Был ли у чикатило адвокат

Обновлено: 21.07.2024

Процесс над "красным партизаном" начался 14 апреля 1992 года в пятом зале Ростовского дома правосудия. Государственным защитником для Чикатило был назначен адвокат Хабибулин Марат Заидович, который до этого в громких судебных делах не участвовал. Адвокатской практикой молодой юрист занимался чуть более 3 лет.

Выбор на Хабибулина выпал совершенно случайно. В Ростовскую областную коллегию адвокатов из Министерства Юстиции области поступил запрос: кто-то должен был защищать Андрея Чикатило. Вопреки слухам, Хабибулин позже отметил, что согласился на эту работу почти сразу. Сомнения вызывали только несколько вещей:

  • Отсутствие гонорара — государство платило (как и продолжает платить) сущие копейки.
  • Участь Чикатило была предрешена — маньяк еще до суда уже был приговорен к высшей мере наказания.
  • Общественный резонанс — за делом следила вся страна, что могло помешать адвокату нормально работать.

Как известно, главное дело в своей жизни адвокат Хабибулин проиграл. Итогом приговора, который судья Акубжанов начал читать 14 октября 1992 года, а закончил только на следующий день, стала смертная казнь. Потом адвокат попытается добиться помилования через прошение на имя Бориса Ельцина. Но Президент новой России, конечно, ответит на это ходатайство отказом.

Карьера адвоката после судебного процесса

Приговор в исполнение привели только 14 февраля 1994 года. Кстати, все эти 2 года Марат Хабибулин в многочисленных интервью газетам и телеканалам не переставал утверждать, что вина его подзащитного "полностью не доказана".


Хабибулин Марат Заидович (1994 год)

"Процесс века" не стал для адвоката тем самым трамплином в мир громких дел и больших гонораров. Сотрудничество с Чикатило, скорее, дало диаметрально противоположный эффект — человека, который так рьяно отстаивает интересы "ростовского потрошителя", мало кто хотел видеть в качестве своего защитника. Таким образом, карьера адвоката постепенно пошла на спад.

Работа в лечебном центре профессора Бухановского

В деле Андрея Чикатило, помимо таких фамилий, как Бураков, Костоев, Яндиев, фигурирует еще одна — Бухановский. Психиатр, доктор наук, именно он внес неоценимый вклад в изобличение ростовского маньяка. До и после второго ареста Чикатило, Бухановский участвовал в процессе в роли эксперта-психиатра.


Бухановский Александр Олимпиевич (1992 год)

Позже профессор создаст методику составления психологического портрета серийного убийцы, которой будут пользоваться криминалисты во всем мире. По признанию самого профессора, большой опыт он приобрел за время своего участия в операции по поиску маньяка. Также для него, как для ученого, очень ценными были личные встречи с Чикатило, после которых он, кстати, начал давать признательные показания.


Бухановский Александр Олимпиевич (2011 год)

Марат Хабибулин и Александр Бухановский находились по разные стороны баррикад: первый представлял интересы Чикатило, второй — работал на стороне следствия и обвинения. Это не помешало им, впоследствии, стать почти коллегами.


Хабибулин Марат Заидович (2011 год)

В 1992 году Бухановский основывает психиатрическую клинику, которая позже будет переименована в лечебно-реабилитационный научный центр Бухановского, куда Хабибулин устроится на работу юрисконсультом.

Потенциально большое адвокатское будущее стало еще призрачнее: впереди его ждала адски скучная карьера штатного юриста с ежедневной штамповкой типовых договоров, и редкими разборами спорных ситуаций с недовольными пациентами (клиентами) медицинского центра.

Адвокаты много зарабатывают, но часто их работа бывает неблагодарной. Им приходится защищать убийц, воров, мошенников и других преступников. Иногда из-за громких дел карьера может взлететь, но и пойти под откос.

Дело века

Так как у семьи Андрея Чикатило не было достаточно денег, да и защищать маньяка никто не планировал, ему был положен муниципальный адвокат. Запрос поступил в Ростовскую областную коллегию адвокатов, а там выбор пал на Марата Хабибулина. Мужчина не участвовал ранее в громких делах, а опыт работы у него был всего три года. Вопреки слухам, позже Хабибулин рассказал, что почти сразу согласился. Процесс начался 14 апреля 1992 года, но адвокат заранее знал, что проиграет это дело. Во-первых, государство платило копейки даже за тяжелые дела. Во-вторых, участь Чикатило была предрешена еще до суда. В-третьих, у дела был большой общественный резонанс, и за его ходом следила вся страна.

В конце концов Хабибулин проиграл свое дело. Судья начал читать приговор 14 октября, а закончил только на следующий день. Адвокат пытался смягчить приговор через прошение на имя Ельцина, но тот отказал. Приговор привели в исполнение 13 февраля 1994 года.


Судьба адвоката

Вопреки тому, что вся страна знала имя Хабибулина, его карьера в гору не пошла. До тех пор, пока приговор Чикатило не привели в исполнение, он отстаивал невиновность подсудимого. Эти слова сыграли с ним злую шутку и выставили посмешищем.

В его судьбе ключевую роль сыграл другой человек, причастный к делу Чикатило. Им стал психиатр Александр Бухановский. Он участвовал в процессе в качестве эксперта. Несмотря на то, что мужчины оказались по разные стороны, судьба свела их и сделала коллегами.

В 1992 году психиатр Бухановский открыл собственную клинику. Позже она стала реабилитационным научным центром для психически больных. Туда же на работу устроился Хабибулин, который стал юрисконсультом.

Города Таганрог, Шахты и Ростов-на-Дону в 80—90-е годы окрестили «треугольником смерти»: именно в этом районе орудовали самые страшные маньяки СССР, среди которых Андрей Чикатило и Владимир Муханкин. В раскрытии их дел принимал участие следователь Амурхан Яндиев. В интервью проекту RT «Незабытые истории» он рассказал, какие принципы использовал в работе, как ему удавалось добиться признательных показаний от преступников, почему маньяки посвящали ему стихи и зачем он кормил Чикатило колбасой.

В 1980—1990-е годы вся Ростовская область цепенела от ужаса. Каждый год в болотах и лесах находили изувеченные тела взрослых и детей. В регионе орудовали серийные убийцы: Андрей Чикатило и его последователи: Владимир Муханкин, Константин Черёмухин, Роман Бурцев. В общей сложности на их совести не менее 73 жертв, из них 55 человек (согласно показаниям самого преступника) лишил жизни Чикатило.

Выследить, поймать и добиться признательных показаний от них удалось при помощи следователя Амурхана Яндиева и его коллег. Сейчас полковнику юстиции в отставке 76 лет, он работает адвокатом, консультирует следователей, читает лекции в вузах и в учебном центре Ростовского СК. Он также написал несколько работ об опыте общения с преступниками, в том числе известную книгу «Серийный убийца: портрет в интерьере». Следователь рассказал RT о профессиональных приёмах на допросах, деталях громких дел и том, что понял о маньяках.

«На след вывели женщины»

— Как вы ловили Андрея Чикатило?

— Впервые Чикатило оказался за решёткой в 1984 году. Он клюнул на одну из переодетых сотрудниц милиции, но почувствовал неладное и оставил девушку.

Сотрудники милиции его остановили для проверки, нашли при нём вазелин, нож, мыло, проволоку, верёвки. Тогда Чикатило объяснил, что вазелин ему нужен для бритья или смазывать какие-то ранки, нож требовался в командировках, верёвка для работы, а проволоку просто так на улице подобрал.

Конечно, за такой подозрительный набор его задержать не могли. Но оказалось, что ранее он украл линолеум и аккумулятор с предприятия, на котором работал. За это его и арестовали на три месяца. Рассчитывали, что за это время найдутся доказательства его причастности к убийствам, свидетели, но делом занимались тогда не так тщательно, поэтому он снова оказался на свободе.

К 1985 году уже официально значилось 36 убийств, которые, предположительно, совершил Чикатило. Генеральная прокуратура решила изъять из производства прокуратуры Ростовской области это дело и его поручили старшему следователю по особо важным делам Иссе Костоеву. Он пригласил меня быть руководителем одной из двух следственных групп: одна в Шахтах, вторая в Ростове, поскольку убийца орудовал в двух городах.

Мы пригласили специалистов: психологов, психиатров и сексологов, которые пришли к выводу, что все преступления убийца совершал на сексуальной почве. Тела, как правило, находили в лесу, причём характер повреждений был примерно одинаковый: преступник хаотично наносил удары внутрь, не вынимая нож из тела, а также вырезал половые органы у своих жертв. Он профессионально заметал следы и совершал преступления, оставаясь незамеченным.

Сначала мы пробовали определить его группу крови. Экспертиза ошибочно показала, что у убийцы четвёртая группа крови, хотя на самом деле была вторая. Это на время сбило с толку следствие: мы, как выяснилось, сначала отрабатывали лиц с совершенно не той группой крови.

Далее мы проверяли душевнобольных, ранее судимых за преступления сексуального характера. Параллельно мы отправляли Чикатило «манки», то есть наших переодетых сотрудниц. За ним была организована колоссальная слежка. Наши сотрудники наблюдали за ним абсолютно везде: на вокзалах, железнодорожных станциях и в местах скопления людей. Нам пришлось перекрыть весь город.

В 1990 году в Ботаническом саду Ростова был обнаружен труп мальчика. Он был ещё тёплым, когда мы его нашли. Той же ночью мне приснился сон: некая женщина говорит, что убийца — её муж и, мол, она станет его следующей жертвой, раз мы перекрыли город. Потом она повела меня в поле, где за стогом сена крест-накрест лежали трупы. Преступника во сне мы задержали.

Сон оказался во многом вещим. На след Чикатило нас вывели именно женщины: кассирша на вокзале сказала, что её дочь с подругой видели, как какой-то мужчина пытался снять с электрички мальчика, но тот убежал. Приметы совпали с внешностью Чикатило.

Когда мы напали на его след, я испытал непередаваемое удовольствие. Дело было поздней осенью, мы искали его по стылым электричкам, а я даже не обращал внимания, что жутко замёрз — настолько кайфовал от происходящего. 20 ноября 1990 года мы задержали Андрея Чикатило.

— На вашем счету поимка не только Чикатило, но и других серийных убийц. Есть какая-то особая методика?

— Не думаю, что это именно методика. Просто я наблюдательный, у меня хорошая зрительная память, а мышлению не мешают бурные эмоции. Ещё помогает поставить себя на место преступника.

Помню, как-то мне дали дело, на первый взгляд — совершенно бесперспективное. Без вести пропал парень, по нашей инициативе было возбуждено дело об убийстве. С момента преступления прошёл почти год, причастные к смерти парня не помнили, где закопали тело: надо было искать где-то в очень густой и длинной лесополосе.

Тогда я просто прошёл по лесу и ткнул пальцем в место, где сам бы закопал труп, будь я убийцей. И что же — выкопали яму в человеческий рост, сразу же увидели, что земля смешана с глиной, что указывало на то, что тут уже раньше копали. Затем появился характерный запах солярки — ей заливают места, где хотят что-то спрятать, чтобы собака не взяла след. Потом обнаружили и сам труп с металлическим тросом, на котором его повесили.

«Топни ногой — они разбегутся»

— На вас как-то повлияло общение с серийными убийцами?

— Для многих покажется странным, но, общаясь с такими людьми, я получаю удовольствие. Почему я написал работы и книги и о Чикатило, и о серийном убийце Муханкине, который тоже орудовал в Ростовской области и убил восемь человек? Мне интересна их жизнь, я её изучаю, и если на неё посмотреть детально, то таких людей даже в чём-то становится жалко.

— Можете привести пример?

— Когда Муханкин был ещё в утробе матери, его уже не любили родители. Отец бросил мать, а в деревне быть молодой, без мужа и беременной — стыдно. И она пыталась от него избавиться всеми способами. Когда ребёнок родился, его мать пыталась подбросить его отцу, потом постоянно меняла мужей, что тоже оказывало влияние на его психику.

Мальчика никто не воспитывал, было только издевательское отношение со стороны самого близкого человека, который должен был окружить любовью и лаской своего ребёнка. Муханкина просто истязали. Он рассказывал, что от безысходности ночевал на кладбище в самостоятельно вырытой норе.

Конечно, мы потом всё это проверили. По своей инициативе я решил провести свидание с матерью, посмотреть какая у них будет реакция друг на друга. Они вели себя как посторонние люди. Муханкин ей говорит: «Ну что, мам, прощай, больше вы меня никогда не увидите», — а она стоит и молчит. Вот такое расставание.

И с каждым маньяком такая история. Чикатило тоже пережил многое. Сам рассказывал, что его жена Феня скалкой гоняла по дому. А потом он выходил на улицу и катался на электричках в поисках жертвы. Вот про них говорят, что они убийцы, жестокие звери, которые просто не могут быть трусами. Да никакие они не звери. Топни ногой — они разбегутся.

— Как вы приходили в себя после таких расследований?

— Очень сложно. Часто снились тревожные сны. Мне помогала, прежде всего, семья. А ещё мы с друзьями любили ходить играть в бильярд, так и отвлекался.

— Какие эмоции вы испытывали, общаясь с убийцами? Злость, ужас, отвращение?

— Ничего этого преступнику я не показывал. У меня другой метод, задача которого — обличить в полном объёме убийцу. Возможно, кому-то он покажется неожиданным. Это не обман, не хитрость — исключительно тактические приёмы следователя. Я пытаюсь изобличить зло, а не делать какое-то доброе дело убийце, бандиту или негодяю. Любой способ, если он не нарушает закон, приемлем.

Вот привезли мне Муханкина. Он ждёт, что следователь даст ему по башке и начнёт упрекать во всём. Если так себя вести, то преступник замкнётся в себе, ведь над ними всю жизнь издевались, и ничего не расскажет.

Я тогда зашёл со словами: «О, привет, Володька!», — как будто бы мы с ним давно знакомы, пожал его руку, спросил всё ли у него хорошо, не обижает ли кто. У нас сложились доверительные отношения, и он рассказал мне о своих убийствах, ничего не скрывая.

— Какие ещё принципы использовали в работе?

— Убийце нужно всегда говорить правду, даже в мелочах. Обходиться без насилия и жестокости. Например, с Чикатило мы обращались друг к другу уважительно, называли по отчеству.

Однажды я приехал к нему в Москву, в Бутырку, после его обследования в институте Сербского. Он такой худой был, и я ему сказал: «Ой, Романыч, что с тобой случилось?», — а Чикатило заплакал, рассказал, как там плохо кормили и как его обследовали. Ну, я знал, что он страстно любил колбасу, привез ему её, после чего он немного ожил и продолжил давать показания, исповедоваться.

— Муханкин просил вас присутствовать при его смертной казни, которую в итоге заменили на пожизненное заключение. Какие у вас с ним сложились отношения?

— Можно сказать, что замечательные. Я ему приносил бумагу, помог с переводом в камеру с хорошими условиями. Муханкин даже написал мне стихотворение, услышав, как дочка на день рождения передала мне поздравление по радио, с такими строками: «Да, мы на разных полюсах, я это знаю, но здравия ему желаю».

Наладить близкий контакт было нужно, чтобы преступник лучше раскрылся. Муханкину нравилось показывать, как он совершал преступления. Рассказывал и демонстрировал, словно герой фильма. Например, в Цимлянском районе, где он убил девочку, лазил в болото, нашёл её останки и обувь.

— Сейчас Муханкин отбывает срок в колонии «Чёрный дельфин». Он продолжает вам писать?

— Писал несколько раз, критиковал некоторых наших сотрудников, просил прислать ещё бумаги для жалоб. Но какие у меня могут быть после приговора отношения с человеком, у которого восемь жертв? О чём я с ним буду переписываться?

«Убийц защищать не пойду»

— Как вы думаете, можно ли было сделать так, чтобы люди не совершали таких преступлений?

— Наверное, если бы они изначально оказались в благоприятных условиях, то, возможно, не совершили бы все эти убийства. Я давно говорю, что когда началась перестройка, то состояние, в котором находился народ, привело ко всеобщей озлобленности общества. Надо на государственном уровне бороться с нищетой и голодом, делать так, чтобы народ ни в чем не нуждался. Тогда будет гораздо меньше маньяков и убийц. Органам нужно тщательно следить за неблагополучными семьями.

Но если человек уже встаёт на преступный путь, то отловить маньяка крайне сложно. Это такие серые личности, они растворяются в массе. Например, серийный убийца Анатолий Сливко из Невинномысска жестоко убил семерых детей. А ведь был педагогом, никто бы на него не подумал.

— Какую тактику при нападении на жертву чаще всего используют насильники?

— Судя по рассказу самих маньяков, они делают так: специально находят места, где можно спрятаться, чтобы напасть на жертву и утащить её, например, в кусты. Осматривают, нет ли поблизости людей, потом выслеживают жертву и совершают внезапное нападение. Поэтому моя главная рекомендация — быть осторожным, избегать безлюдных мест.

— У вас была насыщенная профессиональная жизнь. Вы скучаете по работе следователя?

— Я как-то был в нашем Следственном комитете, оперативники могут подтвердить, что я до сих пор полон энергии. Чувствую, что готов хоть сейчас ввязаться в бой. И если бы меня пригласили на работу в Следственный комитет, то я бы согласился.

— Чем вы сейчас занимаетесь?

— Сейчас я работаю адвокатом. На процессы, как правило, не хожу, потому что не люблю это дело. Просто консультирую коллег-следователей, защищаю потерпевших, которых необоснованно обидели. Но если я убеждён, что это убийца, то за такие дела не брался, и не буду никогда в жизни.

«Лента.ру» завершает серию публикаций к 30-летию ареста Андрея Чикатило — самого известного советского маньяка, убившего по меньшей мере 44 человек. Его задержали 20 ноября 1990 года в Ростовской области. В предыдущей статье шла речь о том, как в 1985 году поиском таинственного Гражданина Икс занялись московские следователи и расследование наконец сдвинулось с мертвой точки. Долгие пять лет они шли по следу жестокого маньяка, собирая страшные доказательства его преступлений. Но прежде чем Чикатило приговорили к смертной казни, суду предстояло изучить жуткие подробности его дела и чудовищные нарушения, которыми сопровождалось расследование. Уникальные архивные материалы по делу Андрея Чикатило изучил корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

«Разберись или избавься»

Рано утром 14 ноября 1990 года замначальника УВД по Ростовской области Виктор Бураков встретился с Иссой Костоевым и Владимиром Колесниковым, руководителями следствия по делу о серийных убийствах в регионе. Бураков положил перед ними два тома оперативных материалов — секретное ОПД-040 (оперативно-поисковое дело) с документами за 1982-1985 год.

Среди спрятанных документов были протоколы допросов самого Чикатило, которого в январе 1979 года проверяли на причастность к изнасилованию и убийству девятилетней девочки: ее тело 22 декабря 1978 года нашли в городе Шахты. Как оказалось, допрашивали и близких подозреваемого, в том числе жену и сослуживцев.

Кроме двух томов ОПД-40 подполковник Бураков предоставил Костоеву и Колесникову две проверочные карточки на Чикатило от 1987 и 1989 годов, когда тот попадал в мероприятия плана «Лесополоса» по поиску загадочного серийного убийцы. Ни ОПД-40 со спрятанными в нем документами, ни проверочные карточки Костоев и Колесников раньше не видели.

Как выяснилось, все эти ценные для следствия бумаги лежали в личном сейфе бывшего первого замначальника УВД Ростоблисполкома Павла Чернышева — того самого, с которым у Иссы Костоева возник конфликт в первый же день его работы над «делом Чикатило».

Изучение документов из сейфа Чернышева показало: Андрей Чикатило по меньшей мере четыре раза за 11 лет проверялся на причастность к половым извращениям и серийным убийствам в Ростовской области.

В ходе проверок выяснилось, что Чикатило приставал к ученицам, когда в мае 1973 года работал старшим воспитателем Новошахтинской школы-интерната №32. С одной из девочек он даже заперся в классе и пытался склонить ее к близости: ученица, спасаясь от маньяка, выпрыгнула в окно.

После этого Чикатило уволили с формулировкой «по собственному желанию» и больше ни в одну школу на работу не взяли. Тогда он стал работать в отделах снабжения крупных предприятий Ростовской области.

Ускользнул на линолеуме

Как показали бумаги из сейфа Павла Чернышева, однажды, после многочасового наблюдения, оперативники задержали Чикатило и доставили к следователю.

Тогда у задержанного нашли портфель с кухонным ножом, веревкой и вазелином. К сожалению, это задержание произошло 16 сентября 1984 года, через пять дней после ареста первых фигурантов «Дела дураков» (о нем «Лента.ру» рассказывала ранее). Тогда в Москву уже пошли первые победные рапорты о задержании «серийных убийц», пациентов из психиатрического интерната, которые в итоге окажутся невиновными.

Задержанного Чикатило арестовали на 15 суток. К нему в камеру подсадили двух агентов милиции, которым приказали проверить арестанта на причастность к убийствам девушек и мальчиков в Ростовской области. Один из агентов был опытным сидельцем, а второго привлекали к разработке мужчин нетрадиционной ориентации.

Как отмечает Исса Костоев, история с задержанием и допросом Чикатило в 1984 году закончилась странно: ему припомнили семь метров линолеума, которые исчезли из груза. Этот груз для завода Чикатило в январе того же года привез из Москвы, где был в командировке.

Камера для маньяка

14 ноября 1990 года Исса Костоев, изучив все найденные документы, дал команду установить за Чикатило наружное наблюдение. После этого втайне от других участников следственной бригады он вызвал к себе Нину Павленко, следователя, прикомандированную в бригаду из Курской области и никак не связанную с местными силовиками.

Костоев велел Павленко немедленно выехать на «Спецэнергоавтоматику» и электровозоремонтный завод в Новошахтинске, где ранее работал Чикатило.

Эти преступления раскрыть по горячим следам не удалось, как и опознать жертв. Меморандумы о них поступили в следственную бригаду «Лесополоса» в 1987-1988 годах.

Уже на следующий день Костоев втайне ото всех коллег пришел к начальнику ростовского управления КГБ генерал-майору Юрию Кузнецову: раньше они тесно работали вместе и доверяли друг другу. Костоев попросил у Кузнецова камеру-одиночку для Чикатило, которого собирался арестовать.

Рано утром 20 ноября Владимир Колесников и два оперативника выехали в Новошахтинск, где задержали Чикатило и доставили его в Ростов. Но из здания УВД Костоев забрал задержанного и повел его в соседний дом — в областное управление КГБ СССР. Прокурор области Юрий Паничев сразу санкционировал арест подозреваемого.

В ростовском управлении КГБ задержанного первым делом осмотрел врач и зафиксировал у Чикатило рану указательного пальца правой кисти давностью около двух недель, а также царапину левого уха и зажившие царапины на лице.

Это только больше убедило Костоева в своей правоте: рана на пальце явно была в результате укуса, а царапины оставлены не ветками дерева, а ногтями человека, что позже подтвердил судебно-медицинский эксперт.

22 ноября Чикатило впервые признался в убийствах, но говорить о подробностях тогда отказался: как только речь заходила о деталях, он ссылался на то, что его психика этого не выдержит.

«Надо психологически переломить Чикатило»

С момента задержания и до 1 декабря, то есть за время всего первого этапа следствия, Исса Костоев никому не сказал о задержании маньяка. Коллеги из его близкого круга, в том числе Владимир Колесников, догадывались, что их руководитель напал на след, и даже понимали, что идет активная работа по Чикатило, — но наверняка не знали ничего.

Но тут Костоеву подсказали, что по делу Чикатило проверяли доцента-психиатра Ростовского мединститута Александра Бухановского, — и предложили привлечь его. Костоев пригласил доцента, проинструктировал его, что надо говорить, — и 29 ноября 1990 года устроил ему встречу с Чикатило. При этом Костоев представил доцента Бухановского как известного академика по психиатрии, которому он может задавать любые вопросы.

Маньяк сразу попросил о разговоре с психиатром наедине; допрос был прекращен. После разговора Чикатило составил письменное обращение к надзирающему за следствием прокурору.

30 ноября в 10:45 Чикатило было предъявлено обвинение в совершении 35 убийств, изнасилований и актов мужеложества, совершенных между 13 июня 1983 года и 6 ноября 1990 года. Он прочитал постановление о привлечении в качестве обвиняемого — и сразу полностью признал вину. На следующий день, 1 декабря, Чикатило начал давать развернутые показания — и рассказывал о совершенных им убийствах, выявленных следствием, по семь часов в день, до 7 декабря 1990 года.

«Желаю, чтобы со мной разобрались до конца»

11 декабря 1990 года Чикатило собственноручно написал заявление с признанием своих убийств на имя прокурора РСФСР. В этом заявлении нет фамилии — именно в тот день Николай Трубин был назначен на должность генпрокурора СССР, а кто его сменит на посту прокурора РСФСР, тогда известно не было.

Материалы проверки Чикатило на причастность к убийству Закотновой были найдены в томах ОПД-040, спрятанных от следствия в сейфе Павла Чернышева. И тут Исса Костоев заподозрил неладное.

. В марте 1978 года за 1,5 тысячи рублей Чикатило купил деревянный дом в Межевом переулке города Шахты, причем скрыл этот факт от жены и двоих детей, с которыми тогда жил в одной комнате в общежитии. Он несколько лет приезжал в этот дом с разными молодыми женщинами.

22 декабря 1978 года в городе Шахты на остановке «Трамвайный парк» Чикатило встретил девятилетнюю Лену Закотнову, обманом заманил ее в свой дом и попытался раздеть.

Продумав, как замести следы, Чикатило дождался темноты, вынес девочку на улицу, положил тело у забора, а сам вернулся запереть дверь. Затем, пользуясь темнотой, он донес тело до реки Грушевки и сбросил его в воду. Но убийца не учел, что в том месте, около пустыря, течение образует затон — и вскоре убитую девочку нашли.

Пуля для невиновного

Следователи, работавшие по делу об убийстве Лены Закотновой, нашли подсохшую лужу крови у дома Андрея Чикатило. Потом они выяснили, что в этом доме всю ночь горел свет: хозяин забыл его выключить, что заметили бдительные соседи. А одноклассница погибшей, как выяснилось, видела Лену с каким-то дедушкой, когда они шли от остановки.

Девочка очень точно описала незнакомца — и жители Шахт по предъявленному фотороботу сразу же указали на Андрея Чикатило, педагога школы-интерната №32. Личность человека с фоторобота подтвердил и директор школы, к которому пришли оперативники, причем подтвердил с первого взгляда и без сомнений.

Но три дня спустя за это преступление задержали Александра Кравченко, ранее судимого за изнасилование. Он в тот вечер вместе с женой и ее подругой выпивал у себя в квартире и отрицал свою причастность к убийству. Тем не менее милиционеры задержали всех троих.

Шантажируя жену и подругу, они заставили тех подписать показания, что Кравченко ходил на улицу за спиртным, а вернулся весь в крови. Позже под пытками признания в этом выбили и у самого Александра. На суде он отказался от своих показаний и подробно рассказал, как его пытали.

На четырех апелляциях Александр раз за разом слышал слова: «К исключительной мере наказания — расстрелу». В 1982 году приговор привели в исполнение, а жену Кравченко посадили на пять лет за кражи, которые она якобы совершала вместе с мужем.

Но в 1990 году при обыске в квартире Чикатило нашли цигейковую шапку убитой им Лены. Вместе с признанием Чикатило и его детальным описанием обстоятельств убийства Закотновой это станет убедительным доказательством судебной ошибки. Но она так и не будет исправлена.

Как вспоминает Исса Костоев, в ходе следствия он прекратил уголовное преследование Кравченко и извинился перед его матерью за незаконное привлечение сына к уголовной ответственности.

Мифы на крови

Между тем после задержания Чикатило в СИЗО управления КГБ по Ростовской области сначала возник, а потом был развеян так называемый миф о «парадоксальном выделительстве».

В уголовном деле есть информационное письмо от 2 февраля 1988 года, подписанное заместителем генпрокурора СССР Катусовым и главным судмедэкспертом Минздрава СССР Громовым.

Катусов и Громов указывали на необходимость исследовать все биологические среды подозреваемых.

Но в августе 1991 года большая комиссия экспертов установит: в деле Чикатило «парадоксального выделительства» нет — и кровь, и сперма у него были одной, четвертой группы. Только в сперме ее признаки проявляются несколько слабее. А то, что при проверке Чикатило ему указали вторую группу крови, оказалось лишь технической ошибкой.

11 декабря 1990 года Чикатило признался еще в 20 преступлениях, ранее не известных следствию, доведя общий счет своих жертв до 55. По большинству из них он дал подробные показания, что позволило опознать 22 тела погибших.

К каждому из преступлений Чикатило своими руками нарисовал схему, причем очень точную. Только в одном случае из 55 Чикатило ошибся с местом убийства, указав точку на 70 метров левее.

Его жену Феодосию следователи допрашивали много раз. Спрашивали о вещах мужа, его поступках, поведении и сексуальной жизни. А еще о разводе в 1982 году: формально супруги пошли на него, чтобы сохранить старую квартиру в Шахтах и получить новую — в Новошахтинске.

Между тем в материалах уголовного дела неоднократно встречаются показания свидетелей, что Чикатило регулярно вступал в интимную близость с другими женщинами — но его жена это отрицала. В частности, соседи сплетничали, что Чикатило регулярно спал со свояченицей Валентиной — женой Николая, родного брата Феодосии.

Называли и другие имена, а соседи по тому деревянному дому в Шахтах, который Чикатило купил втайне от жены, говорили, что молодые женщины у него появлялись каждую неделю, причем все время разные.

«Я знал, что милиция занимается поисками убийцы»

Почему Андрей Чикатило столько лет оставался безнаказанным, во многом неясно до сих пор. В одной из бесед со следователями он сделал необычное признание.

Относиться к этому можно по-разному, но есть задокументированный факт: все свои преступления Чикатило совершал днем, от 11:00 до 17:00, в большинстве случаев — рядом с жилыми домами. Судя по ранам, жертвы маньяка должны были сопротивляться и кричать, но почему-то никто ничего не слышал.

При этом нельзя не отметить другой факт: однажды на допросе Чикатило, перечисляя свои положительные стороны (хороший работник, член КПСС с 1961 года и тому подобное), сказал, что был внештатным сотрудником ростовской областной милиции по линии ОБХСС и помог вывести на чистую воду многих расхитителей социалистической собственности.

Однако в материалах дела есть и выписка из приказа №59 начальника ОВД Новошахтинского горисполкома от 10 апреля 1975 года, в соответствии с которым Чикатило Андрей Романович был зачислен в состав внештатных сотрудников милиции, а его куратором стал инспектор медвытрезвителя.

В СССР удостоверение внештатного милиционера давало право бесплатного проезда на любом общественном транспорте, да и вообще было небесполезно. Среди прочего оно позволяло в повседневной жизни проходить незамеченным через милицейские посты. Не в этом ли был секрет неуловимости Чикатило? Во всяком случае другого внятного объяснения до сих пор нет.

Следствие по делу маньяка завершилось 20 августа 1991 года — во второй день путча. Если свои преступления Чикатило совершал в СССР, то судили его уже в России. Процесс начался 14 апреля 1992 года.

«Прокурор ведет линию на срыв процесса»

В зале, где проходил суд над Андреем Чикатило, находились родственники убитых им детей и женщин. Там постоянно дежурили врачи скорой, причем, когда кому-то становилось плохо, заседание не прерывалось — медицинскую помощь оказывали прямо во время процесса.

Скамью подсудимых закрыли клеткой, в которую вел ход из подвала. Это было сделано специально, чтобы не водить Чикатило мимо людей, готовых его разорвать. Процесс над маньяком охраняли как минимум десять солдат внутренних войск и столько же милиционеров, но порядка в зале не было все равно.

На первом заседании Чикатило полностью признал свою вину в 53 преступлениях. Дела о двух убийствах, в которых он признался ранее, закрыли из-за недоказанности: в указанных их местах тел не обнаружили, а в архивах не было никакой информации о том, что в этих районах вообще находили убитых.

Судя по всему, Чикатило надеялся на повторную судебную психолого-психиатрическую экспертизу — но суд отказался ее проводить, сочтя, что проведенной во время следствия достаточно. И тогда подсудимый начал чудить, делая странные заявления одно за одним.

Но этого так и не произошло: поэтому сам процесс над Чикатило в итоге проходил вообще без участия гособвинителя. Формально такое допускалось, но на практике, особенно в резонансных уголовных процессах, гособвинитель присутствовал всегда. В этом плане процесс над главным советским маньяком стал уникальным случаем.

По мнению Костоева, та комедия, что ломал на суде Чикатило, стала следствием давления областных правоохранительных органов. Одновременно с окончанием следствия по «делу Чикатило» Костоев возбудил уголовное дело по фактам нарушения законности во время ведения следствия.

Следствие было поручено Ростовской областной прокуратуре — так требовал закон. Но дело, возбужденное Иссой Костоевым, позже было успешно развалено, а ответственность за многочисленные нарушения закона никто так и не понес.

В 1994 году, уже после казни Чикатило, Ростовская областная прокуратура изъяла из архива суда 12 из 213 томов уголовного дела, но в 1999 году после настоятельных требований вернула только шесть. Таким образом из дела бесследно исчезли более 1,5 тысячи листов с материалами о нарушениях, допущенных во время следствия по делу главного маньяка СССР.

«Следователь уговаривал мужа признаться в убийстве»

. Между тем подсудимый продолжал вести себя неадекватно, порой раздеваясь догола и постоянно перебивая выступающих. Чикатило говорил, что в августе 1991 года был на баррикадах у Белого дома, хотя в реальности с ноября 1990 года он находился под стражей. Или заявлял, что хорошо помнит голод 1933 года, — хотя родился в 1936-м.

В какой-то момент маньяк стал требовать суда на Украине, поскольку по национальности он относится именно к жителям этой страны. В результате 7 июля 1992 года суд все-таки назначил психиатрическую экспертизу подсудимому, которую провели прямо в суде: Чикатило вновь был признан вменяемым.

Во время допроса потерпевших постоянно звучали проклятия — и в адрес Чикатило, и адрес СССР, породившего маньяка. Выяснилось, что у всех погибших мальчиков задерживали отцов, от которых требовали признаний в убийствах собственных детей. В итоге один мужчина, отсидев трое суток в изоляторе, покончил с собой, а второй попал в реанимацию.

Аналогичные заявления делали и другие жители города Шахты. 14 октября 1992 года председательствующий на процессе судья Леонид Акубжанов огласил приговор по делу маньяка Чикатило. При этом формулировка отличалась от принятой, за что судью позже наказали.

30 июня 1993 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда России частично отменила приговор: Андрея Чикатило оправдали за недоказанностью по восьми совершенным им убийствам, в том числе — по убийству Лены Закотновой. Аргументы при этом были использованы очень странные.

А по убийству Лены Закотновой Верховный суд отказался признать аргументированным вывод о происхождении биологических сред в теле убитой девочки и сослался на заявление Чикатило о самооговоре.

Кроме того, апелляция постановила исключить из приговора оценку поведения следователя Яндиева и специалиста Бухановского. Но сам приговор «смертная казнь» оставили без изменений.

9 января 1993 года прошение о помиловании Чикатило было отклонено.

Главного маньяка Советского Союза расстреляли 14 января 1993 года — в годовщину освобождения Ростова-на-Дону от фашистов. С тех пор этот праздник считается самым главным и в городе, и в области.

Редакция «Ленты.ру» выражает благодарность председателю Ростовского областного суда Елене Анатольевне Золотаревой и сотрудникам аппарата суда за помощь в подготовке материала.


«Лента.ру» продолжает серию публикаций к 30-летию ареста Андрея Чикатило — самого известного советского маньяка, убившего по меньшей мере 44 человека. Его задержали 20 ноября 1990 года в Ростовской области, но до этого местные милиционеры пытались списать страшные преступления Чикатило на пациентов психиатрического интерната. О так называемом «деле дураков» шла речь в первой статье. Но в 1985 году за расследование жестоких убийств в Ростовской области взялись настоящие профессионалы. Они шли по кровавым следам «гражданина икс», заполняя страницы уголовного дела все более страшными подробностями его преступлений. Но шаг за шагом, с каждой новой жертвой они все ближе подбирались к тому, кого позже назовут самым жестоким маньяком СССР. Уникальные архивные материалы дела Андрея Чикатило изучил корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

«Из Москвы ничего не видно»

После того как полностью сфабрикованное «дело дураков» развалилось, участники новой следственной группы провели анализ того, что наработали за предыдущие годы их предшественники. Как выяснилось, все усилия последних были направлены на доказательства вины пациентов Первомайского дома-интерната для умственно отсталых детей: розыском других подозреваемых никто себя не утруждал.

«Мне есть о чем рассказать» Самый страшный маньяк России признался в новых убийствах. По числу жертв он дважды обошел Чикатило

«Мне есть о чем рассказать» Самый страшный маньяк России признался в новых убийствах. По числу жертв он дважды обошел Чикатило

Гражданин Икс 30 лет назад арестовали Чикатило. История главного маньяка СССР в документах из закрытых архивов

Гражданин Икс 30 лет назад арестовали Чикатило. История главного маньяка СССР в документах из закрытых архивов

Настоящее расследование началось лишь теперь, спустя четыре года после первых преступлений из серии ростовских убийств. И только тогда появились первые рабочие версии. Собственно, именно поэтому «дело Чикатило» стало позором для советской правоохранительной системы, о котором не любят вспоминать.

Но начало работы по «делу Чикатило» для Иссы Костоева, заместителя руководителя отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры РСФСР, началось с конфликта: его оппонентом стал первый замначальника УВД Ростоблисполкома, полковник Чернышев, с 1981 года руководивший поисками загадочного убийцы.

По воспоминаниям Костоева, он пришел к Чернышеву в качестве руководителя следственной группы, но тот попытался подмять московского следователя и потребовал «полного подчинения».

На мои замечания о работе предыдущих оперативников и следователей Чернышев заявил, что они все делали правильно. Он отметил, что у него нет сомнений: «эти дураки» и есть настоящие насильники и убийцы, а из Москвы «ничего не видно». Мы повздорили, и я четко сказал: Чернышев со мной работать не будет

Так вторым руководителем следственной бригады от милиции стал Владимир Колесников, тогда майор милиции, позже — генерал-полковник, начальник Главного управления уголовного розыска России, а потом — первый заместитель главы МВД России.

Первый маньяк Союза

Новая следственная бригада начала с того, что проанализировала объективные данные: убийца или убийцы (до последнего не исключалось, что к преступлениям причастна группа лиц) наносил множественные удары ножом, по голове и по телу, почти всегда — в глаза (на внутренней поверхности найденных черепов оставались характерные следы). Причем часто одно-единственное входное отверстие имело несколько (до 14) раневых каналов.

Убийца снимал с погибших одежду, относил ее в сторону и выбрасывал, часто вырезал половые органы и также уносил их с собой. Преступления совершались в светлое время суток, но при этом никто не слышал криков о помощи.




Отпечатки пальцев Андрея Чикатило

Фото из архива Ростовского областного суда

Следователи полностью исключили корыстный мотив: у 24 погибших пропало всего 14 предметов, от обшарпанного зеркала до золотого кольца. Многие из погибших были очень осторожными людьми и ни за что не пошли бы с незнакомцем — то есть преступник умел быть обаятельным и убедительным.

Кстати, до сих пор ходят слухи, что жертвами Чикатило становились психбольные или подростки, склонные к половой распущенности, но это не так

Сексуальный мотив не ставился под сомнение — хотя из 23 обнаруженных тел говорить об изнасиловании можно было только в отношении четверых мальчиков. При исследовании 18 из 19 убитых девочек и женщин сперму обнаружили только в одном случае, а по меньшей мере одна из жертв погибла девственницей.

Бросалось в глаза, что повреждения на телах мальчиков сильно отличаются от травм женщин: это попытки раздирать рот, следы от прижигания сигаретами, засосы на шее, множественные поверхностные раны (царапины) на ограниченных участках тела.

Часть специалистов — и психиатры, и криминалисты — вообще считала, что в Ростовской области орудуют два половых извращенца, незнакомые между собой (термин «маньяк» тогда в СССР не использовался: его впервые стали применять именно к Андрею Чикатило)

А в Москве специалисты института имени Сербского провели полный анализ действий убийц и дали рекомендации, среди каких групп населения стоит его искать. Сейчас бы этот документ назвали психологическим портретом убийцы, но тогда ему дали другое название — «Консультативное заключение психиатров и рекомендации по результатам анализа нераскрытых убийств». Правда, уже после задержания Чикатило выяснится, что этот анализ имеет мало общего с реальностью.

Из материалов уголовного дела — «Консультативное заключение психиатров ЦНИИ общей и судебной психиатрии имени Сербского» (выдержки)

Все убийства носили довольно однотипный характер. Они совершались неизвестным мужчиной (мужчинами) в уединенном месте и имели очевидную сексуальную подоплеку: в большинстве случаев преступник полностью обнажал жертву и наносил ей множественные колото-резаные ранения области шеи и туловища.
У трупов как правило удалялись наружные и внутренние половые органы. Во всех случаях не отмечалось явных корыстных намерений преступника; он не предпринимал реальных попыток скрыть следы преступления (…).
Все это не позволяет исключить возможность, что преступников двое: один совершал нападения на мальчиков, другой — на лиц женского пола. Знакомство между ними маловероятно. Если исходить из предположения, что преступников двое, то нападавший на мальчиков представляется личностью с комплексом сексуальных извращений: гомосексуализм, педофилия, садизм и некросадизм.
Во многих случаях преступник применяет одни и те же удары ножом — в подключичную область шеи (характерно для забивания скота, в частности свиней). Известно два случая отсечения преступником носа у своих жертв (один из признаков особой ненависти к врагу у восточных народностей). Не исключено, что преступник имел или имеет отношение к медицине (бывший студент, санитар, водитель санитарных машин и так далее).
Действия преступника носят крайне антисоциальный, жестокий, достаточно сильный, последовательный и мотивированный характер. Обращает на себя внимание эмоциональная холодность, парадоксальность (тупость?) преступника, его особая бессмысленная жестокость, полное пренебрежение к моральным нормам, закону, равнодушие к последствиям, отсутствие чувства вины и реакции на содеянное

Сыщики из «Лесополосы»

С 15 ноября до 29 декабря 1985 года следственно-оперативная бригада изучила все собранные материалы. Были отброшены те данные, которые явно не имели отношения к серийным преступлениям (попутно только за эти месяцы удалось раскрыть четыре убийства) и определили основные группы подозреваемых.

1. Психически больные.
2. Ранее судимые за аналогичные преступления.
3. Наркоманы.
4. Не судимые, но состоящие на учете как лица, склонные к противоправным и насильственным действиям.
5. Водители, в том числе имеющие личный автотранспорт и подрабатывающие частным извозом.
6. Комиссованные из рядов Советской Армии.
7. «Подсобный аппарат» (агенты милиции из числа преступного элемента).
8. Бывшие сотрудники правоохранительных органов.
9. Больные венерическими заболеваниями.
10. Несовершеннолетние, состоящие на учетах в детской комнате милиции.
11. Лица, имеющие властные полномочия, в том числе высокопоставленные сотрудники милиции, прокуратуры, УКГБ и работники обкома КПСС и облисполкома (эта версия отрабатывалась лично руководителями следственной группы)

Костоев и Колесников договорились со штабом Закавказского военного округа: специально для расследования военно-воздушные силы сделали фотосъемку всех мест происшествий. По результатам ее анализа провели повторный поквартирный обход в поисках возможных свидетелей.

Следователи также запросили регионы СССР о всех похожих преступлениях, совершенных в последние четыре года, в первую очередь — нераскрытых, а также о всех пропавших без вести молодых женщинах и мальчиках. Ответы будут приходить почти полтора года: сыщикам придется проверить свыше 300 убитых и пропавших без вести по всему Советскому Союзу.









Протокол проверки показаний Андрея Чикатило на местах совершенных им преступлений

Фото из архива Ростовского областного суда

При этом убийства, очень похожие на те, что совершал Андрей Чикатило, обнаружат в Московской, Владимирской, Свердловской, Ленинградской областях, а также в Адыгее, Донецке и Запорожье. А анализ дат известных ростовских убийств даст любопытную картину: из 24 убийств шесть были совершены во вторник, шесть — в четверг, три — в субботу и только одно — в понедельник. В остальных случаях дни смерти жертв установить не удалось.

На основании этого была запущена система физического прикрытия на всех, даже самых маленьких железнодорожных станциях в Ростовской области

С начала 1986 года на каждом полустанке по специально составленному графику дежурили сотрудники милиции в форме и в штатском, переписывая всех одиноких мужчин и устанавливая личность любого человека без документов. Формально этот план физического прикрытия ввели приказом по УВД от 17 сентября 1984 года, но на практике он практически не работал.

Новый план, тщательно переработанный с учетом полученных данных, ввели в действие с 29 декабря 1985 года. За его исполнением строго следил майор милиции Владимир Колесников: каждый день ему на стол ложились рапорты от исполнителей.

Именно этот план получил условное название «Лесополоса»: по нему позже станут называть и следственную группу прокуратуры РСФСР, и все «дело Чикатило»

В уголовном деле это название впервые встречается в секретной «Справке о проделанной работе» от 12 марта 1986 года. В ней среди прочего указывалось, что за прошедшие два месяца были раскрыты 16 убийств, 46 изнасилований и 76 фактов мужеложества. На последних стоит остановиться отдельно.

«Преступник закапывает трупы своих жертв»

Сексуальная связь между мужчинами, в первую очередь добровольная, в СССР считалась преступлением: с 1934 по 1993 год в УК была специальная статья «мужеложество». Нельзя не сказать, что в рамках расследования «дела Чикатило» больше всех пострадали именно геи: почти две сотни из них были отправлены под суд за время поиска неизвестного убийцы.

Схема убийств, совершенных Андреем Чикатило в лесополосе рядом с Новочеркасским шоссе

Схема убийств, совершенных Андреем Чикатило в лесополосе рядом с Новочеркасским шоссе

Фото из архива Ростовского областного суда

Причем судили мужчин нетрадиционной ориентации не только за сексуальные пристрастия: у них были изъяты несколько сотен порнографических книг и журналов, в том числе самиздатовские копии книги немецкого психолога Ивана Блоха «История проституции», написанной в 1912 году. Сейчас она считается одним из научных трудов и спокойно лежит в библиотеках.

Но тогда, в 1986 году, ее безжалостно уничтожали: в уголовном деле по меньшей мере трижды встречались слова «признать вещественным доказательством и уничтожить путем сжигания»

А в памятке сотрудникам милиции прямо предписывалось «обращать особое внимание на материалы порнографического содержания и всех имеющих их лиц доставлять в ОВД с немедленным информированием следственной бригады».

На самом первом совещании по этому уголовному делу я сказал и потом это постоянно повторял: только активный поиск всеми силами милиции и прокуратуры может сейчас дать результат. Если этот половой извращенец через нас пройдет невыявленным, то мы его или вообще не поймаем, или будем ждать даже не второго — третьего всемирного потопа

Но шли дни, недели, месяцы — а неизвестный оставался неизвестным. Правда, и преступления прекратились. Многие заговорили о том, что преступник либо арестован по другому делу, либо покончил с собой. И по материалам уголовного дела видно: резко возрастает число указаний активизировать работу по всем версиям.

Из материалов уголовного дела — Указание руководителей следственной бригады Прокуратуры РСФСР Иссы Костоева и Владимира Колесникова руководителям следственно-оперативных групп от 25 июля 1988 года

Проклятый путь

В конце 1986 года сыщики дополнительно разрабатывают операцию «Манок» — по вторникам и четвергам в места, которые могли быть привлекательными для преступника, и в те, где совершались убийства, пускают одетых в штатское молодых сотрудниц милиции. Скрытно их сопровождают оперативники уголовного розыска.

Аналогичные мероприятия проводят сотрудники управления КГБ и военной прокуратуры, но результата нет. Впрочем, и жертв с августа 1986-го и до весны 1988 года в Ростовской области не прибавляется: в это время Андрей Чикатило совершал убийства в других регионах СССР.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: