Чем различаются цивильные и преторские иски

Обновлено: 28.09.2022

В эпоху формулярного процесса иски можно было разделить на две большие группы: иски цивильного права (строгие, «жесткие иски») и основанные на принципе добросовестности преторские и эдильские иски — т.

Иски цивильного (строгого) права.

Вещные и личные иски получают в этот период свое дальнейшее развитие.

Вещный иск (action in гет) являлся средством защиты вещных прав лица (право собственности, владения и т. д.) в отношении конкретной вещи. Основным вещным иском для собственника продолжал быть старинный виндикационный иск.

Личные иски (action in personam) были направлены на выполнение обязательства определенным конкретным должником.

Кондикция — это абстрактный личный иск, в котором не указывалось, из какого основания он возник. По этому иску ответчик должен был что-либо отдать или сделать.

Например, истец требовал от ответчика 500 сестерций, но в формуле иска не указывалось основание долга (на основании процентного займа или по стипуляции).

Иски реиперсекуторные, штрафные и смешанные.

Реиперсекуторпый иск — направлен на удовлетворение или восстановление нарушенного состояния имущественных прав истца и на истребование денег или вещей, которые неправомерно удерживаются ответчиком (о возвращении денег или вещей ссудодателю или заимодателю, собственник пользовался виндикационным иском).

Штрафной иск преследовал цель наказать ответчика (ранее он именовался «экзекуторный»). Предметом иска являлся штраф.

Например, при краже с виновного взыскивали штраф на основании именно этого иска. Или при необходимости возместить убытки истцу (в случае неправомерного обогащения путем обмана).

Смешанный иск преследовал две цели одновременно: восстановление нарушенного права и наказание ответчика.

Например, при повреждении имущества с виновного взыскивалась высшая цена вещи (цена вещи в течение последнего месяца или года) и сверх того штраф.

Собственнику давались традиционные иски: виндикационный и негаторный.

Надо сказать, что в римском праве был способ защиты добросовестного (давностного) владения, в том числе добросовестного владельца от недобросовестного собственника — публицианов иск (actio Publiciana).

Преторские («гибкие») иски: при вступлении в должность претор (до создания Юлианом «постоянного эдикта») в своем эдикте провозглашал все виды исковой защиты, а также свои особые средства защиты. Преторские иски дополняли цивильное право, при этом претор широко использовал и целый ряд уникальных исков, характерных для римского права: иски с фикцией, по аналогии, по факту и др. Их применение объяснялось гибкостью права и стремлением в судебной практике реализовать принцип справедливости в каждом конкретном случае.

Иск с фикцией. Иск с фикцией применялся в том случае, когда судья считал необходимым распространить защиту на какое-либо не предусмотренное в законе отношение. В этом случае претор предписывал судье предположить существование некоторых фактов, которых в дейст

вительности не было (т. е. допустить фикцию — положительную или отрицательную). Такая фикция позволяла подвести новое отношение под один из известных исков.

Например, лицо, которое долгое время открыто и добросовестно владело ничейным имуществом, имело право на защиту от посягательств недобросовестных владельцев, несмотря на то что срок приобретательной давности еще не истек. В данном случае судья при выдаче иска предполагал, что такой срок уже истек.

Или при установлении очереди наследования при гибели коммори- ентов судья мог установить, что, несмотря на общий момент гибели, совершеннолетний сын умер позже отца, а могло быть заявлено, например, что отец пережил двухлетнего сына.

Зачастую применялись иски с заменой субъекта. Все это позволяло обойти строгий формализм цивильного права, поэтому понятно, что этими исками широко пользовались преторы в своей деятельности.

Иск по аналогии.

Он предоставлялся в случаях, схожих с теми, которые были обеспечены правовой защитой. Судье разрешалось применять аналогию закона, как бы мы назвали это сегодня. По закону Аквилия (III в. до н.э.) причинитель вреда отвечал при условии, что вред причинен corpore corpori (телесным воздействием на телесную вещь). Претор мог защитить потерпевшего и в случае, когда вред был причинен бестелесным воздействием на вещь (например, пастух уморил доверенный скот). Иск но аналогии стал одним из средств правотворчества претора, что позволяло постепенно вытеснять несовершенные нормы старого цивильного права.

При рассмотрении исков строгого права судья был связан буквой закона и не имел права принимать возражения ответчика, основанные на требованиях справедливости.

При рассмотрении исков, основанных на принципе добросовестности, судья был более самостоятельным и принимал возражения ответчика, вытекающие из требований справедливости. Данные иски (иски «доброй совести», «справедливости») появились благодаря правотворчеству претора. Кроме того, претор имел и специальные средства защиты.

Именно идеи, нашедшие воплощение уже в первой напечатанной на немецком языке статье об actiones in factum, впоследствии стали основой магистерской дисертации И.А. Покровского. В 1898 г. он опубликовал на русском языке в Киеве одноименную работу[27], а затем в том же году защитил в своей alma mater магистерскую диссертацию "Право и факт в римском праве". Эта публикация послужила основанием для дерзкой выходки приват-доцента Санкт-Петербургского университета Б.В. Никольского, который набросился на увидевшую свет новую работу с критикой грубой и несправедливой[28]. И.А. Покровский не счел возможным промолчать и вступил в полемику со своим недоброжелателем, выдержанную также в весьма резкой форме, поскольку, по его мнению, "г. Никольский и отнесся к моей работе не вполне добросовестно (в литературном смысле), и оказался не в состоянии понять ее"[29]. Развернувшаяся дискуссия прошла не без пользы для дела, поскольку, она не только позволила Иосифу Алексеевичу уличить своего оппонента в некомпетентности и пристрастности, но и дала возможность еще более прояснить русскому читателю свою позицию по тем вопросам новой теории actiones in factum, которые могли остаться не до конца ясными из самого текста монографии. Поскольку именна эта оригинальная теория, а также вытекающая из нее концепция юридической природы дуализма цивильного и преторского права впоследствии нашли отражение в книге "История римского права", аргументация И.А. Покровского в полемике с немецкими и русскими оппонентами заслуживает хотя бы беглого обзора, поскольку в книге постулаты теории излагаются уже догматически, и для читателя, сколько-нибудь знакомого с данной проблематикой, но не читавшего предыдуших работ того же автора, основания некоторых таких теоретических положений, как и причины для отказа от традиционной интерпретации этого вопроса, остаются не вполне ясными, чем и объясняются ссылки И.А. Покровского в подстрочных примечаниях на собственные публикации предшествующего времени.

Основная мысль теории И.А. Покровского состояла в том, что данная римскими юристами классификация исков на actiones in jus conceptae (иски, основанные на праве) и actiones in factum conceptae (иски, основанные на факте) полностью корреспондирует дуализму цивильного и преторского права соответственно. Таким образом, с точки зрения новой теории actio in jus concepta это всегда цивильный иск, а actio in factum concepta это всегда иск преторский. Сама по себе эта мысль не нова. На то, что в принципе actiones in jus conceptae, как правило, являются цивильными, а actiones in factum conceptae - преторскими, указывал еще Ф.К. фон Савиньи[30]. Новизна и "революционность" теории И.А. Покровского состояла именно в абсолютизации этого принципа, в утверждении того, что существование цивильных actiones in factum conceptae и преторских actiones in jus conceptae в классическом римском праве было невозможно. Эта концепция отличалась большей логической стройностью, чем общепринятая, позволяя считать, что jus - это нормы цивильного права, а преторские иски всегда вытекают из определенного фактического состава (factum), которому претор придает юридическое значение, руководствуясь соображениями справедливости (aequitas), и таким образом либо восполняет пробелы в цивильном праве, либо даже действует вопреки последнему, исходя из того, что применение нормы цивильного права в данном конкретном случае было бы несправедливым. Однако восприятию этой логически безупречной концепции мешал тот факт, что в "Дигестах" есть целый ряд фрагментов, которые на первый взгляд ей противоречат. Во-первых, есть три фрагмента, в которых упомянуты основанные на фактических обстоятельствах цивильные иски, так называемые actiones in factum civiles. Во-вторых, в Corpus Juris Civilis мы встречаем многочисленные actiones in factum, которые противополагаются не только различным цивильным искам, но и искам бесспорно преторского происхождения, как обстоит дело, например, в случае с actio doli или actio ad exibendum. В-третьих, традиционно считалось, что в формулах некоторых преторских исков материальное основание искового притязания было все-таки основано на нормах цивильного права, поскольку они содержали в себе ссылки не на чисто фактические обстоятельства, а на нормы позитивного права, а именно, к числу таких хотя и преторских, но в то же время цивильных исков обычно относили иски с фикцией (actiones ficticiae), иски по аналогии (actiones utiles), а также так называемые "иски с перестановкой субъектов" (actiones adjectae qualitatis, actiones alieno nomine). Основанием для отнесения вышеуказанных исков к числу цивильных, помимо прочих соображений, был и тот факт, что римские источники явно противопоставляют их искам, основанным на фактических обстоятельствах (actiones in factum), что, вроде бы, исключает возможность их отнесения к последней категории, несмотря на то что они являлись преторскими исками. Именно вышеперечисленные обстоятельства до появления теории И.А. Покровского мешали последовательному признанию в романистике наличия полной корреляции между цивильными исками и actiones in jus conceptae, с одной стороны, и преторскими исками и actiones in factum conceptae - с другой. Основанием разграничения этих двух категорий исков считалось не их различное материальное основание, а лишь отличия в способе построения исковой формулы.

К созданию собственной оригинальной теории, объясняющей критерии разграничения actiones in jus conceptae и actiones in factum conceptae, И.А. Покровского побудило понимание того, что в рамках господствующего учения "кажется совершенно непонятным, чем руководился римский юрист или римский судья, когда ему приходилось для тех или других практических последствий определять, есть ли данный иск или данная формула in jus или in factum concepta"[31].

Столкнувшись с описанными выше контраргументами, автор новой теории вынужден был заняться их опровержением. Легче всего это оказалось сделать применительно к так называемым actiones in factum civiles. Подлинность немногочисленных фрагментов, содержащих это выражение, подвергалась сомнению еще со времен Куяция, и доказать тот факт, что слово civilis в такого рода выражении является сознательной интерполяцией составителей Corpus Juris Civilis, стремившихся в рамках производимой ими кодификации к унификации институтов цивильного и преторского права, не составляло особого труда. И.А. Покровский собрал все аргументы, подтверждающие факт интерполяции в данном случае, и представил их на суд читателя. В частности, он показал, что буквальное понимание текста "Дигест" в тех фрагментах, где компиляторами вставлено слово civilis после in factum, привело бы к тому, что злоумышленно действовавшее лицо несло бы меньшую ответственность, чем неумышленно причинившее ущерб контрагенту, и, таким образом, для классических юристов употребить выражение actio in factum civilis так же невозможно, "как невозможно сказать, что какой-либо предмет в одно и то же время и черен, и бел"[32]. Это было сделано столь убедительно, что даже придирчивый Г. Эрман в своей рецензии на немецкую публикацию работы молодого русского ученого сразу признал, что рецензируемый автор вполне удовлетворительно доказал тот факт, что название actio in factum civilis внутренне противоречиво и немыслимо в устах классических юристов[33].

И.А. Покровский убедительно показал, что во всех этих случаях ссылки на нормы цивильного права имели чисто технический характер, и использовались для того, чтобы избежать долгого перечисления тех фактов, которые на самом деле служили материальным основанием для подобного иска. Так, говоря об "иске с перестановкой субъектов", в рамках которого присуждение к уплате ответчика ставится в зависимость от наличия по цивильному праву некоего правоотношения между истцом и третьим лицом, И.А. Покровский справедливо указывает, что на самом-то деле в нормах цивильного права нет никаких оснований для такого присуждения и, таким образом, в данном случае лишь воля претора связывает факт существования этого правоотношения истца с третьим лицом с необходимостью присуждения ответчика. Более того, и само название "иск с перестановкой субъектов" носит условный характер, поскольку, "собственно говоря, здесь не субъекты переставляются, а условием condemnatio ставится правоотношение, существующее между третьими лицами. Это последнее правоотношение играет здесь такую же роль, какую играет всякий другой факт во всякой другой formula in factum concepta"[34]. Подобным же образом И.А. Покровский аргументировал и свою позицию в отношении отнесения к числу actiones in factum также "исков с фикцией" (actiones ficticiae).

В ответ на критику Г. Эрмана, усмотревшего самое яркое противоречие новой теории в том, что ее создатель игнорирует противопоставление в источниках actio in factum и иска по аналогии (actio utilis), а также так называемых двойных формул, при которых претор предлагает для одного и того же спора две возможные формулы: одну - in jus, другую - in factum concepta[35], И.А. Покровский на примере actio utilis иска, основанного на нормах закона Аквилия, показал, что применительно к искам по аналогии противоречие в источниках в конечном счете объясняется деятельностью компиляторов и, отчасти, разномыслием римских юридических научных школ. Он писал, что "недостаточность Lex Aquilia восполняют, с одной стороны, иски, так сказать, подогнанные к этому закону, и заимствующие от него свою condem-natio, а с другой стороны, иски, не зависимые от него, подходящие ближе к actio doli и идущие на простое "quanti ea res est""[36]. Что касается "двойных формул", то их существование он рассматривал как аргумент не против, а в пользу своей теории, поскольку "мы сталкиваемся здесь не с двойственностью в форме только, а с двойственностью в самом существе, с двойственностью самых материальных оснований. Один и тот же юридический факт - depositum или commodatum - рассматривается здесь с двух различных точек зрения: для цивильного права - это есть юридическая сделка, договор, рождающий между сторонами цивильное обязательство bonae fidei; для преторского права - это простой факт, рождающий для ответчика обязанность возместить убытки истца"[37].

Еще один важный аспект проблемы actiones in factum И.А. Пок-ровский вынужден был осветить в связи с тем, что в Corpus Juris Civilis упоминаются actiones in factum, которые в той или иной ситуации сосуществуют с другими преторскими исками и понимаются как нечто самостоятельное по отношению к ним. Он объясняет это положение тем обстоятельством, что типичные actiones in factum, формула которых давно была закреплена в преторском эдикте и которые даже имели собственное название, существовали наряду с создаваемыми ad hoc, для какой-то конкретной ситуации, безымянными исками. Последние и назывались actiones in factum, хотя по сути к этой категории относились как те, так и другие преторские иски.

Логическая стройность теории права и факта в римском праве, созданной И.А. Покровским, показывает, что она во всяком случае предлагает более адекватную объяснительную модель, чем иные подходы к разрешению данного вопроса. Впрочем, справедливости ради можно отметить и некоторые спорные моменты этой теории, которые в основном касаются процесса преторского правотворчества и механизмов правообразования в римском праве. В этом смысле весьма характерно, что Б.В. Никольский обвинил И.А. Покровского в том, что тот допускает возможность превращения преторского иска в цивильный, таким образом утверждая, что претор "мог создавать право" (praetor jus facere potuit)[38]. И.А. Покровский, отвечая на этот упрек, посчитал, что рецензент, как и во многих других пунктах своей критики, просто не понял мысли рецензируемого автора, который имел в виду, что при "двойных формулах" один иск - цивильный, а второй - преторский и второй исторически предшествует первому, однако "творцом этого более нового цивильного иска in jus мы считаем отнюдь не претора, а обычное право, тот же самый фактор, который создал цивильные actiones empti-venditi, locati-conducti и т.д: Мы имеем здесь собственно не перенесение, не восприятие норм преторского права в обычное jus civile, а совместную работу и цивильного и преторского права над одними и теми же житейскими отношениями: Являясь "живым голосом народного оборота", претор, естественно, раньше, чем медленно развивавшееся обычное право, приходит на помощь назревающей потребности, и этим обяъясняется тот факт, что во всех подобных случаях преторские actiones in factum появляются раньше, чем соответственные actiones civiles"[39]. Между тем механическое отождествление цивильного и обычного права в подобном контексте вполне могло дать Б.В. Никольскому основание считать, что рецензируемый им автор вел речь о превращении преторского иска в цивильный, отождествляя закрепленные в преторском эдикте типичные исковые формулы с jus civile, тем более что формальное закрепление нормы обычного права опять же находили именно в преторском эдикте, то есть в тех исках, предоставление которых в той или иной ситуации обещал претор, руководствуясь сложившимися в обороте воззрениями (см., например, данное в § 19 главы II "Истории римского права" описание процесса создания режима "бонитарной собственности"). Конечно, И.А. Покровский на самом деле так не думал, поскольку, по его собственным словам, он понимал под цивильным правом "совокупность норм, изданных законодательной властью и абсолютно обязательных"[40], однако представляется, что недоразумения, подобные тому, которое произошло у него по этому поводу с Б.В. Никольским, отчасти были объективно неизбежны из-за некоторых очевидно неудачных формулировок, приведенных им при описании процесса правообразования в римском праве и соотношения цивильного и преторского права.

По возвращении в Россию И.А. Покровский с 11 июня 1894 г. был назначен приват-доцентом римского права Юрьевского (ныне Тартуского) университета[41]. Здесь он общается со многими видными представителями историко-правовой науки того времени - М.А. Дьяконовым, В.Э. Грабарем и др. Преподавая римское право в Юрьеве и общаясь с коллегами, молодой ученый делает первые шаги в построении того курса лекций по римскому праву, который впоследствии, будучи не раз исправлен и дополнен им, наконец получил свое окончательное выражение в его "Истории римского права" - фундаментальном научном труде, увидевшем свет за три года до смерти ученого и имеющем как учебное, так и непреходящее научное значение.

Обретя в Юрьеве опыт преподавательской работы, Иосиф Алексеевич 10 августа 1896 г. был переведен в Киевский университет в том же звании приват-доцента. В 1892 г. по защите магистерской диссертации он назначен "исполняющим должность" экстраординарного профессора того же университета. В октябре 1902 г. киевским профессором была успешно защищена в Петербургском университете докторская диссертация под названием "Право и факт в римском праве. Часть II: Генезис преторского права"[42], после чего, имея степень доктора римского права, он переезжает в столицу Империи и занимает в Петербургском университете кафедру римского права. С 1907 г. он преподает римское право и на Высших женских курсах.

В "петербургский" период жизни И.А. Покровского в сферу его интересов все больше входят вопросы не только собственно истории римского права, но и его роли в развитии европейского права, проблемы рецепции наследия римской юриспруденции в современном мире. Причиной тому стали и явный интерес студенческой среды именно к актуальным вопросам развития цивилистики, и бурные дискуссии по поводу проекта Гражданского уложения Российской империи, и отмечавшееся в 1904 г. столетие принятия французского Кодекса Наполеона, ставшее поводом для обсуждения вопроса о значимости римского права для юриспруденции Новой Европы.

Впрочем, по воспоминаниям знавших его людей, как цивилист Иосиф Алексеевич был в этот период известен только узкому кругу людей, в основном членам ведомого им в университете научного кружка[43]. Для большинства остальных коллег он был прежде всего авторитетным романистом. Однако с 1904 г. он вошел в состав обновленной редакции журнала "Вестник права", учрежденного Санкт-Петербургским юридическим обществом, где вместе с М.М. Винавером стал вести отдел гражданского права[44]. С 1910 по 1912 г. И.А. Покровский является деканом юридического факультета университета.

"Петербургский" период в жизни Иосифа Алексеевича отмечен большими научными свершениями. В 1904 г. выходит из печати его книга "Лекции по истории римского права". Впоследствии она трижды была переиздана (последний раз в 1911 г.), и при каждом переиздании автор дополнял ее все новыми и новыми результатами своей исследовательской работы. В 1909 г. увидел свет его труд "Естественно-правовые течения в истории гражданского права".

[27] См.: Покровский И.А. Право и факт в римском праве. Ч. I: Право и факт как материальное основание исков (Actiones in factum и in factum conceptae). Киев, 1898. Эта работа не была простым воспроизведением русского перевода большой статьи, опубликованной ранее на немецком языке, но была дополнена. По поводу того, насколько серьезные изменения она в результете претерпела, есть разные точки зрения. Так, если В. Нечаев считает эти дополнения весьма существенными, то А.Л. Маковский, наоборот, – незначительными (см.: Маковский А.Л. Выпавшее звено // Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. С. 8). Сам И.А. Покровский на с. III предисловия указывает на то, что "издавая в настоящее время мою работу на русском языке, я воспользовался всеми указаниями критики и не оставил ни одного сколько-нибудь существенного сомнения без разъяснений, вследствие чего работа является теперь значительно дополненной". Чисто количественное сравнение немецкого и русского изданий показывает, что последнее более чем на 30% превышает объем немецкого издания.

[28] См.: Никольский Б.В. Рецензия на книгу: Покровский И.А. Право и факт в римском праве // Журнал Министерства народного просвещения. 1898 (декабрь). С. 367–391.

[29] Покровский И.А. Ответ г. Б.В. Никольскому (по поводу рецензии г. Никольского на мое сочинение "Право и факт в римском праве" – ЖМНП. Декабрь 1898 г.) // Журнал Министерства народного просвещения. 1898 (март). C. 190–201.

[30] Savigny F.K. von. System des heutigen römischen Rechts. Bd V. S. 96.

[31] Покровский И.А. Право и факт в римском праве. Ч. I: Право и факт как материальное основание исков. С. 24.

[32] Покровский И.А. Право и факт в римском праве. Ч. I: Право и факт как материальное основание исков. С. 85–91.

[33] Erman H. Pokrowsky I. Die Actiones in factum des classischen Rechts // Centralblatt für Rechtswissenschaft. S. 356.

[34] Покровский И.А. Право и факт в римском праве. Ч. I: Право и факт как материальное основание исков. С. 62.

[35] Erman H. Servus vicarius. P. 505.

[36] Покровский И.А. Право и факт в римском праве. Ч. I: Право и факт как материальное основание исков. С. 113.

[38] Никольский Б.В. Указ. соч. С. 391.

[39] Покровский И.А. Ответ г. Б.В. Никольскому. С. 192.

[40] См. с. 166 наст. изд.

[41] Биографический словарь профессоров и преподавателей императорского Юрьевского, бывшего Дерптского, университета за сто лет его существования (1802–1902). Т. 1. С. 618.

[42] См.: Покровский И.А. Право и факт в римском праве. Ч. II: Генезис преторского права. Киев, 1902.

[43] Лаппа-Старженецкая Е.А. Памяти И.А. Покровского // Дела и дни. 1920. Вып. 1. С. 604.

[44] Нечаев В. Вестник права (январь – февраль 1904 г.) // Журнал Министерства юстиции. 1904. N 3. С. 276 (раздел "Литературное обозрение").

Требование по поводу защиты своего права в римской юстиции должно было носить определенную и завершенную (по своему содержанию) форму конкретного иска (actio).

Иск (actio) в римском праве - это средство, с одной стороны, дозволяющее процессуальную защиту, а с другой стороны - право, осуществляемое истцом в споре.

Таким образом, понятие иска в римском праве включало в себя, на языке современной юриспруденции, и процессуальный, и материальный смысл: право на иск в процессуальном смысле (обращение в компетентный орган за защитой) и право на иск в материальном смысле (требование, право, осуществляемое истцом в споре).

Процесс в Риме был тесно связан с материальным правом. Право признавалось лишь в случае, если давался иск на его защиту.

Если в цивильном праве всякий предусмотренный законом иск (actio civilis; actio stricti) имел своим основанием право (actio in ius), то претор мог предоставить защиту (actio praetorium) интересам истца только на основании факта (actio in factum), руководствуясь принципами справедливости и доброй совести (actio aequitas, a. bona fidei). Это могло иметь место даже в тех случаях, когда за ответчиком признавалось цивильное право, которое оставалось голым (ius nudum), лишившись защиты (так случилось с признанием бонитарной, преторской собственности), когда право собственности на одну и ту же вещь могло принадлежать разным лицам: квиритская собственность, лишенная защиты, и преторская, подтвержденная иском претора.

Судебные магистраты (главным образом преторы) имели в силу своей власти imperium право отказать в судебной защите отношения, хотя бы оно и подходило под нормы цивильного права, и, наоборот, дать судебную защиту в случае, не предусмотренном нормами цивильного права. Поэтому первостепенное значение имел вопрос, дает ли претор в данном случае иск (actio). Смысл термина action в эпоху легисакционного процесса сводился к определенной деятельности лица. Выражавшейся в выполнении установленного ритуала. В классическом римском правеиск - это предусмотренное эдиктом претора средство добиться в результате судебного процесса вынесения решения, соответствующего интересам заявителя иска. Постепенно формулы исков в практике претора типизируются, т.е. вырабатываются типические формулы для отдельных категорий исков.

Особенность всей системы римского права состояла в том, что иск сочетал в себе и процессуальное средство, при помощи которого реализовывалась защита права частного лица, и материальное содержание права: одно было невозможно без другого. Восстановить свое право в отношении той или другой вещи, участия в том или другом правоотношении, согласно римской традиции, значило заявить точную претензию, вполне самостоятельную по содержанию, об ограждении от тех или иных действий со стороны ответчика, либо, напротив, о совершении в пользу истца конкретного действия. Иногда обобщенное право подразумевало для его реализации несколько самостоятельных исков, каждый из которых был направлен только на часть охраняемого или защищаемого правомочия (например, признание взаимных обязанностей покупателя и продавца подразумевало, что каждому правом устанавливалась целая серия конкретных исков по поводу ущемления в чем-то его прав, вытекающих из сделки: отдельно иск о недоброкачественности вещи, отдельно — иск об уменьшении покупной цены, отдельно — о непрепятствовании перехода вещи во владение, — и напротив, общего требования о выполнении обязательств по сделке в римском праве не было.

Формулирование искового требования составляло поэтому очень существенную часть римского судопроизводства в области частного права. Истец должен был выразить свое требование в строгом учете законных предписаний по конкретному поводу. Если же содержание требования не было прямо предусмотрено законом, то от судебной власти (претора в классическую эпоху) зависело, дать ли право на иск по предъявляемому поводу или отказать в нем. Кроме этого, иск должен был заключать некоторые общие реквизиты, которые стали в свою очередь основанием для классификации исков по нескольким общим категориям.

Основные виды исков:

По своей правовой направленности иски могли быть личные (actio in personam) и вещные(actio in rem). Эти иски соотносятся с разделением права на вещное и обязательственное и были восприняты европейским законодательством. Личный иск имел своим адресатом только вполне определенное лицо, своими предыдущими действиями уже вступившее в правоотношения с истцом — "который мы заявляем против того, кто ответственен или по договору, или вследствие правонарушения, т.е. личный иск бывает тогда, когда мы формируем исковое требование таким образом, что ответчик должен или передать, или сделать, или предоставить что—либо". Вещный иск — это было требование по поводу защиты прав в отношении какой-то вещи: "когда мы заявляем и утверждаем, что телесная вещь наша, или начинаем спор о том, что мы имеем какое—либо правомочие в отношении. ". Направленность иска предопределяла, что будет обосновываться и, напротив, исключается из обоснования в ходе процесса.

По своему характеру иски могли быть определенными и неопределенными. Определенный иск был требованием по поводу какой—то вещи или какого—то права к однозначно ясному ответчику (например, к известному лицу, присвоившему вещь). Неопределенным было общее требование о восстановлении своих прав на вещь и адресовалось бы всякому, кто своими действиями оказался бы прикосновенным к посягательству.

По своему содержанию иски могли быть сложными и простыми. Простой иск предусматривал единичное требование: выполнить такое—то действие; вернуть вещь в распоряжение истца и т.д. Важнейшим примером сложного иска стала кондикция (condictio) — общее требование, обуславливавшее комплексное восстановление прав и понесенного при нарушении прав ущерба (например, возврат вещи и штраф за нее, выполнение обязательства и возмещение неосновательного обогащения, либо материального вреда истцу) из—за просрочки и т.п.).

По источникам права различались иски цивильного права и иски преторские. С этой же классификацией сопоставляется деление исков на иски строгого права (a. stricti iuris) и иски, основанные на доброй совести и справедливости (a. bonae fidei) по обусловленности своего содержания. Различие было историческим и формальным и касалось только классического римского права. Первые должны были быть заявлены в точном соответствии с предписаниями закона, и любое отклонение от законной нормы считалось отклонением иска, судья был связан буквой договора и не имел права принимать возражения ответчика, основанные на требованиях справедливости.. Вторые предъявлялись на основе конкретного предписания высшей судебной власти, главным образом при помощи аналогии, и не были связаны формальными обстоятельствами. При разрешенииисков, основанных на принципе добросовестности, судья был более самостоятелен, и вправе принимать возражения ответчика, вытекающие из требований справедливости. Данный иск появился благодаря правотворчеству претора.

По объему требований Гай делит иски на три вида: "иногда мы предъявляем иск с целью получить вещь, иногда только для преследования наказания, в других случаях и с той, и с другой целью" (Гай, 4.6).

Соответственно эти иски называются исками о возмещении, или персикуторными; штрафными(или пеневыми) исками и смешанными. К первому относится, например, иск о возврате вещи по договору имущественного найма. Штрафной иск из воровства, когда с вора взыскивается двойная, тройная или четырехкратная стоимость вещи в зависимости от вида кражи. Смешанным является иск из Аквилиева закона, по которому за убийство чужого раба взыскивалась его наивысшая цена за последний год, предшествующий убийству.

В зависимости от оснований возникновения иска различаются иски, основанные на праве (a. in ius), и иски, основанные на фактических обстоятельствах (a. in factum).

В первом случае истец должен был доказать наличие у него права. Гай относил к этим искам формулы, в которых идет спор о праве: мы утверждаем, что такая-то вещь принадлежит нам по квиритскому праву или что нам следует что-либо дать (Гай, 4.45). Во втором случае истец должен доказать факт нарушения тех фактических обстоятельств, которые имели место до нарушения, а претор уже с позиции справедливости и доброй совести давал иск в защиту нарушенных отношений. Гай к таким искам относит иск патрона к вольноотпущеннику.

Огромное значение для "исправления" и развития римского права имели иски по аналогии (actio utilis) и иски с фикцией (actio ficticiae), в становлении которых огромная роль принадлежит преторам и римским юристам.

Иск по аналогии позволил применять нормы права и в том случае, когда они прямо не распространялись на данный случай. Например, по закону Аквилия (III век до н. э.) причинитель вреда отвечал только в том случае, если ущерб был причинен вещи в результате физического воздействия.С помощью иска по аналогии претор распространил действие данного закона и на те случаи, когда вред причинялся не только телесным воздействием на вещь. Иск по аналогии стал одним из средств правотворчества претора, что позволяло постепенно вытеснять несовершенные нормы старого цивильного права.

Иск с фикцией применялся в том случае, когда претор считал необходимым распространить защиту на какое-либо, не предусмотренное в законе отношение. В этом случае претор предписывал судье предположить существование некоторых фактов, которых в действительности не было (то есть допустить фикцию). Такая фикция позволяла подвести новое отношение под один из известных исков. Например, лицо, которое долгое время открыто и добросовестно владело ничейным имуществом, имело право на защиту от посягательств недобросовестных владельцев, несмотря на то, что срок приобретательной давности еще не истек. В данном случае судья при выдаче иска предполагал, что такой срок уже истек.

Популярныеиски (actio popularis). Если в частных исках истцом является частное лицо, права которого нарушены и присуждение производится в пользу этого частного лица, то actiо popularis мог предъявить любой гражданин в защиту интересов общества. Взыскание производилось либо в казну, либо в пользу истца, но в качестве вознаграждения.

Так, если хозяин дома что-либо поставил или подвесил на общественной дороге (улице) таким образом, что оно могло упасть и причинить вред (так называемый квазиделикт), то любое лицо имело право на иск к хозяину, а хозяин должен был уплатить штраф в 10 тыс. сестерций.

Кондикции - это иски, основанные на цивильном праве, в которых не указывалось, из какого основания они возникли, то есть это были абстрактные иски. Кондикции применялись, например, для истребования денег, предоставленных по договору займа.

Всего можно выделить 30 разных типов исковых требований, признававшихся римским правом, в зависимости от направленности, объема, способа исполнения заявленных требований и др.

Таким образом, иск - это требование истца к ответчику, обращенное к компетентному органу (суду) в установленной форме.

Изначально споры между частными лицами разрешались без участия государства, т.е. до появления гражданского процесса существовало самоуправство.

Исторически существовали 3 вида Гражданского процесса:

1) Древнейший процесс – легисакционный (легис акцио

Легисакционный– возникает после издания З12Т. Данный процесс состоял из 2х стадий:

1.in ius – перед судящим магистратом

2.in iudicium – пред судом.

Изначально роль магистрата была пассивной. Иски вытекали из законов и обычаев.

Этот процесс отличался формализмом, торжественностью.

Истец автоматически проигрывал спор в случае допущения ошибок (предъявлено требование в большем размере, до наступления срока исполнения).

Заканчивается первая стадия моментом засвидетельствования спора.

Последствия (litis consistacio)

1) погашается право на повторное предъявление иска

2) определяется V прав и обязанностей сторон.

В римском праве отсутствует деяние на материальное и процессуальное право.

Перед судьей – предназначена для исследования доказательств. Должность судьи была выборной, т.е. избирались обычные римские граждане. Судья выносил немотивированное решение, которое изначально не подлежало обжалованию, должник мог был присужден только к выплате денежной суммы. В отличии от претора, который наделен высшей властью (imperium) судья такой властью не обладал. Для отмены несправедливого решения использовалось особое средство защиты – реституция (- это возврат сторон в первоначальное положение).

Начиная со 2 вв до н.э. перигринский претор допускает некоторые отступления от правил легисакционного процесса. В частности на 1-й стадии претор составляет так называемую формулу иска (-это записка, адресованная судье, с указанием размера требования и размера возможного присуждения ответчика).

С этого момента зарождается новый вид процесса – формулярный (per formulas). Главное отличие в том, что меняется роль судящего магистрата. Он получает возможность регулировать новые отношения с помощью исков. Позднее формулу начинает составлять и городской претор, т.о. она используется и для защиты цивильных прав.

Первая стадия (как и в легисакционном) завершается засвидетельствованием спора (litis contestation). Сохраняется и 2-я стадия. --- эти две формы процесса параллельно существовали до 17гг до н.э., когда по закону легисакционный процесс был отменен.

Начиная с 1 вв н.э. для отдельных частных споров вводится особый экстраординарный порядок, при котором отсутствует деление на стадии, а спор решается судьей.

В 342 г формулярный процесс был упразднен, и единственной формой остается экстраординарный процесс. [можно назвать прообразом современного] нет деления на стадии, спор рассматривается судьей. Судопроизводство становится платным и расходы падают на проигравшую сторону.

Формула иска и ее значение в развитии права:

-это записка, которая адресована судье, составляется претором в присутствии обеих сторон.

Значение формулы в развитии РЧП было большим. Для судьи формула иска была инструкцией, т.е. он не мог решить дело за рамками, которые установил претор, а для претора составление формулы во многих случаях – это создание новой НП. Типичные формулы включались в преторский эдикт и становились общеобязательными правилами поведения. Т.о. нормы РП «рождались из практики».

Согласно Институциям Гая формула состоит из нескольких частей:

1) Интенция – это изложение исковых требований. Она содержалась в формулах цивильных исков. А в преторских исках вместо интенции содержалась демонстрация (-это изложение существа спора).

2) Эксцепция – это возражение на иск.

3) Кондемнация – размер присуждения. Фикция – это указание на факт, который в действительности не существовал, но судье предлагается рассматривать дело так будто этот факт имел место. (для того, чтобы расширить действие правовой нормы)

4) Прескрипция – указание на то, что истец взыскивает часть долга. Она необходима, чтобы не утратить право на довзыскание оставшейся части.

5) Адъюдикация (в спорах о разделе собственности) – это полномочие судьи установить новое право.

Понятие и виды исков:

РП можно называть системой исков, поскольку большое количество норм было создано претором на основе судебной практики. Кроме того римляне не признавали связи между иском и защищаемым им субъективным правом.

!Иск – это средство защиты нарушенного права в судебном порядке.

Классификация исков:

I. По происхождению: цивильные и преторские

Все цивильные иски являются исками, основанными на праве (action in ius). В интенции таких исков указывается цивильное право.

Преторские иски являются основанными на фактах (action in factum).

В демонстрации таких исков указываются определенные факты.

II. По характеру защищаемого права иски делятся на личные (action in personam) и вещные (action in rem)

Вещные иски предназначены для защиты вещных прав ( собственность, сервитуты, залог, эмфитевзис и суперфиций).

Личные иски защищают обязательственные права. Обязательства бывают договорные и недоговорные.

III. По цели иски делятся на: реиперсекуторные,штрафные и смешанные.

Реиперсиккуторные иск направлен на возмещение ущерба. Все вещные иски являются реиперсекуторными.

Штрафные иски преследуют цель наказания. По ним взыскивается 2х или 4х кратный размер ущерба. Вытекают они из деликтов.

Смешанныйиск объединяет обе эти цели. // Иск из закона Аквилия, по которому взыскивалась наивысшая стоимость вещи.

IV. Иски, основанные на праве делятся на: иски строгого права и доброй совести.

В исках по доброй совести включается выражение: «по доброй совести».

В исках строгого права не допускается толкование договора судьей; возможно взыскание только реального ущерба; судья не в праве принимать возражения, не включенные в формулу иска. Иски строгого права вытекали из стипуляции(-устный контракт или договор); литеральных, т.е. письменных контрактов; договора займа, а так же из обязательств из неосновательного обогащения.

Иски доброй совести защищали: консенсуальные контракты; хранение; ссуду; безымянные контракты и т.д.

V. Иски, дышащие местью – иски по возмещению нематериального вреда.

VI. Популярные иски – иски, которые могут быть предъявлены любым лицом в общественных интересах.

Особые средства преторской защиты – экстраординарные:

a) рейституции,

b) интердикты,

c) преторские стипуляции.

Рейституция предоставляется для того, чтобы уничтожить наступившие правовые последствия. По этой причине рейституция может предоставляться лишь в исключительных случаях. Условия, при которых она может предоставляться:

§ наличие значительного, либо неимущественного ущерба (если ущерб не большой, то не дается);

§ соблюдение срока – 1 год (с момента либо совершения сделки, либо вынесения судебного решения);

§ наличие основания ( в преторском эдикте не было исчерпывающего перечня таких оснований).

Предоставление рейституции основано на власти претора – на империум.

Типичные случаи: при совершении сделки под угрозой, насилием или обманом. Лицам до 25 лет при совершении невыгодной сделки. Лицу, которое потерпело ущерб в случае отсутствия по уважительной причине. Изначально давалось либо против сделки, либо против судебного решения, но с введением апелляции, предоставление рейституций против судебных решений прекратилось. С развитием права случаи предоставления рейституции прекращаются, она заменяется штрафными исками.

Интердикты –это безусловный, торжественный приказ претора. Зачастую он направлен для предотвращения споров. Для вынесения интердикта претор исследует отдельные факты. Важнейшей категорией являются владельческие интердикты. Так же интердикт дается владельцу наследственного имущества, арендодателю участка, для получения владения вещью и т.д.

Иск — обращенное в суде требование истца к ответчику. «Иск есть не что иное, как право лица осуществлять судебным порядком принадлежащее ему требование» (Дигесты). Римляне полагали, что только судебная защита права придает этому праву ценность и завершение.

Материально-правовая сторона иска — требование истца к ответчику, а процессуальная — требование к претору.

Число исков было ограниченным.

Классификация римских исков:

1) по личности ответчика:

— вещные (actiones in rem) — требование признать право истца на определенную вещь. Ответчиком могло быть любое лицо, нарушившее право истца;

— личные (actiones in personam) — требование исполнения обязательства конкретным должником. Обязательства всегда предполагают наличие одного или нескольких должников, только они могли нарушить право истца и только против них давался личный иск;

2) по объему:

— иски для восстановления нарушенного состояния имущественных прав (возмещения ущерба) (actiones rei persecutoriae) — истец требовал имущественную вещь, находящуюся у ответчика;

— штрафные (actiones poenalis), направленные на частное наказание ответчика. Посредством таких исков взыскивали частный штраф;

— смешанные (actiones mixtae), осуществляющие и возмещение убытков, и наказание ответчика;

3) по основанию:

— основанные на законе (actiones in jus);

— основанные на действиях (actiones in factum);

4) по содержанию:

— если по образцу уже существующего и принятого в практике иска принимался аналогичный ему иск, то первый — прямой иск (actio directa), а второй— производный от него (actio utilis);

— встречный иск (actio contraria) — иск, предъявленный ответчиком истцу для совместного рассмотрения с первоначальным иском;

— фиктивный иск (actio ficticia) — иск, формула которого содержит фикцию, т. е. указание судье присоединить к наличным фактам определенный несуществующий факт;

— иски из доброй совести (actiones bonae fidei) — судья должен был выносить решение, руководствуясь принципом «доброй совести», но не выходя из предписаний права; и иски строгого права (actiones stricti juris);

— арбитражные иски (actiones arbitrariae) — если судья не мог добиться от ответчика выдачи или предъявления предмета спора, то он выносил особое решение, в котором определял размер ущерба, причиненного истцу, руководствуясь принципом «доброй совести и справедливости»;

— популярные иски (actiones popularis) — мог предъявить любой гражданин;

— иски о притязаниях; преюдициальные иски; иски о разделе. (Современная классификация: исполнительные, установительные и преобразовательные.) Иски о притязаниях, или исполнительные;

— ответчик присуждался к реальным действиям (например, вернуть долг). Самая распространенная группа исков. Преюдициальные (или установительные) — констатируется лишь наличие права у истца. (Раб данного господина, сын данного отца и т. д.). Особенность: требование материально-правовое обращалась не к ответчику, а к суду. Иски о разделе, или преобразовательные, — когда возникало совместное имущество, а потом нужно было разделять. Суд должен был установить, какую часть должен получить истец. Особенность: до суда — одно право, после вынесения решения — два права собственности.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Вопрос 136. Конституционное право работников на отдых и гарантии его реализации. Понятие и виды времени отдыха. Право на ежегодный основной отпуск и его виды. Отпуск без сохранения заработной платы.

Вопрос 136. Конституционное право работников на отдых и гарантии его реализации. Понятие и виды времени отдыха. Право на ежегодный основной отпуск и его виды. Отпуск без сохранения заработной платы. Конституционное право работников на отдых гарантируется ч. 5 ст. 37

Вопрос 138. Понятие и виды дисциплинарной ответственности работников. Виды дисциплинарных взысканий, основания, порядок их применения и снятия. Особенности рассмотрения и разрешения трудовых споров о снятии (признании незаконными) дисциплинарных взысканий.

Вопрос 138. Понятие и виды дисциплинарной ответственности работников. Виды дисциплинарных взысканий, основания, порядок их применения и снятия. Особенности рассмотрения и разрешения трудовых споров о снятии (признании незаконными) дисциплинарных

Вопрос 189. Понятие иска и его элементы. Виды исков.

Вопрос 189. Понятие иска и его элементы. Виды исков. Иск – процессуальноесредство защиты интересов истца, под которым понимается требование истца к ответчику о защите его права или охраняемого законом интереса, обращенное через суд. Иск есть средство возбуждения

Вопрос 301. Понятие, содержание, формы и значение вины в уголовном праве. Умысел и его виды. Неосторожность и ее виды.

Вопрос 301. Понятие, содержание, формы и значение вины в уголовном праве. Умысел и его виды. Неосторожность и ее виды. В соответствии со ст. 5 УК (принцип вины) лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие

82. Деликты (понятие публичных и частных деликтов, элементы и виды частных деликтов) и квазиделикты (понятие, виды, общая характеристика)

82. Деликты (понятие публичных и частных деликтов, элементы и виды частных деликтов) и квазиделикты (понятие, виды, общая характеристика) Деликт (delictum) — причинение вреда отдельному лицу, его семье или имуществу вследствие прямого или косвенного нарушения прав этого лица

8.1. Понятие иска. Предмет, основание и содержание иска. Виды исков

8.1. Понятие иска. Предмет, основание и содержание иска. Виды исков Законодатель не дает определения понятия «иск», но сам термин тем не менее использует очень широко.В теории гражданского процесса сложилось несколько взглядов на определение сущности иска:На наш взгляд,

8. Понятие и виды исков. Исковая давность

8. Понятие и виды исков. Исковая давность Иск – требование истца к ответчику, подаваемое посредством установленной судебной процедуры и подлежащее в случае удовлетворения принудительному исполнению. Всякий иск содержит в себе материальную и процессуальную

28. Понятие иска. Виды исков

28. Понятие иска. Виды исков В гражданском процессуальном законодательстве нет единого определения иска. Среди ученых также нет единого определения, но имеется несколько точек зрения на понятие «иск»:1) с материально—правовой точки зрения иск – само материальное

§ 4 Виды исков

§ 4 Виды исков В гражданском процессе иски подразделяются на различные виды. При этом в основу их классификации могут быть положены разные критерии.Например, возможно деление исков по процессуальной цели, т. е. по процессуально-правовому признаку или по характеру

56. Виды исков

56. Виды исков Иск имеет трехчастную структуру: он состоит из предмета, основания и содержания. Предметом иска называется та его часть, которая характеризует материально-правовое требование истца к ответчику, относительно которого он просит постановить судебное решение.

8. Правовое положение римских граждан

8. Правовое положение римских граждан Полноправным субъектом государственной жизни римского государства был римский гражданин (патриций), родившийся в законном браке.Являясь гражданином Рима, лицо могло пользоваться определенными правами, но наряду с этим на него

26. Понятие и виды римских исков

26. Понятие и виды римских исков Иск — средство, посредством которого потерпевший в результате судебного процесса добивался вынесения решения в соответствии с его интересами.В римском праве выделяются следующие виды исков:1) вещный иск — защита вещных прав того или

3.2. Правовое положение римских граждан

3.2. Правовое положение римских граждан Приобретение римского гражданства. Римское гражданство приобреталось:— путем рождения от римских граждан;— вследствие усыновления римским гражданином ино странца;— в результате освобождения из рабства;— путем предоставления

2. Виды исков

2. Виды исков Ученые теоретики выделяют 3 вида исков:1) иски о присуждении. В юридической литературе их также называют исполнительными исками, так как они являются обладателями исполнительной силы. Иски о присуждении направлены на принудительное исполнение судебного

13. Виды исков по объекту иска

13. Виды исков по объекту иска Иск был способом добиться справедливого решения по интересующему гражданина вопросу. Важнейшими видами исков по объекту иска являются вещный иск (actio in rem), личный иск (actio in personam) и статутный иск.Вещный иск, или иск абсолютной защиты,

14. Виды исков по способу привязки и основанию

14. Виды исков по способу привязки и основанию Варианты исков по способу привязки к старым законам:– иск по аналогии;– иск с фикцией – создание новых норм права (включение претором в «формулу» выдуманного им варианта «подгонки» рассматриваемых отношений под старые

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: