Центральный научно исследовательский институт судебных экспертиз был образован в каком году

Обновлено: 01.02.2023

Обращение правосудия к помощи науки. Судебно-экспертные учреждения в органах внутренних дел царской России. Экспертные учреждения в революционные годы. Развитие экспертно-криминалистической службы органов внутренних дел. Подготовка экспертных кадров.

Рубрика Государство и право
Вид контрольная работа
Язык русский
Дата добавления 24.03.2013
Размер файла 21,5 K

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

НОУ ВПО «Санкт-Петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»

Дисциплина: История криминалистики

Тема: Становление экспертных учреждений России

Студентки 5-го курса

заочной формы обучения

по специальности «Юриспруденция»

1. Экспертные учреждения Царской России

2. Экспертные учреждения в революционные годы

3. Экспертные учреждения в 1941 - 1992 гг.

Список использованной литературы

1. Экспертные учреждения Царской России

Обращение правосудия к помощи науки отмечается в истории судебной экспертизы достаточно давно. В трудах Гиппократа (жившего более 400 лет до н.э.) рассматривались вопросы исследования механических повреждений на теле, определения жизнеспособности младенцев при исследовании их трупов и др. В России врачебные освидетельствования проводились эпизодически в XVI и XVII вв. Аптекарский приказ, высшее государственное медицинское административное учреждение в России 16--17 вв., ведавшее всем медицинским и аптечным делом, преобразованное при Борисе Годунове в 1594--95 из учрежденной в 1581 Аптекарской палаты. В 1714 А. п. переименован в Канцелярию главнейшей аптеки, а в дальнейшем -- в Медицинскую канцелярию.

Годом официального становления судебной экспертизы считают 1716 г., когда Воинским уставом Петра 1 было предписано привлекать лекарей для исследования повреждений на одежде и теле пострадавшего. Зинин А.М., Майлис Н.П. Научные и правовые основы судебной экспертизы. М., 2001.

В 1811 г., в связи с образованием Министерства полиции, при нем был создан еще один Медицинский Совет. В Положении об этом Совете уже указывалось на «рассмотрение следствий о скоропостижно умерших и ревизию свидетельств сомнительных случаев по делам гражданским и уголовным, когда потребуется заключение Медицинского ведомства».

В 1822 г. оба Медицинских Совета были объединены в один при Медицинском департаменте Министерства внутренних дел, так как Министерство полиции в 1819 г. было упразднено.

В 1836 г. в новом Положении о Медицинском Совете к кругу вопросов, подлежащих его ведению, были отнесены химические исследования различных жидкостей и составов, которые могли фигурировать при судебных следствиях. В соответствии с этим Положением Медицинский Совет давал судебно-химические заключения по делам, которые находились в органах расследования. Судебно-химические исследования документов и иных вещественных доказательств стали особенно часто и квалифицированно проводиться после прихода в Медицинский Совет академиков Д.И. Менделеева, Н.Н. Зинина, Ю.Ф. Фрицше и других.

Первая лаборатория по проведению микроскопических и микрохимических исследований вещественных доказательств была организована также при Медицинском департаменте МВД в 1856 г. В июле 1870 г. Министерство юстиции в своем циркуляре № 224 предписало, чтобы все первичные химико-микроскопические исследования производились во врачебных отделениях, а все повторные и спорные - направлялись в лабораторию при Медицинском департаменте МВД.

В 1889 г. Е.Ф. Буринский организовал в здании Петербургского окружного суда первую в мире судебно-фотографическую лабораторию; она была небольшой, не имела даже отдельной комнаты и размещалась в коридоре помещения, занимаемого судебными следователями. Однако несмотря на неподобающие условия работы, сравнительную бедность оборудования, принадлежащего лично Е.Ф. Буринскому, его исследования отличались высоким качеством и удивляли большим количеством. В июне 1892 г. Министерство юстиции вошло в Государственный Совет с предложением об учреждении судебно-фотографической лаборатории при Прокуратуре Петербургской судебной палаты. Первая в России правительственная судебно-фотографическая лаборатория начала функционировать в Министерстве юстиции с 1 января 1893г. В 1898г. в Министерстве внутренних дел возникла идея создать при Ветеринарном управлении фотографическую лабораторию, аналогичную той, что имелась при Прокуратуре Петербургской судебной палаты, для выполнения микросъемок, цветоделительных и иных фотографий, а также производства различных исследований. Организация этой лаборатории была поручена Е.Ф. Буринскому, который и возглавил ее, когда она была открыта 1 января 1899 г. Зинин А.М., Майлис Н.П. Научные и правовые основы судебной экспертизы. М., 2001.

Существенный вклад в разработку теории судебно-экспертного исследования документов внес А.А. Поповицкий, усовершенствовавший судебно-фотографические методы и средства и впервые предложивший классификацию элементов, составляющих особенности почерка. Начиная с 1906 года в России официально вводится дактилоскопическая регистрация., и уже в 1912 году В.И. Лебедевым проводится первая такая экспертиза.

В 1912г. была реорганизована, а фактически прекратила свое существование, активно работавшая с 1893 г. судебно-фотографическая лаборатория при Прокуратуре Петербургской судебной палаты. На ее базе 9 декабря 1912г. открылся первый в России Петербургский Кабинет научно-судебной экспертизы. В следующем году аналогичные Кабинеты научно-судебной экспертизы начали функционировать в городах Москве и Одессе, а несколько позже - в Киеве. Названные Кабинеты взяли на себя весь объем многочисленных по количеству и разнообразию научно-технических экспертиз, проводимых по уголовным и гражданским делам для правоохранительных и полицейских органов России. Белкин Р.С., Винберг А.И. История советской криминалистики. М., 1983.

2. Экспертные учреждения в революционные годы

Своим быстрым развитием и значительными успехами в борьбе с преступностью научно-техническая служба в огромной мере обязана замечательным людям, патриотам и самоотверженным труженикам, стоявшим у ее истоков, ее первым руководителям, которые отдали этому трудному делу свои знания, энергию и талант. Одним из выдающихся организаторов службы был Сергей Михайлович Потапов. 1 октября 1922 года Сергей Михайлович Потапов был назначен на должность начальника экспертного подотдела научно-технического отдела Управления уголовного розыска НКВД РСФСР.

В конце 1923 года в НКВД происходила крупная реорганизация с целью улучшить структуру наркомата, сократить и тем самым удешевить управленческий аппарат. Было создано Центральное административное управление (ЦАУ). Параллельно с развитием криминалистической службы в Центророзыске возникали научно-технические кабинеты и подотделы в крупных городах. Уже в 1923 г. они действовали помимо Москвы в Ленинграде, Харькове, Самаре.

В 1924 году организуется научно-технический подотдел при Центророзыске Казахской ССР, создается бюро научной техники в ОУР ЦАУ Северного Кавказа (г. Ростов-на-Дону), в 1926 году создаются первые кабинеты экспертизы в Новосибирске, Баку, Самарканде, Ереване и других городах.

Решалась и проблема подготовки экспертных кадров. В январе 1928 г. в Москве были открыты первые курсы экспертов, душой которых был С.М. Потапов. Он организовал их работу, читал лекции, вел занятия и привлекал для чтения лекций ведущих ученых.

10 июля 1934 года ЦИК СССР принял Постановление об образовании общесоюзного Народного комиссариата внутренних дел. Научно-техническое отделение ОУР НКВД СССР стало союзным криминалистическим подразделением, осуществляющим практическое и методическое руководство научно-технической службой страны, которая к этому времени стала разветвленной и мощной.

3. Экспертные учреждения в 1941 - 1992 гг.

судебный экспертный криминалистический служба

За период войны число криминалистических экспертиз, поступивших в НТО--НТГ, увеличилось в 4 раза. Количественный рост экспертиз в последние годы войны шел в основном за счет городских и районных отделений милиции, повышения квалификации оперативного состава милиции, как результат популяризации криминалистических знаний со стороны экспертов научно-технических подразделений. Существенную роль в подготовке как экспертов-криминалистов, так и оперативных работников сыграла в военные годы Центральная школа милиции НКВД СССР. В 1944г. она была переименована в Высшую школу НКВД СССР. Подготовка научно-технических работников проводилась па экспертном отделении этой школы, где основные экспертные дисциплины преподавали сотрудники НТО оперотдела Главного управления милиции НКВД СССР. Там же.

В декабре 1945г. приказом НКВД СССР научно-техническое отделение оперативного отдела НКВД СССР было реорганизовано в научно-технический отдел Главного управления милиции НКВД СССР. В составе НТО был создан Научно-исследовательский институт криминалистики (НИИК), который стал первым научно-исследовательским учреждением органов внутренних дел. НИИК возглавил Б.М. Комаринец.

С 1950г. НИИК стал подчиняться непосредственно Главному управлению милиции, а в 1956г. на его базе был создан НИИ милиции МВД СССР, на который возлагалась научно-методическая работа, организация повышения квалификации экспертов, выполнение повторных и наиболее сложных экспертиз.

В 1969г. создается практический орган Центральная криминалистическая лабораторию (ЦКЛ) при Оперативно-техническом управлении МВД СССР. В 1977г. ЦКЛ была преобразована в Центральную научно-исследовательскую криминалистическую лабораторию (ЦНИКЛ) МВД СССР. Штат ее составил 65 человек, возглавил ЦНИКЛ А.Ф. Волынский.

Наряду с научно-исследовательской экспертная работа продолжалась и во ВНИИ МВД СССР.

Развитие экспертно-криминалистической службы органов внутренних дел требовали необходимость подготовки высококвалифицированных экспертных кадров. В 1961г. наряду с экспертным отделением Московской специальной средней школы милиции, выпускавшей специалистов в области криминалистической экспертизы, готовить экспертов-криминалистов с высшим юридическим образованием стали в Высшей школе МВД РСФСР. В 1973г. открылся факультет подготовки экспертов в Высшей следственной школе МВД СССР (г. Волгоград), но при этом были ликвидированы отделения по подготовке экспертов-криминалистов в МССШМ и ВШ МВД СССР.

В связи с тем, ВСШ МВД СССР обеспечивала ежегодный выпуск всего лишь около 100 экспертов, что было намного меньше потребности практических органов внутренних дел, в 1988г. снова открывается отделение по подготовке экспертов-криминалистов в МССШМ, а в 1992г. в Саратове создается экспертная Высшая школа. В настоящее время это Саратовский юридический институт МВД России. В связи с изменением требований государственного образовательного стандарта к специалистам в области судебной экспертизы в 1999г. экспертное отделение МССШМ было закрыто, и одновременно создан экспертный факультет, но уже на базе МЮИ МВД России (ныне - Московской академии).

Создание экспертных учреждений для органов юстиции пошло по другому пути. Поскольку потребности судебно-следственной практики в производстве криминалистических экспертиз в основном удовлетворяли научно-технические подразделения милиции, экспертные исследования по заданиям судов и арбитража стали выполняться в криминалистических лабораториях юридических вузов. Эти лаборатории создавались в учебных целях, но фактически стали экспертными учреждениями, выполнявшими задания органов следствия и суда.

На базе Московской лаборатории судебной экспертизы и ЦКЛ ВИЮН 1 октября 1962г. был создан Центральный научно-исследовательский институт судебных экспертиз (ЦНИИСЭ), директором которого был назначен А.Р. Шляхов, руководивший этим институтом до 1987г.

В 1970г. было воссоздано Министерство юстиции СССР и институт был переименован во Всесоюзный научно-исследовательский институт судебных экспертиз (ВНИИСЭ). В 1994 г. институт был преобразован в Российский федеральный центр судебных экспертиз (РФЦСЭ), который представляет собой коллектив высококвалифицированных научных сотрудников и экспертов. В нем работают 11 докторов и 55 кандидатов наук и более 200 специалистов.

Список использованной литературы

1. Белкин Р.С., Винберг А.И. История советской криминалистики. - М.: Акад. МВД СССР, 1983.

2. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х томах. - М.: Юристь, 1997.

3. Возгрин И.А. Введение в криминалистику. - СПб.: Пресс, 2003.

4. Зинин А.М., Майлис Н.П. Научные и правовые основы судебной экспертизы. - М.: Право и Закон, 2001.

Министерство юстиции
Российской Федерации

федеральное бюджетное учреждение
Северо-Западный региональный
центр судебной экспертизы

История

Первые судебно-экспертные учреждения Министерства юстиции Российской империи были образованы в начале XX века. 28 июня 1912 года Государственным Советом и Государственной Думой Российской империи был одобрен Закон об учреждении кабинета научно-судебной экспертизы в г. Санкт-Петербурге, а 4 июля 1913 года одобрен Закон об учреждении кабинетов научно-судебной экспертизы в городах Москве, Киеве и Одессе.

Одобрению Законов и их утверждению Императором Николаем II предшествовала большая подготовительная работа по обоснованию необходимости образования судебно-экспертных учреждений, подготовлены соответствующие изменения и дополнения в действующее законодательство – Судебные Уставы Императора Александра II, Св. Зак., т. XVI, ч. 1, изд. 1892 г. (Учреждение судебных установлений, Устав гражданского судопроизводства, Устав уголовного судопроизводства, Таможенный Устав). Результаты подготовительной работы нашли отражение в объяснительных записках к законопроектам об учреждении кабинетов научно-судебной экспертизы, подписанным 19 января 1912 года и 21 марта 1913 года Министром юстиции.

В записках было приведено научное обоснование и предложена организационная структура кабинетов научно-судебной экспертизы (КНСЭ). Однако вследствие недостаточности квалифицированных кадров на первом этапе было предложено «учредить в Санкт-Петербурге специальный кабинет научно-судебной экспертизы, который должен служить сведущим органам по разнообразным вопросам, за исключением относящихся к судебной медицине».

К основным задачам кабинета были отнесены:

1. «Производство всякого рода исследований, относящихся к области криминалистики по делам уголовным - бесплатно, по делам гражданским – за плату, в размере, определяемом по правилам Устава гражданского судопроизводства».

2. «Оказание, в особо важных случаях, помощи следственной власти при производстве действий, касающихся обнаружению виновного или выявления преступления».

Выполнение КНСЭ этих задач избавляло от необходимости привлекать к работе и «оплачивать из казны услуги случайных экспертов, не имеющих в большинстве случаев ни необходимой теоретической подготовки, ни надлежащего практического опыта, ввиду чего их экспертиза представляется весьма шаткой, а иногда и ошибочной».

В составе КНСЭ предлагалось образовать лабораторию с 3-мя отделами (фотографический и каллиграфический; технических исследований; дактилоскопический) и «музей», который должен служить научно-практическим целям и выполнять основную задачу «установить, путем метода сравнения, каким орудием был достигнут обнаруженный преступный результат, а равно какое действие могло или должно было быть произведено найденным орудием».

Предлагаемые законопроекты были приняты, их основное содержание:

- КНСЭ создаются при прокурорах судебных палат, в округах, где это предусмотрено штатами, «для производства исследований по уголовным и гражданским делам посредством фотографии, дактилоскопии, химического и микроскопического анализов и иных приемов, за исключением исследований, проводимых врачебными отделениями губернских правлений».

- Производство исследований возлагается на управляющих КНСЭ и их помощников, которые вступают в должность после принятия присяги, кроме того при КНСЭ служат техники по вольному найму, назначенные управляющим КНСЭ.

- По порядку приема, увольнения, подчиненности, ответственности, оплаты труда и прочих прав, управляющий КНСЭ приравнивается к заместителю прокурора судебной палаты, а помощники управляющего – к заместителям прокурора окружного суда.

- Должности управляющего КНСЭ устанавливается определенное денежное содержание: 5 класс по должности и шитью на мундир и 1 степень III разряда по пенсии.

- Задания на производство КНСЭ исследований следует давать «надлежащему прокурору судебной палаты».

- Должностные лица и другие специалисты КНСЭ, проводившие «судебно-химические и микроскопические исследования» не в месте «нахождения кабинета», не вызываются для дачи объяснений в суд. Их заменяют местные врачи или иные специалисты.

- После вступления приговора в законную силу, вещественные доказательства, кроме орудий преступлений и предметов со следами преступлений, возвращаются их хозяину либо, если они представляют научный интерес, передаются в ближайший КНСЭ «для хранения в музее».

- КНСЭ получают из-за границы без оплаты пошлин все необходимые для деятельности кабинетов: «печатные произведения, инструменты, приборы и другие предметы».

- Закон об образовании КНСЭ в Москве, Киеве и Одессе принят 4 июля 1913 года, а в действие введен с 01 января 1914 года. На организационные мероприятия по созданию КНСЭ в нем закреплено выделение 64 тысяч 700 рублей «с отнесением сего расхода на счет ожидаемых сбережений от назначений по государственной росписи расходов на 1913 год».

Законы подписаны Председателем Государственного Совета М. Акимовым. На титульном листе имеется запись: «На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою написано: «Быть по сему». На рейде и яхте Штандарт 4 июля 1913 года. Скрепил Государственный Секретарь Крыжановский».

Таким образом, формирование системы экспертных учреждений в России завершилось в канун первой мировой войны созданием четырех кабинетов научно-судебной экспертизы - в Санкт-Петербурге, Москве, Киеве и Одессе. Вопрос о дальнейшем развитии судебно-экспертных учреждений России (позже - СССР) после революции подробно исследовал Р.С.Белкин.

В дни Февральской революции был уничтожен Петроградский кабинет: он сгорел при пожаре здания суда, где размещался со дня своего создания; Московский кабинет прекратил существование; Киевский и Одесский кабинеты кое-как “держались на плаву” лишь благодаря энтузиазму сотрудников.

До 1929 г. в Советском Союзе других судебно-экспертных криминалистических учреждений органов юстиции, кроме украинских институтов, не существовало, хотя потребность в них ощущалась повсеместно. 16 августа 1929 г. Постановлением СНК Белорусской ССР при НКЮ республики в Минске был образован Институт научно-судебной экспертизы. В институте создавались секции: судебно-фотографических исследований и идентификации, физико-химических исследований, судебно-медицинских и биологических исследований. Был организован научно-показательный музей.

В отличие от Украины и Белоруссии Российская Федерация до войны не имела в системе органов юстиции экспертных криминалистических учреждений, хотя вопрос об их создании неоднократно ставился и учеными-криминалистами и практическими работниками органов расследования и суда. Можно полагать, что столь пассивное отношение Наркомюста России к организации экспертных криминалистических учреждений в республике объяснялось, в известной степени, тем, что к концу 20-х гг. в РСФСР уже имелась разветвленная сеть научно-технических подразделений милиции, в основном удовлетворявших потребности судебно-следственной практики в производстве криминалистических экспертиз. К тому же, начиная с 1930 г. стали создаваться криминалистические лаборатории юридических вузов - по замыслу, как специальные криминалистические “полигоны” для студентов, а на практике ставшие экспертными учреждениями, которые выполняли задания органов следствия и суда.

Явная недостаточность имеющихся в России экспертных криминалистических учреждений, отсутствие методического и научного центра, который бы координировал и направлял их деятельность, тормозили внедрение достижений науки и техники в экспертную практику.

Первым межобластным экспертным учреждением Министерства юстиции России была созданная в 1948 году Ленинградская научно-исследовательская криминалистическая лаборатория (ныне Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы), которая обслуживала помимо Ленинграда и Ленинградской области Мурманскую, Псковскую, Новгородскую, Архангельскую, Калининградскую, Ярославскую, Костромскую области и Карельскую АССР.

В соответствии с распоряжением Совета министров СССР от 30.12.1950 г. Министерство юстиции СССР организовало научно-исследовательские криминалистические лаборатории судебной экспертизы в Казани, Ростове-на-Дону, Саратове, Свердловске, Новосибирске и Хабаровске. Штат лабораторий был незначителен – 5-6 человек оперативного состава. Техническое оснащение на первых порах было примитивным, лаборатории могли выполнять только почерковедческие, технико-криминалистические исследования документов, некоторые трасологические экспертизы.

Процесс организации областных криминалистических лабораторий к началу 60-х гг. поставил на повестку дня вопрос о создании официального экспертного центра, обладающего необходимыми правами в области научно-методического руководства периферийными лабораториями и координации их деятельности. 1 октября 1962 года на базе Центральной криминалистической лаборатории и Московской лаборатории судебной экспертизы был создан Центральный научно-исследовательский институт судебных экспертиз при Юридической комиссии Совета министров России (ныне Российский федеральный центр судебной экспертизы).

Первыми экспертами лаборатории были: Штемпель Е.Г., Ланцман Р.М., Любарский М.Г., Невяжская Э.С., Эскин Г.Я., Гвоздарёв А.П., Дельцов И.В. Они проводили традиционные виды экспертиз - почерковедческую, техническое исследование документов, трасологическую (в том числе дактилоскопическую) и баллистическую.

И.о. заведующей криминалистической лаборатории с июля по октябрь 1948 г. была Невяжская Э.С.

С октября 1948 г. по февраль 1953 г. лабораторию возглавлял директор - Осьминин А.Н., на этом посту его сменил Естюков В.Н. (февраль 1953 г. - июль 1969 г.)

Постепенно осваивались новые виды экспертиз, штат лаборатории расширялся. В первом десятилетии на работу пришли Тувова Р.И., Храпкина Т.Г., Урес М.Я., Башилова Е.С., Седова Т.А., Коннова Н.С., Володимерова О.Н., Кузьминов Н.Н., Глотов О.М., Крылова (Масленникова) Л.Ф., Морокин И.Г., Мазилкин Г.И., Лайшин А.А., Киреев С.М., Михайлов Н.М., Назарюк П.С. В последующие годы штат лаборатории по различным причинам значительно обновился.

Обращение правосудия к помощи науки отмечается в истории судебной экспертизы достаточно давно. По литературным данным, еще во времена византийского императора Юстиниана (5-6 в.в.) в законодательстве находило отражение исследование почерка в судебных целях.

В России уже в 15 в. сравнение рукописей использовалось при установлении подлинности документов. При необходимости исследования рукописных документов следовало обращаться к дьякам и подьячим.

Позднее, в своде законов Российской империи 1857 г., указывалось, что рассмотрение и сличение почерков производится по назначению суда сведущими в том языке, на коем написаны и подписаны сличаемые документы. Такое исследование поручалось секретарям, учителям чистописания или другим преподавателям.

В XVII веке изучением письма стали заниматься графологи, которые стремились установить по почерку характерчеловека, основателем графологии считается французский аббат Мишон. XIX-XX века отмечены трудами по графологии французских криминалистов А. Бертильона и Э. Локара. Отечественная доктрина того времени представлена Е. Ф. Буринским, который впервые обратил вниманием на взаимосвязь между физиологическими особенностями человека и его почерком.

Расцвет судебного почерковедения приходится на 1970-1990-е XX века, тогда были предприняты удачные попытки установления пола, возраста, образования и даже роста исполнителя рукописи.

Применение медицинских знаний в области правосудия относится к глубокой древности. В трудах Гиппократа, жившего более 400 лет до н.э., рассматривались вопросы исследования механических повреждений на теле, определения жизнеспособности младенцев при исследовании трупов и др.

В России врачебные освидетельствования проводились эпизодически в 16 и 17 в.в. Годом официального становления судебной экспертизы считают 1716 г., когда Воинским уставом Петра I было предписано привлекать лекарей для исследования повреждений на одежде и теле пострадавшего. Также привлекались аптекари и фармацевты.

В начале 19 в. в России были созданы врачебные управы (в частности, в Москве - Медицинская контора, а в Санкт-Петербурге - Физикат), которым было вменено заниматься производством такого рода исследований, а также выполнять контрольные функции по отношению к аптекарям и фармацевтам.

Однако, как показала практика, эффективность этих экспертиз была очень низка (аптекари и фармацевты имели самое поверхностное представление об аналитической химии, а в управах не было ни соответствующих специалистов, ни даже примитивных лабораторий).

Первым в истории России учреждением, в котором начала формироваться судебная экспертиза, стала Санкт-Петербургская Академия наук. Академиков привлекали к производству исследований в интересах правосудия.

Первоначально судебно-экспертная деятельность Академии наук ограничивалась вопросами медицины, но вскоре потребности в анализе документов и веществ привели к необходимости выполнения судебно-химических исследований.

В 19 в. объем судебно-экспертной деятельности Академии наук расширился, появились новые объекты исследования, в том числе взрывчатые вещества и предметы со следами взрыва. Наиболее активно развивалось химическое исследование документов.

Академия наук не только сама проводила судебно-экспертные исследования, но и способствовала учреждениям, которым это вменялось в обязанности. Прежде всего это касается помощи Медицинскому Совету МВД, являвшемуся высшей судебно-экспертной инстанцией.

Многие академики были членами Медицинского Совета и среди них -
Н.Н. Бекетов, В.М. Бехтерев, И.П. Павлов, Д.И. Менделеев.

Оказывалась помощь Мануфактурному Совету Министерства финансов, который давал заключения по просьбам следственных и судебных органов, Экспедиции Заготовления Государственных Бумаг, где проводились исследования по делам о поддельных денежных знаках, монетах и ценных бумагах.

На процесс судопроизводства в России и развитие судебных экспертиз существенное влияние оказала Судебная реформа 1864 года. Она регламентировала процесс предварительного расследования, получения и фиксации доказательств, обусловила необходимость более широкого использования научных познаний при рассмотрении уголовных и гражданских дел.

Устав Уголовного судопроизводства следующим образом определял положение экспертизы. Эксперты должны приглашаться в тех случаях, когда для точного уразумения встречающегося в деле обстоятельства необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-либо занятии. В ст. 326 указывалось, что в качестве экспертов могли приглашаться "врачи, фармацевты, профессоры, учителя, техники, художники, ремесленники, казначеи и лица, продолжительными занятиями по какой-либо службе или части приобретшие особую опытность"

Уже тогда были сформулированы основные требования к экспертам - не заинтересованность в исходе дела, объективность мнений и суждений, возможность проявления инициативы при проведении исследования.

Особо следует отметить вклад Академии наук в становление нового направления судебной экспертизы -экспертизы документов с использованием возможностей фотографии. Эту работу заслуженно связывают с именем Е.Ф. Буринского, который считается основоположником применения фотографических методов при исследовании документов. В 1903 г. им была опубликована монография "Судебная экспертиза документов, производство ее и пользование ею", в которой он изложил результаты своих многолетних исследований.

Первым криминалистическим специализированным учреждением в России по праву можно считать лабораторию при прокуроре Санкт-Петербургской судебной палаты, созданную 11 сентября 1889 г. Е.Ф. Буринским на собственные средства.

Своим возникновением, как сам Евгений Фёдорович Буринский об этом писал, лаборатория была обязана экспертизе, произведённой им 11 сентября 1889 года по уголовному делу Рокоссовского и Юнгерца. Эта экспертиза — комплексная (техническая и почерковедческая) — была осуществлена Буринским в здании суда с помощью оборудования, доставленном им из своей домашней лаборатории. Сначала с помощью последовательного фотографирования с увеличением через светофильтр он установил поддельность подписи, выполненной по заранее нанесённому карандашом контуру. Затем методом цветоделения и усиления контраста он получил изображение другой подписи, скрытой чернильным пятном.

Медицинский Совет МВД под воздействием запросов практики был вынужден расширить сферу проводимых в нем экспертных исследований. В результате был внесен существенный вклад в развитие криминалистического исследования документов, судебно-баллистической экспертизы. Производство последней связано с именем П.И. Пирогова, который впервые стал устанавливать места расположения стрелявшего и жертвы, а также ряд обстоятельств применения огнестрельного оружия.

Существенный вклад в разработку теории судебно-экспертного исследования документов внес А.А. Поповицкий, усовершенствовавший судебно- фотографические методы и средства и впервые предложивший классификацию элементов, составляющих особенности почерка.

В начале 20 в. в России начали использовать в суде и дактилоскопическую экспертизу. В 1906 г. в Российской империи была введена система дактилоскопического учета и уже через несколько лет в судебном разбирательстве стали использовать заключения специалистов по дактилоскопии. Первая такая экспертиза была выполнена В.И. Лебедевым, который в 1912 г. опубликовал книгу "Искусство раскрытия преступлений. Дактилоскопия", которая явилась практическим руководством в этой области криминалистики.

Таким образом, существенное увеличение объемов применения научных познаний в судебной практике обусловило необходимость решения организационных проблем - создания сети экспертных учреждений.

28 июля 1912 г. был принят закон о создании в России
первого специализированного судебно-экспертного учреждения -
кабинета научно-судебной экспертизы. При этом использовался опыт работы судебно-фотографической лаборатории, учрежденной в 1893 г. при прокуратуре Санкт-Петербургской судебной палаты, и экспертных учреждений Европы.

В январе 1913 г.кабинет научно-судебной экспертизы открылся при прокуратуре Московской судебной палаты, в январе 1914 г. - в Киеве,. Одновременно открывается кабинет и в Одессе.

Квалифицированные сотрудники и новейшее по тому времени оборудование позволили с самого начала деятельности кабинетов обеспечить достаточно высокий уровень судебных экспертиз. При этом использовались методы фотографии, дактилоскопии, химии. Кроме того, сотрудники кабинетов применяли научные методы и технические средства выезжая на места преступлений.

Значительную роль в развитии судебной экспертизы в России сыграл
I съезд экспертов-криминалистов, который проходил 1-9 июля 1916 г. в Петрограде.

После революции 1917 г. в Петрограде и Москве кабинеты научно-судебной экспертизы были закрыты, существовавшие при сыскных отделениях полиции дактилоскопические бюро и фотографические лаборатории уничтожены.

Тем не менее практика раскрытия и расследования преступлений востребовала научные методы работы с вещественными доказательствами.
С 1 марта 1919 г. по решению Коллегии НКВД РСФСР при Центророзыске начал работу Кабинет судебной экспертизы, ставший основой научно-технической службы уголовного розыска. Эту дату принято считать днем зарождения экспертно-криминалистической службы российских органов внутренних дел.

Осуществлялась и нормативная регламентация использования специальных познаний в расследовании преступлений. Уголовно-процессуальные кодексы 1922 и 1923 г.г. отказались от термина "сведущие лица", принятого судебными уставами Российской Империи 1864 г., и ввели общепризнанный в юридической литературе термин "эксперт"1.

Решалась и проблема подготовки экспертных кадров. В январе 1928 г. в Москве были открыты первые курсы экспертов.

В 1932 г. был образован общесоюзныйНТО.
В 1940 г. научно-технические отделения,(НТО) группы, кабинеты в органах внутренних дел образовали широкую сеть криминалистических подразделений в стране.

Успешно функционировало 30 НТО - НТГ, в каждом из них работало от 2-х до 5-ти экспертов. Они ежегодно выполняли десятки тысяч различных криминалистических экспертиз, производили осмотры мест происшествий, обучали оперативный состав использованию технико-криминалистических методов и средств при раскрытии преступлений.

К середине 60-х годов службы криминалистики, оперативной, специальной техники, зарождающейся вычислительной техники и связи были объединены в единую службу, получившую название оперативно-технической службу (ОТС).

Бурное развитие науки и техники, повлекшее объективную необходимость более глубокой специализации в развитии криминалистики, привело к выделению в составе милиции в 1981 году экспертно-криминалистической службы(ЭКС). Это позволило более четко определить ее задачи и функции, положительно отразилось на результативности использования криминалистических средств и методов в раскрытии и расследовании преступлений.

Последовавшие существенные изменения в государственном устройстве в 90-е, связанные с демократизацией общества и его государственных институтов, сказались и на уголовном судопроизводстве. Важнейшим становится обеспечение объективности доказывания, базирующемся на непредвзятом исследовании вещественных доказательств. Одним из шагов в этом направлении было выведение экспертно-криминалистической службы из состава криминальной милиции и функционирование ее в качестве самостоятельной службы органов внутренних дел.

Создание экспертных учреждений для органов юстиции пошло
по другому пути
.

Поскольку потребности судебно-следственной практики в производстве криминалистических экспертиз в основном удовлетворяли научно-технические подразделения милиции, экспертные исследования по заданиям судов и арбитража стали выполняться в криминалистических лабораториях юридических вузов. Эти лаборатории создавались в учебных целях, но фактически стали экспертными учреждениями, выполнявшими задания органов следствия и суда.

Явная недостаточность имевшихся в РСФСР криминалистических экспертных учреждений, отсутствие методического и научного центра, который бы координировал и направлял их деятельность, тормозили внедрение достижений науки и техники в практику правоохранительных органов. начавшаяся Великая Отечественная война не дала возможности реализовать эти планы, и только в 1944 г. в Москве была создана Центральная криминалистическая лаборатория (ЦКЛ) Наркомата юстиции СССР, которая в 1946 г. стала структурным подразделениемВсесоюзного института юридических наук (ВИЮН) МЮ СССР.

ЦКЛ стала первым общесоюзным криминалистическим экспертным центром.

Постановлением Совета министров СССР от 31 декабря 1950 г. в составе Министерства юстиции СССР и министерств юстиции союзных республик была создана система экспертно-криминалистических учреждений. (СЭКУ)

В 1952 г. в системе МЮ СССР был образован отдел криминалистических учреждений (ОКУ) руководителем которого стал Александр Романович Шляхов.

В 1954 г. была образована Московская криминалистическая лабораториясудебной экспертизы (МКЛ).

1 октября 1962 г. на базе Московской лаборатории и ЦКЛВИЮН был создан Центральный научно-исследовательский институт судебных экспертиз (ЦНИИСЭ), директором которого был назначен А.Р. Шляхов, руководивший этим институтом до 1987 года.

На ЦНИИСЭ, наряду с производством сложных и повторных экспертиз, была возложена задача по научно-методическому руководству всеми экспертными лабораториями на местах и разработке единых принципов и научных методов судебной экспертизы.

В 1970 г. институт был переименован во Всесоюзный научно-исследовательский институт судебных экспертиз (ВНИИСЭ), ВНИИСЭ стал головным научно-исследовательским и экспертным учреждением для всей системы экспертных учреждений органов юстиции.

В 1994 году институт был преобразован в Российский Федеральный Центр судебных экспертизпри Министерстве юстиции РФ (РФЦСЭ), который представляет собой коллектив высококвалифицированных научных сотрудников и экспертов.

Первые судебно-экспертные учреждения Министерства юстиции Российской империи были образованы в начале XX века. 28 июня 1912 года Государственным Советом и Государственной Думой Российской империи был одобрен Закон об учреждении кабинета научно-судебной экспертизы в г. Санкт-Петербурге, а 4 июля 1913 года одобрен Закон об учреждении кабинетов научно-судебной экспертизы в городах Москве, Киеве и Одессе.

Одобрению Законов и их утверждению Императором Николаем II предшествовала большая подготовительная работа по обоснованию необходимости образования судебно-экспертных учреждений, подготовлены соответствующие изменения и дополнения в действующее законодательство – Судебные Уставы Императора Александра II, Св. Зак., т. XVI, ч. 1, изд. 1892 г. (Учреждение судебных установлений, Устав гражданского судопроизводства, Устав уголовного судопроизводства, Таможенный Устав). Результаты подготовительной работы нашли отражение в объяснительных записках к законопроектам об учреждении кабинетов научно-судебной экспертизы, подписанным 19 января 1912 года и 21 марта 1913 года Министром юстиции.

В записках было приведено научное обоснование и предложена организационная структура кабинетов научно-судебной экспертизы (КНСЭ). Однако вследствие недостаточности квалифицированных кадров на первом этапе было предложено «учредить в Санкт-Петербурге специальный кабинет научно-судебной экспертизы, который должен служить сведущим органам по разнообразным вопросам, за исключением относящихся к судебной медицине».

  1. «Производство всякого рода исследований, относящихся к области криминалистики по делам уголовным - бесплатно, по делам гражданским – за плату, в размере, определяемом по правилам Устава гражданского судопроизводства».
  2. «Оказание, в особо важных случаях, помощи следственной власти при производстве действий, касающихся обнаружению виновного или выявления преступления».

Выполнение КНСЭ этих задач избавляло от необходимости привлекать к работе и «оплачивать из казны услуги случайных экспертов, не имеющих в большинстве случаев ни необходимой теоретической подготовки, ни надлежащего практического опыта, ввиду чего их экспертиза представляется весьма шаткой, а иногда и ошибочной».

В составе КНСЭ предлагалось образовать лабораторию с 3-мя отделами (фотографический и каллиграфический; технических исследований; дактилоскопический) и «музей», который должен служить научно-практическим целям и выполнять основную задачу «установить, путем метода сравнения, каким орудием был достигнут обнаруженный преступный результат, а равно какое действие могло или должно было быть произведено найденным орудием».

  • КНСЭ создаются при прокурорах судебных палат, в округах, где это предусмотрено штатами, «для производства исследований по уголовным и гражданским делам посредством фотографии, дактилоскопии, химического и микроскопического анализов и иных приемов, за исключением исследований, проводимых врачебными отделениями губернских правлений».
  • Производство исследований возлагается на управляющих КНСЭ и их помощников, которые вступают в должность после принятия присяги, кроме того, при КНСЭ служат техники по вольному найму, назначенные управляющим КНСЭ.
  • По порядку приема, увольнения, подчиненности, ответственности, оплаты труда и прочих прав, управляющий КНСЭ приравнивается к заместителю прокурора судебной палаты, а помощники управляющего – к заместителям прокурора окружного суда.
  • Должности управляющего КНСЭ устанавливается определенное денежное содержание: 5 класс по должности и шитью на мундир и 1 степень III разряда по пенсии.
  • Задания на производство КНСЭ исследований следует давать «надлежащему прокурору судебной палаты».
  • Должностные лица и другие специалисты КНСЭ, проводившие «судебно-химические и микроскопические исследования» не в месте «нахождения кабинета», не вызываются для дачи объяснений в суд. Их заменяют местные врачи или иные специалисты.
  • После вступления приговора в законную силу, вещественные доказательства, кроме орудий преступлений и предметов со следами преступлений, возвращаются их хозяину либо, если они представляют научный интерес, передаются в ближайший КНСЭ «для хранения в музее».
  • КНСЭ получают из-за границы без оплаты пошлин все необходимые для деятельности кабинетов: «печатные произведения, инструменты, приборы и другие предметы».
  • Закон об образовании КНСЭ в Москве, Киеве и Одессе принят 4 июля 1913 года, а в действие введен с 01 января 1914 года. На организационные мероприятия по созданию КНСЭ в нем закреплено выделение 64 тысяч 700 рублей «с отнесением сего расхода на счет ожидаемых сбережений от назначений по государственной росписи расходов на 1913 год».

Законы подписаны Председателем Государственного Совета М. Акимовым. На титульном листе имеется запись: «На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою написано: «Быть по сему». На рейде и яхте Штандарт 4 июля 1913 года. Скрепил Государственный Секретарь Крыжановский».

Таким образом, формирование системы экспертных учреждений в России завершилось в канун первой мировой войны созданием четырех кабинетов научно-судебной экспертизы - в Санкт-Петербурге, Москве, Киеве и Одессе. Вопрос о дальнейшем развитии судебно-экспертных учреждений России (позже - СССР) после революции подробно исследовал Р.С.Белкин.

В дни Февральской революции был уничтожен Петроградский кабинет: он сгорел при пожаре здания суда, где размещался со дня своего создания; Московский кабинет прекратил существование; Киевский и Одесский кабинеты кое-как “держались на плаву” лишь благодаря энтузиазму сотрудников.

До 1929 г. в Советском Союзе других судебно-экспертных криминалистических учреждений органов юстиции, кроме украинских институтов, не существовало, хотя потребность в них ощущалась повсеместно. 16 августа 1929 г. Постановлением СНК Белорусской ССР при НКЮ республики в Минске был образован Институт научно-судебной экспертизы. В институте создавались секции: судебно-фотографических исследований и идентификации, физико-химических исследований, судебно-медицинских и биологических исследований. Был организован научно-показательный музей.

В отличие от Украины и Белоруссии Российская Федерация до войны не имела в системе органов юстиции экспертных криминалистических учреждений, хотя вопрос об их создании неоднократно ставился и учеными-криминалистами и практическими работниками органов расследования и суда. Можно полагать, что столь пассивное отношение Наркомюста России к организации экспертных криминалистических учреждений в республике объяснялось, в известной степени, тем, что к концу 20-х гг. в РСФСР уже имелась разветвленная сеть научно-технических подразделений милиции, в основном удовлетворявших потребности судебно-следственной практики в производстве криминалистических экспертиз. К тому же, начиная с 1930 г. стали создаваться криминалистические лаборатории юридических вузов - по замыслу, как специальные криминалистические “полигоны” для студентов, а на практике ставшие экспертными учреждениями, которые выполняли задания органов следствия и суда.

Явная недостаточность имеющихся в России экспертных криминалистических учреждений, отсутствие методического и научного центра, который бы координировал и направлял их деятельность, тормозили внедрение достижений науки и техники в экспертную практику.

Первым межобластным экспертным учреждением Министерства юстиции России была созданная в 1948 году Ленинградская научно-исследовательская криминалистическая лаборатория (ныне Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы), которая обслуживала помимо Ленинграда и Ленинградской области Мурманскую, Псковскую, Новгородскую, Архангельскую, Калининградскую, Ярославскую, Костромскую области и Карельскую АССР.

В соответствии с распоряжением Совета министров СССР от 30.12.1950 г. Министерство юстиции СССР организовало научно-исследовательские криминалистические лаборатории судебной экспертизы в Казани, Ростове-на-Дону, Саратове, Свердловске, Новосибирске и Хабаровске для проведения экспертиз вещественных доказательств по делам, находящимся в производстве судебных и прокурорских органов. Штат лабораторий был незначителен – 5-6 человек оперативного состава. Техническое оснащение на первых порах было примитивным, лаборатории могли выполнять только почерковедческие, технико-криминалистические исследования документов, некоторые трасологические экспертизы.

Процесс организации областных криминалистических лабораторий к началу 60-х гг. поставил на повестку дня вопрос о создании официального экспертного центра, обладающего необходимыми правами в области научно-методического руководства периферийными лабораториями и координации их деятельности. 1 октября 1962 года на базе Центральной криминалистической лаборатории и Московской лаборатории судебной экспертизы был создан Центральный научно-исследовательский институт судебных экспертиз при Юридической комиссии Совета министров России (ныне Российский федеральный центр судебной экспертизы).

В соответствии с распоряжением Правительства СССР Ростовская научно-исследовательская криминалистическая лаборатория (в последствии Центральная Северо-Кавказская НИКЛ) должна была стать экспертным учреждением, обслуживающим судебно-следственные органы Ростовской области, Краснодарского края, Ставропольского края, а также автономных республик Северного Кавказа: Дагестана, Чечено-Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии и Калмыкии.

В связи с увеличением заданий на производство экспертиз Министерство юстиции РСФСР предложило руководителю Ростовской НИКЛ образовать филиалы в краях, областях и автономных республиках Северного Кавказа, на базе которых впоследствии возникли новые лаборатории:

  • в 1958 году была организована Махачкалинская НИКЛ в Дагестанской АССР, которую возглавил Маркс Зигундинович Эфендиев;
  • в 1959 году – Грозненская НИКЛ в Чечено-Ингушской АССР во главе с заведующим Николаем Андреевичем Хить;
  • в 1961 году – Краснодарская НИКЛ, заведующим был назначен Виктор Иванович Колесников;
  • в 1972 году была организована Ставропольская НИКЛ во главе с Александром Ивановичем Калединым, впоследствии ставшим директором ВНИИСЭ МЮ СССР.

Ставропольская НИКЛ была создана 13 ноября 1972 года на базе Ставропольского и Пятигорского филиалов и Элистинской группы экспертов Центральной Северо-Кавказской НИКЛ. Сотрудники данных подразделений стали первыми экспертами Ставропольской НИКЛ.

  • Каледина Александра Ивановича, старшего научного сотрудника, начальника филиала;
  • Небабы Татьяны Ниловны, эксперта-автотехника;
  • Тимченко Федора Филипповича, эксперта-бухгалтера;
  • Селиванова Александра Федоровича, эксперта-бухгалтера;
  • Лагутиной Людмилы Васильевны, секретаря-машинистки.
  • Каверин Эраст Георгиевич, начальник филиала;
  • Чертков Борис Титович, эксперт-автотехник;
  • Костромин Владимир Петрович, эксперт-автотехник;
  • Власенко Нина Иосифовна, эксперт-бухгалтер;
  • Кобзарь Галина Георгиевна, эксперт-бухгалтер;
  • Трушникова Мария Степановна, секретарь-машинистка.
  • Солдатов Евгений Васильевич, старший научный сотрудник, руководитель группы;
  • Храмцова Галина Федоровна, научный сотрудник;
  • Брускин Андрей Андреевич, эксперт-бухгалтер.

С этого времени Пятигорский филиал стал структурным подразделением Ставропольской НИКЛ, а Элистинская группа экспертов была ликвидирована, т.к. Солдатов Е.В. переехал в г. Ставрополь и возглавил отдел криминалистических экспертиз Ставропольской НИКЛ, а остальные сотрудники перешли на другую работу.

Вначале Ставропольская НИКЛ была размещена в г. Ставрополе в здании радиоузла по ул. Комсомольской 120, с 1975г. по 1996г. находилась на первом этаже Дома юстиции по ул. Дзержинского 235, затем с 1996г. по 2002г. - по ул. Мира 458«б» совместно с Арбитражным судом Ставропольского края, а с 2002г. по настоящее время – в здании по ул. Пригородной, дом 226.

В первом десятилетии на работу в отдел криминалистических исследований пришли Борщевский Ю.Б., Калашникова Л.Д., Мисаилова Л.П., Бударина Н.Б., Дмитренко А.С., Молчанова Л.Г., Шаповалов Ю.Р., Шаповалова К.М., Гилеб Ю.Е., Доскина Н.М., в отдел автотехнических исследований – Крамаренко В.А., Чужиков А.Т., Петрушин П.А., Денега А.И., в отдел судебно-бухгалтерской и финансово-экономической экспертиз – Бурим Ф.Д., Сотниченко В.Н., Юдин В.М., Смыкалова Т.Г., в Пятигорский филиал – Костенко А.Я.

В Ставропольской НИКЛ постепенно осваивались новые виды экспертиз, штат лаборатории расширялся. Для лучшей организации работы лаборатории, повышения научного уровня экспертиз введена специализация экспертов по видам экспертных и научных исследований и созданы следующие специализированные подразделения:

  • отдел криминалистических исследований, заведующий Солдатов Е.В.;
  • отдел автотехнических исследований, заведующий Петрушин П.А.;
  • отдел судебно-бухгалтерской и финансово-экономической экспертиз, заведующий Сотниченко В.Н.

12 декабря 1977 года Ставропольская НИЛСЭ была переименована в Ставропольскую научно-исследовательскую лабораторию судебной экспертизы Министерства юстиции РСФСР.

В 1978 году в отделе криминалистических исследований была выделена группа экспертов криминалистического исследования материалов, веществ и изделий – КИМВИ (руководитель группы Дмитренко А.С.), которая затем по мере увеличения штатной численности была преобразована вначале в самостоятельный сектор КИМВИ, а затем в отдел КИМВИ.

В 1983 году в Ставропольской НИКЛ была организована группа экспертов-строителей (руководитель Бухтояров К.И.), которая по мере увеличения штатной численности стала самым крупным самостоятельным отделом лаборатории.

В 1984 году в отделе криминалистических исследований Ставропольской НИЛСЭ были выделены два сектора: сектор криминалистического исследования документов (заведующая Шаповалова К.М.), сектор трасологических и баллистических исследований (заведующий Шаповалов Ю.Р.), которые со временем стали самостоятельными секторами, а затем отделами.

Начальник Ставропольской НИЛСЭ Каледин А.И. в 1987 году был переведен на работу в г. Москва, он возглавил Всесоюзный научно-исследовательский институт судебной экспертизы Министерства юстиции СССР.

С 1988 года по 1999 год начальникам Ставропольской НИЛСЭ был Лиманов Виктор Иванович, до этого долгое время работавший в органах прокуратуры, административных органах и органах юстиции.

В 1992 году в связи с военными событиями на Северном Кавказе Грозненская НИЛСЭ прекратила свое существование, её подразделения: Нальчикская группа экспертов (руководитель Кадырова Ф.А.) и Владикавказская группа экспертов (руководитель Циплакидис Е.Г.) были переданы под руководство Ставропольской НИЛСЭ, которые в настоящее время преобразованы в филиалы ФБУ Северо-Кавказского РЦСЭ Минюста России.

17 января 1995 года Ставропольская НИЛСЭ была переименована в Ставропольскую лабораторию судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации.

В 1999 году Ставропольскую ЛСЭ возглавил Дмитренко Александр Сергеевич, который и в настоящее время руководит ФБУ Северо-Кавказским РЦСЭ Минюста России.

28 марта 2002 года Ставропольская ЛСЭ Минюста России еще раз переименована в Государственное учреждение Ставропольскую лабораторию судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации, а 31 декабря 2010 года приказом Минюста России ГУ Ставропольская ЛСЭ Минюста России преобразована в Федеральное бюджетное учреждение Северо-Кавказский региональный центр судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации, что означало признание государством ее ведущей роли среди экспертных учреждений Северо-Кавказского федерального округа.

  • оказание содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла, путем проведения судебных экспертиз, а также экспертных исследований;
  • выполнение роли координирующего судебно-экспертного учреждения по научно-методическому и материально-техническому обеспечению производства судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации;
  • обеспечение подготовки и повышения квалификации работников судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации, судебных экспертов других государственных органов и негосударственных экспертов по экспертным специальностям в области судебной экспертизы.

Экспертно-квалификационная комиссия центра присваивает и подтверждает право самостоятельного производства экспертиз специалистам центра, других судебно-экспертных учреждений Северо-Кавказского федерального округа, негосударственным экспертам по 22 экспертным специальностям.

Центр пополняется молодыми специалистами, которые активно включаются в экспертную, методическую, профилактическую деятельность.

В соответствии с Приказом Минюста России от 30 августа 2021 года №151 в непосредственную территориальную зону экспертного обслуживания ФБУ Северо-Кавказского РЦСЭ Минюста России входят:

  • г. Ставрополь;
  • г. Пятигорск;
  • Ставропольский край;
  • Карачаево-Черкесская Республика.

Территориальная сфера экспертного обслуживания курируемой лаборатории судебной экспертизы Минюста России - ФБУ Дагестанской ЛСЭ Минюста России:

  • г. Махачкала;
  • Республика Дагестан;
  • Чеченская Республика;
  • Республика Ингушетия.

Территориальная сфера экспертного обслуживания курируемой лаборатории судебной экспертизы Минюста России - ФГБУ Владикавказской ЛСЭ Минюста России:

  • г. Владикавказ;
  • Республика Северная Осетия - Алания.

Территориальная сфера экспертного обслуживания курируемой лаборатории судебной экспертизы Минюста России - ФГБУ Кабардино-Балкарской ЛСЭ Минюста России:

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: