Были ли суды в ссср

Обновлено: 23.07.2024

В связи с осуждением административно-территориальной реформы и утверждением текста обновленной Конституции СССР 1977 года Законом СССР от 27.11.2019 года в судебной системе планируется проведение реформы и переименование судебных органов.

До окончательного завершения реформы судебных органов Р.С.Ф.С.Р. и СССР разрешается использование прежних наименований судов в любых документах.

7 комментариев

Вопрос: Как получилось что в новосибирске действует три десятка народных судов ссср если ни одного народного судьи нет?
Как можно связаться с ними?

Добрый день!
Объясните пожалуйста следующее:
На основании ПОСТАНОВЛЕНИЯ Коллегии Народных Судей Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 4 сентября 2019г., Производство № С-177/19 признать Российскую Федерацию террористической организацией.
Однако, все суды до сих пор используют законодательную базу РФ. Судебные участки не упразнены. И судьи на них те же.
Хотя в спиках в Постановлении ВЦИК Р.С.Ф.С.Р. 29.10.18 об утверждении судей их нет, да и в городских судах работают неутвержденные судьи. Как это пнимать?

В Р.С.Ф.С.Р. и СССР действуют следующие народные суды:
Народные суды по гражданским и административным делам,
Народные суды по экономическим спорам,
Народные гарнизонные военные суды,
Народные суды по трудовым спорам и иные.
Список народных судов по гражданским судам
Список народных судов по экономическим спорам (Арбитражные суды) Посмотрела списки народных судов, интересует вопрос когда Выборгский городской суд ленинградской области стал народным? Кто его выбрал?

Нарушены права потребителя институтом СИНЕРДЖИ.как связаться с народным судом СССР для защиты своих прав?

Добрый день! Как найти советскую систему правосудия в г. Ставрополе? Мировой суд РФ не решает проблему. Ко всему я уже получила Справку гражданина СССР. А суды РФ нелигитимны. Как мне решить проблему возврата моих средств, отданных в долг под расписку и не возвращаемых уже четвертый год.

Бугурусланский районный суд Оренбургской области… А решения судьи преступники выносят «именем Российской Федерации… »
Как так?

Бугурусланский районный суд Оренбургской области судит советского человека по подложным сфальсифицированным документам, не принимая к сведению доказательства человека, выносит преступное решение » Именем Российской Федерации «. И выдаёт копию решения вообще не соответствующую оригиналу. Я указываю на это, а им всё равно, отдают приставам на взыскание.
Как усмирить преступников судей?

Революция 1917 года привела к возникновению Советской России, которая в процессе строительства своей судебной системы отвергла институт присяжных заседателей и отдала предпочтение народным заседателям.

Декрет о суде №1, утвержденный советом народных комиссаров 22 ноября 1917 года, ликвидировал дореволюционную судебную систему общего суда. Взамен были созданы местные суды, состоявшие из профессионального судьи и двух представителей общественности – народных заседателей, объединенных в одну коллегию. Народные заседатели избирались местными советами. Судьи были сменяемы, что соответствовало политической ситуации. Кассационными инстанциями стали уездные и столичные съезды местных судей.

Решение дел о контрреволюции и саботаже вменялось еще одному звену судебной системы – революционному трибуналу.

Упомянутым Декретом были ликвидированы адвокатура и прокуратура, а деятельность мирового суда - приостановлена. Приостановленная деятельность мировой юстиции так и не возобновилась за все время существования советской государственности.

7 марта (22 февраля) 1918 года принят Декрет о суде №2, создавший окружные суды, в составе которых коллегии из трех постоянных членов и четырех народных заседаний занимались гражданскими делами, а коллегии, состоящие из председателя и двенадцати народных заседателей, - по уголовным делам выносили «решения о факте преступления и мере наказания».

Итог первому этапу становления единого советского суда, унифицировавшего судебную систему, подвел документы от 30 ноября 1918 года, именуемый Положением о народном суде РСФСР. Народные суды комплектовались при активном участии советов и их исполнительных комитетов. Народные суды, состоящие из одного народного судьи и нескольких народных заседателей (количество народных заседателей для каждого суда определялось исполкомом), рассматривали уголовные, гражданские, административные дела по их территориальной и иных видах подсудности с учетом полномочий судов на рассмотрение определенных дел. В дальнейшем советская судебная система существенных изменений в принципах ее организации не претерпела, и всегда суд зависел от органов государственной власти.

Советское государство в своей первой Конституции 1918 года закрепило диктатуру пролетариата и беднейшего крестьянства. В соответствии с официально признанными государством марксистско-ленинскими положениями провозглашалось, что после социалистической революции и до полной победы коммунизма (когда государство должно отмереть вообще) не может быть никакой другой государственности, кроме диктатуры пролетариата с присущими ей принципами, институтами, нормами, методами осуществления политической власти. Несмотря на то, что с первых лет советское законодательство интенсивно развивалось, представления о месте и роли права при социализме были размыты. Считалось, что право при социализме тормозит движение к коммунизму.

Вместе с тем, как в первую, так и во все последующие советские конституции закладывались правовые нормы, регламентирующие деятельность и организацию суда, эталонные. Однако между конституционными декларациями и реальной действительностью пролегала безраздельная пропасть, порожденная всевластием партии большевиков, затем коммунистов.


Роль государственно-правовых начал в общественной и политической жизни недооценивалась. Отсутствие демократических традиций, внушенная и подогреваемая вера в скорейшее построение коммунизма с его системой распределения и уравниловки (или скорее усредненность) тормозили темпы и не способствовали развитию методов советского государственно-правового строительства.

Ожесточилась централизация и карательно-приказные нормы и методы управления. Положения, записанные в Конституции и текущем законодательстве, превращались в фикцию, поскольку не соответствовали реалиям жизни. Вскоре в стране сложился и окреп режим сталинской деспотии, в условиях которой стали возможны массовые репрессии и террор против собственного народа.

10 июля 1934 года ЦИК (Центральный исполнительный комитет) СССР принял постановление, согласно которому дела о контрреволюционных преступлениях и против порядка управления передаются вновь организованным специальным коллегиям в составе председателей и двух членов суда, состоящим при Верховном суде СССР, верховных судах союзных республик, краевых и областных судах.

Дела об измене родине, шпионаже, терроре и диверсиях подлежали рассмотрению военной коллегией Верховного суда СССР и военных трибуналов округов.

Дела о преступлениях на железнодорожном и военном транспорте должны рассматриваться в Транспортной и Водной коллегиях Верховного Суда СССР, в линейных железнодорожных и водных судах. Учреждалась также Судебно-надзорная коллегия Верховного Суда СССР.[1]

23 января 1935 года на места направляется директива прокурора СССР, предлагающая дела о контрреволюции при отсутствии «достаточных документальных данных для рассмотрения в судах, как правило, направлять, для рассмотрения особым совещаниям при НКВД СССР, что, однако, не исключает передачи этих дел для рассмотрения в спецколлегии, если это вызывается местными условиями». Подчеркивалось, что для осуждения без доказательств пригодно не только особое совещание, но и спецколлегии.

Сродни особым совещанием стали военные, линейные, лагерные суды и спецколлегии.

Все приговоры выносились обвинительные и предельно строгие.

Партийная система считала суды своим придатком, который обязан реализовывать ее курс. «Органы юстиции, с одной стороны, путем судебных репрессий, а с другой –путем мобилизации масс вокруг судебных процессов исполняли роль вспомогательных органов в деле соцстроительства», - писал Винокуров – председатель Верховного суда СССР.[2]

Если какой-либо судья забывал о роли суда как партийно-чекистской системы, его отзывали, нередко следовало и более серьезное наказание.

Судей ставили «на свое место» посредством приказов. Так, 20 марта 1940 года издается циркуляр НКВД СССР и в нем говорится, что СНК СССР обязал органы прокуратуры и суды освобождать арестованных по делам, ведущимся чекистами, предварительно согласовывать с органами НКВД.[3] 16 октября 1940 года НКВД СССР, прокурор СССР и наркомюст СССР издали инструкцию, предусматривающую, что по делам, расследованным органами госбезопасности, оправдательные приговоры и определения суда об освобождении из-под стражи в зале судебного заседания не исполняются.3

Оправдательные приговоры начали появляться в судах только в шестидесятых годах. До этого, начиная с 1917 года, уголовная ответственность и правила судопроизводства фактически определялось партийными установками.

Расправу упрощало содержание нормативных актов, дававших только название преступления (например, мятеж, посягательство на жизнь человека), без их определения. Такая постановка в нормативных актах предоставляла неограниченные варианты усмотрений и вела к террору. По поводу судебных усмотрений народный комиссар Д. Курский говорил: Советскому суду достаточно «дать несколько общих признаков, которые помогут разобраться».

Наша современная судебная система в данный момент несет огромные репутационные потери!

Если говорить простым языком, то в справедливость нынешней судебной системы уже мало кто верит. А ведь именно сейчас вопрос о справедливости судов, об адекватности и соразмерности назначенного наказания совершенному проступку встал особенно остро.

Может быть раньше тоже были такие процессы и судебные заседания на которых принимались, скажем мягко, не совсем адекватные меры наказания к обвиняемым. Но тогда не было такого общественного резонанса и люди не интересовались таким делами.

Поэтому о многих подобных, перечисленных ниже, судебных заседаниях и судебных решениях мы не слышали. Знаем только, что процесс обвинительных приговоров сейчас уверенно стремится к 100%!

Правильно говорят, что пока нашего русского человека что — то не коснется лично, то он и внимания ни на что обращать не будет.

Но, когда люди поставили себя на место:

1) Голунова с подбросом наркотиков.

2) Павла Устинова с 3,5 годами в колонии общего режима за вывихнутое росгвардейцу плечо.

3) Константина Котова с четырьмя годами колонии общего режима, как фигуранту «московского дела»…

И, вдруг, люди поняли, что и их «…вот так можно будет упечь!»

Почему же у нас сейчас такая судебная система к которой население нашей страны имеет претензии именно в отношении справедливости, соразмерности и адекватности?

Да потому что судья принимает решение единолично!

А раньше, при СССР, рядом с профессиональным судьей всегда находились два народных заседателя, которые имели с судьей равные права!

Мы встретились с бывшими судьями, которые работали еще при Советском Союзе. И они рассказывают удивительные вещи!

Рассказывают, что права народных заседателей были действительно абсолютно равны правам профессиональных народных судей, которые тоже избирались (а не назначались, как сейчас)!

Если все два народных избирателя были против обвинительного приговора обвиняемому, то профессиональный судья ничего не мог с этим поделать и писал оправдательный приговор!

Он, конечно, выражал свое особое мнение в примечаниях к приговору, но выносил оправдательный приговор!

Куда делись эти народные заседатели? Почему сейчас судей не выбирают, а назначают? Почему такая огромная зависимость судебной системы от исполнительной власти?

Сразу тут и прокуратура, вдруг, смягчила свои требования гособвинения, и видеозаписи задержания Устинова суд решил приобщить к делу, и видео задержания Котова при выходе из метро, а не во время самого митинга тоже решили к делу приобщить…

Короче, все перевернулось с ног на голову!

А ведь все дело в том, что общество и народ сейчас никаким боком не может повлиять на судебную машину! Просто нет законных механизмов и рычагов. Они полностью устранены.

Так проще властьимущим народ судить…

-Тогда многое зависело от порядочности заседателей, а таковых выбирали на предприятиях… Пять лет был заседателем и вот случай был. Статья подводила подсудимого под срок от 10 до 15 лет. Прокурор запросил 13, адвокат минимальный 10. Ушли на совещание. Еще раз пошлись по всем позициям. Судья Валентина Павловна предлагает 11,5 года. Со мной в заседателях была взрослая под 50 женщина возражает-Много. Я соглашаюсь и говорю и 10 минимум многовато. Давайте посмотрим, что можно подвести под статью ниже низшего предела (характеризующий материал был богатый. И если б наш подсудимый не пнул лежащего в голову судили бы самого пострадавшего. Приняли решение. Видели бы вы лицо адвоката, просившего 10 лет, кода приговорили обвиняемого к семи годам. Это тот максимум, что мы смогли себе позволить. Сам обвиняемый был в полной прострации в этот момент, а мы радовались с той тетенькой.

-«Если все два народных избирателя были против обвинительного приговора обвиняемому, то профессиональный судья ничего не мог с этим поделать и писал оправдательный приговор!»(с)

-И раньше судьи с народными заседателями были себе на уме и творили что хотели правда не так нагло и беспредельно как сейчас…. А сейчас лишь бы посадить раз дело возбуждено и судье просто плевать правда это или наговор на гражданина… Не понятно только зачем тогда нужны суды если в них нет справедливости а самое главное нет никакого желания не допускать наказания невиновному я уже не говорю о том что в российских судах вообще нет гуманности и наказания назначаются беспредельные… как можно понять либо до двух лет поселения либо 150 часов обязательных работ, либо арест до 3 месяцев либо лишение свободы до 5 лет… разве это не бред. А ведь правильнее было бы либо до двух лет условно либо до двух лет поселения либо лишение свободы до 6 месяцев- это куда логичнее и справедливее в наказаниях и при том чтобы судьи не старались сразу дать только лишение свободы да ещё и по максимуму даже по отношению к виновным а так же чтобы старались не виновных не сажать чтобы жизнь и судьбы и семьи не ломать не виновных… И хуже всего что обжаловать приговор хоть и можно но правду всё равно не добьёшься а тем более отмены приговора и оправдания….

-Тревогу нужно было бить после того когда бывшему министру юстиции РФ В.А. Ковалеву дали 9 (девять) лет условно за хищение 9 миллиардов рублей.

-Я с конца 60-х все это вижу..И могу сказать точно — если тебя закрыли и ты в тюрьме — никакого оправдания поедешь.. — на малолетке еще могут условно дать — но ОЧЕНЬ редко..

А вот условно уходили — но только с малолетки и очень многие — это было..

-Тоже мне Америку открыл . Только никакой сенсации в этом нет. Несмотря на то, что-то УПК РСФСР действительно была норма про народных заседателей и равные права с судьей, ничего они не решали по факту . Кивалы . Тем более, что это были почти штатные должности и одни и тоже работали с судьей .

-Заседатели в СССР назывались»кивалы». В 90-х годах были реабилитированы 1.5 млн. репрессированных за шпионаж в связи с отсутствием события преступления. Это- рекорд всех времен и народов.

Кадр из фильма «Обвиняются в убийстве»

13 ноября 1989 года в законодательстве СССР появилось положение о суде присяжных. Так начиналось возвращение в практику института судебной системы, существовавшего в Российской империи, но фактически ликвидированного большевиками. Впервые суд присяжных разбирал дело в 1993 году в Саратове, где был вынесен мягкий приговор обвиняемым в групповом убийстве. Один из преступников годы спустя вновь попал на скамью подсудимых.

Как оправдание Засулич повлияло на судьбу суда присяжных

Cуд присяжных для обвиняемых в преступлениях средней и большой тяжести впервые был введен в России в 1864 году как один из основных принципов судебной реформы Александра II. После ряда громких дел эта форма судопроизводства подверглась критике, значительно усилившейся в период реакции конца 1870-х. Наиболее известным случаем стал оправдательный приговор террористке Вере Засулич, совершившей в 1878 году покушение на градоначальника Санкт-Петербурга Федора Трепова. Как подчеркивал революционер Лев Троцкий, вынесший вердикт суд присяжных состоял «в большинстве из рядовых обывателей».

Внедрение судов присяжных в Российской империи всецело приветствовалось либералами и социалистами, но яростно критиковалось консервативными кругами. Известный юрист и один из основателей кадетской партии Иосиф Гессен отмечал, что суд присяжных противоречил условиям самодержавной России, оказавшись для нее «слишком радикальным нововведением».

«С первых дней обнаружилось, что новый институт вошел в государственный организм инородным телом, которое по общему физиологическому закону должно быть ассимилировано или отвергнуто»,

— констатировал он в 1905 году.

Из-за все фактически революционной ситуации так называемые политические дела были выведены из-под юрисдикции суда присяжных. После 1889 года им остались подсудны только обычные уголовники. Однако и в уголовном судопроизводстве роль суда присяжных, начиная с 1890 года, значительно снизилась.

«В царской России присяжные заседатели не имели право покидать место рассмотрения дела до окончания судебного разбирательства, и они отдыхали и спали в служебных кабинетах, на диванах и стульях, в камерах хранения вещественных доказательств и т.п. Поэтому суд присяжных называли «судом нищих», — заключал заслуженный юрист России Михаил Тащилин.

Как указывается в статье доктора юридических наук, профессора Южного федерального университета Сергея Цыганенко «Суд присяжных: история и современность», после прихода к власти Временного правительства «развитие суда присяжных существенно изменилось за счет отпадения прежних ограничений, вновь была расширена компетенция суда присяжных. Также во всех судебных органах институт сословных представителей заменялся на институт присяжных заседателей». Отныне они получали возможность разбирать государственные преступления, которые никогда прежде не были им доступны. Согласно выводам автора материала, компетенция суда присяжных в 1917 году была наиболее широкой за все время существования «суда общественной совести» в нашей стране.

Кроме того, был создан военный суд присяжных — чрезвычайно редкое явление в мировой истории.

Двуликий Ленин: сначала хвалил, потом запретил

В «Истории государства и права России» юристов Ярославского госуниверситета Станислава Егорова и Артема Иванова сообщается, что Владимир Ленин «весьма уважительно относился к суду присяжных». В 1901 году он – сам, кстати, юрист – писал: «Реакционная печать объявила суд присяжных «судом улицы» и открыла против него травлю. Суд улицы ценен именно тем, что он вносит живую струю в тот дух канцелярского формализма, которым насквозь пропитаны наши правительственные учреждения».

Еще раньше, в юности, Ленин работал помощником присяжного поверенного в Самарском окружном суде: проведя 14 уголовных и два гражданских дела, он добился оправдания для пятерых своих подзащитных, еще в восьми случаях наказание было смягчено, а одно дело прекратили за примирением сторон. В самарский период Ленина, а, вернее, еще Ульянова, называли «мужицким правозаступником». В другой своей работе он отмечал:

«Участие народных представителей в суде есть, несомненно, начало демократическое».

Тем не менее, вскоре после захвата власти в стране большевиками во главе с Лениным, еще до конца 1917 года, а именно 5 декабря, суд присяжных в России – в своем привычном виде – был ликвидирован. Декрет Совнаркома о суде №1 провозгласил упразднение всех существовавших в стране до его принятия судебных учреждений.

В советское время суд присяжных функционировал в сильно урезанном составе: лишь двое заседателей вместо традиционных 12-ти. Выполняли они чисто номинальные функции, оказывая, за редким исключением, лишь минимальное влияние на исход дела.

Что говорили о суде присяжных в позднем СССР

Возрождение суда присяжных в классическом формате активно обсуждалось с началом либерализации советского общества во второй половине 1980-х годов. Развернулась широкая дискуссия, в которой приняли участие многие именитые юристы страны. Против возвращения суда присяжных высказывался, например, последний председатель Верховного Суда СССР Евгений Смоленцев, считавший подобную инициативу «шагом назад». В поддержку суда присяжных выступал, среди прочих, народный депутат СССР и один из будущих авторов российской Конституции Александр Яковлев. Как следствие, 9 июня 1989 года Съезд народных депутатов — высший орган государственной власти в позднем СССР — впервые поднял соответствующий вопрос в своем постановлении «Об основных направлениях внутренней и внешней политики СССР».

А 13 ноября того же года были приняты Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве,

в статье 11 которых говорилось о возможности решения виновности подсудимого в преступлениях, за совершение которых законом предусмотрена смертная казнь либо лишение свободы на срок дольше 10 лет, судом присяжных (расширенной коллегией народных заседателей).

Полгода спустя, 10 апреля 1990-го, Законом СССР вышеуказанная статья 11 была дополнена новой формулировкой: «Законодательством союзных республик могут быть установлены и иные категории дел, подсудных суду присяжных (расширенной коллегии народных заседателей)». Наконец, 24 октября 1991 года Верховный Совет РСФСР одобрил Концепцию судебной реформы, положившую начало новому этапу отечественного правосудия. С принятием 12 декабря 1993-го новой Конституции России право обвиняемых на рассмотрение их дел судом присяжных закрепилось на высшем законодательном уровне.

Первое дело: историческое и неоднозначное

«Взоры присутствующих с начала и до конца процесса были прикованы отнюдь не к экзотичным фигурам обвиняемых — цыганам по национальности и лицам без определенного рода занятий. Само по себе уголовное дело по обвинению в убийстве расценивалось как заурядное. И если бы оно рассматривалось в первой инстанции областного суда, то вряд ли вызвало бы столь повышенный интерес в России, а уж тем более — за ее пределами, — рассказывал портал. — В центре всеобщего внимания оказались двенадцать присяжных заседателей. Такого зрелища в России не видели с 1917 года: в судебном разбирательстве самостоятельно и отдельно от профессионального судьи участвовали представители общества, выхваченные методом случайной выборки из их жизненной среды, далекой от тонкостей судопроизводства. Но от присяжных, собственно, и не ждали юридической компетентности, а рассчитывали на их здравый смысл, жизненный опыт, умение сопоставлять и взвешивать услышанное и увиденное в суде».

«По версии обвинения, убийцы после якобы плясали на трупах — хотя никто таких показаний не давал.

Присяжные решили: убийство не преднамеренное, а совершенное при превышении пределов необходимой обороны. (Да и объективно пострадавшие были люди плечистые, рослые, а цыгане — тщедушные парнишки.) То есть это уже не 102-я, а 105-я статья. И цыгане по ней получили максимальный срок — два года. Одного освободили прямо в зале суда, он уже столько как раз отсидел в СИЗО, а второму оставалось еще полгода».

«Еще было жуткое дело, когда благодаря настойчивости присяжных выяснилось: череп, который шел по делу, не принадлежал тому убитому, за которого судили человека. То есть человек просто пропал, а за его убийство чуть не посадили невиновного», — резюмировал Пашин.

Забавно, но в 2007 году Артур Мартынов вновь попал на скамью подсудимых: как установило следствие, в ходе ссоры со своим знакомым, неким уроженцем Саратовской области, рецидивист кухонным ножом нанес ему многочисленные удары, после чего поставил на колени, вырвав при этом из его головы клок волос, и приставил нож к горлу. Его подельник тем временем нанес потерпевшему ножевые ранения, оказавшиеся смертельными. На этот раз суд присяжных единогласно признал Мартынова виновным и не заслуживающим снисхождения. Его приговорили к 19 годам лишения свободы.

«Мы, судьи, не без оснований считаем, что возрождение суда с участием присяжных заседателей — это объективный фактор, направленный на становление народного правосудия, — говорил в 2008 году профессор Тащилин. — По своему содержанию суд присяжных — это не столько один из элементов судебной реформы в России, сколько создание подлинной судебной власти, освобождавшейся от партийно-административных оков. В современный период это — единственно правильный путь создания настоящего правосудия, не подмятого государством и выражающего волю большинства граждан государства».

С приходом Октябрьской революции были разрушены все старые институты государственной власти.

Не стала исключением и судебная система, однако тенденции к её изменению наметились ещё в царской России.

Практически все знаменитые юристы того времени отмечают, что общество стало отрицательно воспринимать саму идею права и правосудия.

«Прежняя вера во всемогущую силу правовых начал, в их способность утвердить на земле светлое царство разума, отжила своё время» – так 1906 году охарактеризовал отношение народа к праву известный философ и правовед Павел Новгородцев. В общем, идея о том, что любые конфликты проще разрешить при помощи насилия, а не права оказалась доминирующей в российском обществе с конца XIX в., очень уж часто действия властей напоминали крылатую фразу «цель оправдывает средства», которую можно простить революционерам, но не правителям.

Неудивительно, что большевикам удалось легко сломать такую шаткую и не вызывающую доверия ни у одной социальной группы судебно-правовую систему.

Новая судебно-правовая система

Сразу после октябрьских событий были заложены первоосновы для новой судебно-правовой системы. В соответствии с декретом II Всероссийского съезда Советов, создаётся новый центральный орган судебного управления – Наркомат юстиции РСФСР. В задачу Наркомата юстиции входил надзор за исполнением законов. Он привлекал к уголовной ответственности нарушителей закона, лично руководил расследованием дел. Ещё одна обязанность наркомата – следить, насколько правильно и законно содержатся заключенные под стражей и управлять местами заключения через тюремно-карательный отдел. На местах наркомат представляли комиссары юстиции, которых избирали местные советы.

Декрет «О суде» № 1

22 ноября 1917 года Ленин подписал Декрет «О суде» № 1.

Первый проект этого декрета разрабатывал Народный комиссариат юстиции РСФСР, опубликовали его в «Материалах Народного комиссариата юстиции». Вопрос о новой судебной системе вызывал множество разногласий между партией левых эсеров и большевиками. Эсеры не были ревностными приверженцами царского суда, но при этом считали, что полностью разрушать старую систему не стоит. Нужно лишь упразднить некоторые её элементы, например, сенат, военный суд и судебные палаты. Мировой же суд было предложено оставить, так как его обновлённый кадровый состав пользовался большим доверием у народа.

Суд трудящихся

Что делать с законами царской России?

Также довольно сложным был вопрос о том, как же поступить со старым законодательством. Естественно, большевики считали необходимым уничтожить все старые законы, при этом было не очень ясно, как должны работать судьи, ведь новых в замен разрушаемых никто ещё не создал. Понятия «революционной совести» и «революционного правосознания» были слишком расплывчатыми и неоднозначными для того, чтобы осуществлять судопроизводство, опираясь лишь на них. В результате Ленин предложил местным судам руководствоваться в своих решениях старыми законами, «лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию». Решение частично использовать старое законодательство – вполне адекватно для переходной эпохи.

Идея революционных трибуналов

На последнем этапе работы над декретом «О суде» №1 появилась идея о создании так называемых революционных трибуналов, призванных бороться с контрреволюционными силами и ограждать от них завоевания революции. Ленин считал трибуналы истинными пролетарскими судами, а вот большинство юристов видели в них не органы правосудия, а органы политической расправы, для которых польза в делах революции была более веским аргументом, чем закон. Постепенно действия революционных трибуналов стали более тщательно регламентироваться законом, и к гонцу Гражданской войны границы между судом и трибуналом практически стёрлись.

Декреты «О суде» № 2 и декрет «О суде» № 3.

Меньше, чем через год, (в марте и в июле 1918 года) были изданы декрет «О суде» № 2 и декрет «О суде» № 3. Декретом №2 учреждались окружные народные суды, в которых рассматривались дела, превышающие подсудность местного суда. Окружные суды создавались лишь на время и должны были существовать до тех пор, пока не закончатся дела, находящиеся в производстве старых судов.

В декрете №3 была разграничена подсудность дел между местными и окружными судами. В местных судах должны были рассматриваться мелкие гражданские и уголовные дела. А вот посягательства на человеческую жизнь, разбойные нападения, фальшивомонетничество и т.д. ложились на плечи окружных народных судов.

Единый народный суд

30 ноября 1918 года был создан Единый народный суд. Положение о Едином народном суде полностью упраздняло окружные суды, а в качестве судебных звеньев остались народные суды.

Закончилась гражданская война, и начался переход к НЭПу. Пришла пора проводить судебную реформу, так как государственной власти становилось всё труднее управлять судебной политикой. Был поставлен вопрос о том, чтобы все уголовные наказания мог налагать только суд, ведь лишь в этом случае обвиняемый мог рассчитывать на адекватную защиту и справедливый приговор.

Ликвидация ВЧК

Первым делом была ликвидирована Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК) и образовано Государственное политическое управление, которое расследовало и пресекало контрреволюционные и особо тяжкие преступления, а затем непременно передавало дело в суд.

Власть стремилась к предельной централизации судебной системы и максимальному контролю над ней.

Важно было создать такой проект, руководствуясь которым можно беспрепятственно управлять судами. Именно поэтому были отклонены проекты реформы, предложенные Д. И. Курским.

Он предлагал постепенно устранять судебные трибуналы, сохранить народный суд как единственный судебный орган и создать прокуратуру с так называемым «двойным» подчинением. А вот концепция Н. В. Крыленко пришлась по вкусу властям. По его предложению были созданы губернские суды, которые осуществляли контроль над судами народными. Общая и политическая юстиция были соединены в одно целое.

Положение о судоустройстве РСФСР

3 ноября 1922 года принято положение о судоустройстве РСФСР, согласно которому в единую систему судебных органов РСФСР входят: 1) народный суд в составе постоянного народного судьи; 2) народный суд в составе постоянного народного судьи и двух народных заседателей; 3) губернский суд; 4) Верховный суд РСФСР.

Объединение советских республик в союзное государство не могло не принести изменений с историю советской судебной системы. Так, в ноябре 1923 года было создан Верховный суд СССР – судебный орган первой инстанции, в обязанности которого входил надзор за соблюдением Конституции СССР и законности в целом. Полномочия Верховного суда СССР постепенно расширялись. В 1926 году он стал кассационной инстанцией по делам, которые рассматривал военный трибунал, в 1929 – получает право законодательной инициативы.

Суд при Сталине

Вторая половина 1920-х гг. прошла под эгидой индустриализации.

Сталиным было предложено, во-первых, массово использовать труд заключенных как самый «дешевый» вид труда, а, во-вторых, раскулачивать крестьян.

Множество как деревенских, так и городских жителей подвергались арестам. Чаще всего аресты проводились «тройками», которые были наделены правами Судебной коллегии ОГПУ. Для того чтобы пресечь волнения народных масс, не желающих расставаться с имуществом, нажитым годами, периодически устраивались открытые процессы, поприсутствовав на которых люди якобы убеждались в «справедливости» репрессий, а на деле просто приходили к выводу, что утаивать что-либо – себе дороже. Следует отметить, что большая часть подобных процессов очень напоминали средневековье, когда собственное признание обвиняемого было решающим доказательством, даже если показания противоречили здравому смыслу и обнаруживали несостыковки – это мало кого смущало.

Лишь к 1932 году внесудебные репрессии пошли на спад.

Следующим шагом к хоть какому-то смягчению карательных мер стало учреждение Особого совещания при НКВД (10 июля 1934 года), полномочия которого были существенно ограничены по сравнению с Судебной коллегией ОГПУ. Оно лишь имело право во внесудебном порядке применить ссылку и высылку в отдаленные районы или выдворение из страны, а также заключение в исправительно-трудовой лагерь на срок до пяти лет. Также в Особом совещании при НКВД появился Прокурор СССР либо замещающее его лицо.

Не все категории лиц могли подвергаться этой процедуре, а только ранее имевшие судимость, безработные, рецидивисты, профессиональные попрошайки и злостные нарушители паспортного режима.

Конституция СССР 1936 г.

Конституция СССР 1936 г. официально провозгласила, что правосудие в СССР может осуществляться только судами. Но внесудебные репрессии, к сожалению, всё равно себя не изжили. Наконец-то была воплощена в жизнь идея о выборности судей. Теперь они избирались при помощи тайного голосования всеми гражданами, имеющими избирательное право.

С началом Великой Отечественной войны было установлено, что во всех местностях, находящихся на военном положении, все дела о преступлениях, угрожающих государственной безопасности, следует передавать на рассмотрение военных трибуналов. Процессы происходили очень стремительно, в них не принимали участия заседатели и адвокат. Обжалованию приговоры трибунала не подлежали и могли быть отменены или изменены лишь в особых случаях.

Новая Конституция СССР: надежда на смягчение

Победа в войне подарила всем надежду на смягчение существующего режима. В 1946-1947 годах состоялись закрытые обсуждения новой Конституции и новой Программы ВКП(б), на которых некоторые руководящие работники высказывались по поводу того, что следует децентрализовать экономику, ликвидировать военные трибуналы и хоть в какой-то степени расширять внутреннюю демократию. Межу проведением смягчающих реформ и возвратом к жестокому послевоенному курсу государство выбрало второе. Возобновились постоянные репрессии и чистки, для борьбы с «антисоветскими» явлениями были созданы «суды чести». В своих обвинениях государство демонстрировало полное неуважение к своему же закону и, как результат, общество также утратило доверие к правосудию.

Однако изменения в поствоенную судебную систему всё-таки были внесены.

Устранены военные трибуналы (1953 год) и прокуратура в войсках МВД, не стало и органов внесудебной репрессии.

Рассматривать дела о государственных преступлениях по упрощенной схеме теперь было запрещено.

Надо сказать, что со смертью Сталина всё же наметилась тенденция к ослаблению режима.

Положение о Верховном суде СССР

В феврале 1957 года появилось новое положение о Верховном суде СССР. А ещё раньше (в мае 1956 года), в рамках общего процесса по децентрализации управления, было ликвидировано Министерство юстиции СССР. Сначала руководство было возложено на министерства юстиций союзных республик и частично перешло руки Юридической комиссии при Совете Министерств СССР. Но в 1957-1960 годах министерства юстиций в республиках также были упразднены, их функции стали выполнять Верховные суды и юридические комиссии при правительствах союзных республик.

Позже выяснилось, что устранение Министерства юстиции не пошло на пользу судебной системе страны, поэтому в июле 1970 года по постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по улучшению работы судебных и прокурорских органов» Министерство юстиции СССР было восстановлено. В задачу министерства входило организационное руководство судами, систематизация и подготовка предложений по кодификации законодательства. Также оно руководило адвокатурой, нотариатом, органами ЗАГС, подготовкой кадров судебных, следственных органов и учреждений юстиции.

Верховный суд по-прежнему оставался высшим судебным органом СССР, на него возлагался надзор за деятельностью всех прочих советских судов. Положение о Верховном суде СССР от 12 февраля 1957 года значительно сузило полномочия высшего судебного органа. Если раньше Верховный суд СССР мог востребовать из любого суда любое дело, даже если то ещё не рассматривалось, то с принятием нового положения право окончательных решений по всем делам принадлежало Верховному суду союзной республики.

Новый закон «О верховном суде СССР» от 1979 г.

30 ноября 1979 года принят новый закон «О верховном суде СССР», в котором было установлено, что Верховный суд СССР выступает в качестве суда первой инстанции, рассматривает дела в кассационном порядке, в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам. Верховный суд избирался на пять лет Верховным Советом СССР.

Верховный суд СССР представлял такую структуру: в состав его входили Пленум и три коллегий: военная, по гражданским делам и по уголовным . Пленум рассматривал дела по протестам Председателя Верховного суда СССР и Генерального прокурора, материалы обобщения судебной практики и судебной статистики, утверждал состав судебных коллегий, а также секретаря Пленума и научно-консультативный совет, выслушивал отчеты председателей судебных коллегий, доклады председателей Верховных судов союзных республик.

Судебные коллегии состояли из членов Верховного суда СССР и утверждались по решению Пленума. Они как первая инстанция рассматривали дела исключительной важности. В порядке надзора рассматривались протесты и решения Верховных судов союзных республик. Также в коллегии были уполномочены решать споры между союзными судами о том. Где будет рассматриваться то или иное дело.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: