесовских. Яркий пример – неоднозначное понимание норм, касающихся рекламы деятельности адвоката.

«Если в одной АП вполне лояльно относятся к размещению адвокатами «историй успеха» и развернутой информации о себе и своей деятельности, то в других видят нарушение даже в упоминании ученой степени или опыта работы в правоохранительных органах», – поясняет эксперт. По его словам, исключить такие «неоднозначности» одними обзорами практики нельзя. Нужно в законе и Кодексе профэтики более детально раскрыть «составы» конкретных нарушений, чтобы у региональных палат было минимум возможностей их толкования, резюмирует Плесовских.

«Туризм из адвокатуры в адвокатуру»

Лишение статуса вовсе не означает, что юрист больше никогда не сможет осуществлять адвокатскую деятельность. Через определенный срок, который устанавливает для него совет палаты (в промежутке от года до пяти лет), он сможет снова попытаться сдать квалификационный экзамен и получить «корочку». То есть исключать из адвокатских палат могут неограниченное количество раз.

Например, за свою 20-летнюю карьеру Эльман Пашаев оставался без удостоверения четыре раза. В последний раз адвокатского статуса его лишила АП Северной Осетии 18 сентября. Такое решение палата приняла по дисциплинарному производству, которое возбудил президент ФПА Юрий Пилипенко. В его основу легло поведение Пашаева во время процесса над его подзащитным Михаилом Ефремовым, которого осудили на восемь лет за смертельное ДТП.

В период, когда шло разбирательство, адвокат активно комментировал резонансное дело. Совет региональной АП исключил Пашаева из палаты, потому что усмотрел в его действиях нарушения Кодекса профессиональной этики. Сам защитник заявил, что его лишили статуса «за высказывания». «Все обвинения, связанные с нарушением адвокатской тайны и другими подобными нарушениями, сняли. Остались только высказывания», – рассказал он «Адвокатской улице». Через год юрист планирует заново, в пятый раз, получить удостоверение адвоката. Сделать это раньше ему запретила АП.

По словам Загайнова, возможность спустя некоторое время восстановить адвокатский статус – необходимое и важное условие. Исключение из АП – это мера дисциплинарного характера, с помощью которой человека призывают к дисциплине, к определенному поведению. То есть после переосмысления своего поступка у него должна быть возможность заново приобрести статус, поясняет Загайнов.

Но казус Пашаева требует к себе определенного внимания и некоего нового подхода к этому вопросу, признается Пилипенко. «Этот случай показал, что так называемый туризм туда и обратно, из адвокатуры в адвокатуру, требует разумных ограничений», – подчеркивает он. По словам президента ФПА, у палаты есть некоторые идеи, которые она представит на ближайшем Всероссийском съезде адвокатов.


Вполне логичным продолжением постепенного реформирования законодательства об адвокатуре могут стать именно пожизненный запрет, многолетнее ограничение на приобретение статуса за отдельные виды нарушений. Например, за неисполнение или ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей перед доверителем.

Глеб Плесовских, председатель Московской коллегии «АиБ»

Без статуса: шесть историй

Не раз терял и приобретал заново адвокатский статус и Владимир Орешников. В январе 2012 года адвоката приговорили к двум годам колонии по делу о мошенничестве. В ходе слушаний выяснилось, что диплом подсудимого о юробразовании был поддельным и он 12 лет вел незаконную адвокатскую деятельность. АП Подмосковья лишила Орешникова статуса адвоката.

Но уже в 2013 году юрист вышел на свободу, сменил фамилию на Резник, получил новый документ о высшем юробразовании и стал адвокатом в Тюменской области. Впрочем, осенью 2015 года совет региональной палаты вновь лишил Резника удостоверения. Это юриста не остановило. В 2016 году он стал адвокатом уже от Чеченской Республики. Правда, на свободе Резник пробыл недолго. Весной 2018 года Нагатинский райсуд Москвы приговорил юриста к семи годам лишения свободы за мошенничество (дело № 01-0310/2018).

В апреле 2018 года совет АП Москвы лишил адвокатского удостоверения Марка Фейгина, который среди прочего представлял в суде интересы Pussy Riot и Надежды Савченко. Палата посчитала неэтичным поведение адвоката в социальных сетях. В своем Twitter он сделал несколько публикаций с использованием нецензурной лексики в отношении своего «процессуального оппонента» – блогера Анатолия Шария.

Этими твитами юрист «грубо, демонстративно и неоднократно» проигнорировал обязательные требования профессиональной адвокатской этики, указал совет АП, прекратил адвокатский статус Фейгина и запретил ему заново сдавать экзамен в течение одного года. Это решение подтвердил сначала Хамовнический суд Москвы, а затем и вышестоящие инстанции (дело № 2-2013/2018).

В сентябре 2016 года из АП Подмосковья исключили Игоря Трунова, который вел ряд резонансных дел. В частности, представлял интересы потерпевших по делу о теракте в аэропорту Домодедово в 2011 году. На одной из пресс-конференций защитник поднял вопрос о коррупции в адвокатуре и давлении на «неугодных юристов». Он также раскритиковал назначение президентов ряда палат на четырехлетний срок и указал, что закон предписывает смену руководителей раз в два года.

Совет палаты лишил адвоката удостоверения, потому что посчитал, что своими высказываниями он продемонстрировал неуважение к президенту АП и нанес ущерб авторитету адвокатуры. Впрочем, Лефортовский суд Москвы признал решение АП незаконным и вернул Трунову статус адвоката. С таким исходом согласились вышестоящие инстанции (дело № 2-5873/2016).

В истории с Виталием Буркиным суд встал на сторону АП. В октябре 2017 года АП Башкортостана лишила адвоката статуса из-за критики российской судебной системы в социальных сетях. В палате заявили, что публикации защитника носят «ярко выраженный негативный характер в отношении судебной системы и претензии в адрес судов».

Буркин попробовал вернуть себе удостоверение через суд, но безуспешно. Первая инстанция отказала ему, посчитав, что выбранные им выражения носят негативный характер, публично выражают неуважение к судебным органам и не соответствуют по форме и содержанию манере делового общения, предписанной Кодексом профэтики. Вышестоящие инстанции отказ в иске подтвердили (№ 2-203/2018). Юрист попытался обжаловать саму процедуру привлечения к ответственности в Конституционном суде, но тоже безрезультативно. В апреле прошлого года он подал жалобу в ЕСПЧ.

Отстоять свои интересы в КС вместе с Буркиным пытался адвокат Юрий Филиппских. Совет АП Ненецкого автономного округа лишил его статуса, посчитав, что защитник нарушил законодательство об адвокатской деятельности, Кодекс профессиональной этики адвоката и решения органов АП. Как установила палата, не имея полномочий, Филиппских распределял между адвокатами запросы органов предварительного расследования и судов.

Юрист попробовал вернуть себе статус через суд, но три инстанции ему отказали. КС претензии Филиппских также отклонил, после чего тот обратился в ЕСПЧ. В октябре 2019 года суд зарегистрировал жалобу юриста.

Рассмотрение своего дела в Страсбурге ожидает и Сергей Наумов. Летом 2017 года адвокат пришел на судебное заседание по уголовному делу в солнцезащитных очках, футболке, джинсовой куртке-безрукавке, шортах и бандане. Из-за этого Президиум Верховного суда Мордовии вынес защитнику частное постановление, а региональная АП прекратила его статус.

Наумов успешно обжаловал это решение в первой инстанции, которая вернула адвокату удостоверение. Но позже АП Мордовии добилась отмены акта райсуда. Верховный суд республики фактически признал действия палаты законными и обоснованными (дело № 2-2413/2017).

Исключительное наказание

Как показывает статистика, лишение адвокатского статуса в качестве меры наказания применяется достаточно редко. Самые свежие данные по этому вопросу можно отыскать в отчете ФПА за период с апреля 2017 года по апрель 2019 года. Всего за два года поступило 24 432 жалобы на действия адвокатов. В 60% (6221) нарушения подтвердились. При этом только 746 адвокатов наказали прекращением статуса. В остальных случаях защитники получили замечания и предупреждения.

Неуважение к суду и процессуальные сроки: позиции АС Московского округа

Ответчик вовремя не подал отзыв и получил 100 000 руб. штрафа. АСГМ решил, что это неуважение к суду, хотя АПК на этот случай предусматривает совсем другие последствия. Еще одна компания направила квитанцию об оплате госпошлины вечером в последний день срока и чуть не лишилась право на обжалование. В другом деле предпринимателя обязали заплатить за ремонт крыши, а была ли поломка, никто не выяснял. АСВ несколько раз оспаривало одну и ту же сделку, а суды и не заметили. Как АС Московского округа исправлял ошибки, читайте в нашей подборке.

Суровый судья

Еще до этого судья наложил резолюцию на отзыв: написал на поступившем к нему экземпляре, что к делу документ не приобщается. После назначения штрафа заседание продолжилось. «Энергокад» пытался передать суду свой отзыв. Истец не возражал, но Авагимян снова отказался приобщать документ. И в тот же день разрешил спор в пользу «Гермеса».

В 9-м ААС отменить штраф не удалось. Тогда «Энергокад» обратился в АС Московского округа. Там дело попало к «тройке» во главе с Людмилой Тутубалиной. Отсутствие отзыва нельзя расценивать как неуважение к суду, решила кассация. Единственное, что может сделать суд в такой ситуации, — обязать ответчика компенсировать процессуальные расходы, даже если тот выиграет (ч. 4 ст. 131 АПК). А еще нужно приобщать поздно поданный отзыв, если истец не возражает, напомнила кассация. Штраф отменили 2 августа 2021-го. Но на результате дела это не сказалось: 30 августа АС Московского округа оставил в силе решение Авагимяна в пользу истца.

Двух недействительностей не бывает

Агентство по страхованию вкладов банкротило страховые компании АО «СК «Подмосковье» (дело № А41-56447/2017) и ООО «СК «Московия» (дело № А40-161486/2017).

Чтобы вернуть имущество «Подмосковья» в конкурсную массу, в его деле АСВ потребовало признать недействительной цепочку сделок по выводу недвижимости. Начиналась цепочка с договора должника и «Московии», а через несколько перепродаж заканчивалась увеличением уставного капитала ООО «Эксперт-Ассист». В декабре 2020-го АС Московской области удовлетворил заявление и взыскал с «Эксперт-Ассиста» почти 10 млн руб.

В апелляцию АСВ также пошло, но уже от имени «Московии». И потребовало отказать в том требовании, которое само же заявило от лица «Подмосковья». Представитель Агентства утверждал, что сделка между «Московией» и «Подмосковьем» не причинила вред кредиторам. А еще взыскание денег с «Эксперт-Ассиста» приведет к двойной выгоде «Подмосковья». Ведь в рамках банкротного дела «Московии» суды уже признали право «Подмосковья» на деньги по той же сделке.

Конечно, интересы «Подмосковья» и «Московии» представляли разные люди. Но конкурсным управляющим обеих компаний является Агентство. 10-й ААС отменять решение не стал. Тогда АСВ в интересах «Московии» обратилось в АС Московского округа.

Кассация заметила, что в деле о банкротстве «Московии» еще в марте 2019-го АСГМ признал недействительной одну из сделок цепочки — договор «Московии» с ООО «РЭК». А потом в октябре 2020-го АС Московского округа восстановил право «Подмосковья» на 49 млн руб. за ту же самую утраченную недвижимость. То есть в своем банкротном деле «Подмосковье» пытается второй раз получить деньги за одно и тоже, решила «тройка» во главе с Дмитрием Каменецким. Этот довод и заявляло АСВ от имени «Московии». Но судьи не одобрили поведение Агентства в разных делах.

АСВ, как конкурсный управляющий разных должников, параллельно инициировало несколько обособленных споров, связанных с одним и тем же договором купли-продажи недвижимости — между «Московией» и «РЭК». Это должны были увидеть нижестоящие суды. Повторно признавать одну и ту же сделку недействительной нельзя, подчеркнул АС Мосокруга.

Теперь АС Мособласти придется устранить этот недостаток при новом рассмотрении дела.

Электронная госпошлина

В деле № А41-85021/2020, где «Рузский региональный оператор» пытался взыскать с ИП Андрей Савичев 11 млн руб. переплаты за обработку отходов, АС Московского округа пришлось решать процессуальный вопрос. В первой инстанции оператор проиграл и подал апелляционную жалобу. 14 мая 2021-го 10-й ААС обездвижил ее до 17 июня, потому что истец не предоставил квитанцию об оплате госпошлины. 17 июня в 18:45 по Москве оператор подал квитанцию через «Мой Арбитр». А на следующий день жалобу вернули. Апелляция пояснила, что так и не получила подтверждение оплаты госпошлины. А оператор обратился в АС Московского округа.

В ч. 7 ст. 114 АПК есть правило: если процессуальное действие нужно совершить непосредственно в суде или другой организации, необходимо успеть до того, как она закроется. Но 10-й ААС не просил принести квитанцию об оплате госпошлины прямо в суд, заметила кассационная «тройка» под председательством Елены Кочергиной. А значит, истец успел до конца 17 июня.

Основания, из-за которых апелляционную жалобу оставили без движения, считаются устраненными с того момента, как нужная информация поступила в суд (п. 20 Постановления Пленума ВС от 30.06.2020 № 12).

Теперь 10-й ААС должен рассмотреть жалобу по существу.

Сомнительный ремонт

ИП Людмила Барбосова (93%) вместе с ООО «Металлоизделия» (6%) на праве общей долевой собственности владеют нежилым зданием в подмосковном Серпухове. Летом 2019-го «Металлоизделия» починили крышу за 130 000 руб. Компания решила разделить траты «по-честному»: 6000 руб. заплатила сама, а счет на 120 000 руб. выставила предпринимателю. Но та проигнорировала претензию. Тогда компания пошла в АСГМ и в упрощенном порядке взыскала эти деньги (дело № А40-164987/2020). Крыша износилась, а значит, все собственники должны финансово поучаствовать в ремонте, объяснил суд. С ним согласился и 9-й ААС.

А судьи АС Московского округа под председательством Людмилы Тутубалиной решили иначе. Ремонтировать следует только ветхие крыши, а истец ничем не подтвердил объективную необходимость работ. Что касается собственников, они совместно решают, нужно ли чинить имущество. «Металлоизделия» не могли сами выбирать подрядчика и определять цену договора с ним. Нужно или совместное с Барбосовой решение, или ее согласие на то, что все сделает второй собственник, решила кассация и вернула спор в первую инстанцию.

Уважительная причина

ООО «Каркаде» купило BMW и передало его ИП Евгений Кирсанов* в лизинг. Пока договор действовал, машина серьезно пострадала в ДТП. Починить ее оказалось невозможно. «Каркаде» получило 2,7 млн руб. от страховой за гибель предмета лизинга. Но оставалось еще 530 000 руб. непогашенных лизинговых платежей. Их компания в упрощенном порядке взыскала как упущенную выгоду с Кирсанова (дело № А40-140054/2020).

АСГМ изготовил решение 15 октября 2020-го. Апелляционную жалобу при упрощенном производстве нужно подать за 15 дней. Но Кирсанов направил документы только через 5 месяцев. В ходатайстве о восстановлении срока предприниматель указал, что болел. И предоставил справку за 2–19 ноября из онкоцентра им. Блохина. Не увидев подтверждения болезни с конца ноября по середину марта, 9-й ААС не стал восстанавливать срок на обжалование и прекратил производство.

АС Мосокруга же обратил внимание на то, что после выхода из онкоцентра Кирсанов лечился до начала марта. А потом получил 2-ю группу инвалидности. Мужчина перенес восемь курсов химиотерапии. На это явно требовалось время, возмутилась коллегия во главе с Ольгой Шишовой. Теперь апелляция рассмотрит спор по существу.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: