Будет ли профессия адвоката востребована в будущем

Обновлено: 07.02.2023

Я как юрист, практикующий более 15 лет, будучи студентом, никогда не думал, что юристом буду зарабатывать большие гонорары. Работая на предприятиях, вынужден был искать себе помощников и обращал внимание, что современные молодые студенты-юристы задавали единственный вопрос: «А сколько будут платить?» У них в головах была готовая картинка: они в дорогих костюмах, на дорогих машинах будут ездить в суд и красноречиво говорить, как Плевако или Кучерена, а при выходе из зала суда в их карманах будут оседать большие деньги.

Был забавный случай, когда молодой дипломированный юрист хотел получать зарплату в 100 тыс. рублей, не имея опыта. И это был 2010 год. Наша компания готова была предоставить ему такую зарплату и, естественно, мы провели тест-игру, дали вводные и сымитировали судебный процесс.

При этом молодой юрист, выпускник юридической академии, отказался от игры со словами, объяснив, что он не на экзамене, а его диплом уже должен сказать о многом нам, будущим работодателям. Работу он не получил, но я решил еще пообщаться с ним: мне стала интересна причина его отказа от игры, ведь он же должен быть уверен в своих знаниях. Забегая вперед, скажу, что он растерялся и забыл все, чему его учили.

Предыдущая маленькая история говорит о том, что современный выпускник вуза не подготовлен к реалиям современного рынка труда, да чего уж там лукавить, он не готов к жесткой и изнуряющий конкуренции, которая ломает любого начинающего юриста буквально за год.

Вы знали, что среди всех выпускников юридических вузов лишь 48% идут работать в юриспруденцию? Через 3-4 года всего 23% остаются работать в этой сфере и лишь 17% связывают себя с юриспруденцией навсегда.

Ответ очень прост: всем кажется, что юриспруденция – это легко, необременительно, а еще там нет математики. Действительно, гуманитариям юридическая наука дается проще, но вот засада – в работе вы будете постоянно сталкиваться с математикой. Практикуемая учебными заведениями модель обучения специалистов морально устарела, современный юрист должен уметь работать в трех-четырех направлениях, но и это еще не все. Надо уметь работать со смежными дисциплинами, такими как бухгалтерия, финансы, медицина, машиностроение, спортивная отрасль, а сегодня уже и в интернет-сфере.

Многие говорят: «Я же буду работать в одном направлении, зачем мне все это знать?» И это самая первая ошибка молодого специалиста. Сегодня уметь работать только в одном направлении – почти на 100% путь к среднему заработку, работе в офисе с 9 до 18 и отсутствию интересных кейсов у себя в портфолио.

Если юрист хочет развиваться и действительно стать экспертом, то он просто обязан уметь быстро искать информацию по делу и сразу же анализировать ее. В институтах не учат анализировать само дело и его возможное развитие в различных условиях и ситуациях.

86% юристов даже не умеют писать иски. Написание иска сводиться к тому, что создается шаблон под ситуацию и меняются лишь данные истца или ответчика. Юриспруденция утрачивает то величие, когда с помощью законов и слов вершились судьбы людей и целых корпораций.

В эпоху цифровизации мира многие перестали видеть надобность в изучении законов, пленумов и постановлений. Ведь сегодня достаточно ввести запрос в поисковик и через секунду получить документ у себя на экране ноутбука или мониторе компьютера, еще через 2-3 минуты загрузить анализ по данному документу и, уже исходя из полученной информации, выстраивать работу по делу.

Это действительно удобно, обмен информацией стал столь быстрым, что людям не нужно просиживать часами за той или иной книжкой. Но в этом и кроется самая большая опасность будущего: через 20-30 лет мы будем испытывать жуткую нехватку специалистов, которые пишут законы для нашей страны. Более того, уже сегодня мы видим, что многие законы противоречат друг другу, порой люди с огромным юридическим опытом не сразу могут понять смысл продуктов законотворчества.

И вот уже молодой юрист скучно сидит за столом и к нему приходит осознание, что работа юристом не такое уж и простое занятие, это не многомиллионные гонорары, не пламенные и жаркие дебаты в суде, а отстаивание очередей в судах ради получения решения, беготня по городу в надежде получить ответ на запрос по судебному делу, а на выходе – средняя зарплата в размере 30-40 тыс. руб.

Неужели всё так печально, и учиться на юриста не стоит?

Вопрос правильный и очень важный. Чтобы ответить на него, нам нужно задать другие вопросы, а, точнее, сделать один маленький, но очень важный шаг – сменить подход к обучению молодых юристов, поменять стратегию подачи информации и готовить современных специалистов к действительно практической работе. А не к изучению теории, которая через 5 лет, когда студент выпустится, уже будет неактуальной, ибо процесс внесения поправок неумолим и постоянно вынуждает работать по новым правилам. Студента нужно обучить, как искать информацию, как ее систематизировать, а самое главное – правильно проанализировать. Где искать клиентов, как с ними общаться, что нужно делать для того, чтобы клиент появился – тоже немаловажные вопросы. Очень важно давать студентам практические навыки с учетом специфики работы и в маленькой компании, и в корпорации, где численность штата от 1000 человек, обучить работе в команде и согласованию юридических документов с коллегами из других компаний.

И лишь на последних курсах необходимо начинать обучение профильным юридическим дисциплинам, когда уже есть понимание, как все работает, для чего нужен тот или иной шаг, как будет действовать тот или иной документ в той или иной ситуации. То есть, когда уже произошла укладка нужного фундамента в голове, вот тогда уже на него стоит накладывать отраслевые юридические знания.

И, поверьте, вы выйдете из такого института не просто подготовленным юристом, но специалистом, который не пропадет на первом же серьезном судебном процессе.

Что изменится, какие тенденции нас ждут?

Однозначно более 67% юридической работы в ближайшие 10 лет уйдет в онлайн. Развитие цифровых технологий настолько поглотило мир, что мы не можем противиться этому, и наступит то время, когда судебные процессы будет проводить не судья, а искусственный интеллект. Уже сегодня в Германии и в Англии тестируют такую технологию в простейших судебных процессах. Я вас не обрадую, но в ближайшее время юриста, который будет и дальше получать знания по старой системе, использующейся в современных институтах, ждет печальное будущее: невостребованность, оторванность от реалий и полнейшее отсутствий возможностей.

Другое дело, если он будет изучать на доступном уровне программирование, цифровые технологии, будет стараться разрабатывать законодательные акты, положения, участвовать в сессиях по разработке пленумов, консилиумах по разработке стратегий в области защиты цифровых активов. У такого молодого специалиста хорошее будущее, а главное – он будет в тренде современного рынка.

Более того, обладая знаниями в области интернет-технологий, специалист будет на несколько шагов впереди своих конкурентов-коллег, которые в свое время пренебрегли возможностью освоить какую-либо интернет-дисциплину.

На мой взгляд, интернет-технологии – будущее ближайших 15 лет. И если мои коллеги будут развивать юриспруденцию в современных условиях, то через 7-9 лет мы сможем получить простые и понятные, а, главное, действующие законы, которые будут исполняться и реализовываться во всех областях нашей жизни.

Сегодня уже не хватает юристов, которые бы смогли правильно и стратегически верно выстроить способы защиты интереса своих доверителей в области разработок мобильных приложений, различных онлайн площадок. За примерами не стоит далеко идти: сейчас рынок наполнился онлайн-школами. Невероятно удобный формат обучения, но посмотрите, какие там применяются документы! Все в бумажном виде, все по старым технологиям, да даже современные термины пытаются подвести под старую терминологию.

Хотелось напомнить читателям, что сравнительно недавно у нас внедрили ЭЦП (электронно-цифровая подпись). Задумывалось, что данная технология существенно упростит документооборот, а на деле среди моих коллег 100% слышали о такой технологии и всего лишь 2% ее успешно используют. Как мы видим, специалисты крайне неохотно адаптируются под современный рынок. Надо сказать, что юридическое сообщество весьма консервативно и различного рода новшества встречаются в штыки.

Big Data (массивные данные) – современная it-индустрия уже давно работает в этой области и систематизирует различную информацию в единое информационное поле.

Через 10 лет мир перейдет в новую эпоху – эпоху больших данных. Вместо виджета погоды на экране смартфона он сам подскажет вам, что лучше одеть. За завтраком покажет дорогу, по которой вы быстрее доберетесь до работы, и когда нужно будет выехать.

Под влиянием Big Data изменится все, чего бы не коснулся человек. А это значит, что современному юристу уже сегодня стоит изменить свой подход к сбору информации и ее систематизации.

Ныне специалисту в области юриспруденции обязательно стоит изучать blockchain-технологию, участвовать в разработке законов, актов и иных документов, которые будут регулировать работу данной технологии с правовой позиции. Предполагаю, что данная технология произведет революцию в нашем мире уже в ближайшие 10 лет. Прямо сегодня применяются smart-контракты, упрощается процедура согласования договора с помощью таких технологий.

Думаю, уже довольно скоро мы получим новую специализацию в институтах наравне с государственной, уголовной и гражданской. Думаю, что ее назовут гражданско-цифровая специализация и будет новая специальность – юрист гражданско-цифровой специализации.

20 лет назад это было фантастикой, о таком писали в книжках, а сегодня это уже реальность.

Именно поэтому считаю, что у юриспруденции есть будущее, а у современного юриста есть возможности, которыми нужно просто правильно воспользоваться.

Закончился срок приема заявлений на сдачу ЕГЭ по предметам, а значит самое время оценить какие направления с данными ЕГЭ можно выбрать как будущую профессию.

Последние десятилетия юриспруденция как направление обучения в ВУЗах держится в топах выборов среди студентов. Да что уж там, не только в России, но и в мире Юриспруденция - одна из самых популярных академических дисциплин.

Этому способствуют высокие зарплаты, стабильность работы и респектабельный статус, связанным с юридической работой.

Но в начале карьеры мало что из выше перечисленного будет со старта, зарплату и статус придется зарабатывать постоянным трудом и учебой, а перед тем как вы найдете стабильную работу может быть придется походить между работодателями.

Каковы же в таком случае причины для изучения права? Стоит ли оно в 2022 гожу?

Одна из главных причин, по которой всем следует изучать юриспруденцию, заключается в том, что это увлекательная и обширная дисциплина.

Почти все, что мы делаем, регулируется тем или иным законом, покупаем ли мы что-то онлайн, едем за рулем или на пассажирском кресле, публикуем ли что-то в Интернете (привет уголовному наказанию за репосты!) и так далее.

Все не так как в фильмах

В своем большинстве представления о юридической профессии основано на тех стереотипах, которые сформировались вокруг этой профессии благодаря американскому кинематографу.

Однако российская правовая действительность совершенно другая, если вы ожидаете за счет красноречия побеждать в судах, то увы это не так – в России суды присяжных крайне слабо распространены, а их оправдательные решения зачастую отменяются при апелляционном обжаловании с подачи прокуроров.

Но в фильмах есть и правда, сложно среди фильмов о юристах найти абсолютно повторяющиеся сюжеты.

Так и в жизни юристу постоянно приходится работать с различными делами, которые вызывают у ваших клиентов всевозможные проблемы.

Работа вряд ли станет рутиной, поскольку вопросы будут редко повторяться и даже в случае повтора могут быть какие-то новые детали или изменения законодательства, которые потребуют переоценки старых подходов.

Профессию юриста можно сравнить с профессией врача

Весьма красноречиво профессию врача и юриста сравнил известный американский экономист Адам Смит:

«Мы доверяем наше здоровье врачу, а наше состояние и иногда нашу жизнь, и репутацию – юристу и адвокату. Такое доверие нельзя без риска оказать людям, находящимся в очень бедственном или низком положении. А, следовательно, и вознаграждение их труда должно быть таким, чтобы давать им в обществе ранг, коего требует столь важное доверие. Затраченные ими время и деньги на образование, в совокупности с ранее сказанным, повышает цену их труда. Разница заработка между рядовым рабочим и хорошими юристом и врачом, очевидно намного больше, чем обычная разница в любых разных отраслях торговли. Как правило, эта разница является обманом, поскольку мы не различаем, что является заработной платой, а что прибылью» [1] .

Данное высказывание обуславливает высокие зарплаты и доходы юристов, но не всех, а только тех, кто действительно оказывает качественные услуги.

Общество продолжает становиться все более сложным, выделяются новые отрасли экономики, в юриспруденции как и во врачебном деле появляются специалисты по узким вопросам.

Юристы могут специализироваться в одной или нескольких нишевых областях, начиная от вопросов продажи хлеба с маслом, более крупной как трудовое право или же совсем нишевых и пока слабо развитых в России отраслей, например, "зеленого" права (об охране окружающей среды).

Юриспруденция – постоянная учеба и самосовершенствование

Но чтобы достичь в юриспруденции совершенства будет недостаточно один раз отучиться.

Право, законы – явление динамическое и изменчивое, из-за этого то, что еще работало вчера, может перестать работать сегодня, ввиду чего и юристу нужно быть достаточно гибким и быть готовым к изменениям.

Хотя глобальные реформы случаются не часто, судебная практика (то как законы читают и понимают судьи) может в некоторых случаях перевернуть ситуацию с ног на голову.

Юриспруденция — идеальный путь для людей, которым нравится разгадывать сложные загадки и кажущиеся неразрешимыми задачи.

Юристы имеют дело со сложными этическими, философскими и моральными проблемами.

Если вам кажется, что "юристов" и "чиновников" развелось слишком много, то у нас есть необычные идеи смежных профессий в этой сфере.

Написание законов, их толкование и исполнение – относятся к древнейшим занятиям человека с момента появления первых государств. Несмотря на то, что "Юриспруденция", "Политология", "Управление государством", "Дипломатия" ведут свой отсчет с древних времен, они останутся актуальны пока на нашей планете есть государства, между которыми нужно поддерживать дружеские взаимоотношения, а в государствах живут люди с разными ценностями, интересами и точками зрения, которые вступают между собой в противоречия.

Рассмотрим самые необычные, перспективные и даже футуристические профессии этих профнаправлений:

1. Медиатор - специалист, призванный разрешать конфликты в досудебном порядке. Он участвует в процедуре медиации как третья, нейтральная, незаинтересованная сторона. В процессе переговоров медиатор помогает конфликтующим сторонам понять интересы свои и противника, определить занимаемые позиции и при благоприятных условиях предложить сторонам договориться без помощи суда. Медиатор должен обладать знаниями юриста и задатками психолога, чтобы суметь уладить спор и довести его до медиативного соглашения.

Где учиться : Центр медиации в УрГЮА, юридический факультет Высшей школы экономики, юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, а также специальные курсы в дополнение к юридическому и психологическому образованию.

2. GR-менеджер - специалист по связям с государственными структурами (Government-relation). Данная должность востребована в организациях крупного и среднего бизнеса, которые работают с госресурсами, имеют в своих активах долю государственной собственности или зависят от государственных заказов. В обязанности специалиста по GR входит построение доверительных и позитивных отношений между своим работодателем и властью, чтобы избежать препятствий для развития бизнеса со стороны чиновников.

Где учиться : профессия GR-менеджера находится на стыке государственного управления и PR, поэтому для обучения именно этой специальности выбирайте специальность «Госуправление» или «Реклама и связи с общественностью» в российских и зарубежных вузах.

3. Политтехнолог – специалист в государственных структурах, ответственный за ведение политических кампаний. С тех времен, как появилась политика и свободные выборы между несколькими кандидатами, появилась и необходимость в «мудрых» политтехнологах. Специалист этой области применяет на практике знание политических наук, социологии, психологии и PR. Он консультирует кандидатов на выборах, организовывает мероприятия, встречи, конференции для кандидата, чтобы сформировать положительный образ кандидата в глазах избирателей. Эффективный политтехнолог продумывает стратегию кампании до мельчайших подробностей: от общей политической программы до цвета галстука кандидата на выступлениях. В менее горячее время между выборами политтехнологи занимаются укреплением позиций политиков и сопровождают реализацию текущих политических и экономических решений правительства, чтобы принятие новых законодательных актов и правительственных инициатив не вызывало общественных волнений.

Где учиться: Считается, что успешный политтехнолог – это не просто специалист с высшим образованием, а эрудированный человек с богатым жизненным опытом. А высшее образование необходимо получить по специальностям «Политология», «Мировая политика» или «Реклама и связи с общественностью».

4. Виртуальный адвокат - специалист, который удаленно (через интернет) осуществляет юридическую поддержку, и в том числе защиту в суде. Уже сейчас юридические фирмы предоставляют онлайн-консультации: юрист-консультант в режиме реального времени дает пользователям сети ответы на вопросы по нормам права и современному законодательству. Многие юристы работают удаленно и юридически сопровождают коммерческую деятельность одновременно нескольких организаций, но возможности современных средств связи позволяют уже и адвокату защищать интересы клиента, находясь в другой стране.

Где учиться: юридический факультет вуза в России или за рубежом.

5. Киберследователь – специалист, который расследует компьютерные преступления: кражи денег в сети, компьютерные атаки с целью кражи информации, распространение сетевых вирусов и противоправного контента в сети. Несмотря на необычное название, такая профессия уже существует в нашей стране. В крупных компаниях работают специалисты по информационной безопасности, которые предотвращают утечки и атаки на сервера компании. А в МВД России пресечением противоправных действий в глобальных сетях занимается Управление «К». Киберследователи – это многопрофильные специалисты, которые хорошо разбираются в юриспруденции, криминалистике, а еще лучше в программировании и информационной безопасности.

Где учиться: федеральные институты МВД России, Московский и Санкт-Петербургский Университеты МВД России.

6. Координатор программ развития сообществ - специалист, который занимается организацией и поддержкой диалога между независимыми рабочими командами в рамках государственных и социальных проектов. Это новый уровень управления проектами: в будущем управленцам придется координировать работу проектных команд, участники которых находятся в разных точках страны и мира, а значит, в компетенции такого управленца должны входить не только высокие менеджерские качества, но и знание языков, умение коммуницировать и тайм-менеджмент.

Где учиться: факультеты «Госуправление» или «Реклама и связи с общественностью» в российских и международных вузах.

7. Адвокат по робоэтике – профессия будущего, специалист, который разрабатывает нормы, этические правила и законодательство для роботов, а также нормы взаимодействия роботов и людей. Век робототехники все ближе и уже сейчас перед человеком стоят вопросы о морально-этической стороне существования роботов: кто несет ответственность за действия роботов или можно ли обидеть домашнего робота? На все эти вопросы будет отвечать адвокат по робоэтике.

Где учиться : пока нигде, но эта специальность является синтезом юриспруденции, психологии и программирования, поэтому можете выбрать одно из этих направлений.

Вы уже заметили, что перспективные специальности и профессии будущего оказываются на стыке нескольких направлений: юриспруденции и психологии, госуправления и рекламы. Слияние профнаправлений дают все более интересные возможности для самореализации.

Есть ли среди наших подписчиков "юристы" или "госуправленцы"? Что именно вы цените в профессии?

Юрист-2020: что изменится в профессии в ближайшие пять лет

The Law Society, ассоциация солиситоров Англии и Уэльса, опубликовала доклад, посвящённый будущему юридической профессии. Так, в ближайшие пять лет всех участников юррынка ожидают глобальные перемены: исследователи объяснили, почему корпоративные юристы будут неизбежно конкурировать с консалтингом и к чему специалистам юррынка лучше готовиться уже сейчас, чтобы не "выпасть" из профессии через несколько лет.

Научить программу понимать человеческий язык договоров – именно эта простая идея стоит за старт-апом Leverton. Берлинский разработчик придумал софт, который не просто читает, но и правильно трактует запутанные правовые тексты, помогая юристам компаний находить ответы на запутанные вопросы в считанные секунды. Например, такой: кто платит, владелец или страховщик, если компания приобрела торговый центр, а через три дня в нем из-за снега обрушилась крыша? Раньше, чтобы ответить на этот вопрос, инхаус-юристу пришлось бы потратить несколько часов и перечитать сотни страниц договора. Leverton, распознающий 18 языков, справляется с этой задачей за секунды. Искусственный интеллект программы обучается с каждым новым документом, выявляет задвоения и ошибки, готовит отчёты обо всех условиях соглашения, что выводит экономию ресурсов больших массивов данных на новый уровень.

Новые технологии – один из главных факторов, меняющий профессию юриста. Но далеко не единственный из тех, что изменят юридическую профессию в ближайшие пять лет. Британские исследователи, опубликовавшие доклад "Будущее юридической профессии", обнаружили ещё четыре драйвера, с которыми предстоит столкнуться всем, кто занят в юридической отрасли. Кризис требует от всех более качественных услуг за те же деньги. Конкуренция растёт, инхаус-юристы и консультанты задумываются, как сэкономить, не потеряв старых клиентов, и увеличить объемы на меняющемся рынке. А для этого нужно держать руку на пульсе и шире смотреть на вещи, не упуская из виду путь развития профессии, советуют эксперты. Каков бы ни был вектор развития, на него повлияют:

  • деловая среда,
  • способ приобретения юридических услуг клиентами,
  • технологические инновации,
  • приход новых участников на рынок и новые виды конкуренции,
  • политические решения, в том числе увеличивающие доступность правосудия.

Кто выиграл и кто проиграл от трансформации

Докладчики выделили главных профитирующих от этих стремительных изменений: это британский и американский бизнес, который выиграл за счёт глобализации. Однако сегодня рост на западных рынках в значительной степени создают компании из развивающихся стран, в числе которых Китай, Россия или Индия. Вслед за бизнесом придут и юристы, опасаются в Великобритании, однако быстрого поворота к национальным фирмам и оттока работы от международных компаний не ожидают. В лучшем случае влияние соседей компании почувствуют к 2022 году – и то при сохранении экспансии бизнеса, что сомнительно в нынешней экономической ситуации, а также при том, что "правовые системы расширяющих влияние стран приблизятся к западной модели". Пока же этого не произошло, всерьёз опасаться конкуренции со стороны зарубежных компаний не стоит, уверены в Соединенном Королевстве.

Однако за его пределами иностранным компаниям приходится потесниться: "Пока некоторые рынки открываются для иностранцев, на других зарубежные фирмы сталкиваются с ростом ограничений. В ряде стран наблюдаются протекционистские тенденции и нежелание допустить распространение английского права", – признают авторы исследования. Последнее, казалось бы, мало относится к России – здесь иностранные юристы могут представлять стороны в судах, а правовая система в последнее время приобретает всё больший британский акцент (см. "Договорное право – в российском ГК появился британский акцент"). Тем не менее, со сложностями "ильфы" (от англ. ILF – international law firm) сталкиваются. Проблем стало больше в кризисный период. Трудностей добавили санкции – при этом ряд компаний сами отказывались от клиентов из-за репутационных рисков. Сыграла свою роль в снижении прибыли "ильфов" политика импортозамещения. С падением курса рубля зарубежным компаниям, выставляющим клиентам счета в валюте, стало всё сложнее удержать позиции – их доля на рынке стала переходить к российским конкурентам.

За что будут платить клиенты

Бизнес пытается получить юруслуги лучшего качества за меньшие деньги и требует фиксированных цен и большей прозрачности ценообразования. Ситуация, при которой клиент диктует условия, сохранится, уверены британские исследователи – и речь не только о ценовой политике. Крайне важным становится умение продать услугу клиенту. Сегодняшние клиенты приходят к компаниям не теми проторенными дорожками, которыми пользовались их предшественники. Если еще совсем недавно потенциальные клиенты предпочитали погуглить необходимую информацию, касающуюся их вопроса и возможного источника помощи, то сегодня всё больше запросов компании получают благодаря Фейсбук, где заказчики и предпочитают узнавать информацию.

Немалую роль сыграет и умение юрфирмы привлечь внимание – на фоне увеличения числа тех, кто оказывает юридические услуги; клиентам, даже достаточно знающим, всё сложнее определиться, к кому именно обратиться за помощью должного качества по подходящей цене. Без продуманной маркетинговой стратегии удержаться на плаву компаниям будет нелегко.


Big data, онлайн-правосудие и сбор данных

Технический прогресс существенно повлияет на рынок в ближайшие годы, уверены в Великобритании. Выиграют те, кто сможет себе позволить воспользоваться его плодами – остальные же рискуют остаться за бортом. В целом же охватывающая юррынок тотальная автоматизация пойдёт на пользу и компаниям, и их клиентам. Благодаря технологиям, в числе которых big data, онлайн-правосудие, а также совершенствующийся анализ законодательства или сбор данных для судебного процесса, в ближайшие пять лет увеличится доступность правосудия и сократится стоимость юруслуг, отмечают британские эксперты.

Не исключен такой сценарий и в России. Хотя к необходимости обширного применения новых технологий многие продолжают относиться скептически, работу крупной компании без современных IT-разработок представить сложно. Используются как мелкий софт для решения текущих задач офиса, так и сложные IT-системы, такие как Casebook или Casepro (см. "Роботы-правоведы: как технологии изменят работу юридических компаний").

В России появление новых способов приобретения юридических услуг клиентами не будут определяющими в развитии профессии юриста в ближайшие пять лет, считает Андрей Сучков, исполнительный вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ. "Но если давать более длительный по времени прогноз, то способы приобретения юридических услуг клиентами, а также внедрение технологических инноваций при оказании юридической помощи определенно являются стратегическими факторами. Именно эти явления будут определять и новые виды конкуренции", – уверен он.

Конкуренция растёт – инхаус-юристы против консалтинга

На рынке появятся новые игроки и новые виды конкуренции: соперничество среди ведущих компаний в течение следующих пяти лет будет только нарастать, уверены в Великобритании. Одна из наиболее выигрышных позиций при этом – работа в юрдепартаменте компании, а не в юрконсалтинге, который просел не только в России, но и в других странах.

Деньги уходят в инхаус: согласно проведенному в 2015 году в Великобритании исследованию 67 процентов юридических компаний заявили, что теряют заказы из-за того, что бизнес решает юридические вопросы самостоятельно. Ещё 24 процента опрошенных компаний видят в расширении юрдепартаментов угрозу их работе. Действительно, стремясь к экономии, бизнес всё чаще отказывается от полного пакета услуг юридических компаний, по возможности справляясь с трудностями самостоятельно, избегая аутсорса. К 2020 году тенденция усилится – всё чаще юрдепартаменты будут брать всё на себя, передавая на аутсорс только отдельные стадии работы или обращаясь за консультациями лишь в нетипичных для практики ситуациях.

Вслед за финансовыми потоками тянутся и квалифицированные специалисты. С 2000 по 2012 годы число солиситоров, занятых в юрдепартаментах, удвоилось, составив 25 600, или 18 % от их общего количества в Великобритании. Вскоре юрфирмы столкнутся с конкуренцией со стороны целых команд из юрдепартаментов, уверены британские эксперты. Особенно это коснется таких областей права, как интеллектуальная собственность, коммерческое и корпоративное право, трудовое право и коммерческая недвижимость. Смогут юрдепартаменты и приносить прибыль компании – британское законодательство позволяет командам инхаусов зарабатывать самостоятельно, оказывая услуги сторонним клиентам.

В России до сих пор происходило "усыхание" рынка юрконсалтинга – по оценкам экспертов деньги, как и в Великобритании, перемещались в "инхаус". "Инхаус", как сектор российского юридического рынка, достаточно многочисленный и весьма сильный на настоящий момент, подтверждает Андрей Сучков. Но дальнейшее его расширение в ближайшее время вряд ли стоит ожидать в силу указанных выше экономических факторов, полагает он: скорее, наоборот, есть опасения, что режим экономии и кадрового сокращения предприятий вполне может коснуться и юридических департаментов.

Не стоит недооценивать соперников

Тем, кто хочет выстоять в предстоящей конкурентной борьбе, не стоит недооценивать и других игроков. Самые значимые из них, по версии авторов исследования о будущем юррынка, – компании, специализирующиеся на Legal IT и активно применяющие технологии в собственных юрфирмах, и компании так называемой "большой четверки". Можно предположить, что традиционные лидеры в области аудита начнут экспансию на юррынок, полагают авторы британского исследования. Версия имеет под собой основания. Так, в 2013 году Ernst & Young через фирму EY Law, работающую в области права, наняла 250 юристов – общее число специалистов составило 1100. В том ж году фирма начала предоставлять юруслуги в 29 странах мира, в числе которых Австралия, Китай, Япония, Мексика и т. д. Компании работают в области коммерческого, трудового права и занимаются транзакциями с фокусом на финансовых услугах и банковской практике. Deloitte Legal в 2013 году запустила юрфирму в Шанхае. PricewaterhouseCoopers и KPMG уже оказывают юруслуги в рамках альтернативных бизнес-структур в Великобритании.

Отнимают клиентов у "традиционных" юрфирм и нишевые специалисты. Семейная практика Cordell & Cordell насчитывает более 100 офисов в США и с появлением офиса в Лондоне рассчитывает захватить и британский рынок. "Юрист, которому может доверять мужчина", гласит слоган фирмы – юристы компании не первый год отстаивают права отцов и интересы бывших супругов при разводе. Подобных глубоко- и узкоспециализированных нишевых компаний становится всё больше, признают эксперты, и сегодня они составляют серьёзную конкуренцию крупным компаниями, отнимая у них работу – особенно с учётом стремления бизнеса сэкономить на юруслугах и не переплачивать за бренд. Число нишевых компаний продолжит расти, прогнозируют британские специалисты.

В России также все чаще можно наблюдать на рынке игроков, которые специализируются исключительно в тех или иных областях экономики и права и выигрывают в связи с этим право быть выбранными клиентом соответствующей отрасли, говорит Галина Павлова, управляющий партнер АК "Павлова и партнеры". Есть и тенденция "дробления" юрфирм, добавляет Павлова: "В последнее время мы наблюдаем некий "парад" выхода партнеров и юристов из одних компаний и создание других. Это – нормальное явление роста, которое действительно свидетельствует о развитии". В России узкоспециализированные небольшие компании стали появляться в последние годы. Возросло количество так называемых юрфирм-бутиков, образуемых, как правило, бывшими выходцами из зарубежных юрфирм. Среди них – KK&P, занимающаяся судебной работой, Antitrust Advisory, специализирующаяся на антимонопольном праве, VB&P, занятая делами, связанными с недвижимостью. Цены ниже, чем у "ильфов", на фоне узкой специализации и при высоком качестве услуг позволили им уверенно отвоевать свою долю на высококонкурентном рынке.

Нишевые фирмы, занимающиеся практикой только в одной или нескольких определенных областях права, продолжат развиваться, полагает Александр Ванеев, партнер BGP Litigation: "Именно такие команды будут притягивать к себе наиболее сложные и интересные проекты".

К 2020 году возрастет и число частнопрактикующих специалистов, которых будут нанимать как инхаусы, так и граждане. Конкурентоспособность нишевых компаний и частных практик поддерживается растущим стремлением бизнеса к диверсификации при привлечении сторонних юрконсультантов – компании всё чаще выбирают разные юрфирмы для решения определенных задач или прибегая к помощи извне лишь на отдельных стадиях работы, большую часть которой берут на себя юрдепартаменты. Об аналогичном тренде говорят и в России – на фоне кризиса появились высококвалифицированные юристы-фрилансеры, услуги которых востребованы стремящимися к качеству и экономии клиентами.

Юррынок как продукт политической воли

Британские аналитики ждут позитивных решений от политиков – политическая воля необходима, чтобы увеличить доступность правосудия, обеспечив к нему доступ тех, кто не может позволить себе нанять хорошего юриста.

В России к тому, как власти влияют на юротрасль, относятся двояко. С одной стороны, благодаря законодателям – в том числе из-за политики деофшоризации – растёт число сделок, совершаемых в российском праве. С другой – постоянные изменения законодательства рождают среди юристов скепсис. "Законодатель почему-то вместо того, чтобы осуществлять аутентичный надзор над исполнением действующего законодательства, беспрерывно плодит все новые и новые законы", – сожалеет Андрей Яковлев, управляющий партнёр юридической группы "Яковлев и партнеры". Его коллеги из других российских фирм согласны – оптимальным вариантом действий со стороны властей был бы контроль за соблюдением действующего законодательства.

Но так или иначе законодатели уже в ближайшее время изменят юррынок – главным образом через введение адвокатской монополии на представительство в суде. "Самым значимым и можно сказать "рынкообразующим" в ближайшие пять лет будет фактор изменения законодательства. Именно на 2016-1017 годы госпрограммой "Юстиция" намечена практическая реализация реформы рынка профессиональной юридической помощи, которая во многом этот рынок поменяет", – говорит Андрей Сучков. Согласно поправкам в госпрограмму "Юстиция", значительная часть которой посвящена реформе и регулированию рынка юруслуг, законопроект об адвокатской монополии должен быть подготовлен к 31 декабря 2017 года.

Впрочем, оценки возможных перемен неоднозначны – пока одни говорят, что реформа "объединит профессию" и повысит качество юруслуг, другие критикуют непрозрачность процесса обсуждения и сомневаются в том, что Концепцию реформы рынка юридических услуг, работу над которой Минюст завершил в декабре 2015 года, удастся реализовать на практике. "Адвокатская монополия – в целом правильный шаг, но это шаг из серии сделать хоть что-то, раз за рубежом также. Сомневаюсь, что органы сообщества смогут как-либо серьезно повысить или проконтролировать качество оказываемых услуг. Однако нужно отдать должное консолидированности сообщества, которую оно проявляло в ряде случаев. Хотя бы поэтому институт российской адвокатуры заслуживает уважения", – замечает Ванеев.

Россияне могут рассчитывать и на то, что юридическая помощь станет доступнее, уверен исполнительный директор ФПА. Роста цен на юридические услуги, в том числе и в связи с реформированием рынка юридической помощи, ожидать не стоит, полагает он, скорее наоборот – снижение платежеспособного спроса на юридические услуги может сформировать противоположную тенденцию. Кроме того, прошло пять лет с момента введения системы бесплатной юридической помощи для населения в соответствии с ФЗ-324, напоминает он: "Это достаточный срок для подведения итогов этапа внедрения этой системы, анализа ошибок и недоработок. А их очень много, в том числе и для вывода о крайне малой эффективности ее состояния на настоящий момент. Надеюсь, что будут сделаны верные выводы и приняты нужные решения, чтобы в ближайшие год-два система бесплатной юридической помощи населению получила "второе дыхание" и начала работать эффективно и в полную силу".

Перемены, которых не будет

В целом же российские юристы, в отличие от своих британских коллег, полагают, что кардинальных перемен в юридической профессии в ближайшие пять лет ожидать не стоит. В подтверждение тому достаточно сделать ретроспективный взгляд той же временной дистанции на профессию юриста: по сравнению с 2011 годом в этой сфере мало что поменялось, говорит Андрей Сучков. "Всё-таки эта отрасль очень консервативна и стремится сохранять устоявшиеся порядки всеми силами", – подтверждает Александр Ванеев. Из явных тенденций он выделяет появление новых молодых агрессивных команд, которые будут перенимать и развивать опыт старших коллег. "Сохранится условное деление на юристов, которые занимаются собственно практикой и являются действительно экспертами, и теми юристами, кто в основном занят развитием бизнеса и имеют весьма поверхностные, обрывочные знания, но рекламируют себя при каждом удобном случае", – прогнозирует Александр Ванеев.

Основным же фактором ближайшей пятилетки, который сохранит влияние на развитие юридической профессии, останется экономический кризис. "Если в обозреваемом нами периоде начнется выход из него (даже не завершение этого выхода), это уже будет очень хорошо, – замечает Андрей Сучков. – Менее оптимистичный сценарий – привыкание к существованию в этой ситуации в ближайшие пять лет. В любом из вариантов кризисные явления определенно негативно влияют на экономическое деловое окружение и, как следствие, на развитие юридической профессии".

Деньги и публичность: почему популярна юридическая профессия

Всероссийский научно-исследовательский институт труда опросил сотрудников 26 900 организаций. Профессию юриста назвали самой востребованной в 488 случаях (продавцов – в 980, поваров – в 862, педагогов – в 557).

Наиболее востребованным остаётся средний уровень квалификации (47%), но высокий уровень уступает ему лишь на 1%. В специалистах с низкой квалификацией заинтересованы 7% респондентов.

10% опрошенных уверены: в ближайшие 6–10 лет в стране «исчезнут некоторые профессии», 16% респондентов прогнозировали появление новых. 24% говорили о возможном возникновении новых квалификаций в рамках уже существующих профессий. Большая часть участников опроса – 50% – полагает, что в обозримом будущем никаких изменений не произойдёт.


Мнения юристов

Становится ли юридическая профессия более или менее популярной – единого мнения нет. В марте 2019 года сенатор Андрей Кутепов предлагал сделать юридическое образование полностью платным, потому что специалистов слишком много, а спрос снижается. Но юристы-практики с ним не согласны. Профессия юриста может стать даже популярнее, допускает старший партнёр АБ Адвокатское бюро ZKS Адвокатское бюро ZKS Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 16 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 41 место По выручке Профайл компании × Андрей Гривцов. «Без знаний закона в настоящее время просто никуда. Кроме того, профессия просто-напросто интересная, публичная, неплохо оплачиваемая, а потому влюбляет в себя большое количество молодых студентов. В обозримом будущем, я думаю, ситуация сохранится и, возможно, профессия станет ещё популярнее. Достаточно посмотреть на количество юристов на человека в других странах. Оно гораздо выше. Возможно, какую-то простейшую работу смогут выполнять компьютеры, но юристы высокого уровня всегда будут оставаться востребованными, а профессия – популярной», – считает Андрей Гривцов.

По мнению старшего партнёра Варшавский и партнеры Варшавский и партнеры Региональный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании × Владлены Варшавской, на востребованность юристов не повлияет даже искусственный интеллект.


Сегодня юрист не только эрудированный и ходячий «Консультант Плюс», а соратник, сподвижник, психолог и помощник. Безусловно, часть работы будет выполнять искусственный интеллект. Но в целом это как предложить ребенку купить щенка корги или шелди (щенок-робот). Ребенок выберет живого.

Владлена Варшавская, старший партнер Варшавский и партнеры Варшавский и партнеры Региональный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании ×


Получить такое образование гораздо проще, чем техническое, и оно достаточно престижно. Ситуация с престижем и востребованностью юридической профессии вряд ли изменится; российские вузы, я думаю, продолжат выпускать тысячи «лиц с дипломом юриста», а фактически юриспруденцией будет заниматься абсолютное меньшинство выпускников юридических факультетов.

Партнёр ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) Профайл компании × Александр Ермоленко высказал своё мнение о том, что может снизить востребованность профессии. «Главных угроз я бы выделил две: развитие технологий, Legal Tech, о чём сейчас многие говорят, и огосударствление экономики. Во втором случае это будет напоминать возврат в СССР, много бюрократии и мало права. Тогда юристы в их нынешнем понимании будут всё менее востребованными. Не хотелось бы, чтобы движение шло в эту сторону. Отсутствие права в обществе и специалистов, людей сведущих в праве, влечёт, как правило, целый ряд негативных социальных эффектов», – пояснил Ермоленко.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: