Арест имущества не принадлежащего должнику является нарушением закона судебная практика обжалования

Обновлено: 26.11.2022

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Горчаковой Е.В. и Калининой Л.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе Минкина А.В. на решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 31 июля 2014 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 декабря 2014 года, которыми удовлетворено заявление Монастырской А.М. об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств Санкт-Петербурга о наложении ареста на квартиру.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., объяснения Минкина А.В. и его представителя Киреева А.Н., представителя Управления Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу Биченкова А.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

Монастырская А.М. (до перемены имени - <. >) является собственником квартиры <. >, расположенной в доме <. >корпус <. >на улице <. >города <. >; площадь квартиры составляет <. >м2.

Постановлением судебного пристава-исполнителя межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств Санкт-Петербурга от 3 июня 2014 года на данную квартиру наложен арест, в связи с чем Монастырской А.М. и Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии в отношении этой квартиры запрещено совершать регистрационные действия.

Не согласившись с указанным постановлением судебного пристава- исполнителя, Монастырская А.М. обратилась в суд с заявлением о признании его незаконным, ссылаясь на то, что названная квартира для нее и ее несовершеннолетнего сына является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, на которое в соответствии с абзацем вторым части 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не может быть обращено взыскание.

Арест квартиры, по мнению заявительницы, наложен судебным приставом-исполнителем с целью понуждения должника к исполнению решения суда, однако это противоречит части 3 статьи 80 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве".

Решением Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 31 июля 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 декабря 2014 года, заявленное требование удовлетворено.

В кассационной жалобе Минкин А.В., являющийся взыскателем по исполнительному производству о взыскании с Монастырской А.М. денежных средств, просит принятые судебные акты отменить и в удовлетворении заявления отказать.

Определением заместителя председателя Верховного Суда Российской Федерации от 3 ноября 2015 года кассационная жалоба с административным делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации считает судебные акты неправильными и подлежащими отмене.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке в силу статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Удовлетворяя заявленное Монастырской А.М. требование, суд руководствовался абзацем вторым части 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частью 3 статьи 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве" и исходил из того, что принадлежащая заявительнице квартира является для нее и ее несовершеннолетнего сына единственным пригодным для постоянного проживания помещением. Суд посчитал, что арест квартиры не может быть использован как самостоятельная мера принудительного исполнения, а также не может привести к исполнению решения суда о взыскании в пользу Минкина А.В. денежных средств.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации с выводами суда не согласна и считает их основанными на неправильном толковании норм материального права.

Согласно части 1 статьи 64 Федерального закона "Об исполнительном производстве" исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

Перечень исполнительных действий, приведенный в части 1 статьи 64 указанного Федерального закона, не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства, не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц. К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий).

В силу части 1, пунктов 1 и 5 части 3 статьи 68 Федерального закона "Об исполнительном производстве" мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу. В частности, к таким мерам относятся обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги, а также наложение ареста на имущество должника, находящееся у должника или у третьих лиц, во исполнение судебного акта об аресте имущества.

Исходя из пункта 7 части 1 статьи 64, частей 1, 3 и 4 статьи 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве" судебный пристав- исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе наложить арест на имущество должника. Арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости - ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества.

Арест на имущество должника применяется: 1) для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации; 2) при исполнении судебного акта о конфискации имущества; 3) при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц.

Как следует из приведенных норм, арест в качестве исполнительного действия может быть наложен судебным приставом-исполнителем в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях (пункт 7 части 1 статьи 64 и часть 1 статьи 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве").

В качестве меры принудительного исполнения арест налагается при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество должника, находящееся у него или у третьих лиц (часть 1 и пункт 5 части 3 статьи 68 данного Федерального закона).

Абзацем вторым части 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение, если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Согласно части 1 статьи 69 Федерального закона "Об исполнительном производстве" обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его реализацию, осуществляемую должником самостоятельно, или принудительную реализацию либо передачу взыскателю.

При рассмотрении и разрешении дела суд ошибочно приравнял исполнительное действие по запрету на совершение регистрационных действий в отношении принадлежащей Монастырской А.М. квартиры с мерами принудительного исполнения, установленными пунктами 1 и 5 части 3 статьи 68 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

Из оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя видно, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда. Арест принадлежащей Монастырской А.М. квартиры выражен в запрете на совершение регистрационных действий в отношении квартиры, то есть в запрете распоряжения ею. Ограничения права пользования квартирой и обращения на нее взыскания, а именно, изъятия квартиры и ее реализации либо передачи взыскателю данный арест не предусматривает.

Арест квартиры, наложенный оспариваемым постановлением судебного пристава-исполнителя, является гарантией обеспечения прав и законных интересов взыскателя Минкина А.В. и не может быть рассмотрен как нарушающий права и законные интересы должника Монастырской А.М., поскольку направлен на воспрепятствование должнику распорядиться квартирой в ущерб интересам взыскателя.

Подобная правовая позиция полностью согласуется и с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащимися в пункте 43 постановления от 17 ноября 2015 года N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства", согласно которым арест в качестве обеспечительной меры принадлежащего полностью или в части должнику-гражданину жилого помещения, являющегося единственно пригодным для постоянного проживания самого должника и членов его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом, включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц, сами по себе не могут быть признаны незаконными, если указанные меры приняты судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя.

При таких обстоятельствах постановление судебного пристава-исполнителя межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств Санкт-Петербурга от 3 июня 2014 года о наложении ареста на квартиру <. >, расположенную в доме <. >корпус <. >на улице <. >города <. >, не может быть признано незаконным.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 5 части 1 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 31 июля 2014 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 декабря 2014 года отменить.

Принять по административному делу новое решение, которым в удовлетворении заявления Монастырской А.М. об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств Санкт-Петербурга о наложении ареста на квартиру отказать.

Судебная практика и законодательство

2. Органы государственной власти субъекта Российской Федерации вправе устанавливать за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации дополнительные меры социальной поддержки и социальной помощи для отдельных категорий граждан, в том числе исходя из установленных законами и иными нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации критериев нуждаемости.

Арест имущества должника

40. Арест в качестве исполнительного действия может быть наложен судебным приставом-исполнителем в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях (пункт 7 части 1 статьи 64, часть 1 статьи 80 Закона об исполнительном производстве).

В качестве меры принудительного исполнения арест налагается при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество ответчика, административного ответчика (далее - ответчика, в исполнительном производстве - должника), находящееся у него или у третьих лиц (часть 1, пункт 5 части 3 статьи 68 названного Закона).

Во исполнение судебного акта о наложении ареста на имущество ответчика судебный пристав-исполнитель производит арест и устанавливает только те ограничения и только в отношении того имущества, которые указаны судом.

Если суд принял обеспечительную меру в виде ареста имущества ответчика, установив только его общую стоимость, то конкретный состав имущества, подлежащего аресту, и виды ограничений в отношении его определяются судебным приставом-исполнителем по правилам статьи 80 Закона об исполнительном производстве.

В случаях, когда должник препятствует исполнению судебного акта о наложении ареста на имущество по судебному акту о наложении ареста на движимое имущество должника, в том числе посредством отказа принять арестованное имущество на хранение, судебный пристав-исполнитель вправе передать арестованное имущество на ответственное хранение членам семьи должника, взыскателю либо лицу, с которым территориальным органом ФССП России заключен договор хранения, с учетом требований, установленных статьей 86 Закона об исполнительном производстве.

41. При наложении ареста на имущество в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, судебный пристав-исполнитель вправе в силу части 1 статьи 80 Закона об исполнительном производстве не применять правила очередности обращения взыскания на имущество должника, что само по себе не освобождает судебного пристава-исполнителя от обязанности в дальнейшем осуществить действия по выявлению иного имущества должника, на которое может быть обращено взыскание в предыдущую очередь.

При этом судебный пристав-исполнитель обязан руководствоваться частью 2 статьи 69 названного Закона, допускающей обращение взыскания на имущество в размере задолженности, то есть арест имущества должника по общему правилу должен быть соразмерен объему требований взыскателя.

Например, арест несоразмерен в случае, когда стоимость арестованного имущества значительно превышает размер задолженности по исполнительному документу при наличии другого имущества, на которое впоследствии может быть обращено взыскание. В то же время такой арест допустим, если должник не предоставил судебному приставу-исполнителю сведений о наличии другого имущества, на которое можно обратить взыскание, или при отсутствии у должника иного имущества, его неликвидности либо малой ликвидности.

Выявление, арест и начало процедуры реализации другого имущества должника сами по себе не могут служить основанием для снятия ранее наложенного ареста до полного исполнения требований исполнительного документа.

42. Перечень исполнительных действий, приведенный в части 1 статьи 64 Закона об исполнительном производстве, не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов (пункт 17 части 1 названной статьи), если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства (статьи 2 и 4 Закона об исполнительном производстве), не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц. К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий).

Запрет на распоряжение имуществом налагается в целях обеспечения исполнения исполнительного документа и предотвращения выбытия имущества, на которое впоследствии может быть обращено взыскание, из владения должника в случаях, когда судебный пристав-исполнитель обладает достоверными сведениями о наличии у должника индивидуально-определенного имущества, но при этом обнаружить и/или произвести опись такого имущества по тем или иным причинам затруднительно (например, когда принадлежащее должнику транспортное средство скрывается им от взыскания).

После обнаружения фактического местонахождения имущества и возникновения возможности его осмотра и описи в целях обращения взыскания на него судебный пристав-исполнитель обязан совершить все необходимые действия по наложению ареста на указанное имущество должника по правилам, предусмотренным статьей 80 Закона об исполнительном производстве.

43. Арест в качестве обеспечительной меры либо запрет на распоряжение могут быть установлены на перечисленное в абзацах втором и третьем части 1 статьи 446 ГПК РФ имущество, принадлежащее должнику-гражданину.

Например, арест в качестве обеспечительной меры принадлежащего полностью или в части должнику-гражданину жилого помещения, являющегося единственно пригодным для постоянного проживания самого должника и членов его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом, включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц, сами по себе не могут быть признаны незаконными, если указанные меры приняты судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя.

Наложение ареста либо установление соответствующего запрета не должно препятствовать гражданину-должнику и членам его семьи пользоваться таким имуществом.

44. В целях обеспечения прав кредитора на основании частей 1 и 4 статьи 80 Закона об исполнительном производстве наложение ареста или установление запрета на распоряжение (запрета на совершение регистрационных действий) возможно в отношении имущества, находящегося в общей совместной собственности должника и другого лица (лиц), до определения доли должника или до ее выдела.

45. В силу частей 3 и 6 статьи 81 Закона об исполнительном производстве арест может быть наложен на денежные средства, как находящиеся в банке или иной кредитной организации на имеющихся банковских счетах (расчетных, депозитных) и во вкладах должника, так и на средства, которые будут поступать на счета и во вклады должника в будущем. В этом случае исполнение постановления судебного пристава-исполнителя об аресте денежных средств осуществляется по мере их поступления на счета и вклады, в том числе открытые после получения банком данного постановления.

Арест денежных средств на банковских счетах должника означает запрет их списания в пределах суммы, указанной в исполнительном документе, а также запрет банку (кредитной организации) заявлять о зачете своего требования к должнику, являющемуся его клиентом, поэтому суд вправе по заявлению судебного пристава-исполнителя или взыскателя наложить арест на поступившие денежные средства, а также на средства, которые поступят на имя должника в будущем на корреспондентский счет обслуживающего его банка, если иные меры не могут обеспечить исполнение принятого судебного акта (например, наличие ареста денежных средств на расчетном счете клиента). При этом арест денежных средств на корреспондентском счете не освобождает банк (кредитную организацию) от обязанности зачислить арестованные денежные средства на расчетный счет клиента, по которому судебным приставом-исполнителем также произведен арест денежных средств.

Подборка наиболее важных документов по запросу Арест имущества не принадлежащего должнику (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Арест имущества не принадлежащего должнику

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 446 "Имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам" ГПК РФ
(ООО юридическая фирма "ЮРИНФОРМ ВМ") Руководствуясь статьей 446 ГПК РФ и указав, что истец является должником по исполнительному производству, который может быть привлечен к участию в деле по иску об освобождении имущества от ареста в качестве ответчика; истцами в этом случае могут выступить собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо), права которых при наложении в порядке исполнения исполнительного документа ареста на имущество, не принадлежащее должнику, нарушены, суд правомерно отказал в принятии искового заявления об исключении имущества из описи, поскольку документов, подтверждающих, что собственник второй 1/2 доли указанной квартиры - супруга истца или члены его семьи посчитали свои права нарушенными и доверили истцу представление своих интересов, не представлено; таким образом, в данном случае отсутствует предмет гражданско-правового спора, защита которого предполагается в порядке гражданского судопроизводства.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 64 "Исполнительные действия" Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"
(В.Н. Трофимов) По мнению суда, разъяснившего порядок применения ч. 1 ст. 64, ст. 68 ФЗ "Об исполнительном производстве" и сославшегося на п. п. 40 и 42 Постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 N 50, возможность наложения ареста на недвижимое имущество, не принадлежащее должнику, положениями указанного закона не предусмотрена.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Арест имущества не принадлежащего должнику

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Спор об освобождении имущества от ареста (на основании судебной практики Московского городского суда)
("Электронный журнал "Помощник адвоката", 2022) Обращение в суд с иском об освобождении имущества от ареста является надлежащим способом защиты права собственника на имущество, на которое наложен арест. Для освобождения от ареста имущества, не принадлежащего должнику, истец вправе предъявить соответствующий иск в порядке искового производства, а не обжаловать действия судебного пристава-исполнителя (например, Апелляционные определения Московского городского суда от 22.08.2017 по делу N 33-32912/2017, от 10.08.2017 по делу N 33-31089/2017).

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Комментарий к Федеральному закону от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"
(постатейный)
(2-е издание, переработанное и дополненное)
(Борисов А.Н.)
("Юстицинформ", 2020) Как и ранее, подразумевается, что рассматриваемая норма рассчитана прежде всего на возмещение убытков, причиненных в результате необоснованного наложения ареста на имущество, не принадлежащее должнику (о том, что в таких случаях может быть применена норма ч. 2 ст. 90 Закона 1997 г. об исполнительном производстве, говорилось, например, в Определении КС России от 16 ноября 2006 г. N 500-О ). Но, конечно же, этим сфера применения нормы ч. 2 комментируемой статьи не исчерпывается - в ней прямо указано, что иск может быть заявлен о возмещении убытков, причиненных в результате совершения любых исполнительных действий и применения любых мер принудительного исполнения. Право на предъявление иска предоставлено лицам, чьи права и законные интересы нарушаются незаконными исполнительными действиями и мерами принудительного исполнения. При этом такими лицами могут быть не только "другие лица" по терминологии названия комментируемой статьи, но и лица, участвующие в исполнительном производстве.

Нормативные акты: Арест имущества не принадлежащего должнику

Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010
(ред. от 23.06.2015)
"О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" По смыслу статьи 119 Федерального закона "Об исполнительном производстве" при наложении ареста в порядке обеспечения иска или исполнения исполнительных документов на имущество, не принадлежащее должнику, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо, в частности невладеющий залогодержатель) вправе обратиться с иском об освобождении имущества от ареста.

Как следует из обстоятельств дела, судебный пристав-исполнитель арестовал имущество, которое принадлежит лизингодателю должника ООО «Мегастрой».

У судебного пристава-исполнителя на момент вынесения постановления о наложении ареста на имущество ООО «РАФТ» имелись сведения о том, что данное имущество не принадлежит должнику ООО «Мегастрой». Арестованное имущество принадлежало лизингодателю ООО «РАФТ», который стороной исполнительного производства не являлся. Это следовало из ответа ГИБДД и паспортов транспортных средств.

Мотивы действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста судебные акты не содержат, предположим, что судебному приставу-исполнителю не были известны особенности правового статуса имущества, полученного в лизинг.

В любом случае, для исправления допущенной ошибки собственник имущества выбрал такой способ защиты, как подача заявления о признании постановления о наложении ареста на лизинговое имущество незаконным.

В качестве оснований заявитель указал нарушение судебным приставом-исполнителем статей 69,80 Закона об исполнительном производстве, из которых логически следует, что судебный пристав-исполнитель может производить действия с имуществом, которое принадлежит только должнику.

Если обратиться к истории, то подача таких заявлений была широко распространена 15-18 лет назад, когда был только принят Закон об исполнительном производстве в современном виде (21.07.1998).

Стандартной фабулой такого дела был жалоба собственника на действие судебного пристава-исполнителя, который арестовал и изъял, к примеру, ноутбук, который находился в квартире должника. При этом судебному приставу-исполнителю в суде было необходимо доказать, что имущество принадлежит должнику. Ввиду сложности доказывания судебным приставом-исполнителем такого обстоятельства, как принадлежность обычного движимого имущества должнику, зачастую его действия признавались незаконными, и имущество возвращалось заявителю жалобы.

Такая практика негативно отражалась на эффективности исполнительного производства, взыскатель являлся третьим лицом и был ограничен в заявлении возражений и представлении доказательств. На судебного пристава-исполнителя возлагалась бремя доказывания принадлежности имущества должнику, с которым он не справлялся[1].

Таким образом, должникам не составляла особого труда выводить свое имущество из-под взыскания, с помощью подачи заявлений от связанных с таким должником аффилированных к нему лиц.

Но такая практика продолжалась несколько лет, суды разобрались, что в данном случае надлежащим способом защиты права является подача иска об исключении из описи и освобождения от ареста, как требовала того статья 92 Закона об исполнительном производстве[2].

В данном процессе, уже собственник, а не судебный пристав-исполнитель, должен доказать что имущество принадлежит ему, а не должнику или другим лицам.

Взыскатель в данном иске получает статус ответчика, так как претендует на имущество должника. При этом взыскатель обладает набором всех необходимых процессуальных прав, в том числе правом на принесение возражений о признании судом сделки, на которую ссылается собственник, как на подтверждение своего права, недействительной (напр. мнимой).

В таких процессах далеко не всегда собственникам удается доказать свое право на имущество, что положительно отразилось на эффективности исполнения судебного акта. Надлежащему собственнику не составит труда доказать свое право на имущество, в тоже время схемы по уводу имущества должника могут и не пройти.

Для того чтобы у судов не было никаких сомнений по данному вопросу, в 2010 году в пункте 50 ППВС РФ N 10, ПВАС РФ N 22 от 29.04.2010 указали, что по смыслу статьи 119 Федерального закона "Об исполнительном производстве" при наложении ареста в порядке обеспечения иска или исполнения исполнительных документов на имущество, не принадлежащее должнику, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо, в частности невладеющий залогодержатель) вправе обратиться с иском об освобождении имущества от ареста.

Вместе с тем заинтересованные лица не имеют права на удовлетворение заявления об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об аресте (описи) этого имущества, поскольку при рассмотрении таких заявлений должник и те лица, в интересах которых наложен арест на имущество, будучи привлеченными к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, ограничены в заявлении возражений и представлении доказательств.

Аналогичные разъяснения действуют и в настоящее время, они даны в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства".

В разбираемом нами деле, Верховный Суд РФ указал на возможность подачи заявлений в порядке главы 24 АПК РФ собственником при наличии одновременно следующих условий:

(1) имеются доказательства, что имущество не принадлежит должнику;

(2) должник и взыскатель не спорят по тому обстоятельству, что данное имущество не принадлежит должнику.

Из судебного акта неизвестно, что помешало лизингодателю выбрать обычный способ защиты нарушенного права – подача иска об исключении из описи и освобождении от ареста.

А что стало бы происходить, если взыскатель стал бы спорить по факту принадлежности имущества лизингодателя, приводить доводы, что договоры лизинга являются, к примеру, мнимыми сделками? В судебном акте это не анализируется. А если было бы несколько взыскателей, и один из них поменял бы позицию в ходе рассмотрения дела, и сказал, что спорит о принадлежности имущества собственнику?

Каким образом собственнику имущества при выборе способа защиты спрогнозировать будет спор по имуществу или нет, а также определить насколько весомы его доказательства принадлежности ему имущества?

Принятый судебный акт вносит сумятицу в сложившийся порядок защиты прав собственника при наложении ареста на его имущества.

Кроме того, данный судебный акт имеет слабую правовую аргументацию, в нем не указано, какие именно пункты статей 69,80 Закона об исполнительном производстве нарушены судебным приставом-исполнителем.

Выводы суда противоречат статье 119 Закона об исполнительном производстве, которая устанавливает, что арест на имущество, не принадлежащее должнику, не является нарушением закона со стороны судебного пристава-исполнителя. В данном случае собственник должен доказать свое право на имущество в порядке искового производства.

Следуя логике ВС РФ, судебный пристав-исполнитель вправе накладывать арест на имущество, только имея бесспорные документальные сведения о том, что имущество принадлежит должнику. Но дело в том, что право собственности на большую часть имущества в гражданском обороте не подлежит государственной регистрации. Для таких выводов суду необходимо все-таки было сослаться на конкретную норму закона, одного умозаключения здесь явно недостаточно.

У собственника имущества всегда будет риск, что суд, рассматривая его заявление в порядке главы 24 АПК РФ, может установить, что у судебного пристава-исполнителя все-таки были достаточные основания для наложения ареста на имущество, взыскатель будет спорить по принадлежности имущества – в данном случае у суда не останется ничего другого, как отказать собственнику в удовлетворении его требований.

С нашей точки зрения, заявителям собственникам не следует отклоняться от законом установленного порядка защиты нарушенных прав – подачи иска об освобождении от ареста и исключении из описи. Это сократит сроки разрешения спорной ситуации и сделает результат предсказуемым.

(с) А.А. Шарон, 2018

[1] строго говоря, доказательства на имущество сконцентрированы у собственника данного имущества, таких документов у судебного пристава-исполнителя не должно быть по определению

[2] В современной редакции Закона об исполнительном производстве номер статьи - 119

За последние несколько лет отмечается резкий рост количества решений о наложении арестов на имущество подозреваемых, обвиняемых и третьих лиц по уголовным делам экономической направленности. Соответственно растет и количество обращений за адвокатской помощью по вопросу обжалования таких решений. По моим оценкам, данный количественный рост связан с несколькими факторами. В первую очередь это общий тренд на криминализацию гражданско-правовых сделок и решение экономических проблем путем уголовного преследования. Во-вторых, активность следственных органов все увеличивается, а размер возмещенного по уголовным делам ущерба в настоящее время является для следователей одним из наиболее значимых статистических показателей при оценке их деятельности. И, в-третьих, в России, к сожалению, по-прежнему наблюдается дефицит справедливого правосудия. Если бы судьи не занимали соглашательскую позицию по отношению к подавляющему большинству ходатайств следователей, в том числе о наложении арестов на имущество, вникали в существо каждого заявленного ходатайства и проверяли их с точки зрения обоснованности, количество подобных необоснованных ходатайств наверняка бы резко сократилось.

Однако цель данной публикации заключается не в критике существующей системы отправления правосудия, а в выработке рекомендаций относительно того, как, куда и с использованием каких аргументов адвокату обжаловать решение о наложении ареста на имущество по уголовному делу.

2. О порядке рассмотрения ходатайств о наложении ареста на имущество и апелляционного обжалования данного решения.

Для начала немного теории уголовного процесса. Порядок наложения ареста на имущество по уголовному делу регламентируется ст.ст. 115-116 УПК РФ. Целью наложения ареста на имущество по уголовному делу законодатель называет обеспечение исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества.
Наложение ареста на имущество осуществляется только на основании судебного решения, получаемого по ходатайству следователя, дознавателя. Следователь такое ходатайство согласовывает с руководителем следственного органа, а дознаватель с прокурором.
Ходатайство рассматривается единолично судьей районного суда или военного суда аналогичного уровня. Участие лица, на имущество которого планируется наложить арест, уголовно-процессуальным законом не предусмотрено. На практике это означает, что данное лицо узнает о судебном решении постфактум, и в большинстве случаев сроки апелляционного обжалования к моменту обращения за юридической помощью к адвокату будут пропущены (хотя и по уважительным причинам, связанным с незнанием о таком решении), и необходимо будет подавать ходатайство о восстановления этих сроков в суд по месту вынесения обжалуемого решения.
Апелляционная жалоба на решение районного суда или военного суда аналогичного уровня о наложении ареста на имущество подается в судебную коллегию по уголовным делам суда уровня субъекта Российской Федерации в течение 10 суток с момента вынесения обжалуемого решения. Жалоба подается через суд, вынесший обжалуемое решение.
В случае пропуска срока обжалования по объективным причинам он может быть восстановлен путем подачи ходатайства в районный суд, вынесший решение. Лично я в этом случае готовлю отдельное ходатайство о восстановлении сроков, которое подаю одновременно с апелляционной жалобой. Знаю, что многие коллеги формулируют просьбу о восстановлении сроков для обжалования непосредственно в апелляционной жалобе, и этот вариант является вполне рабочим. Однако полагаю, что отдельное ходатайство о восстановлении сроков является наиболее правильным вариантом, так как жалоба адресуется в иной суд и лишь подается через районный суд, а у ходатайства о восстановлении сроков иной адресат.
Апелляционная жалоба на решение о наложении ареста на имущество должна содержать:

1) наименование суда апелляционной инстанции, в который подается жалоба;
2) данные о лице, подавшем апелляционные жалобу, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения;
3) указание на судебное решение и наименование суда, его постановившего или вынесшего;
4) доводы лица, подавшего апелляционные жалобу с указанием предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ оснований;
5) перечень прилагаемых к апелляционным жалобе материалов;
6) подпись лица, подавшего апелляционные жалобу.

3. Структура апелляционной жалобы на судебное решение о наложении ареста на имущество.

Структурно любая апелляционная жалоба состоит из:

- верхних реквизитов (так называемой «шапки») с указанием данных суда апелляционной инстанции, а также данных о лице, подавшем апелляционную жалобу; названия документа (апелляционная жалоба);

- вводной части, состоящей из ссылки на реквизиты обжалуемого решения и описания кратких обоснований, которые использовал суд первой инстанции при вынесении этого решения (судебное решение обосновано тем, что …);

- мотивировочной части с перечислением предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ оснований (с судебным решением не согласен, считаю его незаконным и необоснованным по следующим основаниям …).
При этом, если аргументов несколько, то целесообразно для удобства читающего разбивать их структурно по разделам с наименованием каждого раздела в виде короткого тезиса, который в дальнейшем более подробно раскрывается.
Полагаю, что объем аргументации должен быть в каждом случае индивидуальным, то есть нельзя утверждать, что жалоба должна быть обязательно короткой или большой по объему. Жалоба должна быть понятна тому человеку, который будет ее изучать и содержать достаточно доводов и аргументации для ее удовлетворения, то есть ключевым критерием для оценки качества жалобы является достаточность (но не избыточность) аргументации. Очевидно, что, если это жалоба на объемное судебное решение с подробной аргументацией, нельзя говорить о том, что она должна быть объемом в 2 страницы, поскольку этого может быть недостаточно для опровержения всех аргументов. Вместе с тем нельзя увлекаться и объемами ради объемов. В любом случае из апелляционной жалобы должны быть исключены различные повторы, объемные цитаты из нормативных актов или судебной практики (любую цитату, если уж она приводится, можно сократить до только значимых для оценки обжалуемого решения слов); разнообразные вводные слова-паразиты.
Имеются различные методы распределения аргументов в апелляционной жалобе (от наиболее слабого к наиболее сильному; от наиболее сильного к наиболее слабому; вначале процессуальные нарушения, затем несоответствие выводов фактическим обстоятельствам дела и т.п.). На мой взгляд, при наличии действительно сильной аргументации особого значения это не имеет. Лично я, как правило, вначале ссылаюсь на аргументы, связанные с несоответствием фактическим обстоятельствам, распределяя их по принципу от сильного к слабому, а затем перехожу к процессуальным нарушениям, которые также распределяю по этому же принципу.
Если апелляционная жалоба предусматривает какие-либо приложения, которые обосновывают доводы автора жалобы, то опять же для удобства читающего целесообразно ссылаться на эти приложения в тексте мотивировочной части (приложение № … к настоящей апелляционной жалобе).

- просительной части, содержание которой должно в полной мере соответствовать реальным полномочиям той судебной инстанции, в которую жалоба адресуется (в отношении апелляционной жалобы на решение о наложении ареста на имущество просительная часть, как правило, должна звучать так: постановление N-ского районного суда N-ской области от конкретной даты о наложении ареста на конкретное имущество, принадлежащее конкретному лицу, отменить, принять по ходатайству следователя (дознавателя) новое судебное решение, в удовлетворении ходатайства отказав);

- приложений, которые нумеруются с указанием количества листов каждого прилагаемого к апелляционной жалобе документа;

- подписи автора апелляционной жалобы, а также даты ее составления.

4. Наиболее часто используемые доводы при апелляционном обжаловании решений о наложении ареста на имущество.

Из числа наиболее часто допускаемых при наложении арестов на имущество по уголовным делам и соответственно аргументов при апелляционном обжаловании данных решений можно выделить следующие:

- арест накладывается на имущество третьих лиц, не являющихся подозреваемыми (обвиняемыми) при отсутствии исключительных оснований, перечисленных в части 3 статьи 115 УПК РФ (имущество получено в результате совершения преступления, предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).
В данном случае аргументация при обжаловании, как правило, должна заключаться в отсутствии правовых оснований для наложения ареста, ссылках на то, что собственник имущества не имеет никакого отношения к расследуемому деянию, приобрел имущество на законных основаниях задолго до совершения данного деяния (к жалобе в этом случае могут быть приложены документы, свидетельствующие о законности приобретения имущества, а также подтверждающие наличие у собственника законных доходов для его приобретения), а арест нарушает его права на пользование и распоряжение имуществом;

- несоразмерность стоимости имущества, на которое наложен арест, и возможных имущественных взысканий по приговору суда.
В данном случае аргументация при обжаловании, как правило, заключается в приведении сведений о стоимости имущества, на которое наложен арест (в жалобе могут прилагаться документы о стоимости) и оценке возможных имущественных взысканий по приговору суда. Например, арест наложен на жилое помещение стоимостью несколько миллионов рублей, а расследуемое деяние, согласно постановлению о возбуждении уголовного дела имущественного ущерба не причинило или причинило ущерб, меньший чем несколько миллионов рублей, гражданский иск по делу не заявлен, штраф в качестве основного или дополнительного вида наказания по инкриминируемой статье УК РФ не предусмотрен, конфискации данная статья также не предусматривает.

- при наложении ареста не установлена истинная принадлежность имущества. Согласно судебному решению, арест наложен на имущество, которое принадлежит обвиняемому N, а согласно имеющимся в распоряжении адвоката документам, в том числе данным о регистрации сделки в компетентных органах, имущество принадлежит иному лицу.
В этом случае к апелляционной жалобе в обязательном порядке прилагаются документы, подтверждающие официальную принадлежность имущества нынешнему собственнику (выписки из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество, справки, договоры и т.п.).

- при наложении ареста на имущество третьего лица, не являющегося подозреваемым (обвиняемым), в нарушение ч. 3 ст. 115 УПК РФ не определен срок наложения ареста на имущество или такой срок превышает срок, на который продлено расследование.

- на имущество, на которое наложен арест, в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено имущественное взыскание.
Перечень такого имущества содержится в ст. 446 ГПК РФ. Наиболее часто нарушения допускаются в части наложения ареста на единственное пригодное для проживания жилье, недвижимость, являющуюся предметом ипотеки, предметы домашней обстановки, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие).

Безусловно, допускаются и иные нарушения, выявление которых может способствовать успешному апелляционному обжалованию решения о наложении ареста на имущество, однако систематизировать их достаточно сложно, поскольку речь идет о разнообразных «технических» процессуальных нарушениях. Я бы для выявления подобных нарушений рекомендовал адвокатам обращать внимание на то, уполномоченными ли лицами вынесено и согласовано ходатайство о наложении ареста на имущество, надлежащий ли суд рассмотрел ходатайство, имеется ли протокол судебного заседания, соответствует ли он требованиям УПК РФ, продлен ли срок предварительного расследования в установленном порядке, полным ли является материал, представленный следователем (дознавателем) в обоснование ходатайства о наложении ареста на имущество, по тому ли делу принято решение о наложении ареста (встречались случаи, когда, изготавливая решение, судья из-за спешки оставлял данные совершенно другого дела) и иные сходные обстоятельства.

5. Работа адвоката при рассмотрении судом ходатайств о продлении срока наложения ареста на имущество, апелляционном обжаловании последующего судебного решения.

В силу ч. 3 ст. 115 УПК РФ при наложении ареста на имущество третьих лиц, не являющихся подозреваемыми (обвиняемыми), суд устанавливает срок такого ареста с учетом сроков предварительного расследования. В дальнейшем срок ареста на имущества по ходатайству следователя (дознавателя) может быть продлен в судебном порядке, который подробно описан в ст. 115.1 УПК РФ.
При рассмотрении ходатайства следователя (дознавателя) в судебном заседании имеет право участвовать лицо, на имущество которого наложен арест, а также его адвокат.
Я рекомендую до рассмотрения такого ходатайства в обязательном порядке заранее прибывать в суд, знакомиться со всеми материалами, представленными следователем в обоснование ходатайства, а также готовить на него письменные возражения. При этом аргументация в данных возражениях в большинстве случаев будет сходной с аргументацией, которая приведена выше при описании доводов, которые могут быть использованы при подготовке апелляционных жалоб на решение о наложении ареста на имущество. Письменные возражения пишутся в произвольной форме, однако по структуре сильно напоминают вышеприведенную структуру апелляционной жалобы за исключением того, что они адресуются непосредственно в суд, рассматривающий ходатайство следователя.
В судебном заседании адвокат заявляет ходатайство о приобщении данных письменных возражений, а также документов, обосновывающих его доводы об отсутствии оснований для продления срока наложения ареста на имущество. Устное выступление в судебном заседании может заключаться в зачитывании подготовленных возражений (вариант для тех, кто пока еще не готов выступать публично), либо же выступлении без чтения, но с использованием аргументации, которая была заранее проработана. Естественно, сильнее смотрится не чтение, а красивое выступление адвоката, но необходимо признать, что ключевым в нынешних реалиях отправления правосудия все же является глубина проработки позиции, уровень подготовки и аргументации, а не мастерство ораторской подачи.

6. Механизм освобождения имущества из-под ареста, наложенного по уголовному делу, через подачу иска в рамках гражданского судопроизводства.

Необходимо отметить, что существует определенная практика и имеются даже отдельные успешные прецеденты фактического освобождения имущества, арест на которое наложен в рамках уголовного дела, через гражданское судопроизводство.
Такие иски подаются в районный суд по месту нахождения арестованного имущества и содержат требования об освобождении имущества от ареста. Рассматриваются иски в порядке гражданского судопроизводства. У автора имеются определенные сомнения относительно юридической правильности такого механизма фактически скрытого или повторного обжалования судебного решения, принятого в рамках уголовного судопроизводства, а также реальной исполнимости возможного судебного решения, принятого в порядке гражданского судопроизводства, об освобождении имущества от ареста в случае конкуренции с вступившим в силу решением суда в рамках уголовного судопроизводства, поэтому он никогда подобную тактику борьбы с арестом имущества не использовал, не является большим специалистом в гражданском процессуальном праве, в связи с чем не может дать большого количества практических советов относительно того, как же реализовать данный механизм. Представляется, что аргументация при подготовке искового заявления в большинстве случаев сходна с приведенной выше аргументацией для апелляционного обжалования решений о наложении арестов на имущество по уголовному делу.
При этом, учитывая, что определенная положительная для адвокатов практика рассмотрения исковых заявлений об освобождении имущества от ареста по уголовному делу все же имеется, такой механизм в некоторых случаях можно признать действенным.

В заключение, традиционно пожелав коллегам удачи в обжаловании судебных решений о наложении ареста на имущество по уголовным делам и выражая надежду, что данная публикация им немного поможет, позволю себе дать еще один совет: в случае реального несогласия с судебным решением никогда не сдавайтесь и не останавливайтесь на проигранной стадии апелляционного обжалования. Только если вы пройдете все стадии обжалования и используете все свои аргументы, вы сможете сказать себе, что сделали все, что зависело от вас. А сделать для своего доверителя в этой и иных правовых ситуациях все возможное – это и есть то, что формирует авторитет нашей юридической профессии и, возможно, будет способствовать тому, к чему мы все стремимся и о чем мечтаем. Установлению справедливого правосудия, которого нам, адвокатам, так порой не хватает.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: