Большой вклад в развитие судебной экспертизы как науки внесли бертильон

Обновлено: 29.01.2023

Цель контрольной работы заключается в том, что рассмотреть, кем являлся А. Бертильон и какова его роль в развитии криминалистики. Указанная цель исследования обусловила постановку следующих взаимосвязанных научных задач:
- рассмотреть биографию А. Бертильон и какие методы он изобрел; - определить какова значимость роли Бертильона в развитии криминалистики

Оглавление
Файлы: 1 файл

Курс. раб по криминалистике.docx

Министерство образования и науки Российской Федерации

ГОУ ВПО «СЫКТЫВКАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Факультет параллельного образования и экстерната

по дисциплине «Криминалистика»

Тема: А. Бертильон и его роль в развитии криминалистики.

Научный руководитель: доцент

Исполнитель: студентка 3 курса 6301 группа

Глава 1. Биография А. Бертильона …..………. …………….…. . 5-11

Глава 2. Вклад А. Бертильона в развитии криминалистики…. . 10-16

Обнаружение разыскиваемых преступников или выявление лиц, скрывшихся с мест происшествий — одна из сложнейших задач правоохранительных органов. Для ее решения в настоящее время разработаны различные методы, обеспечивающие эффективность проводимых розыскных мероприятий. Основы этих методов были заложены еще более 100 лет назад, когда стало ясно, что существовавшие в то время способы регистрации преступников не обеспечивают розыск и установление их личности.

На протяжении длительного времени не имея надежных антропометрических методов идентификации преступника, государство зачастую физически обезображивало его (вырывание ноздрей, клеймение) с целью последующей его идентификации. В XIX в. цивилизованные страны отменили идущую еще от средних веков практику клеймения преступников и другие способы создания искусственных особых примет. В результате полиция стала испытывать большие трудности в выявлении преступников. Их приходилось разыскивать по описаниям, которым соответствовал облик многих совершенно разных людей, и преступникам удавалось выдавать себя за других лиц. В результате они либо избегали наказания, либо получали его как за впервые совершенное преступление.

Необходимой стала разработка научных основ и методик криминалистической идентификации человека в целях установления его личности. В основу этих методик было положено использование наиболее информативных и устойчивых признаков внешности человека, упорядочение и формализация их описания с помощью специальных терминов. Неоценимый вклад в создание научных основ криминалистики был сделан Альфонсом Бертильоном, который первым в мире ввел в криминалистику научные методы работы.

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что методы Альфонса Бертильона в настоящее время сопровождают процесс расследования на всем его протяжении: с момента обнаружения признаков преступления до момента передачи дела в суд. Столь же широк круг лиц, использующих в своей работе эти методы, обеспечивающие эффективность проводимых розыскных мероприятий: следователь, оперативный работник, специалист, эксперт-криминалист. Поэтому вполне закономерен интерес к любым изменениям в технике фотографии, позволяющим существенно ускорить и упростить получение снимков при сохранении их статуса производных вещественных доказательств.

Предметом работы выступают система научных методов, разработанных А. Бертильоном. Объектом исследования являлся различные области криминалистики.

Цель контрольной работы заключается в том, что рассмотреть, кем являлся А. Бертильон и какова его роль в развитии криминалистики. Указанная цель исследования обусловила постановку следующих взаимосвязанных научных задач:

- рассмотреть биографию А. Бертильон и какие методы он изобрел; - определить какова значимость роли Бертильона в развитии криминалистики;

Проблематикой данного исследования выступает создание А. Бертильоном методов, обеспечивающие эффективность проводимых розыскных мероприятий, а также определение их значимости в области криминалистики. Данной темой занимались Бахтадзе Г.Э., Душеин С.В., Егоров А.Г., Зайцев В.В., Крылов И.Ф., Полевой Н.С., Устинов А.И., Рассейкин Д.П., Селиванов Н. А., Эйсман А. А., Торвальд Ю., Юрген Т., Кошманов П.М., Кошманов М.П.

Глава 1. Биография А. Бертильона

Альфонс Бертильон1 (24 апреля 1853 — 13 февраля 1914) — французский юрист, изобретатель системы «бертильонажа» — системы опознавания преступников по их антропометрическим данным Сын уважаемого врача, статистика и вице-президента Антропологического общества Парижа доктора Луи Адольфа Бертильона, а также внук естествоиспытателя и математика Ахилла Гийара.

Альфонс Бертильон был молодым человеком с бледным, худым, печально холодным лицом, замедленными движениями и невыразительным голосом. Он страдал несварением желудка, носовыми кровотечениями, ужасными приступами мигрени и был столь замкнутым человеком, что производил отталкивающее впечатление. Его замкнутость сочеталась с недоверчивостью, сарказмом, злобностью, назойливой педантичностью и полным отсутствием чувства прекрасного.

Когда весной 1879 года одному посетителю префектуры сказали, что Бертильон — сын уважаемого врача, статистика и вице-президента Антропологического общества Парижа доктора Луи Адольфа Бертильона, а также внук естествоиспытателя и математика Ахилла Гайара, тот разразился неудержимым смехом.2

И в самом деле, трудно было представить, как могло случиться, что сын и внук таких незаурядных людей был трижды исключен из лучших школ Франции за неуспеваемость и странное поведение, через несколько недель уволен из банка, куда был взят учеником. Позднее Бертильон безуспешно подвизался в качестве домашнего учителя в Англии и только благодаря связям отца получил место писаря в полицейской префектуре.

Работал писарем Первого бюро полицейской префектуры Парижа. Его задачей было заполнение карточек описания личности преступников. В них то и дело повторялось: «высокого», «низкого», «среднего» роста, «лицо обычное», «никаких особых примет». Все эти описания подходили к тысячам людей. Поскольку он видел бессмысленность и бесполезность своей работы, а вырос он в семье, где с детства слышал имена Чарльза Дарвина, Луи Пастера и других учёных, спрашивал себя: «почему напрасно тратятся время, деньги и усилия людей на такое абсолютно ненадёжное и неэффективное установление тождества преступников? Почему бы не использовать для этого возможности антропометрии?»3.

Рабочее место Бертильона находилось в углу одного из больших залов, в которых громоздились картотеки на уголовников Франции. Летом здесь было невыносимо жарко, а зимой — так холодно, что коченели ноги и приходилось писать в перчатках. Здесь, несколько в стороне от других, Бертильон заполнял карточки.

Бертильон в школе не блистал, однако сумел сделать многое для развития криминалистики. Он создал систему словесного портрета, описания внешности преступника, которая используется и на сегодняшний день. Он создал так называемый «бертильонаж»4. Это система, которая имела большое значение в расследовании преступлений, когда еще не было дактилоскопии, когда еще криминалисты не имели возможности искать преступников по пальцевам следам.

Весь процесс создания антропометрического метода занял у него месяцы, под удивление и насмешки других писарей, когда он взялся сравнивать фотографии преступников, форму ушей и носов, с разрешения начальства взялся подробно обмерять арестованных, что вызвало лишь смех его коллег. Измеряя рост, длину и объём головы, длину рук, пальцев, стоп, он убедился, что размеры отдельных частей разных лиц могут совпадать, но размеры четырёх, пяти частей тела одновремённо не бывают одинаковыми.5 Это и было основой метода.

В своих докладах, подаваемых руководству, Бертильон говорил, что надо разделить, например6, 90000 различных карточек так, что любую из них можно будет легко найти. Если на первом месте в картотеке обозначена длина головы и эти данные подразделены на большие, средние и мелкие, то в каждой группе будет по 30000 карточек. Если на втором месте в картотеке обозначена ширина головы, то согласно того же метода, будет уже девять групп по 10000 карточек. При учёте одиннадцати данных в картотечном ящике окажется от трёх до двенадцати карточек.

Руководство не поддержало Бертильона с его идеей. Лишь благодаря ходатайствам его отца, человека известного и уважаемого, ему разрешено было заниматься замерами арестованных и вести картотеку. Дали ему в помощь двух писарей, плохо понимающих смысл работы, пытающихся уклониться от мрачной и упорной педантичности, с которой Бертильон контролировал их.

В течение следующих трёх месяцев Бертильон идентифицировал ещё 6, в августе и сентябре — 15 и до конца года — 26 заключённых, при идентификации которых старые методы отказали. К тому времени число карточек регистратуры достигло 7336. Ни разу размеры регистрируемых не повторились. За 1884 год он идентифицировал 300 человек.8

Метод стал реально работать, его взяли на вооружение во многих странах. Бертильон первым в мире ввёл научные методы работы в криминалистику. Именно он является изобретателем и создателем картотечных систем регистрации людей по каким-либо физиологическим их признакам с целью и возможностью использования этих картотек для опознания, для установления личности. И во многом, пожалуй, именно успехи изобретённого им антропометрического метода подталкивали первых энтузиастов-исследователей дактилоскопии к созданию системы такой регистрации, которая позволяла бы только при наличии лишь отпечатков пальцев рук находить в больших массивах дактилоскопических карт ту, единственную, которая являлась бы «родной» для дактилокарты, являющейся «запросной». Дактилоскопия, с системой регистрации гораздо более надёжной, и положила конец антропометрическому методу.9

Бертильон в свое время предложил особую систему фотографирования - сигналитическую съемку. Как раз в это время появилась фотография. Данные фотографии вел как дополнительные данные к описанию внешности. Съемка была в фас, в профиль и в три четверти оборота. Он использовал специальный стул, в котором середина была выпуклой полоской, чтобы сидевший на ней человек не смог двигаться и чтобы голову можно было держать на одном уровне.

В 1879 г. в Кабинет судебной идентификации полиции Парижа поступил писарем Альфонс Бертильон. Отупляющая, практически бессмысленная работа с сотнями тысяч карточек, которой изо дня в день занимались Бертильон и его коллеги, тем не менее не отвратила начинающего криминалиста от проблем судебной идентификации.10 Выросший в семье естествоиспытателей, он попытался применить принципы систематизации при сравнении фотоснимков арестантов. Затем решил начать обмерять регистрируемых заключенных. В феврале 1883 г.11 ему впервые удалось идентифицировать арестованного преступника по своей картотеке. И уже через день столичные газеты написали о новом методе опознания.

В итоге А. Бертильону удалось разработать и успешно проверить на практике систему регистрации человека по размерам частей его тела, которой он дал название антропометрической идентификации. Основой этой системы стало положение бельгийского ученого А.Кетле о том, что изменения размеров человеческого тела происходят по определенным закономерностям и что у каждого человека размеры частей его тела строго индивидуальны.12

В 1885 году «бертильонаж», он же «гениальный измерительный метод доктора Бертильона»13, ввели во всех тюрьмах Франции, а 1 февраля 1888 года бывшего помощника письмоводителя назначили директором полицейской службы идентификации – с собственными помещениями, фотоателье и работниками.

В 1888 г. Бертильон ввел в парижской полиции разработанный им способ измерения частей тела, при котором проводилось 11 измерений: длина тела (рост), расстояние от темени до седалищных бугров (рост сидя), размах рук, длина головы, ширина головы, длина правого уха, ширина правого уха, длина левой стопы, длина среднего пальца левой руки, длина безымянного пальца левой руки, длина левого предплечья (локтя). Все эти данные заносились в специальную антропометрическую карточку, где также отмечались цвет радужной оболочки левого глаза и особые приметы (рубцы, пятна, опухоли, дефекты пальцев, татуировки и др.). Оказалось возможным проводить измерения и по фотоснимкам, сделанным с соблюдением специальных правил.

Вместо того чтобы располагать карты по именам, Бертильон предложил систему индексации по признакам. Карточки людей с размерами головы выше среднего помещались в одну группу, со средним размером – в другую, а с маленьким размером – в третью.14 Каждая из этих групп разбивалась на три подгруппы в зависимости от длины среднего пальца арестованного. Дальнейшая дифференциация шла по всем шести предложенным Бертильоном признакам. В результате получилось 3x3x3x3x3x3=729 различных групп.15

8 отцов современной криминалистики

Основы криминалистики в современном виде сформировались на рубеже XIX и XX веков. Единого центра развития этой науки не было – свой вклад вносили ученые и энтузиасты из США, Италии, Франции, Англии, а также экспатрианты, работавшие в Японии и Индии. "Право.Ru" рассказывает о восьми главных персонажах в истории криминалистики.

Альфонс Бертильон (1853 -1914)

Альфонс Бертильон, изобретатель, реформатор и борец с преступным миром, начинал скромным помощником письмоводителя в Первом бюро полицейской префектуры Парижа. Может быть, он не получил бы и этого места, если б не был внуком статистика-демографа Ашиля Гайяра и сыном уважаемого врача, вице-президента Антропологического общества Парижа доктора Луи Адольфа Бертильона. Будущее светило криминалистики к моменту работы в префектуре был уволен уже с нескольких разных работ, а еще раньше был исключен из трех лучших школ и лицеев Франции и высшего образования так и не получил. Невысокий, худощавый, с "неописуемо дурным характером", как сказал один из его немногочисленных друзей, Альфонс Бертильон, сгорбившись, сидел в самом углу зала, загроможденного картотеками на французских уголовников, и занимался монотонной бумажной работой. Всем казалось, что так сидеть он будет вечно, а многие коллеги, как кажется, и не подозревали о его существовании, но тут случилось непредвиденное: молодым Бертильоном овладела идея. Он вдруг понял, как усовершенствовать ненадежную систему регистрации преступников и безошибочно закреплять приметы криминальных элементов.

С этой идеей он поспешил к начальству, которое отнеслось к ней без энтузиазма, но позволило Бертильону произвести необходимые опыты – измерить параметры преступников. Терзаемый мигренями и насмешками коллег, письмоводитель ходил от камеры к камере, увешанный сантиметрами, как портной, и снимал мерки с преступников. Прошли месяцы, и воодушевление сменилось отчаянием: начальство пригрозило положить конец опытам Бертильона, если к завершению выделенного ему срока он не подтвердит эффективность своего замысла. Делу помог счастливый случай. Рабочий день 20 февраля 1883 года подходил к концу, Бертильон обмерял последнего из арестантов – шестого, назвавшегося Дюпоном за этот день. Полученные мерки заставили криминалиста обратиться к разработанной им картотеке, он сверил данные и обнаружил, что этот Дюпон уже бывал в полиции прежде, но тогда назывался Мартэном. Так Бертильон поймал рецидивиста. Новый метод, наконец, оценили, он начал развиваться и постепенно внес порядок в систему регистрации преступников не только во Франции, но и за рубежом. Вместе с тем Альфонс Бертильон разработал хрестоматийный способ фотографирования подозреваемых – анфас и в профиль. Впрочем, новое открытие вскоре сделало антропометрический метод Бертильона историей: бертильонаж сменила дактилоскопия.

Уильям Хершел (1833-1917), Генри Фолдс (1843-1930) и Фрэнсис Гальтон (1822-1911)

Английский чиновник Уильям Хершел много лет прожил в Индии, и именно там его посетила мысль использовать отпечатки пальцев для идентификации преступников. Об этом он написал в 1877 году письмом генеральному инспектору тюрем Бенгалии – совершенно безрезультатно. Идея дактилоскопии в данном случае родилась из насущной необходимости: в обязанности Хершела входила выплата жалования индийским солдатам. Для него они все были на одно лицо, чем предприимчивые индийцы и пользовались, подходя за деньгами по нескольку раз. После долгих размышлений и проверок находчивый европеец додумался заставлять солдат ставить отпечатки пальцев на бланках поименных списков и в квитанциях, поскольку заметил уникальность папиллярного рисунка каждого человека.

Параллельно с Хершелом, но на другом конце света, в Токио, на отпечатки пальцев обратил внимание врач-шотландец Генри Фолдс, который преподавал местным студентам физиологию. В Японии Фолдсу довелось рассматривать доисторические глиняные черепки, на которых он обнаружил отпечатки пальцев. Папиллярный рисунок заинтересовал его, и доктор начал заниматься исследованием пальцевых узоров – сначала в интересах этнографии. Но однажды при помощи отпечатков пальцев ему удалось помочь полиции подтвердить вину подозреваемого. Тогда Фолдс понял, какое значение его открытие может иметь для криминалистики. О своих изысканиях неутомимый шотландец написал Чарльзу Дарвину, тот поделился открытием с известным криминалистом Фрэнсисом Гальтоном, а в 1880 году Фолдс опубликовал статью об отпечатках пальцев в английском научном журнале Nature. Ее вскоре прочитал Хершел, и между первооткрывателями началась столь же эмоциональная, сколь и бесполезная эпистолярная война.

Однако ни Фолдс, ни Хершел не сделали последнего шага к утверждению дактилоскопии в криминалистике, они лишь подали идею, а решающую роль сыграл как раз Фрэнсис Гальтон. Он понял, что для соперничества с антропометрическим методом дактилоскопии нужна надежная система. Пока ученые вели гневную переписку, он работал. Гальтон собрал множество образцов отпечатков пальцев и потратил годы на их классификацию. Наконец, он сумел выделить четыре основных типа папиллярного рисунка, на которых и выстроил свою систему, убившую впоследствии бертильонаж и открывшую новую эпоху в криминалистике.

Александр Лакассань (1843-1924)

Вечером 27 июля 1889 года в полицию округа Бон-Нувель поступило заявление об исчезновении парижского судебного исполнителя Туссен-Огюста Гуффэ. Попытки французской полиции Сюртэ отыскать пропавшего не дали результатов. 15 августа близ деревни Мильери неподалеку от Лиона кучеры обнаружили в кустах мешок с трупом. Полиция сопоставила находку с недавним исчезновением судебного исполнителя, однако тело было в таком плохом состоянии, что зять Гуффэ не смог опознать мертвеца. Вскрытие поручили доктору Бернару, который, сопоставив рост, цвет волос и возраст мертвеца с данными Гуффэ, пришел к выводу, что это не тело пропавшего парижанина. Он также установил смерть от удушения. Труп был погребен как неопознанный на общественном кладбище, но инспектор Горон не закрыл дело. Оба расследования развивались вяло и в итоге зашли в тупик. Горон пошел на решительный шаг: он добился эксгумации тела и поручил вторичное обследование трупа опытному судебному медику Александру Лакассаню.

В те времена судебная медицина еще не обрела силу и не стала самостоятельным направлением, скорее она была частью патологии – учения о физиологических изменениях вследствие заболеваний. Патологоанатомы того времени должны были быть настоящими энтузиастами науки, поскольку иначе выдержать условия работы было невозможно. Холодильников и резиновых перчаток еще не было, поэтому вскрытия медики проводили голыми руками, постонно вдыхая трупные запахи. Так что суеверным гражданам более привычных профессий патологоанатомы казались кем-то вроде некромантов. Констатация смерти не всегда была совершенно точной, так что в душных зловонных моргах к койкам мертвецов были протянуты нити с колокольчиками, на случай, если покойник очнется. Такой была рабочая среда профессора Лакассаня – одного из основателей судебной медицины.

12 ноября 1889 года останки мертвеца из Мельери лежали на столе для препарирования в аудитории медицинского факультета Лионского университета. Александр Лакассань, досадуя на крайне непрофессионально проведенное первое вскрытие и плохое состояние трупа, все же принялся за дело. Он заново измерил длину отдельных костей и более точно установил рост погибшего, осмотрел его зубы и определил его примерный возраст. Данные Лакассаня отличались от измерений Бернара, зато совпадали с параметрами и возрастом Гуффэ. Лакассань заметил странные изменения в костной ткани правой ноги трупа и сделал вывод о патологии, тогда родственники пропавшего рассказали о хромоте Гуффэ, который ее тщательно скрывал. Наконец, медик сравнил волосы трупа с теми, что были найдены на щетке судебного исполнителя, и установил их идентичность. Так труп был опознан, а позднее было раскрыто убийство Гуффэ. Участие Лакассаня в этом деле стало настоящим триумфом и решительным шагом судебной медицины к самостоятельности.

Матье Жозеф Бонавантюр Орфила (1787-1853)

Французский медик и химик испанского происхождения Матье Орфила считается отцом токсикологии. Он учился в Валенсии и Барселоне, а позже занимался преподаванием в Париже. Накопив средств, он обустроил компактную химическую лабораторию в собственной квартире и занялся исследованиями, а также вел частные курсы по физике и химии, в частности, химии ядов. Именно обнаружение ядов в теле было одной из самых насущных и мало изученных проблем в судебной медицине и криминалистике тех времен. Орфила написал по данной теме множество работ и особенно продвинулся в изучении выявления в организме мышьяка. Известность ему принесло дело Мари Лафарж.

Мари Фортюнэ Капель была приемной дочерью не слишком богатых парижских буржуа, которые, несмотря на стесненность в средствах, позаботились о достойном образовании Мари. Будучи довольно тщеславной девушкой, она без колебаний согласилась на брак с Шарлем Лафаржем, человеком грубым и непривлекательным, но располагавшим собственным поместьем и замком. Впрочем, когда Мари увидела обещанный замок, ее разочарование было беспредельным: это был отнюдь не сказочный дворец, а полуразрушенное монастырское строение, грязное, сырое и кишащее крысами. Но, по крайней мере, неудачное замужество новобрачной пришлось терпеть недолго, поскольку супруг вскоре скончался от неизвестной и мучительной болезни желудка. Родственникам Шарля Лафаржа показалась странной его неожиданная смерть, как и покупка его женой мышьяка для травли крыс и непонятный белый осадок, который обнаруживался в посуде после трапез больного. Когда Мари Лафарж предстала перед судом, верить в ее виновность многие отказывались, поэтому публика с ликованием приняла выводы экспертов о том, что в теле покойного мышьяк не содержался. Однако у прокурора оставались сомнения, поэтому он попросил Матье Орфилу, уже известного своими успехами, провести дополнительную экспертизу. Тогда впервые был применен аппарат Джеймса Марша – еще одного химика, внесшего значительный вклад в развитие токсикологии. Этот метод выявления мышьяка вошел в криминалистику после его применения Орфилой в деле Мари Лафарж и используется до сих пор. Ученый опроверг выводы предыдущих экспертов, указав на ряд допущенных ими ошибок. Благодаря аппарату Марша и своему опыту в выявлении ядов Матье Орфиле удалось доказать вину подсудимой. Это был первый случай, когда суд вынес решение на основании токсикологических исследований.

Американец Чарльз Уэйт стал одним из пионеров баллистики. Истоки ее связаны с именами Генри Годдарда, Александра Лакассаня и других специалистов, способствовавших в то время развитию криминалистики, но Уэйт был первым, кто основательно взялся за изучение оружия. Поворотным моментом для него стало обвинение фермерского работника Чарльза Стилоу в двойном убийстве. Вину Стилоу посчитали доказанной, и он ждал казни, которая несколько раз откладывалась. Однажды он уже сидел пристегнутым к электрическому стулу, когда пришла весть о новой отсрочке экзекуции. У следствия появились сомнения относительно этого дела, и власти назначили экспертную комиссию для проверки данных. Во главе комиссии был поставлен Джордж Бонд, адвокат из Сиракуз, а в помощники он выбрал себе чиновника службы генерального атторнея Нью-Йорка – Чарльза Уэйта. Именно экспертиза пули, которая, как оказалось, никак не могла быть выпущена из револьвера Стилоу, спасла заключенного от казни. После выводов комиссии, он был выпущен на свободу.

Уэйт, оценив значимость исследований оружия, активно принялся за дело. Папа баллистики был уже не молод, но он все же объехал все американские оружейные заводы, начав со знаменитого предприятия "Смит и Вессон". Уэйт изучил документацию о конструкции последних моделей оружия, но параметры предыдущих моделей были не доступны. Когда исследователь уже готов был поддаться отчаянию, он встретил старого мастера с завода, который после долгих поисков извлек завалявшуюся у него старую записную книжку с данными о большей части огнестрельного оружия завода, начиная с самой первой модели. По той же схеме миссия Уэйта развивалась на заводе Сэмюэла Кольта и прочих американских предприятиях. Узнав о том, какие большие партии оружия импортируются в Америку из-за рубежа, Уэйт снова загрустил. Однако, собрав все свое мужество и азарт, пожилой исследователь отправился в путешествие по Европе. Оно длилось год, Чарльз Уэйт объехал все европейские оружейные заводы и собрал огромное количество сведений. Помимо этого он сконструировал микроскоп с пуледержателем и измерительной шкалой – специально для баллистической экспертизы. Зрение и силы начали подводить Уэйта, но и тут удача сопутствовала ему: он нашел единомышленников, готовых продолжить его дело – физика Джона Фишера и специалиста по микрофотографии Филиппа Грейвелла. Их общими усилиями в Нью-Йорке возникло первое в мире Бюро судебной баллистики.

Чезаре Ломброзо (1835-1909)

Итальянский криминалист и психиатр Чезаре Ломброзо изучал антропологию и нейрофизиологию, написал ряд работ и существенно способствовал развитию судебной психиатрии, хотя некоторые его идеи были опровергнуты более поздними исследованиями. Среди неоднозначных открытий Ломброзо – идея о прирожденном преступнике. В рамках этой гипотезы ученый пытался выявить физиологические черты, свойственные криминальным элементам. Впоследствии мысль о типичных для злодея внешних характеристиках была отвергнута, но заслуга Ломброзо в том, что он сосредоточил внимание криминалистики на личности преступника, дал толчок к изучению и типологизации наклонностей, мотивов и образа действия преступников. Помимо этого, теория о биологическом происхождении девиаций преобразилась впоследствии в исследования генетических предпосылок к преступлению. В своих изысканиях итальянский ученый разработал классификацию преступников, которая сохранилась до сих пор. В соответствии с ней выделяется 4 типа злодеев: душегуб, вор, насильник и жулик.

Рассуждения Ломброзо в его время были неожиданными, новыми и даже скандальными. Благодаря вызванному ими резонансу в научной среде, увлечение психологической составляющей криминалистики резко возросло. Одной из революционных идей ученого, не получившей, впрочем, в то время достойного развития, стал гидросфигмометр – прообраз детектора лжи. Ломброзо сконструировал агрегат, при помощи которого измерял артериальное давление и пульс допрашиваемых, пытаясь по изменениям показаний оценить реакцию подозреваемых на фотографии и вопросы.

В конце 19 века Шерлок Холмс стал воплощением идеального сыщика. Тем не менее, даже писатель сэр Артур Конан Дойл заявил, что Холмс был лишь «вторым по значимости экспертом в Европе». Его превзошел настоящий французский полицейский по имени Альфонс Бертильон.

Работая в парижском полицейском участке, Бертильон придумал способ максимально точно идентифицировать рецидивистов по антропологическим данным и стал первым, кто сфотографировал место преступления. Без преувеличения можно сказать, Бертильон произвел революцию в криминологии.

Однако были в карьере гениального криминалиста и серьезные промахи, многие из которых он не признал даже на смертном одре.

Что было до метода Бертильона

Первые полицейские управления, финансируемые государством, появились во Франции в начале 19 века. В распоряжении детективов не было ничего, что могло бы помогать им быстро разыскивать виновных в преступлениях.

Нарушителей закона отслеживали, внимание(!), по имени и внешним данным, которые могли описать свидетели. Эти показатели подходили под каждого встречного, поэтому ложных обвинений было очень много. А настоящие преступники разгуливали на свободе и продолжали свою преступную деятельность.

Подозреваемый просто менял имя, стригся налысо. И все, найти его с помощью примитивных методов было невозможно.

Однако в первое десятилетие полиция все же обратилась к новой технологии под названием фотография. Теперь полицейские делали фотоснимки и отправляли их в так называемую «галерею жуликов».

И все бы ничего, но не было никакой системы, которая позволяла бы быстро и просто пользоваться фотоматериалами. Детективы вынуждены были листать фотографии и сравнивать их с описаниями подозреваемых. Но и это не давало особых результатов.

Префектура полиции, Париж / Wikimedia Commons. Альфонс Бертильон разработал фотографию в конце 19 века. Вот он это проверяет.

Префектура полиции, Париж / Wikimedia Commons. Альфонс Бертильон разработал фотографию в конце 19 века. Вот он это проверяет.

В 1879 году префектура полиции Парижа собрала 80 000 фотографий и пять миллионов рукописных файлов с криминальными данными. Это был полный хаос.
Полиции срочно нужно было найти способ систематизировать информацию и создать инструмент для простой и действенной идентификации людей.


Светлая голова Альфонса Бертильона

Альфонс Бертильон родился в 1853 году в семье врача. Он использует междисциплинарный опыт своего отца и применит передовые научные достижения в области антропометрии для раскрытия преступлений.

Но это будет позже. А пока сын уважаемого врача, статистика и вице-президента Парижского антропологического общества Луи Адольфа Бертильона поступает на службу в Кабинет судебной идентификации.

Служба новостей Bain / Библиотека Конгресса Класс французских полицейских, изучающих метод Бертильона, около 1910-х годов.

Служба новостей Bain / Библиотека Конгресса Класс французских полицейских, изучающих метод Бертильона, около 1910-х годов.

Но даже это незавидное место писаря он смог получить только благодаря семейным связям. Ведь на день поступления в префектуру в 1879 года его успели исключить из трех лучших школ Франции, уволили из банка и лишили практики домашнего учителя. К тому же Бертильон был замкнут и недоверчив, страдал носовыми кровотечениями и приступами мигрени.

Перед ним прошли десятки тысяч фотографий и записей, в которых то и дело повторялось: «высокого», «низкого», «среднего» роста, «лицо обычное», «никаких особых примет». Описания подходили к тысячам людей. Бертильон понимал, что все это напрасная трата времени, средств и усилий людей. Полиции нужна более эффективная идентификация арестантов.

Рождение метода Бертильона

Бертильон решил обратиться к антропометриии — одному из основных методов антропологического исследования, заключающийся в измерении тела человека и его частей с целью установления возрастных, половых, расовых и других особенностей физического строения.

Префектура полиции, Париж / Wikimedia Commons Бертильон показал полиции, как проводить измерения для выявления преступников путем измерения самого себя. На своей карточке Бертильон указал свой возраст, размеры и фотографию.

Префектура полиции, Париж / Wikimedia Commons Бертильон показал полиции, как проводить измерения для выявления преступников путем измерения самого себя. На своей карточке Бертильон указал свой возраст, размеры и фотографию.

Детектив понимал: маловероятно, что у двух разных преступников будут одинаковые физические размеры. Они могут изменить имя, рассуждал Бертильон, но не смогут изменить длину своего среднего пальца или левой ноги.

Весь процесс создания антропометрического метода занял месяцы.
Как обычно, все новаторское с трудом прокладывает себе дорогу. По началу полиция сопротивлялась внедрению метода Бертильона. Многие смеялись над идеей отслеживать преступников, измеряя и сравнивая их форму ушей и носов.

Альфонс Бертильон / The Met Бертильон утверждал в своей книге, что уши могут помочь идентифицировать преступника. Фото профиля помогло полиции выследить преступников по ушам.

Альфонс Бертильон / The Met Бертильон утверждал в своей книге, что уши могут помочь идентифицировать преступника. Фото профиля помогло полиции выследить преступников по ушам.

Но Бертильон упорно шел вперед, понимая, что его метод может сделать серьезный прорыв в идентификации преступников.

С разрешения начальства он взялся подробно обмерять арестованных. Измеряя рост, длину и объем головы, длину рук, пальцев, стоп, он убедился, что размеры отдельных частей разных лиц могут совпадать, но размеры четырех, пяти частей одновременно не бывают одинаковыми.

Бертильон пришел к выводу, что для сочетания 14 единиц измерения (рост, длина верхней части туловища, окружность и длина головы, длина ступней, рук, пальцев и ушей и т.д.) взрослого человека шанс совпадения по теории вероятности равен 1 : 286 435 456. Если производить тщательный обмер каждого преступника и аккуратно заносить результаты в личные карточки, станет возможна безошибочная идентификация.

Это и было основой метода.

На «антропометрию» обратили внимание, когда Бертильон доказал ее действие на практике, поймав воришку за 3 месяца. Для тех лет, не имея большой наработанной базы – это был потрясающий результат.

Вскоре Бертильон был назначен «директором полицейской службы идентификации».

С этого момента всякий раз, когда полиция арестовывала подозреваемых в Париже, они записывали измерения человека в учетную карточку. Затем полиция систематизировала карточки по размерам разных частей тела, чтобы им было быстро и просто определить, был ли «Джон Смит» тем же человеком, осужденным за ограбление, или кем-то еще. Благодаря системе Бертильона удалось избежать тысяч судебных ошибок и сотен смертей.

Измерение подозреваемых было одной из самых утомительных частей так называемого метода Бертильона. На этой диаграмме 1893 года Бертильон объяснил, как проводить точные измерения. Альфонс Бертильон / Wikimedia Commons

Измерение подозреваемых было одной из самых утомительных частей так называемого метода Бертильона. На этой диаграмме 1893 года Бертильон объяснил, как проводить точные измерения. Альфонс Бертильон / Wikimedia Commons

Бертильон впервые применил фотографию в детективной деятельности
Метод Бертильона не ограничивался измерениями. Он также решил делать фотографии каждого преступника в профиль и анфас.

Фотографировали подозреваемых и раньше. Арестантов снимали в разных масштабах, с разных точек и через разную оптику. Но это больше походило на творческую фотосессию задержанного. Бертильон же ввел понятие полицейской фотографии. В результате собственных фотоопытов он пришел к выводу, что каждого арестованного необходимо фотографировать дважды анфас и в профиль.

Причем снимать следовало с одинакового расстояния, при одинаковом освещении и так, чтобы голова преступника была зафиксирована в одном и том же положении. Он даже разработал специальное вращающееся кресло.

Полицейские фотографы были в шоке ведь их лишили творческого процесса, а они действительно считали себя художниками.

В первый же год после введения полицейской фотографии в практику Бертильон использовал свою систему для сортировки открытых дел и выследил более 241 рецидивистов. Метод фотографирования Бертильона стал даже более популярным, чем его измерительная система.
«Улыбка студии Бертильона» так на сленге преступников обозначали арест.

Фотографирование места преступления

Помимо фотографий и измерений, Бертильон разработал точный метод документирования мест преступления с помощью фотографии. Он установил камеру на высокий штатив, чтобы записывать и обследовать каждую сцену до того, как следователи начнут работу.

Известный как «метрическая фотография», Бертильон также использовал сетки для записи размеров места преступления и объектов на нем.

Закат метода Альфонса Бертильона и рассвет дактилоскопии

Хотя метод Бертильона вывел полицейских совершенно на новый уровень контроля преступности, у него были достаточно весомые минусы. Например, он не работал с несовершеннолетними правонарушителями, размеры которых менялись с возрастом. То же самое было и с подозреваемыми старшего возраста. К тому же измерительные инструменты нужно было регулярно калибровать, и только обученный техник мог проводить точные измерения.

Но Бертильон не видел или не хотел видеть недостатков в собственной системе, он считал ее идеальной, а свой авторитет в криминалистике незыблемым.

Поэтому неудивительно, что он нещадно критиковал анализ почерка и снятие отпечатков пальцев, которые в конечном итоге превзошли его метод.

Метод дактилоскопии, как способ регистрации преступников в целях их последующего распознавания, предложил Эдвард Генри.

Через 10 лет система отпечатков стала практиковаться во всей Европе. Но только не во Франции, где отделом идентификации руководил ее главный противник.

Кража века и великий позор Бертильона

Благодаря своему методу Альфонс Бертильон раскрыл много преступлений, в том числе нашел преступников, устроивших взрывы на бульваре Сен-Жермен и в доме на Рю-де-Клиши, которые потрясли Францию.

Однако раскрыть преступление, которое французы восприняли как оскорбление нации и жаждали расправы над преступником Бертильон, увы, не смог. В августе 1911 из Лувра была украдена картина Леонардо да Винчи «Мона Лиза».

От гуру криминалистики ждали быстрых результатов. В очередной раз облазив место преступления, Бертильон нашел единственную улику отпечаток пальца.

Только в декабре 1913 года похититель обнаружил себя, попытавшись продать «Джоконду» флорентийскому антиквару. Им оказался итальянский художник Винченцо Перруджиа. Более двух лет «Мона Лиза» лежала под кроватью в каморке, находившейся в нескольких километрах от Лувра.

К великому позору Бертильона, оказалось, что Перруджиа не раз подвергался аресту и как раз его отпечатки уже хранились в архиве. Кражу века можно было раскрыть за несколько часов. Альфонс впервые пожалел о том, что долгое время препятствовал дактилоскопии.

Национальная галерея Канады Выставка Бертильона его метода фотографии на Всемирной Колумбийской выставке 1893 года в Чикаго.

Национальная галерея Канады Выставка Бертильона его метода фотографии на Всемирной Колумбийской выставке 1893 года в Чикаго.

В карьере Альфонсо были и другие ошибки, связанные с тем, что он отрицал разные методы криминалистических исследований.
Например, Бертильон выступал в качестве эксперта и, не заметив фальсификации результатов почерковедческой экспертизы, спровоцировал судебную ошибку. Капитан французской армии Дрейфус был объявлен немецким шпионом и сослан на Чертов Остров.

В начале 20 века антропометрический метод Бертильона пришел в упадок. Сразу после его смерти во Франции была введена новая система идентификации — дактилоскопия.

Тем не менее, сегодня Бертильон известен как один из основоположников судебной медицины. До сих пор в современной полиции используются два важных инструмента, которые ввел Альфонс Бертильон: полицейский снимок и фотографии с места преступления.

Цель контрольной работы заключается в том, что рассмотреть, кем являлся А. Бертильон и какова его роль в развитии криминалистики. Указанная цель исследования обусловила постановку следующих взаимосвязанных научных задач:
- рассмотреть биографию А. Бертильон и какие методы он изобрел; - определить какова значимость роли Бертильона в развитии криминалистики

Оглавление
Файлы: 1 файл

Курс. раб по криминалистике.docx

Когда полицейский составлял карту на очередного задержанного, он должен был просмотреть группу близких по признакам карт, и, если находилась карта, данные которой совпадали с данными задержанного, это означало, что человек уже подвергался аресту, и позволяло установить, не пытается ли задержанный назваться другим именем.16

Успехи Бертильона и его системы регистрации преступников в целях их последующего распознавания, названной бертильонажем, были настолько впечатляющими, что Париж превратился в мировую столицу передового опыта уголовной регистрации. К Бертильону приезжали криминалисты из многих стран мира, в том числе и из России, чтобы перенять опыт Франции. Везде организовывались антропометрические бюро. Однако в те же годы появился и другой метод уголовной регистрации — дактилоскопии, позволивший использовать отпечатки пальцев рук в целях идентификации преступников. Этот метод впервые стал применяться в Великобритании, причем вначале наряду с бертильонажем, а затем и заменяя его как более простой и менее трудоемкий.

А. Бертильон, разрабатывая свою систему уголовной регистрации1 7, вряд ли предполагал, что ее вспомогательному методу — словесному портрету — суждена гораздо более долгая судьба, чем ее стержневой части — антропометрической идентификации, от которой стали отказываться в пользу дактилоскопии еще при жизни самого Бертильона.

Система Бертильона стала вехой в развитии криминалистики. Человек мог быть арестован и описан одним полицейским и опознан несколько лет спустя другим полицейским в результате обнаружения совпадения признаков после просмотра картотеки. Бертильон создал систему, позволяющую идентифицировать человека по записям, в то время как ранее это мог сделать только человек с хорошей зрительной памятью.

Глава 2. Вклад А. Бертильона в развитии криминалистики

В конце XIX века полицейская фотография была сугубо творческим процессом. Арестантов снимали в разных масштабах, с разных точек и через разную оптику. Узнать преступника по таким снимкам было практически невозможно. В результате собственных экспериментов Бертильон пришел к выводу, что каждого арестованного необходимо фотографировать дважды — в анфас и в профиль. Причем снимать следовало с одинакового расстояния, при одинаковом освещении и так, чтобы голова преступника была зафиксирована в одном и том же положении. Бертильон же по результатам поиска оптимального способа фотосъемки пришел к выводу, что именно снимок в профиль лучше всего позволяет фиксировать на бумаге неизменяемые или трудноизменяемые черты лица человека, противящегося фотографированию.18

Его усилиями была сконструирована и специальная фотографическая установка для производства опознавательной съемки преступников, позволявшая делать их снимки в анфас и в профиль с одинакового расстояния и при идентичном освещении. Эта установка состояла из фотокамеры, вращающегося кресла, снабженного устройством для удерживания головы фотографируемого в заданном положении, и платформы, которая жестко соединяла их друг с другом. В обобщенном виде свои новшества и рекомендации по применению фотографии в борьбе с преступностью Альфонс Бертильон изложил в своей книге «Судебная фотография»19, вышедшей в свет в Париже в 1890 г.

Альфонс Бертильон сконструировал несколько моделей специальных крупномасштабных фотоаппаратов, предназначенных для фотографирования мест происшествий, трупов, следов и других вещественных доказательств. Причем некоторые из них были снабжены специальными штативами, позволяющими производить съемку относительно больших площадей и объектов, получая их общий вид сверху. Им же впервые в криминалистике предложен способ метрической (измерительной) фотосъемки на месте происшествия с применением специальных технических средств и приспособлений, позволяющих определять по фотоснимку размеры предметов и расстояний между ними.20 В порядке реализации данного способа фотокамера располагалась на определенной высоте в строго горизонтальном положении, а полученные фотоснимки наклеивались на специальные бланки с нанесенными на них шкалами различных делений, предназначенных для определения по ним искомых параметров.

Значителен вклад А. Бертильона и в развитие почерковедческих исследований. В данном направлении отправным пунктом принято считать каллиграфическую экспертизу, осуществляемую каллиграфами21 - людьми, умеющими красиво (художественно) писать в силу своей профессии (учителя чистописания, приказные дьяки, преподаватели рисования, архивариусы и т.п.). В связи с тем что «сличение почерков» в лучшем случае основывалось на чисто эмпирическом материале и личном опыте самого исследователя, процесс исследования сравниваемых почерков обычно сводился к выявлению сходства в конфигурации одноименных букв. При этом признаки почерка в своем большинстве как внешнее проявление свойств письменно-двигательного навыка исполнителя спорной рукописи оставались для исследователя невидимыми.

Впервые на признаки почерка как приметы (особенности) выполнения пишущим строк, слов, букв, элементов и частей обратил внимание А. Бертильон, который стал основоположником нового направления в судебно-почерковедческой экспертизе - приметоописательного. Он разделил признаки почерка по степени их соподчиненности на общие и частные и ввел понятие повторяемости (устойчивости) признака. Для выявления и оценки признаков почерка им совместно с А. Рейссом был предложен способ их разработки, который и явился первой попыткой объективизации процесса исследования и выводов эксперта.22

Данный способ представлял собой графическую разработку, которая размещалась на листе бумаги. Для этого лист бумаги делился посередине на две части: левую и правую. На левую часть листа последовательно в соответствии с алфавитом наклеивались увеличенные фотоизображения букв и слов из исследуемого текста. На правую часть листа наклеивались и те же самые буквы, и слова из образцов почерка подозреваемого лица (лиц). Такой способ позволил не только проанализировать конструктивное строение знаков и особенности их выполнения в словах, но и сделал процесс сравнительного исследования наглядным. Кроме того, порядок размещения букв по алфавиту позволил последовательно изучить каждую из них как в исследуемой рукописи, так и в образцах почерка подозреваемого лица, что свидетельствовало о полноте проведенного исследования. Этот порядок используется и в настоящее время в экспертной практике при составлении алфавитных разработок частных признаков почерка.

Чтобы описание, сделанное одним полицейским, было правильно «прочитано» другим, использовались одни и те же термины. Описание одного и того же человека, сделанное разными людьми, должно было быть одинаково. И методика А. Бертильона позволяла это сделать. Последовательность описания по Бертильону следующая: лоб, нос, правое ухо, губы, рот, подбородок, брови, веки, глазные яблоки, глазницы, межглазье, морщины, полнота лица, овал в профиль и анфас.24 Чем больше градаций черт внешности удавалось описать, тем полнее оказывался словесный портрет. А. Бертильон писал: «. до тех пор, пока та или другая анатомическая особенность наружности индивидуума, отличающая его от тысячи других лиц и дающая возможность запечатлеть ее в памяти, не получит точного названия, она остается незамеченной и как бы не существует. Уже давно известно, что мы не можем представить себе того, чего не можем выразить словами, также запечатлеть в мозгу то, чего не можем описать»25. Но все же по словесному портрету лучше всего удавалось выявить разыскиваемого тогда, когда в описании имелось указание на особые приметы или крайние степени выраженности признаков внешности.

Для того чтобы сделать словесный портрет более значимым для целей розыска, к описанию элементов лица стали добавлять: особенности осанки — положение головы, изгиб шеи, изгиб спины; характеристику походки, жестикуляции; особенности взгляда («бегающий», «угрюмый», «открытый»)26, мимики, бытовые привычки; особенности голоса и речи; покрой, фасон одежды и ее состояние. Методика словесного описания, несмотря на ее четкость и продуманность, оказалась довольно сложной. Только наиболее способные полицейские сотрудники могли полностью овладеть этой методикой и успешно применять ее в ситуациях розыскной работы. Тем не менее, с небольшими усовершенствованиями метод «словесного портрета» сохранился до настоящего времени.

Таким образом, Бертильон первым в мире ввёл научные методы работы в криминалистику. Он предложил и внедрил в практику методы идентификации преступников по измерениям размеров всех частей тела (метод антропометрической регистрации), сигналитической и метрической фотосъёмки на месте происшествия, системного описания внешности человека с помощью специальной терминологии («словесный портрет»). Именно он является изобретателем и создателем картотечных систем регистрации людей по каким-либо физиологическим их признакам с целью и возможностью использования этих картотек для опознания, для установления личности. И во многом, пожалуй, именно успехи изобретённого им антропометрического метода подталкивали первых энтузиастов-исследователей дактилоскопии к созданию системы такой регистрации, которая позволяла бы только при наличии лишь отпечатков пальцев рук находить в больших массивах дактилоскопических карт ту, единственную, которая являлась бы «родной» для дактилокарты, являющейся «запросной». Дактилоскопия, с системой регистрации гораздо более надёжной, и положила конец антропометрическому методу. Многие изобретения Бертильона, в частности «бертильонаж», теперь существует лишь в учебниках по истории криминалистики. Но разработанная им система полицейской фотографии и метод «словесного портрета» живут и сегодня.

Список использованной литературы:

  1. Бахтадзе Г.Э. Спорные страницы истории использования исследовательской фотографии в судебно-экспертной практике // Эксперт-криминалист. М.: «Юрист», 2009. № 3. С. 39 - 42.
  2. Душеин С.В., Егоров А.Г., Зайцев В.В. и др. Судебная фотография. СПб.: «Питер», 2005. – 368с.
  3. Крылов И.Ф.В мире криминалистики: Монография. - Л.: «ЛГУ», 1980. - 279с.
  4. Полевой Н.С., Устинов А.И. Судебная фотография и ее применение в криминалистической экспертизе.- М.: ВШ МВД РСФСР, 1990. – 205 с.
  5. Рассейкин Д.П. Очерки истории уголовной регистрации. Саратов: «Изд-во Сарат. ун-та», 1976. - 60 с.
  6. Селиванов Н. А., Эйсман А. А. Судебная фотография. - М.: «Юрид. Лит.», 1965. – 96с.
  7. Торвальд Ю. «Век криминалистики» (100 лет криминалистике). - М.: «Прогресс», 1991. - 335 с.
  8. Юрген Т. Век криминалистики / пер. с нем. Решетников Ф.М. – М.: «Прогресс», 1991. - 323с.

III. Интернет ресурсы:

2 Торвальд Ю. Сто лет криминалистики. М. 1991. С. 38.

3 Юрген Т. Век криминалистики / пер. с нем. Ф.М. Решетников. М.1991. С. 22.

4 Крылов И.Ф. В мире криминалистики. Л. 1980. С 83.

5 Торвальд Ю. Век криминалистики. М. 1991. С. 42.

6 Бахтадзе Г.Э. Спорные страницы истории использования исследовательской фотографии в судебно-экспертной практике. 2009. № 3. С. 39.

7 Юрген Т. Век криминалистики / пер. с нем. Ф.М. Решетников. М.1991. С. 23.

8 Рассейкин Д.П. Очерки истории уголовной регистрации. Саратов. 1976. С. 60.

9 Торвальд Ю. Сто лет криминалистики. М. 1991. С. 38.

10 Крылов И.Ф. В мире криминалистики. Л. 1980. С 83.

12 Бахтадзе Г.Э. Спорные страницы истории использования исследовательской фотографии в судебно-экспертной практике. 2009. № 3. С. 42.

13 Рассейкин Д.П. Очерки истории уголовной регистрации. Саратов. 1976. С. 60.

15 Крылов И.Ф.В мире криминалистики. Л. 1980. С. 110.

17 Рассейкин Д.П. Очерки истории уголовной регистрации. Саратов. 1976. С. 61.

18 Юрген Т. Век криминалистики / пер. с нем. Ф.М. Решетников. М.1991. С. 23.

19 Душеин С.В., Егоров А.Г., Зайцев В.В. Судебная фотография. СПб. 2005. С. 234.

20 Крылов И.Ф.В мире криминалистики. Л. 1980. С. 83.

21 Селиванов Н. А., Эйсман А. А. Судебная фотография. М. 1965. С.47.

22 Полевой Н.С., Устинов А.И. Судебная фотография и ее применение в криминалистической экспертизе. М. 1990. С. 14.

23 Торвальд Ю. Сто лет криминалистики. М. 1991. С. 48.

25 Цит. по: Юрген Т. Век криминалистики / пер. с нем. Ф.М. Решетников. М. 1991. С. 23.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: