Частноправовые конструкции как средство формирования налоговых судебных правовых позиций

Обновлено: 10.08.2022

Верховный суд России усилил роль прецедентов: своих позиций по принципиальным вопросам, высказанных в конкретных делах. Нижестоящие суды больше не вправе игнорировать официальное мнение высокой инстанции.

Человек в мантии больше не сможет сделать вид, что обзоры Верховного суда его не касаются Фото: REUTERS

Человек в мантии больше не сможет сделать вид, что обзоры Верховного суда его не касаются Фото: REUTERS

Сегодня "Российская газета" публикует два постановления пленума Верховного суда, которые юристы уже назвали прорывными. По сути у нас закрепляются элементы прецедентного права.

Документы разъясняют тонкости рассмотрения дел в апелляционных и кассационных инстанциях. В постановлении, касающемся кассационных судов, дано четкое указание: проверять выводы первой и апелляционной инстанции на предмет соответствия правовым позициям Верховного суда России. Если нижестоящие инстанции рассудили как-то по-своему, вынесенные решения надо отменить.

Судебная практика должна быть единой по всей стране. Не может быть каких-то особенных - рязанских или уральских - трактовок закона. Мы должны понимать, что по типовому делу сюрпризов не будет, судьи решат, как положено, а не как им заблагорассудится.

Иногда на практике, действительно, возникают спорные вопросы и поначалу единого подхода нет. Например, в одном из регионов налоговая инспекция стала требовать с граждан так называемые налоги с покупок. Допустим, купил фермер дорогой автомобиль. А налоговая выставила счет: мол, мы не видели, как вы заработали эти деньги, но раз откуда-то они у вас появились, вы должны заплатить с них налог. Машина стоила миллион? Прекрасно, говорила налоговая, вы должны заплатить в казну 130 тысяч рублей. Все честно.

Некоторые суды соглашались с такой логикой, некоторые нет. Все ждали, когда первое такое дело дойдет до Верховного суда России.

Судебная практика должна быть единой по всей стране. Не может быть каких-то особенных - рязанских или уральских - трактовок закона

Высокая инстанция четко сказала: нет, такой налог незаконен. Права граждан были защищены отныне и впредь. Как только Верховный суд высказался и отменил "налог с покупки" по конкретному делу, все остальные подобные дела решились сами собой. Где налоговая сняла сама претензии, где суды отклонили ее требования. Само же прецедентное решение было включено в обзор судебной практики Верховного суда России. Если у кого-то возникнут проблемы, можно будет сослаться на этот документ. Но проблемы не возникнут, налоговая инспеция действуют законопослушно: раз нельзя, так не делается. Именно так все и работает. Однако, как рассказывает адвокат Вячеслав Голенев, на практике иногда суды делают вид, что не замечают правовых позиций высокой инстанции.

Поэтому принятые постановления он назвал существенным шагом вперед. Публикуемые в сегодняшнем номере "РГ" постановления пленума дают разъяснения арбитражным судам. Однако, по мнению экспертов, аналогичные подходы могут и должны быть закреплены в отношении кассационных судов общей юрисдикции - как по делам, рассматриваемым по ГПК, так и рассматриваемым по Кодексу административного судопроизводства.

Фото: iStock

"Кассационная практика арбитражных кассационных судов нарабатывалась почти 30 лет, - говорит Вячеслав Голенев. - Нормы ГПК и Кодекса административного судопроизводства по "новой кассации" во многом заимствованы из положений АПК РФ об арбитражном кассационном судопроизводстве".

Так что суды общей юрисдикции тоже не вправе игнорировать правовые позиции Верховного суда страны.

"Поэтому обоснованным является распространение положительного опыта арбитражных кассационных судов и в кассационных судах общей юрисдикции, - говорит адвокат Вячеслав Голенев. - Но крайне важно, что принятые постановления сейчас позволят усовершенствовать практику именно в арбитражных судах".

Он привел пример из своей практики. Бывает, крупная компания искусственно дробится на несколько мелких организаций, чтобы каждая из них платила налог по упрощенной системе. В принципе это нарушение, так как является типичной схемой ухода от налогов. Когда налоговая инспекция ловит предпринимателей на этом, то предъявляет обоснованные претензии. Но возникает вопрос, по какой формуле рассчитывать НДС в данном случае. Есть два варианта, в одном случае выходит больше, в другом - меньше.

По словам адвоката, Верховный суд России не раз высказывал позицию, что в таких делах применяться должна гуманная формула. Но некоторые арбитражные суды продолжают выносить решения, противоречащие правовым подходам высокой инстанции. Теперь же они будут обязаны принять во внимание обзор судебной практики Верховного суда России и определения по конкретным делам. И объяснить, почему они не подходят в данном случае, если, по мнению суда, случай совершенно иной.

В свою очередь адвокат Алексей Сикайло обратил внимание, что оба постановления интересны в первую очередь в части уточнения такой категории жалобщиков, как "иные лица, о правах и обязанностях которых принят оспариваемый судебный акт". Проще говоря, тех, кто не участвовал в ходе разбирательства дела в первой инстанции, не являлся стороной процесса, но все-таки не может оставаться в стороне. "Предлагается толковать эту категорию лиц достаточно широко", - подчеркивает адвокат.

Прецедентное право берет свое начало в Британии и лежит в основе судебных систем многих бывших колоний британской империи. В США во время судебных процессов разворачиваются настоящие баталии между защитниками и обвинителями, каждая сторона приводит свои примеры того, как поступали во время рассмотрения схожих дел. Дело в том, что еще в колониальный период судьи использовали английские сборники судебных отчетов, чтобы вынести вердикт по тому или иному спору, учитывая при этом и местные обычаи. Примечательно, что нижестоящие суды должны следовать решениям вышестоящих (вплоть до Верховного), однако могут и не руководствоваться ранее вынесенным вердиктом, создав новый прецедент. Сложность системы заключается еще в том, что в каждом американском штате действует своя правовая система со своими прецедентами.

Фото: REUTERS

Во Франции на практике все более значимую роль играют прецеденты, и этому есть вполне логичное объяснение. Дело в том, что при толковании законов то и дело возникают пробелы, а обязанность заполнять их на основе имеющихся прецедентов закреплена за Кассационным судом, что обозначено в статье 4 Гражданского кодекса Франции. Причем решения по этим вопросам публикуются в особых сборниках, что позволяет судьям знакомиться с новыми прецедентами, и применять их в схожих случаях. Более того, судебные прецеденты широко используются в административной юстиции, где высшей судебной инстанцией является Государственный совет. Именно отталкиваясь от прецедентов, он выносит многие свои вердикты. Тем не менее строгой обязанности нижестоящих судебных инстанций равняться на прецедентные решения вышестоящих во Франции нет.

Судебные решения Верховного Кассационного суда Италии являются обязательными лишь для каждого отдельного представленного случая, но при этом не всегда являются прецедентом в отношении других будущих случаев. Тем не менее судебное решение, пройдя кассационную фазу, может восприниматься другими судами в качестве прецедента. "При подготовке к любому процессу мы в обязательном порядке изучаем прецедентные вердикты, вынесенные кассационной инстанцией. Тем не менее решение остается за конкретным судом первой инстанции или апелляционным судом, который может принять к сведению вердикт Кассационного суда", - рассказала "РГ" магистр международного и европейского права, юрист-международник "Адвокатского бюро Грассо" Наталия Грассо.

Обзор правовых позиций Верховного Суда Российской Федерации по вопросам частного права за ноябрь 2021 г.

lock

Практика Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ

По общему правилу если требования кредитора подтверждены вступившим в законную силу решением суда, то арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, не вправе рассматривать какие-либо разногласия по составу и размеру этих требований, однако Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) не запрещает суду, рассматривающему требования кредиторов, разрешать иные разногласия, например связанные с очередностью удовлетворения требований кредиторов по денежным обязательствам, с пересмотром судебных актов, с их исполнением. В связи с этим недопустимо игнорирование судом доводов об исполнении должником судебного акта, положенного кредитором в основание своих требований. Суд, ведущий дело о банкротстве, вправе также учесть и то, что само обязательство, к исполнению которого другой суд ранее присудил должника, прекратилось по основаниям, не связанным с исполнением решения суда.
Так, если в пользу продавца недвижимости вынесено и вступило в силу решение о взыскании покупной цены и решение не было исполнено, это не препятствует продавцу отказаться от договора в ответ на сохраняющуюся просрочку во внесудебном порядке. В этом случае по смыслу п. 2 ст. 453 ГК РФ обязательство покупателя по оплате, к исполнению которой покупатель был ранее присужден, считается прекращенным. Соответственно, нет оснований для включения подтвержденного судебным решением требования продавца о взыскании основного долга по оплате недвижимости в реестр требований кредиторов покупателя. При этом данное обстоятельство не препятствует включению в реестр требований кредиторов покупателя притязания продавца о взыскании процентов годовых или неустойки, начисленных за период с момента начала просрочки оплаты и до прекращения обязательства покупателя по оплате в связи с расторжением договора.

Лица, имеющие преференции на приобретение имущества при банкротстве сельскохозяйственных организаций, но которые были лишены этой возможности вследствие реализации имущества в общем порядке, вправе оспаривать результаты проведенных торгов ввиду неприменения специальных правил банкротства сельхозпредприятий. Это положение направлено на защиту прав именно этих лиц, не участвующих в деле о банкротстве.
В то же время при оспаривании торгов конкурсными кредиторами по такого рода основаниям должен быть доказан подлежащий судебной защите их правомерный интерес, связанный, например, с неполучением максимальной выручки от реализации имущества. Отсутствие оценки в условиях продажи имущества по рыночной цене, сформированной на торгах, не является существенным нарушением, влекущим отмену его результатов.

Реконструкция и добросовестность: ФНС разъяснила статью 54.1 НК

В 2017 году в Налоговом кодексе появилась статья 54.1, которая установила критерии необоснованной налоговой выгоды. За это время норма стала одной из самых спорных: юристы часто жаловались на то, что налоговики применяют ее произвольно. Больше ясности должно внести письмо ФНС, которое призвано упорядочить практику. Юристы отмечают, что подходы налоговой по некоторым вопросам смягчились: например, добросовестных участников рынка освободили от ответственности за выбор «технического» контрагента – при условии должной осмотрительности. Это указание эксперт назвал революционным. А еще ФНС наконец признала налоговую реконструкцию и разъяснила ее правила.

Налоговые органы применяют ст. 54.1 Налогового кодекса, когда доначисляют бизнесу налоги за совершение сделок, которые, по их мнению, привели к получению необоснованной налоговой выгоды, например, вычетов НДС и других преференций.

«Собранные в нем рекомендации дают понять позицию налоговых органов, дают возможность с высокой степенью достоверности оценить налоговые риски, возникающие при различных способах структурирования бизнеса, организации сделок и выборе контрагента», – делится впечатлениями от письма Татьяна Сафонова, партнер и руководитель налоговой практики O2 Consulting O2 Consulting Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа Частный капитал группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Финансовое/Банковское право Профайл компании × .


Налоговый орган выработал детальный, взвешенный и последовательный подход к оценке поведения налогоплательщиков. Письмо, скорее всего, поможет унифицировать практику применения ст. 54.1 НК.

Во многом разъяснения состоят из позиций Верховного суда по резонансным налоговым спорам последних лет, например, по делам «Звездочки», «Красцветмета» и «Уралбройлера». «Идея и цель письма – унифицировать подходы к основным ситуациям налоговых злоупотреблений, которые распространены на практике», – объясняет содержание документа партнер TAXOLOGY TAXOLOGY Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование Профайл компании × Алексей Артюх.

Ссылка на текст письма есть в конце материала. А пока – карточки с разбором основных положений документа.


Одно из оснований для применения ст. 54.1 НК – соглашения с «техническими» компаниями, которые не исполняют обязательства по контракту. Здесь налоговым органам нужно доказать неисполнение обязательства надлежащим лицом и тот факт, что налогоплательщик преследовал цель неправомерного уменьшения своих налоговых обязательств.

Ответственность наступит и в случае, если налогоплательщик знал или должен был знать о том, что его контрагент фиктивный и не исполняет обязательства по контракту самостоятельно. На это налоговикам могут указать, например, переговоры между налогоплательщиком и реальным исполнителем по сделке.

Надо помнить: установить местонахождение компании-контрагента должно быть невозможно именно на момент совершения сделки. «На практике налоговые органы нередко не учитывают, что на момент совершения сделки контрагент не отвечал признакам «технической» компании, и проблемы у него появились намного позже», – отмечает Ярослав Петрык, старший юрист юридического бюро Падва и Эпштейн Падва и Эпштейн Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство × .

Эти разъяснения могут быть полезны для налогоплательщиков, уверен Петрык. Ведь если налоговики не смогут доказать, что налогоплательщик знал о фиктивности своего контрагента, он сможет с помощью этого обжаловать их решение.

Если налоговый орган не сможет установить те или иные факты, о необходимости исследования которых говорится в письме, налогоплательщики смогут указывать на это как на подтверждение, что нарушений нет.

По словам Юрия Счастливого, руководителя практики «Налоговые споры» компании Лемчик, Крупский и Партнеры Лемчик, Крупский и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6 место По количеству юристов 17 место По выручке 22 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × , ФНС в своем письме акцентирует внимание на сборе доказательств. Необходима именно совокупность доказательств, что налогоплательщик знал о техническом характере своего контрагента и об исполнении обязательства другой компанией.

В перечень таких доказательств налоговики включили:

  • факты обналичивания денег и дальнейшее использование этих средств на нужды налогоплательщика или связанных с ним лиц;
  • использование одних IP-адресов с контрагентом;
  • обнаружение печатей контрагентов в офисе налогоплательщика;
  • «круговой» характер денежных средств.

Счастливый подчеркивает, что, согласно разъяснениям, налоговики должны будут доказывать осведомленность о «техническом» характере контрагента в совокупности с обстоятельствами, характеризующими выбор этого контрагента.

Если налогоплательщик по сделке с «технической компанией» не совершал умышленного правонарушения, проверить следует то, проявил ли он должную осмотрительность. «Это важный тезис, поскольку с 2017 года ФНС последовательно отрицала значимость этого критерия», – отмечает Алексей Артюх. То, что сейчас ФНС предлагает к нему вернуться, – революционно, считает эксперт.

Налоговая служба предлагает почти два десятка критериев, по которым можно оценить добросовестность (п. 16 документа). Вот лишь некоторые из них:

  • отсутствие у налогоплательщика информации о том, мог ли его контрагент исполнить свои обязательства, а также об обстоятельствах выбора контрагента;
  • отсутствие в открытом доступе информации о контрагенте, которая подтвердила бы реальное ведение им бизнеса;
  • несовершение действий по изучению сведений о контрагенте, размещенных на сайте ФНС, которые помогут понять, занимается компания бизнесом или существует лишь на бумаге;
  • противоречие сделки привычной бизнес-стратегии, если она, например, была непрофильной или сверхрисковой;
  • использование в качестве оплаты не денег, а векселей или права требования к третьему лицу;
  • наличие в договорах условия о длительной отсрочке платежа;
  • низкая относительно рынка цена контракта;
  • отсутствие документов, которые обычно составляются при подобных сделках, например, акта о передаче строительной площадки при подряде.


Письмо ФНС допускает, что даже несмотря на технический характер контрагента, налогоплательщик не должен отвечать по статье 54.1 НК, если подтвердил свою должную осмотрительность.

Еще надо различать рутинные и крупные, значительные сделки, указывает ФНС: степень осмотрительности налогоплательщика разная.

ФНС подсказывает налогоплательщикам, по каким критериям можно распознать добросовестного контрагента. Нужно обращать внимание на известность компании-контрагента в соответствующем сегменте рынка, изучить ее бизнес-историю наряду с масштабом деятельности, рекламным продвижением, опытом. Не лишним будет и уточнить вопрос о наличии собственных или привлеченных активов.

Если компания «проходит» по этим критериям, то она, скорее всего, ведет реальную деятельность, и у налогоплательщика в будущем не возникнет проблем с налоговиками.


Одно из наиболее важных разъяснений касается вопроса налоговой реконструкции. Это когда налогоплательщик, который использовал – вольно или невольно – схемы по уходу от налогов, доплачивает в бюджет столько, сколько заплатил бы добросовестный налогоплательщик при совершении таких же сделок. В таком случае налоговики применяют расчетный метод и выясняют, сколько налогов компания не доплатила в бюджет, и доначисляют налог не более этой суммы.

Налоговые органы применяют реконструкцию редко, в большинстве случаев они считают налог не с прибыли, а с выручки без учета расходов и при этом отказывают в праве на налоговые вычеты. Теперь ФНС наконец определилась с подходом к реконструкции.

Чтобы налогоплательщик мог претендовать на нее, ему необходимо раскрыть информацию о реальных исполнителях по сделке с документальным подтверждением. При этом такая информация должна быть раскрыта еще в ходе налоговой проверки, обращает внимание Агаркова.

Если налогоплательщик не проявил осмотрительность, но все же понес реальные затраты по сделке, а расходы и вычеты могут быть рассчитаны по документам реального исполнителя по сделке, тогда налоговая реконструкция возможна, объясняет Алексей Артюх.

Но если фиктивный контрагент отказывается раскрывать свои внутренние документы и реального исполнителя по сделке, добиться налоговой реконструкции будет почти невозможно, уверена Агаркова. Ведь у налогоплательщика нет правовых инструментов для того, чтобы добыть эту информацию. Это могут сделать налоговики, но они не заинтересованы в том, чтобы провести реконструкцию.

Если же налогоплательщик не проявил осмотрительности, то он получит право на учет затрат и вычет НДС в любом случае – на основании информации, как имеющейся у налоговых органов, так и полученной при содействии налогоплательщика.

Эффективным способом защиты для налогоплательщика в таком случае может стать проведение экспертизы, которая поможет определить размер налоговых обязательств, считает Юрий Счастливый.

Штраф «за неосмотрительное поведение» при выборе контрагента составит 20%, и у налогоплательщика остается право апеллировать к мерам, снижающим размер ответственности, подчеркивает Сергей Савсерис.

А в том случае, если налогоплательщик не участвовал в налоговой схеме, действовал в рамках стандарта осмотрительного поведения и не должен был знать о техническом характере исполнителя, то ему не производится доначисление налогов и его не привлекают к ответственности, объясняет эксперт.

Налоговая служба подчеркивает: отказать налогоплательщику в вычете НДС можно только в случае, если он знал о налоговых правонарушениях, допущенных контрагентом, и извлекал выгоду из его противоправного поведения.

По общему же правилу предполагается, что разумно действующий налогоплательщик, заключивший сделку с контрагентом, вправе ожидать, что тот заплатит налоги в бюджет. Опровергать это должны именно налоговые органы. А доказательствами может быть взаимозависимость двух лиц («или иная подконтрольность») и цена контракта, если она оказалась существенно ниже рыночной.

Нет права вычета по НДС и в случае, когда налогоплательщик не может (или не хочет) установить лицо, которое на самом деле исполняло сделку.

Налоговые органы в последнее время проявляют повышенный интерес к так называемой налоговой оговорке – договорному механизму взыскания с контрагента убытков из-за налоговых доначислений.

Согласно письму, добросовестный налогоплательщик может взыскать налоговые убытки по сделке с контрагентом, из-за которого он эти убытки понес. Например, если контрагент ввел его в заблуждение, что мог исполнить сделку самостоятельно, хотя на самом деле не мог.

«Это эффективный механизм защиты и восстановления прав налогоплательщиков, пострадавших от действий недобросовестных контрагентов», – уверен Аик Сафарян.


Часто налогоплательщики для получения выгоды прибегают к дроблению бизнеса. Одна из компаний холдинга может использовать, например, специальные налоговые режимы, которые упрощают уплату налогов или уменьшают их размер.

Налоговые органы должны оценивать, ведут ли налогоплательщики из одной группы самостоятельную предпринимательскую рисковую деятельность с использованием собственных работников и производственных ресурсов. Также важный критерий – кто принимает решения в компании. Если это происходит централизованно, из головной компании, это станет поводом применить ст. 54.1 НК.

Группу компаний накажут и в том случае, если ее участники осуществляют «хотя и разные, но неразрывно связанные между собой направления деятельности», которые составляют единый производственный процесс, направленный на получение общего результата.

Позиция ФНС, по мнению Дианы Агарковой, оставляет вопросы. Например, в 2020 году в рамках налогового маневра были расширены льготы для IT-компаний, но для того, чтобы их получить, нужно, чтобы компания получала 90% от своих доходов именно от разработки IT-решений. Действия налогоплательщиков, которые решили обособить этот вид деятельности от других именно для получения льгот, все еще могут быть истолкованы как дробление бизнеса, предупреждает юрист.

Основным мотивом сделки должна быть «деловая цель», напоминает ФНС. «Необходимо оценивать, совершил бы налогоплательщик эту операцию исключительно по мотивам делового характера в отсутствие налоговых преимуществ», – говорится в разъяснениях.

«Доминирующий налоговый мотив», как это называет ФНС – это когда сделки не свойственны деловой практике и их нельзя объяснить с точки зрения предпринимательских рисков и получения выгоды.

Например, к операциям с «доминирующим налоговым мотивом» налоговики относят присоединение компании с накопленным убытком без актива при отсутствии экономического обоснования. А еще – решения, принятые не в своем интересе, а в интересах иного лица с целью его скрытого финансирования.

По таким критериям можно оценивать не только одиночную операцию, но и каждую из цепочки операций. «При анализе совокупности таких операций может быть поставлен вопрос об оценке каждой операции в отдельности», – разъясняет ФНС.

Наконец, в своем письме ФНС уточняет, что ст. 54.1 НК применяется только в тех случаях, когда есть ущерб бюджету.

Это очень важное разъяснение, которое очень часто не принимается во внимание, отмечает Сергей Савсерис. Так, налоговики отказывают в вычетах по внутригрупповым услугам, когда обе компании являются добросовестными налогоплательщиками, но одна из них учитывает доход, а другая – расход. По логике ФНС, таких случаев быть не должно.

Верховный суд разъяснил условия налоговой реконструкции

С помощью налоговой реконструкции фирме, которая использовала схемы по уходу от налогов, доначисляют столько налогов, сколько заплатило бы добросовестное лицо в такой же ситуации. В марте ФНС в своем письме признала возможность реконструкции, а теперь Верховный суд подробно объяснил, кто может на нее рассчитывать. Экономколлегия призвала учитывать форму вины налогоплательщика и обращать внимание на то, помогал ли он раскрыть состав спорных операций. Юристы уже назвали этот подход «достаточно жестким» для бизнеса.

Новая логистика и налоговая выгода

Челябинское ООО «Фирма «Мэри» занималась производством хлебобулочных изделий, а до 2013 года собственными силами доставляло их до магазинов. В фирме был собственный отдел логистики, штат водителей и 45 грузовых автомобилей. Но начиная с 2014 года общество заключило ряд договоров на перевозку продукции с компаниями «Логистика и коммерция», «Флагман Бизнеса», «Национальная поставка», по которым заплатило контрагентам 283 млн руб.

Налоговая служба проверила деятельность за 2014–2016 годы и решила, что договоры были фиктивными, а контрагенты — «техническими». «Мэри» продолжала развозить продукты своими силами, решили в ИФНС по Центральному району Челябинска: фактически услуги оказывали водители, нанятые обществом и формально заключившие договор аренды грузовиков с другими организациями, подконтрольными налогоплательщику. А из 283 млн руб., заплаченных фиктивным контрагентам, большая часть по сложной цепочке с векселями вернулась к учредителю «Фирмы «Мэри». С таким обоснованием компании доначислили в числе прочего 48 млн руб. налога на прибыль.

Две инстанции согласились с позицией ИФНС и признали, что действия общества были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды. Суды признали законными штрафы и доначисления налогов «Фирме «Мэри» (дело № А76-46624/2019).

Арбитражный суд Уральского округа решения пересмотрел. Суд кассационной инстанции указал на то, что сам по себе факт получения необоснованной налоговой выгоды не может служить основанием смены порядка определения недоимки и взимания налога в большем размере. Окружной суд счел, что операции по доставке грузов были реальными, поэтому налогоплательщик имел право учесть их для целей исчисления налога на прибыль расчетным методом.

ВС: важна форма вины

В мае дело рассмотрела коллегия ВС по экономическим спорам, которая не согласилась с выводами окружного суда и объяснила причины в подробном определении.

Последствия налогового нарушения должны определяться с учетом роли налогоплательщика в этом нарушении. Расчетный способ должен быть доступен тем налогоплательщикам, которые участвовали в схеме, но не подтвердили операции документально. Такое чаще всего случается, если компания не участвовала в схеме по уходу от налогов и не получала выгоду сама, но неправильно подошла к выбору контрагента и не проявила должной осмотрительности.

Но если снижение налогов было целью налогоплательщика и он сам выстроил схему с участием «технических» компаний, то расчетный способ для него не применяется. Ведь это по сути уравняло бы налоговые последствия для компаний, «чье поведение и положение со всей очевидностью не является одинаковым». Поэтому форма вины имеет значение, решил Верховный суд.

Право на вычет фактически понесенных расходов при исчислении налога на прибыль доступно и тем компаниям, которые помогали сократить потери казны и раскрыли сведения и документы, позволяющие установить фактического исполнителя по договору, обложить его налогом и таким образом вывести операции из «теневого» оборота.

Но «Фирма «Мэри» сама организовала схему по уходу от налогов и не помогла разобраться в реальности проведенных сделок ни в ходе проверки, ни в ходе дальнейшего судебного разбирательства. Налогоплательщик не раскрыл, какая часть из потраченных на водителей денег имела отношение к оплате перевозок, а не к обналичиванию средств.

ВС не стал направлять дело на новое рассмотрение, а вместо этого отменил решение АС Уральского округа в части налога на прибыль. Позиция налоговиков и первых двух инстанций о том, что «Фирма «Мэри» не может учесть расходы при исчислении налога на прибыль, признана законной.

Мнения экспертов

В марте 2021 года Федеральная налоговая служба выпустила долгожданное письмо с разъяснениями правил ст. 54.1 Налогового кодекса о получении необоснованной налоговой выгоды («Реконструкция и добросовестность: ФНС разъяснила статью 54.1 НК»). В этом письме были раскрыты и правила налоговой реконструкции, и ВС своим определением развивает «достаточно жесткий» подход налоговиков, комментирует Екатерина Болдинова, партнер Five Stones Consulting Five Stones Consulting Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Частный капитал Профайл компании × . «Определение ВС достаточно значимое и совсем не утешительное для хозяйствующих субъектов», — предупреждает руководитель налоговой и административной практики ЮФ «Варшавский и партнеры» Владлена Варшавская.

Раньше ключевым фактором в вопросе применения ст. 54.1 НК всегда являлся вопрос реальности сделки, отмечает руководитель практики «Налоговые споры» компании Лемчик, Крупский и Партнеры Лемчик, Крупский и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6 место По количеству юристов 17 место По выручке 22 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × Юрий Счастливый. Но в деле «Фирмы «Мэри» Верховный суд закрыл глаза на то, что компания реально понесла расходы, отмечает эксперт.


Мы наблюдаем применение формального подхода. Налогоплательщики, которые умышленно нанесли ущерб казне, обязаны в полной мере исключить все полученные от спорных операций вычеты и расходы независимо от реальности отношений, если только не признают свою вину и не раскроют параметры операций.

По мнению Варшавской, определение ВС создает неопределенность в применении п. 7 ст. 31 Налогового кодекса о применении расчетного способа уплаты налогов. ВС прямо указывает на то, что налогоплательщик, который рассчитывает на налоговую реконструкцию, должен раскрыть полную и достоверную информацию по сделке, более того, самостоятельно предоставить расчеты и доказательства. «Но какая именно информация устроит чиновников? Что значит полная информация по сделке? Каковы критерии по формату и полноте информации, необходимые для налоговой реконструкции, и когда они будут приняты? Список вопросов открытый. Правила игры снова неизвестны», — отмечает эксперт.

По мнению юриста, при таком подходе налоговый орган «в 99% случаев может указать, что информация раскрыта недостаточно или недостоверно, а доказательств для применения налоговой реконструкции не хватает».


Мы вновь вступаем в реку под названием «оценочные понятия». И снова оценивать нас будет орган, который не заинтересован в соблюдении прав налогоплательщика. Снова суды будут завалены налоговыми спорами, но теперь уже о том, раскрыл ли налогоплательщик информацию по сделке и может ли рассчитывать на применение расчетного метода.

Налогоплательщикам, которые столкнулись с обвинениями в отношениях с техническими компаниями и рассчитывают на применение реконструкции по налогу на прибыль, теперь нужно сосредоточиться на доказывании не только рыночного уровня понесенных расходов, но и на том, что они достоверно не знали о «проблемности» поставщика, отметил Алексей Артюх, партнер TAXOLOGY TAXOLOGY Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование Профайл компании × . «Учитывая частичное совпадение признаков технического характера контрагента и критериев должной осмотрительности в том же письме ФНС, доказать незнание не всегда будет просто», — предупреждает эксперт.

Добросовестным налогоплательщикам нужно занимать активную позицию во время проведения выездной налоговой проверки, чтобы доказать в первую очередь отсутствие умысла в их действиях, соглашается Счастливый. «Верховный суд явно дал понять, что порядок и размер налоговой выгоды, которая может быть признана необоснованной, зависит от формы вины налогоплательщика», — отмечает он.

Обзор правовых позиций Верховного Суда Российской Федерации по вопросам частного права за май 2021 г.

lock

Обзор правовых позиций Верховного Суда Российской Федерации по вопросам частного права за май 2021 г.

Практика Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ

1. Если в договоре залога не указан срок, на который он дан, то залог лица, не являющегося должником по обязательству, прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного обязательства не предъявит иск к залогодателю.

2. В случае если кредитор, прежде чем обратиться с заявлением о включении в реестр с требованием, вытекающим из такого договора залога, ранее обращался с заявлением о взыскании задолженности и обращении взыскания на предмет залога в суд общей юрисдикции и данное обращение было подано в пределах срока действия залога, но впоследствии рассмотрение спора было прекращено по обстоятельствам, за которые залогодержатель не отвечает (в связи с впадением залогодателя в банкротство и отпадением оснований для продолжении спора в суде общей юрисдикции), и впоследствии залогодержатель обратился с требованием о включением своего требования в реестр требований кредиторов залогодателя как обеспеченного залогом, такому кредитору-залогодержателю не может быть отказано во включении его требований в реестр со ссылкой на то, что с момента начала просрочки по обеспеченному требованию прошло больше года. Требование о включении в реестр требований кредиторов залогодателя — это, по сути, продолжение спора, начатого ранее в суде общей юрисдикции. Иное разрешение этого вопроса перекладывало бы на кредитора юридические риски, связанные с введением процедур банкротства в отношении выдавших обеспечение физических лиц, что недопустимо. Поскольку кредитор потребовал в судебном порядке обращения взыскания на предмет залога до истечения срока действия обеспечения, обеспечительный должник продолжает нести ответственность.

Требование добросовестного гаранта считается заявленным в установленный Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: