Что говорит судья при вынесении приговора

Обновлено: 07.02.2023

Особый порядок рассмотрения уголовного дела — своеобразная уголовная «упрощенка». Процедура ускоряется за счет того, что за рамками производства остаются многие действия, связанные с необходимостью состязания сторон обвинения и защиты.

Состязательность отпадает, потому что обвиняемый признает свою вину или начинает сотрудничество со следствием. И хотя закон как бы идет навстречу тем, кто содействует правосудию, так ли выгодно такое рассмотрение самому обвиняемому?

Факты и размышления, изложенные в статье, точно помогут вам понять, что представляет собой особый порядок рассмотрения уголовных дел. Возможно, даже помогут сориентироваться, так ли это нужно в вашем конкретном случае.

Однако каждое дело индивидуально, и при решении данного вопроса вы должны руководствоваться советами опытного юриста и, в конечном итоге, своей головой. Если вы еще не нашли специалиста, который будет защищать вас в суде, рекомендуем сделать это как можно скорее.

Особый порядок рассмотрения уголовного дела: что это?

Уголовный процесс предполагает состязательность сторон обвинения и защиты. Цель — выяснить, виновен ли подсудимый в совершении конкретного преступления.

В этом одно из отличий от гражданского судопроизводства: последнее может не иметь состязательности (приказное производство), и здесь неважно, виновны вы действительно или нет. Если хотите удовлетворить требования истца даже просто при нежелании спорить — пожалуйста, никто препятствовать не будет.

В судопроизводстве, регулируемом нормами УПК, не так: если вы признаете себя виновным, добровольно беря на себя чужую вину, суд не вынесет обвинительный приговор, не будучи уверенным в справедливости такого решения. То есть здесь цель не разрешить спор, а именно докопаться до истины и назначить справедливый приговор (в идеале).

Зная это, проще понять феномен особого порядка рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции, установленного в 2009 году разделом 10 Уголовного процессуального кодекса.

Предполагается, что есть 2 порядка вступления в такое производство: согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением и заключение досудебного соглашения о сотрудничестве сторон защиты и обвинения (главы 40 и 40.1 УПК соответственно).

Но принцип один: обвиняемый признает свою вину (прямо или косвенно, как в случае с досудебным соглашением) в обмен на некоторое смягчение приговора, что значительно облегчает и ускоряет работу суда и нагрузку на судебную систему в целом.

Суд не углубляется в детали дела, не исследует доказательства и обстоятельства (кроме, например, тех, что характеризуют личность обвиняемого), так как стороны отказываются от состязания.

Именно поэтому здесь важно согласие каждой участвующей стороны. Особый порядок по уголовным делам не применяется к несовершеннолетним ввиду их недееспособности. Также в обоих случаях подсудимый освобождается от уплаты судебных издержек. Чтобы лучше разобраться, чем одна процедура отличается от другой, рассмотрим каждую отдельно.

Особый порядок вследствие признания обвиняемым своей вины

Особый порядок рассмотрения уголовного дела вследствие признания обвиняемым своей вины регулируется статьями 314–317 УПК. Такое рассмотрение доступно исключительно по инициативе подсудимого, что логично. Однако не всегда можно признать свою вину и просить особого порядка.

В УПК говорится, что для этого преступление, в котором лицо обвиняется, не должно относиться к категории особо тяжких. Формулировка статьи 314 касается не категории преступления, а максимально возможного срока за него — 10 лет. А под эту категорию подпадают преступления небольшой тяжести, средней тяжести и тяжкие, согласно статье 15 УК РФ.

Второе условие — наличие согласия на переход к такому порядку стороны обвинения: государственного обвинителя (прокурора), потерпевшего и частного обвинителя, которым является потерпевший в делах частного и частно-публичного обвинения (это может быть клевета, насилие, побои, телесные повреждения без потери потерпевшим трудоспособности и другие).

И особо выделено законодателем: обвиняемый должен пойти на этот шаг добровольно, предварительно проконсультировавшись со своим защитником, и должен осознавать характер и последствия своего ходатайства.

А последствия у такого ходатайства серьезные: вынесение обвинительного приговора. Это единственный исход для уголовного дела, которое рассматривается в особом порядке. Казалось бы, можно обжаловать. Но границы обжалования значительно сужены: вы не сможете оспорить выводы суда, основанные на фактических обстоятельствах, а фактически — не сможете изменить обвинительный приговор на оправдательный.

Доступные основания для обжалования в апелляции по статье 389.15 УПК: нарушение судьей норм УПК, некорректное применение норм УК, вынесение несправедливого приговора. Это означает, что вы потенциально сможете добиться только смягчения приговора, но не более.

Здесь важно отметить, что суд, имея обоснованные подозрения в невиновности обвиняемого, может отменить особый порядок рассмотрения уголовного дела и перейти к общему. Последний, в свою очередь, имеет, как минимум, два варианта исхода: вынесение обвинительного или оправдательного приговора.

Суд отказывает в ходатайстве об особом порядке и в том случае, если не соблюдены специальные условия, изложенные выше. Замена на общий порядок происходит не только по инициативе суда, но и по заявлению самого обвиняемого, прокурора или потерпевшего (то есть до вынесения приговора можно передумать).

Ходатайство заявляется во время ознакомления с материалами дела, что будет отмечено в протоколе процедуры, или во время предварительного слушания, если без его проведения нельзя обойтись (правила статьи 229 УПК).

Если дело начинают рассматривать в особом порядке, то за основу берут общий порядок и немного его меняют.

Во-первых, рассмотрение без обвиняемого и его защитника не допускается. Порядок действий в заседании такой:

  • оглашается обвинение (прокурором или частным обвинителем);
  • судья выясняет, понятно ли подсудимому обвинение, согласен ли он с ним, желает ли перехода к особому порядку, понимает ли, что это будет означать для него;
  • исследуются отягчающие и смягчающие обстоятельства, а также те, что позволяют определить личные качества подсудимого (хотя могут и не быть исследованы);
  • выносится обвинительный приговор и разъясняется право на его обжалование — только если никто не возражает и у суда достаточно доказательств виновности лица.

Многие обвиняемые, которые соглашаются на особый порядок по уголовному делу, делают такой выбор исходя из того, что судьи в этом случае не имеют права назначить более двух третей объема наказания (срока, размера штрафа и т.д.). Однако, действительно ли это то, ради чего стоит признавать свою вину?

Практика показывает, что судьи относительно редко назначают сроки, превышающие две трети максимального — защитникам обычно удается добиться смягчения. Поэтому в данном контексте это очень сомнительный плюс процедуры.

А на фоне минусов — вынесения исключительно обвинительного приговора и невозможности сменить его на оправдательный в порядке апелляционного пересмотра — тем более стоит очень тщательно все обдумать.

Решение ходатайствовать о начале такой процедуры целесообразно делать, когда вы виновны, плюс много отягчающих дело обстоятельств и вам железобетонно грозит большой срок.

Особый порядок рассмотрения уголовного дела в связи с заключением досудебного соглашения

Несколько по иному дела обстоят с особым порядком, когда он вводится в связи с заключением досудебного соглашения. Оно предполагает, что обвинение и защита договариваются о том, каким образом будет смягчена ответственность лица, если он совершит специальные действия в помощь следствию.

Введение особого порядка по уголовным делам предусматривает составление двух документов:

  • подписанного защитником письменного ходатайства подозреваемого на имя прокурора о заключении соглашения;
  • самого соглашения, в котором конкретно перечислены действия, которые лицо обязуется осуществить.

Они должны способствовать расследованию, раскрытию личностей соучастников, поискам пропавшего в результате преступления имущества. Между ходатайством и ответом на него от прокурора может пройти максимум три дня.

При этом сам заявитель также должен уложиться в специальные сроки: с начала уголовного преследования и до завершения предварительного следствия (потому соглашение и называется досудебным).

Возникает логичный вопрос: должен ли обвиняемый признать свою вину, чтобы заключить досудебное соглашение? В законе такого требования не содержится. Однако конструкция этого механизма не предусматривает возможности вынесения оправдательного приговора или прекращения процедуры по реабилитирующим основаниям.

Тому подтверждение — специальное указание статьи 317.7 УПК, согласно которому, порядок проведения судебного заседания в этом случае идентичен порядку, предусмотренному для особого рассмотрения дел в связи с признанием своей вины.

Пункт 5 самой статьи гласит, что после проведения всех необходимых процедур судья выносит обвинительный приговор. Поэтому рассчитывать на то, что за активной помощью следствию последует оправдательный приговор, не приходится.

Несмотря на то, что исход такой же, как был описан нами в предыдущем пункте, он более вариативен. Наказание может быть более мягким (данная мысль в законе не конкретизируется), может выражаться в виде условного осуждения. Еще один вариант — освобождение от отбывания наказания. Эти условия более лояльны, чем для тех, кто просто признал свою вину, потому что, грубо говоря, их нужно заслужить.

Хотя суд, как и в первом случае, не исследует фактические обстоятельства и доказательства, он исследует то, насколько подсудимый выполнил все условия и обязанности, которые взял на себя в досудебном соглашении.

Последовательность действий при судебном рассмотрении похожа на ту, что была представлена нами ранее. Отличие: обвинитель описывает, как лицо выполняло взятые на себя требования, затем сам подсудимый делает то же самое. Упор в исследовании именно на это, поэтому суду важно выяснить:

  • как именно и в каком объеме содействовал следствию подсудимый;
  • как повлияло и какую ценность для раскрытия преступления имело содействие подсудимого;
  • были ли обнаружены какие-либо преступления или возбуждены другие уголовные дела в результате сотрудничества с подсудимым;
  • имелась ли вследствие такого сотрудничества угроза личной безопасности самого подсудимого, его родственников и других близких лиц, и какова была ее степень — то есть, как сильно рисковал подсудимый, содействуя правосудию, и какие меры государственной защиты потребовалось применить;
  • обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, а также те, что смягчают и отягчают наказание.

Отдельно нужно сказать о пересмотре таких приговоров. Их апелляционное обжалование проходит в том же порядке, что и в случае с признанием лицом своей вины.

Однако, согласно статье 317.8 УПК, по таким приговорам может быть подана кассационная жалоба, если будет обнаружено, что приговоренный предоставил ложную информацию, чем нарушил условия досудебного соглашения.

Нельзя однозначно сказать, будет ли обвиняемому или подозреваемому выгоден особый порядок рассмотрения — это зависит от совокупности обстоятельств уголовного дела.

Бывает так, что подозреваемый намеренно идет на досудебное соглашение в целях затягивания сроков — это может позволить избежать наказания по преступлениям небольшой тяжести, период давности по которым относительно короткий.

Бывает, что невиновный специально берет на себя вину, например, покрывая своего близкого человека — для этого установлена возможность перехода к общему порядку по инициативе суда.

В любом случае, особый порядок по уголовным делам более выгоден суду, нежели другим сторонам процесса.

Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажите. Вам не придётся изучать законы, читать статьи и разбираться в вопросе самим.

Судебное заседание по делу 387 объявляется открытым. Подлежит рассмотрению уголовное дело по обвинению Бектимировой Алины Асетовной, являющейся главным бухгалтером АО «Амобанк», по статье №177 пункт 1 уголовного кодекса РК.

Суд проходит под председательством судьи Айткулова Марлена Маликовича.

Сторону обвинения представляет советник юстиции, прокурор Иванова Жанна Андреевна.

В качестве потерпевшей в деле выступает Рысмендеева Акмарал, директор АО "Амобанк».

Подсудимая в зал суда доставлена. Её защищает адвокат Бездетко Маргарита

Просьба, свидетелям покинуть зал судебного заседания и дожидаться вызова в коридоре.

С: «Подсудимая, встаньте, пожалуйста. Вы имеете право знать, в чем вы обвиняетесь; возражать против обвинения; давать показания по предъявленному вам обвинению либо отказаться от дачи показаний в отношении себя и своих родственников, круг которых определен законом. При согласии дать показания вам разъясняется, что ваши показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу. Вам понятны ваши права?»

П: «Да, Ваша честь».

С: «Подсудимая, встаньте, пожалуйста. Представьтесь, суду».

Алина называет также помимо личной инфы,(ФИО, год рож, семейное положение, адрес) место работы , занимаемую ею должность,

Судья:(судья слушает)

С: «Подсудимая, ознакомлены ли вы с материалами уголовного дела?»

Подсудимая: Да, ознакомлена.

С: «Имеют ли стороны ходатайства до начала процесса? (нет)

Слушанье по делу объявляется открытым (стукнул молотком)»

Слово предоставляется государственному обвинителю Ивановой Жанне Андреевной

после речи прокурора и ворпорсов адвоката

С: «Есть ли вопросы сторон к подсудимому?»

С: «Подсудимый, встаньте пожалуйста. Признаёте ли вы свою вину?»

П: «Нет, Ваша честь».

С: «Присаживайтесь».

Суд переходит к допросу потерпевшей стороны. Предупреждаю вас об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний.

С:«Скажите, это все, что Вам известно по делу?»

С: «Будут ли вопросы сторон к потерпешвшей?»

С: «Спасибо вам большое, займите своё место».

Суд переходит к допросу подсудимого. Подсудимый, встаньте. Я уведомляю вас что вы в праве отказаться от дачи показаний. Будете давать показания? (да)

Подсудимая дает показания (если есть)

С: «Суд переходит к допросу свидетелей».

После того как Прокурор и адвокат приглашают свидетелей со своей стороны.

Судья говорит каждому свиделю «Представьтесь» и спрашивает «Клянётесь ли вы говорить только правду?»

После речи каждого из свидетелей .

Судья: «Спасибо, присаживайтесь»

после показаний всех свидетелей:

С: «Допрос свиделей окончен. Объявляются прения сторон. Слово предоставляется прокурору. Прошу Вас.»

С:«Слово для защиты Подсудимой, предоставляется Адвокату. Прошу Вас.»

С: «Суд предоставляет последнее слово подсудимому:

Подсудимый, встаньте, вам предоставляется последнее слово.»

Последнее слово подсудимого - .

С: «Суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора по делу.»

«Провозглашается приговор суда: …. »

С: «Подсудимая, ясен ли вам приговор? (Да) Вы можете обжаловать его в течении 10 дней с момента оглашения.»

«Судебное заседание окончено.»

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Разозли судью: восемь советов, как проиграть процесс

Вы меня слушаете? Громко задайте этот вопрос судье, если он хоть на секунду отвел от вас взгляд. Если он посмотрел, например, в окно, то лучше хлопнуть в ладоши или крикнуть «Эй». Следом укажите на его – судейские ошибки, некомпетентность нижестоящих инстанций и напомните о своей очень-очень высокой загруженности. В дополнение можно также бурно поспорить с оппонентом, уличить его во лжи и процитировать как можно больше положений из законов. Если ваша речь будет максимально длинной и непонятной – очень хорошо. Главное разбавлять ее фразами, что виновата бухгалтерша, вахтер и газовщик. Кто угодно, но только не вы. Вы же в суд не про свою вину пришли говорить, правда же? Юристы говорят, что это отличные способы проиграть дело. Но если у вас другая цель – читайте советы наших экспертов.

❓Даже если очевидно, что судья не слушает выступление и все его внимание, к примеру, занято происходящим на экране монитора, прямой вопрос тут не поможет. Он лишь вызовет раздражение, предупреждает партнер юрфирмы Арбитраж.ру Арбитраж.ру Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) Профайл компании × Владимир Ефремов.

✅ Лучше всего в такой ситуации приостановить выступление и продолжить его, когда судья заметит паузу, советует эксперт. Еще можно громко покашлять или уронить папку. Это тоже поможет привлечь внимание. На крайний случай – допустимо спросить у судьи, можно ли продолжить выступление или нужно сделать перерыв, дает еще одну рекомендацию Ефремов.


❓Этой фразой можно только вызвать агрессию и желание доказать, что ошибаетесь на самом деле вы, поясняет управляющий партнер юрфирмы Кульков, Колотилов и партнеры Кульков, Колотилов и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж Профайл компании × Максим Кульков. К тому же подобные замечания суд может расценить как неуважение, которое при прочих равных склонит чашу весов в пользу оппонента, добавляет Евгений Зубков из Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Частный капитал группа Уголовное право Профайл компании × .

✅ По словам юриста, корректно вернуть судью в нужное русло может следующая фраза: «Уважаемый суд, хотел бы обратить ваше внимание на [том, лист дела, пункт Постановления Пленума и т.д.], из чего следует такой-то вывод, подтверждающий обоснованность наших требований». Таким заявлением вы ко всему прочему продемонстрируете глубокую погруженность в дело, что заставит суд более внимательно прислушиваться к вашим аргументам, добавляет Зубков.

❓Указания на некомпетентность коллег и, тем более, на их заинтересованность в исходе спора, отвлекут внимание судьи от вашей позиции по делу. «Не позволяйте цеховой солидарности вмешиваться в спор», – предупреждает Егор Ковалев из КА Delcredere Delcredere Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании × .

✅ Куда эффективнее избегать любых обвинений и указывать на конкретные ошибки, которые нижестоящие суды допустили при применении норм и оценке доказательств, советует Ковалев.


❓Ссылки на «высокую загруженность» вряд ли вызовут сострадание. А учитывая нагрузку судей (в среднем несколько сотен дел в год), они станут поводом для раздражения, предупреждает Зубков.

✅ Если есть какие-то уважительные причины, почему не получилось предоставить доказательство или процессуальный документ заранее, стоит сослаться на них. Например, необходимы были сведения, которые есть только у третьих лиц. Если же таких причин нет, то лучше не вступать в дискуссию и просто извиниться, советует Зубков.

«В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 328 ГК… Кроме того, как следует из ч. 7 ст. 48 Градостроительного кодекса…»

❓«Цитирование общеизвестных норм может перегрузить и так довольно сложный юридический текст», – поясняет управляющий партнер Стрижак и партнеры Стрижак и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) Профайл компании × Максим Стрижак. Судье будет сложно разглядеть за этими цитатами содержательные аргументы. Кроме того, на выступление в суде обычно отводится не так много времени и тратить его подобным образом неэффективно.

✅ Перед заседанием стоит продумать основные тезисы выступления и как можно раскрыть каждый из них за пару минут, дает рекомендацию Ольга Дученко из АБ Качкин и Партнеры Качкин и Партнеры Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании × . По ее словам, лучше всего использовать максимально понятные и легкие для восприятия фразы. Цитировать тоже можно, но делать это нужно выборочно. «Одна-две короткие цитаты, сказанные своевременно, могут украсить и усилить ваше выступление», – отмечает Стрижак.


❓Уважение к оппоненту – признак профессионализма. Поэтому ни в коем случае нельзя переходить на личности, предупреждает Антон Гусев из ALUMNI Partners (ранее Bryan Cave Leighton Paisner) ALUMNI Partners (ранее Bryan Cave Leighton Paisner) Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Частный капитал 2 место По выручке 2 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 5 место По количеству юристов Профайл компании × . С ним соглашается Ковалев, добавляя, что суд может негативно воспринять любые резкие высказывания об оппоненте и, как следствие, отнестись без должного внимания к другим аргументам.

✅ Негативных суждений об оппоненте лучше вообще избегать. Если его доводы расходятся с действительностью, стоит ограничиться ссылками на конкретные доказательства, которые это подтвердят, советует Зубков.

«Уважаемый представитель ответчика, вы неправы, потому что неправильно толкуете ст. 10 нашего договора!»

❓Спорить с оппонентом на заседании бессмысленно, говорит Кульков: «Я ни разу за 25 лет практики не слышал: «Коллега, я наконец-то понял, что вы правы. Мы признаем иск».

✅ Убеждать в своей правоте нужно не другую сторону, а суд. Поэтому и обращаться нужно к нему, замечает Дученко. С ней соглашается Кульков и приводит пример «правильной» реакции: «Уважаемый суд, ответчик ошибается в толковании ст. 10 договора, потому что …».


❓Не стоит сокращать наименование участников дела (например, «фсбшники»), говорить о них с помощью местоимений «он»/«она»/«они», а также использовать непривычные феминитивы наподобие «юристка», «врачиха», «бухгалтерша», предупреждает Андрей Колбун из юркомпании Лемчик, Крупский и Партнеры Лемчик, Крупский и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6 место По количеству юристов 17 место По выручке 22 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × .

По его словам, такие конструкции демонстрируют неуважение к суду и другим участникам процесса. Это вызывает раздражение у судьи. Он начинает концентрировать свое внимание на этих словах, отвлекаясь от сути сказанного, поясняет эксперт.

✅ Корректным будет употреблять стандартные формулировки из кодекса: «истец», «ответчик», «третье лицо», «представитель истца» и так далее. Обращаться к участникам процесса лучше по имени и отчеству, добавляет Колбун. В случае же с органами госвласти, по словам юриста, подойдут формулировки: «уполномоченный» или «государственный» орган.

От Плевако до Резника: известные речи адвокатов в суде

Защитник закончил свое выступление и в зале заседаний раздались аплодисменты. Это похоже на сцену из фильма, но эффектные судебные монологи встречаются не только в кино. Адвокатам и в жизни удавалось поразить присяжных заседателей и добиться победы для своего подзащитного. Большая часть известных речей относится ко второй половине XIX века, когда в результате судебной реформы суды стали по-настоящему независимыми от полицейского следствия. Но нашлась и пара дел из современности.

Речь Федора Плевако по делу Лукашевича

Речи легендарного адвоката Федора Плевако, который практиковал в XIX веке, считают образцом судебного красноречия и ораторского искусства. Зачастую его судебные монологи краткие и непринужденные, будто они не были тщательно подготовлены заранее . Известный юрист Анатолий Кони говорил, что Плевако – «человек, у которого ораторское искусство переходило во вдохновение». Плевако руководствовался не только логикой, но и уделял внимание психологическим факторам. Он вызывал к подсудимым чувство сочувствия и так добивался к ним снисхождения.

Многие судебные выступления Плевако вошли в сборники и публиковались. В том числе и речь по делу Лукашевича. 25 октября 1878 года в имении своего отца Николай Лукашевич застрелил мачеху Фанни Лукашевич. Его обвинили в умышленном убийстве, а защитник (Федор Плевако) настаивал на переквалификации убийства как совершенного в припадке умоисступления. Дело в том, что после появления мачехи отношения в семье разладились, происходили постоянные скандалы. Свою речь Плевако начал с того, что умышленное убийство – это самое страшное зло.


«Фанни Владимировна, которая как-то особенно умела вызывать к себе ненависть людей, окружавших ее, нисколько не думала о примирении с пасынком. Напротив, она систематически, искусственно старалась волновать его и для этого придумала еще новый способ – судебный процесс. Она заявляет мировому судье, что пасынок оскорбил ее, ссылается на массу свидетелей».

На все это накладывается новость о смерти брата. Не только родственники, но и люди, которые знали семью, были уверены, что в его смерти виновата Фанни Лукашевич. Для подсудимого, по словам Плевако, было одно утешение – это имение отца, откуда мачеха съехала. При этом сказала мужу выплачивать ей определенную сумму на содержание. Адвокат объяснил, что в роковой день мачеха решила вернуться в имение, именно тогда, «когда возмущение в доме достигло самых крайних пределов».

В итоге Лукашевича признали виновным в убийстве, совершенном в припадке умоисступления. Присяжные вынесли оправдательный вердикт.

Речь Петра Александрова по делу Засулич

Революционерку и социалистку Веру Засулич обвинили в покушении на убийство Петербургского градоначальника генерала Трепова. 24 января 1878 года она пришла к Трепову на личный прием под видом заявительницы и выстрелила в него из пистолета. Преступление квалифицировали как умышленное, с заранее обдуманным намерением. По версии Засулич, ее возмутили беззаконные действия генерала Трепова, приказавшего высечь розгами политического подследственного Алексея Боголюбова, который содержался в доме предварительного заключения. Дело рассмотрел Петербургский окружной суд с участием присяжных заседателей 31 марта 1878 года. Защитником Засулич был адвокат Петр Александров. Александров говорил своим коллегам: «Передайте мне защиту Веры Засулич, я сделаю все возможное и невозможное для ее оправдания, я почти уверен в успехе».

«Передайте мне защиту Веры Засулич, я сделаю все возможное и невозможное для ее оправдания, я почти уверен в успехе».

В своем судебном выступлении адвокат провел связь между поркой Боголюбова 13 июля и выстрелами в Трепова 24 января. Он объяснил, что у подсудимой не было какого-то личного мотива, с градоначальником она была не знакома до покушения. И сразу она не собиралась совершать это преступление. Юрист рассказал о жизни и судьбе Засулич. В 17 лет она познакомилась со студентом Сергеем Нечаевым (как оказалось, государственным преступником). По его просьбе Засулич несколько раз передавала письма, ничего не зная об их содержании, а после получила обвинение в государственном преступлении и провела 2 года в заключении.

Засулич узнала о том, что случилось с Боголюбовым. Она ждала справедливости, что кто-то вступится за беспомощного каторжанина. Ее волновал и другой вопрос: кто вступится за судьбу других несчастных?


«Засулич создала и закрепила в душе своей навеки одну симпатию – беззаветную любовь ко всякому, кто, подобно ей, принужден влачить несчастную жизнь подозреваемого в политическом преступлении. «Когда я совершу преступление, – думала Засулич, – тогда замолкнувший вопрос о наказании Боголюбова восстанет. Мое преступление вызовет гласный процесс».

В первый раз является здесь женщина, для которой в преступлении не было личных интересов, личной мести, – женщина, которая со своим преступлением связала борьбу за идею во имя того, кто был ей только собратом по несчастью всей ее жизни. Она может выйти отсюда осужденной, но она не выйдет опозоренною, и остается только пожелать, чтобы не повторились причины, производящие подобные преступления», – сказал Александров.

Засулич отказалась от последнего слова. Прения были объявлены оконченными. За преступление ей грозила тюрьма, но присяжные в итоге признали ее невиновной.

Как только прозвучал вердикт, в зале началось столпотворение. Все аплодировали и кричали: «Браво!». А речь Александрова потом опубликовали во многих российских газетах и перевели на иностранные языки.

Речь Сергея Андреевского по делу Богачева

10 апреля 1892 года во дворе дома № 8 по Владимирской улице Петербурга студент А. Богачев нанес своей жене пять ударов ножом. Раны оказались легкими, злоумышленника задержали на месте преступления. Богачев признал себя виновным в покушении на убийство жены, но затем передумал: сказал, что нанес ранения жене в состоянии запальчивости и чрезмерной раздражительности. Защищавший Богачева адвокат Сергей Андреевский просил снисхождения для своего доверителя и уверял, что у тот не было умысла на совершение преступления.

В своих речах Андреевский всегда ставил на первый план личность подсудимого, его жизнь и условия, в которых он совершил преступление. Андреевский считал, что уголовные адвокаты должны учиться раскрывать человеческую душу, как это делают в художественной литературе. Кстати, до того, как стать адвокатом, Андреевский работал прокурором и ему даже предлагали выступать по делу Засулич с обвинением, потому что тот зарекомендовал себя как первоклассный судебный оратор. Но Андреевский отказался.

В своей речи по делу Богачева адвокат рассказал о тяжелой судьбе подзащитного. В детстве тот потерял родителей, всю жизнь жил небогато. К 20-ти ему удалось устроиться секретарем в газету «Новое время» и получать стабильный и хороший доход. Он решил жениться по любви, уверял адвокат. Но, по мнению Андреевского, у невесты были другие взгляды. Луиза Глеб-Кошанская не любила Богачева. Она была замечена в связи с другим и брак ей нужен был для того, чтобы считаться в обществе порядочной женщиной. Другая причина – деньги и связи супруга. Избранница Богачева с помощью своего супруга хотела добиться мечты стать актрисой. Проблемы в их семье начались сразу после свадьбы: сначала теща с еще одной дочерью поселилась у новобрачных, потом жена тайно поступила в драматическую школу и стала бесконечно тратить деньги мужа. Все скандалы заканчивались тем, что влюбленный Богачев уступал. Ему даже пришлось поругаться с редактором из-за критического отзыва, который «Новое время» опубликовало про его супругу. А после, забеременев, жена попыталась избавиться от ребенка. В итоге Богачев потерял работу, влез в долги, а супруга с матерью и сестрой съехали из квартиры, за которую он уже не мог платить. Адвокат уверял, что пережив это, его подзащитный уже не мог отвечать супруге «вечной любезностью и ангельской добротой».


«Разобрав это дело, мы можем поверить подсудимому, что он действовал в состоянии мгновенного потемнения рассудка, что ужасных слов – «надо убить ее» он себе не говорил. Это была какая-то бессмысленная кровавая потасовка после долгих подвигов удивительного терпения, великодушия и рабства, – одна из тех бессмысленных сцен, которые возможны только после напряженных семейных несогласий, поддерживаемых опытной интриганкой».

Андреевскому удалось добиться снисхождения для доверителя и доказать, что преступление не было умышленным, Богачева признали виновным в покушении на убийство жены в запальчивости и раздражении и приговорили к ссылке в Томскую губернию.

У Андреевского есть и другие известные судебные монологи. Стенографы приходили практически на все его дела, чтобы потом публиковать выступления в газетах. В 1891 Андреевский выпустил сборник своих судебных речей, а после этого молодые адвокаты начали цитировать части из его монологов в своих заседаниях.

Речь Владимира Спасовича по делу Кроненберга

После рассказа о жизни и семейных отношений подсудимого адвокат Владимир Спасович перешел к главному вопросу: имеют ли право родители наказывать своих детей? Он говорил, что из всего следствия ясно, что прутьями отец наказал свою только лишь однажды. А врачи, которые выступали на процессе, говорили, что «повреждения не имели особенного влияния на здоровье ребенка». Поэтому защитник наводил присяжных заседателей на мысль, что родители могут наказывать детей способами, которые не вредят их здоровью. Что его доверитель имел право воспитывать и наказывать свою дочь, если был недоволен ее поведением.


«Говорят: «За что же? Разве можно так строго взыскивать за несколько штук чернослива, сахара?» – Я полагаю, что от чернослива до сахара, от сахара до денег, от денег до банковских билетов путь прямой, открытая дорога».

В итоге коллегия присяжных заседателей оправдала Кроненберга. Общественность широко обсуждала это решение. Шли споры о законности оправдания отца, который избил дочь, и об институте адвокатуры, которая защитила виновного.

Для Спасовича это было дело по назначению, после которого он получил много критики. Не исключено, что он мог как-то от него отказаться, но не стал. Салтыков-Щедрин был очень недоволен адвокатом: «Всего естественнее было бы обратиться к господину Спасовичу с вопросом: если вы не одобряете ни пощечин ни розог, то зачем же ввязываться в такое дело, которое сплошь состоит из пощечин и розог?» Федор Достоевский одобрил оправдание Кроненберга, ведь это помогло сохранить семью, но порицал Спасовича за то, что он перечеркнул чувство сострадания к ребенку своими заявлениями: «Девочка, ребенок; ее мучили, истязали, и судьи хотят ее защищать, – и вот какое бы, уж, кажется, святое дело!».

Речь Михаила Барщевского в Конституционном суде

В октябре 2019-го Конституционный суд рассмотрел жалобы трех москвичек, пострадавших от репрессий. Женщины не могли много лет получить гарантированную законом компенсацию – бесплатные квартиры взамен тех, что у них отняли. Самыми эмоциональными и яркими были, разумеется, речи заявителей. Но внимания заслуживает и монолог представителя Правительства России в КС Михаила Барщевского. Он взял слово после представителя правительства Москвы, который выразил мнение, что постановка «детей ГУЛАГа» в общую очередь – это справедливое решение. Барщевский начал выступление с извинений, обращенных к заявителям, «от имени части, по крайней мере, москвичей за то, что услышали». Потом он рассказал историю своей семьи: дед был расстрелян, бабушка чудом осталась в живых, но была выслана, а отцу удалось вернуться в Москву лишь в середине 1950-х.


«Власть, государственная власть, сломала жизни. А сегодня кто-то находит юридические крючки, чтобы сказать: «Мы ни за что не отвечаем, мы здесь ни при чем». Мы с вами – вы, мои коллеги, и я – мы власть сегодняшняя. И если мы не отвечаем за действия власти предшествующей, то подумайте о том, что будет с нашими потомками».

В итоге КС обязал законодателей обеспечить жертв репрессий правом на жилье. Он признал противоречащими Конституции положения региональных законов и закона Москвы, которые не признают за детьми репрессированных право на улучшение жилищных условий.

Речь Генри Резника по делу Лебедева

Одну из знаковых в современное время судебных речей произнес адвокат Генри Резник в защиту коллеги Александра Лебедева. В середине декабря 2017 года Лебедева обвинили в том, что он предъявил суду в качестве доказательства заведомо подложную справку (она подтверждала, что его подзащитная не нарушала условия домашнего ареста). Следствие привело показания врача-педиатра, которая выписала эту справку. По ее словам, доверительница Лебедева попросила выдать документ «задним числом». Следствие решило, что адвокат обязан был знать об этом, а значит, он предъявил суду заведомо подложный документ.

Лебедев же свою вину не признал. Он заявил, что был уверен в подлинности бумаги. В отношении адвоката сначала возбудили уголовное дело по ч. 3 ст. 303 УК – фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении, а затем переквалифицировали на вмешательство в деятельность суда (ст. 294 ). Из-за истечения срока давности дело могли прекратить. Обвинение просило оштрафовать его на 200 000 руб. и освободить от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности.

Но Лебедев ходатайствовал о том, чтобы дело продолжали слушать. Его защита настаивала на полном оправдании. В суде Резник заявил, что адвокатская деятельность основана на доверии – при получении документов от доверителя адвокат считает их подлинными и не проверяет достоверность. Резник добавил, что защитник не должен превращаться в судью для своего доверителя и сомневаться в доказательствах, которые представил подзащитный. Поэтому у представителя нет другого выбора, кроме как просить приобщить в процесс документ, который просит приобщить заявитель.

Поддержать Лебедева пришли около 40 юристов и адвокатов, потому что профессиональное сообщество считает это дело «посягательством на природу профессии». Если Лебедева признают виновным, то и любое действие адвокатов в процессе можно будет истолковать как «воспрепятствование правосудию», предупредил Резник.


«Федеральная палата адвокатов воспринимает это несостоятельное уголовное преследование как атаку недругов адвокатуры на ее базовые основы. Убежден, эта атака на наш правозаступный институт захлебнется. Но хотелось бы пресечь ее здесь, в первой инстанции районного суда, наиболее приближенного к защите прав и свобод простых граждан – наших доверителей. Адвокат Лебедев, честно и добросовестно выполнявший свой профессиональный долг, подлежит оправданию. Такие одиозные дела не должны появляться на судейских столах».

В итоге в 2019 году Тверской районный суд оправдал адвоката Лебедева. Сам адвокат рассказал, что суд не увидел в его действиях воспрепятствования правосудию. Суд не принял во внимание и факт приобщения к делу подложной справки, потому что этот документ представила доверительница.

При создании подборки использовались материалы:

И.Я. Козаченко. Истина и закон. Судебные речи известных российских и зарубежных адвокатов. Книга 2.

Эдмон Дантес

Когда судебный процесс завершен, когда выступили все свидетели, исследованы все доказательства, отгремели прения сторон и прозвучало последнее слово подсудимого, вершащий правосудие удаляется в совещательную комнату (обычно в ее роли выступает рабочий кабинет судьи), чтобы после длительной аналитической работы вынести приговор именем Российской Федерации.

О ТАЙНЕ СОВЕЩАНИЯ СУДЕЙ

Важнейший постулат - тайна совещания судей. Он состоит в том, что во время избрания приговора посторонние лица не должны находиться в совещательной комнате. Судьи не вправе разглашать мнения, имевшие место при обсуждении, или иным способом раскрывать тайну. Хотя есть расхожее представление, что в сложных делах, резонансных или с политическим окрасом, судьи советуются с вышестоящими инстанциями. В ответ на это “предубеждение” председатель Мосгорсуда Ольга Егорова заявила недавно: “Из совещательной комнаты мне и моим заместителям никто не звонит. Нашим судьям такое даже в голову прийти не может. Решение судьи принимают самостоятельно”. Согласитесь, было бы странно от чиновника столь высокого уровня слышать другие слова.

После подписания приговора судья возвращается в зал заседания, и председательствующий объявляет решение. Все выслушивают приговор стоя. Как же, ведь это делается именем Российской Федерации! Много внешнего пафоса при внутренней обыденности. Один старенький судья, еще помнящий времена Народного суда РСФСР, зачитывал приговор стоя только в присутствии СМИ. Но стоило пишущей и снимающей братии выйти из зала суда, как он со словами “в ногах правды нет…” продолжал чтение сидя и разрешал последовать его примеру остальным.

ПРИГОВОР ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ИЛИ ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ

Оправдательный приговор выносят в случаях, когда не установлено событие преступления, подсудимый не причастен к его совершению или в его деянии нет состава преступления. Оправдание означает признание подсудимого невиновным и влечет реабилитацию. Она, в свою очередь, предполагает возмещение имущественного и морального вреда. К первому относится компенсация государством зарплаты, которой обвиняемый лишился в результате уголовного преследования, сумм, потраченных на юридическую помощь, и иных расходов. Ко второму - официальные извинения прокурора от лица государства за причиненный вред, опровержения в СМИ (если сведения о задержании, заключении под стражу или осуждении публиковались ими ранее).

Повторюсь не в первый раз, что оправдательных приговоров в РФ значительно меньше 1%. Один адвокат, подчеркивая свой профессионализм, вручал каждому клиенту копию единственного в его практике оправдательного приговора. Долгим тоскливым вечером в СИЗО такой клиент читал сокамерникам этот приговор. А они слушали, рассевшись по шконкам и раскрыв рты, как сказку, ибо приговор пестрил чудными фразами: “недостаточные доказательства”, “противоречивая, непоследовательная позиция обвинения”, “оправдать в связи с отсутствием в деянии состава преступления”, “освободить из-под стражи немедленно” и другими ласкавшими слух арестантов формулировками. Я знаком с текстом этого приговора и скажу, что судья взял на себя большую ношу и совершил исключительно смелый поступок, на который способны менее 1% его коллег. И, кроме этого приговора, таких фраз я больше нигде не встречал.

Обвинительный приговор, как гласит ст. 302 УПК РФ, не может быть основан на предположениях и выносится лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных доказательств.

Любой приговор имеет вводную, описательно-мотивировочную и резолютивную часть (совсем как постановление профсоюзного пленума). Во вводной - указываются общие вещи: дата и место провозглашения, наименование суда, данные о судье, секретаре заседания, обвинителе, защитнике, потерпевшем, имя подсудимого и сведения о его личности, статьи УК, по которым он преследуется.

ОПИСАТЕЛЬНО-МОТИВИРОВОЧНАЯ ЧАСТЬ

Самая крупная по размерам часть, описательно-мотивировочная, предполагает описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления. Суды, однако, не всегда утруждают себя точностью формулировок. Вот как может звучать приговор в части определения времени, места и способа преступления: “В период с 14.06.2016 по 28.09.2018, находясь на территории города Саратова и Саратовской области, умышленно, из корыстных побуждений, с использованием своего служебного положения, путем обмана и злоупотребления доверием совершил хищение чужого имущества - денежных средств…” Далее шло перечисление потерпевших. Этот приговор был вынесен по ст. 159 УК (“Мошенничество”).

Эта же часть должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. В качестве первых перечисляются показания свидетелей с указанием на тома и листы дела, на протоколы обысков, выемок, изъятия документов, осмотра предметов и так далее. А мотивы, по которым отметаются доказательства защиты, могут выглядеть так: “Суд отвергает показания подсудимого (или свидетеля) о непричастности к совершению преступления, поскольку они опровергаются материалами дела, расценивает их как способ защиты, обусловленный стремлением избежать уголовной ответственности за содеянное”.

Эта же часть приговора должна указывать на обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание. Среди первых могут быть беременность, наличие малолетних детей у виновного, аморальность поведения потерпевшего, самый распространенный пункт - явка с повинной, активное способствование расследованию преступления и изобличению соучастников. Могут учитываться и другие обстоятельства на усмотрение судьи.

Отягчающих обстоятельств больше. К ним относятся: рецидив преступления, тяжкие последствия, участие в организованном преступном сообществе (хотя для подобного есть отдельная статья в УК - 210-я), особо активная роль в совершении преступления и так далее. Интересно, что алкогольное или наркотическое опьянение признается отягчающим обстоятельством по усмотрению суда. Один судья так поэтично описывал это: “Сильное алкогольное опьянение устранило нравственные барьеры на пути совершения преступления, способствовало появлению у подсудимого ощущения вседозволенности и безнаказанности”. Дело шло о преступлении по ст. 131 УК (“Изнасилование”). Хотя обвиняемый категорически отрицал вину и говорил, что все было по любви и взаимному согласию, а взять замуж соблазненную им девицу он отказался, поскольку был женат. Его версия, отраженная в приговоре, была для обывателя намного привлекательнее судейской.

Заканчивая разговор об описательно-мотивировочной части обвинительного приговора, скажу, что она должна содержать мотивы решения суда по всем вопросам, относящимся к назначению наказания. Это предельно важный нюанс - без мотива могут быть отменены целые виды наказания. Так, если судья не применяет ст. 73 (“Условное осуждение”) или ст. 64 (“Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление”) УК, он должен не только упомянуть, но и обосновать это. Хотя, как правило, причины выглядят не слишком обоснованно. Чаще звучит что-то вроде: “С учетом всех материалов дела, характеристики личности подсудимого, тяжести совершенных им преступлений суд считает возможным достижение целей восстановления социальной справедливости, исправления подсудимого и предупреждения совершения им новых преступлений только при назначении наказания в виде лишения свободы”. Но хоть в таком виде это должно быть.

Есть также статьи УК, которые помимо лишения свободы предполагают штраф как возможный дополнительный вид наказания. Например, ст.ст. 159 - “Мошенничество”, 160 - “Присвоение или растрата”, 204 - “Коммерческий подкуп”, 290 - “Получение взятки”, 291 - “Дача взятки”. Если судье вздумалось наложить штраф, он тоже должен это обосновать, а не просто констатировать. Иначе, как было сказано в одном из предыдущих материалов, вышестоящая судебная инстанция может штраф и отменить. Поэтому в случае осуждения, получив приговор, его следует внимательно прочитать и проанализировать на наличие мотивов решения этих вопросов.

РЕЗОЛЮТИВНАЯ ЧАСТЬ

Последняя и самая волнующая часть приговора - резолютивная. В ней повторяется имя подсудимого, решение о признании его виновным и указание, по какой статье УК. Описывается вид и размер наказания за каждое преступление (если оно не одно), в котором подсудимый признан виновным, и окончательная мера наказания. Эта мера высчитывается по формуле, известной лишь судье.

В приговоре может звучать: “Назначить наказание по ч. 4 ст. 159 в виде семи лет лишения свободы; по ч. 7 ст. 204 в виде восьми лет; по ч. 1 ст. 201 в виде двух лет. По совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний - двенадцать лет лишения свободы”. Семнадцать (если механически сложить) превращаются в двенадцать. Бывает, что и девятнадцать лет превращаются в восемь. И понять логику этой арифметики невозможно. Я видел много подобных “сложений”, и каждое имеет свою формулу.

Обязателен к указанию в этой части приговора вид учреждения, в котором должен отбывать наказание человек, теперь именуемый уже осужденным.

Если стороны не согласны с приговором (выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, он чрезмерно суров либо мягок), они могут подать апелляционную жалобу (защита) или апелляционное представление (обвинение) в вышестоящий суд в течение десяти дней с момента провозглашения приговора. А лица, находящиеся под стражей, - в течение десяти дней с момента получения копии приговора. Если жалобы в этот срок не поданы, приговор вступает в законную силу.

Об апелляционной стадии мы подробно рассказывали в одном из предыдущих выпусков “Солидарности”.

В этом материале мы подходим к завершению серии публикаций в рубрике “Тюрьма и воля” - в надежде, что профсоюзным лидерам они окажутся полезными и помогут им уберечься от явных ошибок и быть готовыми к подобным превратностям судьбы. Ведь от тюрьмы, как гласит народная мудрость, зарекаться не стоит.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: