Арестован суд приговорил к лишению свободы сроком на шесть лет

Обновлено: 01.02.2023

Суд счел вину Пивоварова доказанной, его обвиняли в агитации в поддержку нежелательной организации, прокурор просил пять лет заключения. Пивоваров считает дело политически мотивированным, на его иждивении пожилая мать и ребенок

Андрей Пивоваров

Ленинский районный суд Краснодара признал бывшего главу общественного движения «Открытая Россия» (организация признана нежелательной на территории России и запрещена) Андрея Пивоварова виновным в руководстве организацией, деятельность которой признана нежелательной на территории России (ст. 284.1 УК РФ), и приговорил четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

«Рассмотрев материалы дела, исследовав многочисленные допустимые доказательства, представленные сторонами, суд пришел к выводу о доказанности вины подсудимого», — сообщили РБК в Объединенной пресс-службе судебной системы Краснодарского края.

Пивоваров с 11 апреля 2020 года по 31 мая прошлого года являлся исполнительным директором «Открытой России», два раза в течение одного года был привлечен к административной ответственности по статье об участии в деятельности нежелательной организации (ст. 20.33 КоАП), указали в суде.

Несмотря на это, продолжили в пресс-службе, он не перестал руководить организацией и проводил финансовую, рекрутинговую и рекламные кампании в поддержку «Открытой России», проводил форумы и собрания, на которых сообщал «неограниченному кругу лиц цели и задачи организации», размещал в интернете материалы о деятельности организации.

Пивоваров не считает себя виновным и называет дело в отношении него политически мотивированным. Защита главы «Открытой России» просила суд учесть, что на иждивении у Пивоварова находятся пожилая мать и малолетний ребенок, писал Telegram-канал «Команда Пивоварова».

Андрей Пивоваров

Дело против Пивоварова завели в начале июня прошлого года. Следственный комитет утверждал, что в августе 2020 года глава «Открытой России» разместил в открытом доступе информацию «агитационного характера» в поддержку признанной нежелательной в России неправительственной организации.

Фото: Michael Cohen / Getty Images for The New York Times

Дожить до 120 лет: зачем сооснователь PayPal принимает гормон роста

Фото: Shutterstock

Энергокризис поднял цены на уголь. Как на этом заработать

Фото: Shutterstock

Вас здесь знать не знают: как компании выстроить репутацию в новой стране

Как оценить и повысить рентабельность продаж

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Как технологический сектор Китая потерял $2 трлн капитализации

Фото: Shutterstock

Цена на золото нарисовала «крест смерти». Что это такое и чем он опасен

Фото: Astrid Stawiarz / Getty Images for LinkedIn

«Я как ниндзя в уличном бою»: Рэй Далио — о влиянии медитации

Движение назад: почему Netflix переходит к бизнес-модели кабельного ТВ

«Фигурант был задержан сотрудниками правоохранительных органов при попытке скрыться от органов предварительного следствия за пределами Российской Федерации», — утверждали в СК.

Андрей Пивоваров

В конце мая прошлого года «Открытая Россия» была ликвидирована. «Мы закрываем отделения в регионах. Все члены движения исключены из организации, а их членство аннулировано во избежание возможного преследования», — рассказал тогда Пивоваров за несколько дней до ареста.

Кроме того, девелопер, ущерб от действий которого оценили в 4,2 млрд руб., должен выплатить штраф 800 тыс. руб.

Альберт Худоян

Коптевский районный суд приговорил владельца компании «Оптима Девелопмент» Альберта Худояна, признанного виновным в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК) к шести годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии общего режима, сообщила прокуратура Москвы. Кроме того, Худоян должен будет выплатить штраф в размере 800 тыс. руб.

Второй фигурант дела о хищении трех земельных участков на Ленинградском проспекте, генеральный директор компании «Авиасити» Сергей Коноплев был приговорен к трем годам лишения свободы и штрафу 200 тыс. руб.

Согласно обвинительному заключению, Худоян — при содействии Коноплева и своего родственника, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, — воспользовался в корыстных целях информацией о коммерческих проектах некой иностранной компании, которая была владельцем 50% уставного капитала ООО «Авиасити» и его активов в виде нежилого здания и права аренды трех земельных участков.

Одновременно с вынесением приговоров Коптевский районный суд удовлетворил гражданский иск о взыскании имущественного ущерба.

«Безусловно, мы будем обжаловать приговор, считаем его несправедливым. Есть основания для его пересмотра, поскольку суд не учел те обстоятельства, о которых мы говорили, а наказание не соответствует общественной опасности [вмененного Худояну преступления]», — сказал РБК его адвокат Сергей Чижиков. Защита девелопера говорила, что дело против Худояна было возбуждено на основе фактически анонимного заявления; личность заявителя не была установлена следствием, а он сам ни разу не был допрошен, сказал Чижиков. Официально потерпевшей стороной в деле является компания Mansfield Executive Limited. Кроме того, в заявлении говорилось, что Худоян незаконно завладел правом аренды здания, а вменили ему завладение правом собственности, о чем «никто не заявлял», добавил адвокат. Он отметил, что результаты нескольких оценок стоимости ущерба, заказанных следствием, разнились, а в назначении судебных экспертиз для уточнения ущерба суд защите отказал. «Есть много вещей, которые суду надлежало проверить, прежде чем выносить такое решение», — полагает Чижиков.

Худоян был задержан в 2019 году. В ноябре того же года Тверской суд Москвы отпустил его из СИЗО под домашний арест. В апреле 2020 года Следственный комитет возбудил уголовное дело по ч. 3 ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями) в отношении генерал-майоров юстиции Александра Бирюкова и Александра Краковского. Заместители начальника следственного департамента МВД подозревались в том, что пытались за незаконное вознаграждение помочь Худояну. В частности, речь шла о переквалификации действий девелопера на мошенничество, связанное с неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательства, и о снятии ареста с земельных участков.

Экс-руководителя холдинга «Форум» приговорили к 20 годам лишения свободы за организацию преступного сообщества и хищение бюджетных средств, выделенных на строительство объектов в резиденции президента России в Ново-Огарево

Дмитрий Михальченко

В окружном суде

Бывшего генерального директора холдинга «Форум» Дмитрия Михальченко приговорили к 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима и штрафу в размере 1 млн руб. по делу о хищении 1,2 млрд руб. при строительстве объектов резиденции президента в Ново-Огарево, передает корреспондент РБК.

Во вторник, 28 июня, 2-й Западный окружной военный суд огласил вводную и резолютивные части приговора. Все подсудимые были признаны виновными в растрате в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК). Также Михальченко и Андрея Каминова обвинили в создании, руководстве и участии в преступном сообществе (ст. 210 УК), а Сергея Литвинова признали виновным в участии в нем.

Фигуранты этого дела получили от 3 до 15 лет колонии:

  • бывшего директора ФГУП «Атэкс» Федеральной службы охраны (ФСО) Андрея Каминова приговорили к 15 годам колонии строгого режима и штрафу в 900 тыс. руб.;
  • бывший начальник службы инженерно-технического обеспечения ФСО генерал-майор Игорь Васильев получил шесть лет колонии общего режима и штраф в 500 тыс. руб.;
  • подполковник ФСО Дмитрий Улитин получил пять лет колонии общего режима и штраф в 500 тыс. руб.;
  • экс-гендиректора компании «Климат проф» Бориса Мальцева приговорили к трем годам колонии общего режима и оштрафовали на 600 тыс. руб.;
  • экс-директора «Стройфасада» Сергея Литвинова — к 11 годам колонии строгого режима и штрафу в 500 тыс. руб.

Кроме того, с них взыскали 1,2 млрд руб. материального ущерба по гражданскому иску ФСО, а Васильева и Улитина лишили званий.

После оглашения приговора Васильев, Мальцев и Литвинов были взяты под стражу в зале суда, так как до этого момента им была избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы.

Пропустил срок давности из-за ареста: позиция ВС

По вине соседа у мужчины сгорела квартира. Но за возмещением убытков он обратился лишь спустя четыре года. Дело в том, что после пожара его арестовали и приговорили к лишению свободы по делу об убийстве. Является ли это уважительной причиной для пропуска срока давности, спорили три инстанции. Дело дошло до Верховного суда. Он решил, что истец мог обратиться в суд и в положенный трехлетний период.

Под Новый год, 31 декабря 2013-го, у Боричева дома собралась шумная компания. Гости курили в квартире и, как предполагает МЧС, не затушили бычки от сигарет. Из-за этого начался пожар. Огонь быстро перекинулся на квартиру Лапинского. Жилище соседа серьезно пострадало. Независимая экспертиза оценила повреждения в 308 000 руб. Но мужчина сразу не обратился в суд, чтобы возместить ущерб.

С момента пожара прошло два года, Лапинский лишился работы и его сожительница упрекала его в этом. В один из вечером между парой завязался конфликт. Он закончился тем, что Лапинский нанес возлюбленной порядка восьми ударов топором. Точная дата инцидента не известна (из акта вымарана). Сожителя погибшей задержали 9 февраля 2016 года. А еще через полгода Выборгский городской суд Ленинградской области признал Лапинского виновным в убийстве и приговорил к девяти годам в колонии строгого режима (дело № 1-345\2016).

Иск спустя четыре года

И только в конце 2017-го представитель Лапинского, действуя по доверенности, обратился в суд с иском к администрации Выборгского района. Он просил возместить ущерб от пожара (308 000 руб.), а еще траты на проведение экспертизы (10 000 руб.) и судебные расходы. Он объяснил, что раз собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, то чиновники должны компенсировать вред от пожара, который начался в муниципальной квартире. Ответчик иск не признал: он считал, что его вина в причинении вреда истцу не доказана. Первая инстанция решила, что срок истец пропустил по уважительной причине и рассмотрела дело по существу. Она согласилась, что пожар начался в квартире, которая принадлежит районной администрации. Но в ней на тот момент жил Боричев, который и допустил возгорания. То есть прямой связи между действиями чиновников и возгоранием нет, решил суд и отказал в иске (дело № 2-1545/2018).

Апелляция рассмотрела дело по правилам первой инстанции, привлекла в качестве соответчика Боричева. В итоге 308 000 руб. взыскали именно с соседа, учинившего пожар, а еще траты на проведение экспертизы (10 000 руб.) и судрасходы (6400 руб.). Но это решение отменила кассация и вернула спор в Ленинградский областной суд.

При новом рассмотрении апелляция решила, что Лапинский пропустил срок исковой давности без уважительных причин. Его доверитель обратился с иском только спустя четыре года после пожара. Поэтому взыскивать ущерб он не стал, это решение «засилил» Третий кассационный СОЮ. Тогда Лапинский пожаловался в Верховный суд.

Лишение свободы не повод пропускать срок

Дело № 33-КГ21-4-КЗ рассмотрела тройка судей под председательством Сергея Асташова. Коллегия напомнила, что срок давности по гражданским делам составляет три года, но в исключительных случаях можно его восстановить (согласно ст. 205 ГК «Восстановление срока исковой давности»). В рассматриваемом деле ущерб истцу причинили 31 декабря 2013 года. И о самом этом факте он не мог не знать изначально. Апелляция и кассация обратили внимание, что по подозрению в преступлении истца задержали только 9 февраля 2016 года, то есть спустя два с лишним года после пожара. А у его представителя доверенность действует именно с момента задержания, то есть реальная возможность обратиться в суд была. Но, несмотря на это, иск подали только спустя год после истечения срока (31 декабря 2017-го).

Суды решили, что нахождение в СИЗО и последующее лишение свободы — это не уважительная причина для пропуска срока, и ВС с ними согласился.

Коллегия по гражданским делам оставила акты областного суда и Третьего кассационного СОЮ без изменения.

Когда срок восстановят

Человек, который находится под стражей, сильно ограничен в реализации права на судебную защиту по гражданским делам, подачи иска, считает Александр Погодин, руководитель уголовной практики БА Бюро адвокатов «Де-юре» Бюро адвокатов «Де-юре» Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство 8 место По количеству юристов 13 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 15 место По выручке Профайл компании × Но в это же время арестованный может пользоваться юридической помощью адвокатов и выдавать доверенности, продолжает Алексей Азаров, юрист АК Бородин и Партнеры Бородин и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × .

Погодин считает, что позиция ВС по делу Лапинского не исключает саму возможность восстановления срока исковой давности из-за ареста и обстоятельств, которые возникли из-за избрания такой меры пресечения. По мнению эксперта, коллегия не восстановила срок в рассматриваемом деле, потому что между причинением ущерба, заключением под стражу, пропуском исковой давности и подачей иска пришло слишком много времени.


В комментариях «АГ» адвокаты назвали разъяснения ВС своевременными и значимыми, поскольку они отвечают на большинство вопросов, возникших как на момент принятия Закона о порядке зачета времени содержания в СИЗО в срок отбывания наказания, так и за год его действия.

31 июля Президиум Верховного Суда РФ утвердил Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению положений ст. 72 УК. Разъяснения связаны с внесением изменений в данную статью Законом о порядке зачета времени содержания лица в СИЗО в срок отбывания наказания в виде лишения свободы и Законом о назначении осужденным за преступления террористической направленности вида исправительного учреждения. Всего документ содержит ответы на 17 вопросов, возникших у судов при постановлении приговора и при его исполнении.

Теперь день, проведенный в следственном изоляторе, может быть максимально приравнен к двум дням заключения в исправительном учреждении

В комментарии «АГ» партнер АБ «КРП» Михаил Кириенко отметил, что год действия изменений ст. 72 УК закономерно породил вопросы, которые требовали разъяснений со стороны правоприменителей, в связи с чем разъяснения Верховного Суда можно признать своевременными. По его мнению, ВС дал ответы на большинство вопросов, которые эксперты определяли еще на стадии принятия Закона о порядке зачета времени содержания лица в СИЗО в срок отбывания наказания.

Вопросы, возникающие при постановлении приговора

Верховный Суд разъяснил, что по смыслу взаимосвязанных положений ч. 3, 3.1, 4 ст. 72 УК в срок лишения свободы по правилам, предусмотренным в ч. 3.1 ст. 72 УК, засчитывается период со дня фактического задержания до дня вступления приговора в законную силу.

Также указано, что с учетом новой редакции ст. 72 УК началом срока отбывания наказания необходимо признавать день вступления приговора в законную силу, за исключением случаев, когда срок отбывания наказания исчисляется со дня прибытия осужденного в исправительный центр, колонию-поселение или в тюрьму либо со дня задержания. Срок отбывания окончательного наказания в виде лишения свободы, назначенного по правилам ч. 5 ст. 69 и (или) ст. 70 УК РФ, исчисляется со дня вступления последнего приговора в законную силу.

Также ВС отметил, что в соответствии с положениями п. 2 ч. 5 и п. 2 ч. 6 ст. 302 УПК, если время содержания под стражей, засчитанное на основании ч. 3.1 ст. 72 УК, поглощает срок назначенного наказания, то суд постановляет приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания, а осужденный подлежит немедленному освобождению в зале суда в силу положений п. 3 ст. 311 УПК.

Отвечая на вопрос о том, следует ли указывать в приговоре на применение ст. 72 УК при назначении лишения свободы условно, если осужденный содержался под стражей, Верховный Суд ответил отрицательно. «Вопрос о зачете времени содержания под стражей, так же как и вопрос об определении вида исправительного учреждения и режима для отбывания наказания, подлежит разрешению судом в постановлении об отмене условного осуждения по основаниям, предусмотренным ч. 2.1 или 3 ст. 74 УК РФ, либо в последующем приговоре при отмене условного осуждения по первому приговору по основаниям, предусмотренным ч. 4 или 5 ст. 74 УК РФ», – указано в ответе.

Комментируя это разъяснение, управляющий партнер АБ «ЕМПП» адвокат Сергей Егоров указал на значимость разъяснения ВС о том, что при назначении условного наказания сам по себе факт нахождения обвиняемого и (или) подсудимого под стражей или домашним арестом в ходе следствия или суда не учитывается при определении судом испытательного срока и срока условного лишения свободы. «Это может показаться несправедливым, поскольку ч. 5 ст. 72 УК РФ указывает, что при назначении осужденному, содержавшемуся под стражей, наказания в виде штрафа или лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью суд должен смягчить или полностью освободить осужденного от наказания», – посчитал он.

Однако, указал Сергей Егоров, в этом же ответе ВС разъясняет, что факт нахождения обвиняемого и (или) подсудимого под стражей или домашним арестом в ходе следствия или суда должен быть учтен во всех случаях отмены условного осуждения. Такое разъяснение представляется адвокату справедливым и логичным.

Также ВС разъяснил, когда не применяются льготные правила зачета времени содержания под стражей, предусмотренные п. «б», «в» ч. 3.1 ст. 72 УК, в срок лишения свободы при назначении наказания по совокупности преступлений: в случае назначения окончательного наказания на основании ч. 2 или 3 ст. 69 УК, когда одно из преступлений, входящих в совокупность, указано в ч. 3.2 ст. 72 УК; в случае назначения окончательного наказания на основании ч. 5 ст. 69 УК, когда по первому делу лицо осуждено за одно из преступлений, указанных в ч. 3.2 ст. 72 УК, или ему назначается отбывание окончательного наказания в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима.

Кроме того, разъясняется, что применение данных льготных правил при назначении наказания по совокупности приговоров, если по первому приговору лицо осуждено за преступление, указанное в ч. 3.2 ст. 72 УК, возможно, если лицо осуждено по второму приговору за преступление, не указанное там, и отбывание окончательного наказания не назначается в тюрьме либо ИК строгого или особого режима.

Верховный Суд пояснил, что при назначении наказания по совокупности приговоров положения ст. 72 УК в новой редакции подлежат учету по первому приговору, если он не пересматривался: «Если в результате применения новых правил наказание по предыдущему приговору будет отбыто полностью, то окончательное наказание по второму приговору назначается без применения положений ст. 70 УК РФ».

Михаил Кириенко отметил, что в начале действия поправок в ст. 72 УК основные ожидания в части смягчения назначаемого наказания и его сокращения для лиц, его отбывающих, вызывали неоднообразное понимание со стороны судов. «Попадались примеры, когда срок содержания под стражей или домашнего ареста до 14 июля 2018 г. суды исчисляли по старым правилам, а после этой даты – по новым, что не соответствовало содержанию уголовно-правовых норм», – указал эксперт. В связи с этим он посчитал, что ВС дал обоснованное разъяснение в п. 8 документа, подчеркнув запрет обратной силы ухудшающих положений и требование обязательности использования улучшающих, закрепленных в ст. 72 УК, ко всему периоду и ко всем наказаниям, совершенным и назначенным до вступления в силу Закона о зачете времени нахождения в СИЗО в срок наказания.

Также разъяснено, что зачет времени нахождения лица под домашним арестом в срок лишения свободы осуществляется до вступления приговора суда в законную силу, если в приговоре домашний арест сохранен в качестве меры пресечения.

ВС разъяснил, что время принудительного нахождения по решению суда подозреваемого или обвиняемого, в отношении которого мера пресечения в виде заключения под стражу не избиралась, в медицинской организации, оказывающей помощь в стационарных условиях, засчитывается в срок лишения свободы без применения повышающих коэффициентов кратности, указанных в ч. 3.1 ст. 72 УК. Отмечается, что в этот период подозреваемый или обвиняемый не находится в условиях изоляции от общества, предусмотренных для лиц, содержащихся под стражей.

Михаил Кириенко назвал такую позицию ВС спорной, однако отметил, что это, скорее, вопрос к правоприменительному органу. «Верховный Судом избран подход четкого разграничения уголовных и уголовно-исполнительных отношений», – подчеркнул он.

Вместе с тем ВС указал, что время принудительного нахождения в медицинских организациях подозреваемого или обвиняемого, в отношении которого была избрана и не отменялась на этот период мера пресечения в виде заключения под стражу, подлежит зачету в срок лишения свободы при наличии оснований с применением повышающих коэффициентов кратности.

Вопросы, возникающие при исполнении приговора

ВС указал, что коэффициенты кратности, предусмотренные в п. «б» и «в» ч. 3.1 ст. 72 УК, при решении вопросов о зачете в срок отбывания наказания периодов содержания под стражей на стадии исполнения приговора применению не подлежат. Указанные коэффициенты не распространяются на стадию исполнения приговора, вступившего в законную силу. В частности, отметил ВС, они не применяются:

  • к периоду направления осужденного для отбывания наказания в исправительное учреждение после вступления приговора в законную силу;
  • к периоду содержания осужденного под стражей в связи с его задержанием (до 48 ч) по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 30, ч. 4 ст. 32, ч. 4 ст. 46, ч. 6 ст. 58, ч. 4 ст. 60.2, ч. 6 ст. 75.1 УИК;
  • к периоду заключения под стражу осужденных в порядке, предусмотренном в п. 18 и 18.1 ст. 397 УПК, а также при отмене условного осуждения к лишению свободы или условно-досрочного освобождения;
  • к периоду нахождения осужденных в следственных изоляторах в порядке, предусмотренном ст. 77.1 УИК, если им не избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу.

Также ВС разъяснил, что по первому приговору возможен учет положений нового уголовного закона при пересмотре приговора, по которому окончательное наказание назначено на основании ст. 70 УК, в случае если первый приговор при наличии к тому оснований не пересматривался в порядке ст. 10 УК. «В этом случае окончательное наказание, назначенное по правилам ст. 70 УК, может быть смягчено или исключено применение указанной статьи при условии отбытия наказания по предыдущему приговору», – поясняется в документе.

Как указал ВС в ответе на 16-й вопрос, Закон о порядке зачета времени содержания лица в СИЗО в срок отбывания наказания в виде лишения свободы применяется к лицам, условно-досрочно освобожденным от отбывания наказания, и к осужденным, которым неотбытая часть наказания в виде лишения свободы заменена более мягким видом наказания. Поясняется, что в этих случаях размер оставшейся неотбытой части наказания или срок более мягкого наказания, назначенного в порядке замены неотбытой части лишения свободы, подлежит сокращению при условии сокращения срока неотбытой части наказания в виде лишения свободы. Михаил Кириенко посчитал такую позицию обоснованной.

В последнем ответе Верховный Суд указал на невозможность изменения коэффициента кратности, если осужденному изменили вид исправительного учреждения на основании ст. 78 УИК РФ. Закон не предусматривает пересмотра правил зачета наказания, примененных судом в приговоре, при изменении вида исправительного учреждения как в сторону улучшения условий отбывания наказания, так и в сторону их ужесточения, указал Суд.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: