Адвокатский запрос о предоставлении информации в медицинское учреждение

Обновлено: 08.12.2022

Доказательственная база по ряду категорий дел строится на данных, относящихся к врачебной тайне тех или иных лиц, выступающих в качестве стороны по уголовному и гражданскому делу. Получить добровольное согласие противоположной стороны по делу или иных участников процесса (например, свидетеля) на запрос о них таких сведений, как правило, не представляется возможным.

Адвокаты не входят в предусмотренный ч.4 ст.13 Закона об охране здоровья перечень лиц, которым допускается предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или без согласия законного представителя несовершеннолетнего или недееспособного гражданина. Следовательно, лечебное учреждение не вправе предоставить указанные сведения при наличии одного лишь адвокатского запроса. Эту же позицию подтвердил и Верховный Суд РФ.
Представляется несостоятельным в этой связи мнение отдельных авторов и даже адвокатских сообществ о том, что адвокаты, якобы, «получили право запрашивать такие сведения наравне с органами следствия и дознания» по Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», так как этот законодательный акт вступил в силу позднее Основ. Аналогичная позиция представлена в информационном письме Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга от 16 февраля 2004 г. № 91, в котором Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» ошибочно, с нашей точки зрения, оценивается как специальная норма по отношению к ранее действовавшим Основам.

Ни Основы, ни новый Закон об охране здоровья, ни Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не включают адвокатов в перечень субъектов, которые вправе без согласия гражданина напрямую запрашивать сведения, составляющие врачебную тайну.

Так, Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда (апелляционное определение от 23 октября 2013 г. № 33-6945/2013) оставила без удовлетворения апелляционную жалобу адвоката Ткачева А.Н. на решение Центрального районного суда г. Омска от 20 августа 2013 г.

Ткачев обратился с иском к БУЗ ОО «Станция скорой медицинской помощи», БУЗ ОО «Городская поликлиника № 11», БУЗ ОО «Городская клиническая больница скорой медицинской помощи № 1» о признании незаконным отказа в представлении информации. В обоснование своих требований Ткачев указал, что как адвокат в рамках осуществления им полномочий по защите Ветрова В.В. по уголовному делу он обратился с адвокатскими запросами об обстоятельствах причинения вреда здоровью потерпевшего по делу Яцука К.В. Он затребовал, в частности копии медицинских карт Яцука, выписки из них в части наличия нарушений деятельности головного мозга, сердца, эпилепсии, протокол операции. Ткачев просил суд обязать медучреждения предоставить ему информацию, необходимую для подготовки надзорной жалобы, проведения медицинских исследований с участием независимых специалистов. По его мнению, законодательное закрепление полномочий адвоката по получению информации, составляющей врачебную тайну, при условии сохранения ее конфиденциальности должно применяться независимо от ограничений, предусмотренных иными федеральными законами.

Суд указал, что предложенное истцом толкование норм УПК РФ как предоставляющих защитникам неограниченное право самостоятельно требовать от всех без ограничения органов и организаций предоставления любой информации, в том числе, и той, доступ к которой ограничен федеральными законами, не может быть признано правильным. Согласно ст.1 УПК РФ данным Кодексом установлен порядок уголовного судопроизводства, и его нормы являются обязательными в первую очередь для участников уголовного судопроизводства. Статья 7 УПК РФ устанавливает законность как один из принципов уголовного судопроизводства и, как следует из её текста, распространяется на суд, прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя.Данные нормы не могут применяться к указанным в качестве ответчиков лечебным учреждениям, не участвовавшим в производстве по уголовному делу, в рамках которого Ткачевым как защитником направлялись запросы о выдаче копий документов. Право адвоката, осуществляющего защиту по уголовному делу, на получение информации от лиц, не являющихся участниками уголовного судопроизводства, подлежит реализации с учётом норм законодательства, регулирующих порядок предоставления информации ограниченного доступа. Об этом свидетельствуют положения подпункта 1 п.3 ст.6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которым предоставлять документы по запросам адвоката организации обязаны в порядке, установленном законом, что предполагает соблюдение требований специального законодательства, регламентирующего порядок предоставления информации ограниченного доступа.

В данном случае такой специальной нормой является ст.13 Закона об охране здоровья, устанавливающая перечень сведений, относящихся к врачебной тайне, и порядок их предоставления. Поскольку этой нормой не предусмотрена возможность предоставления информации, отнесённой к врачебной тайне, адвокатам, в том числе, и при осуществлении ими функций защитника по уголовному делу, вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для возложения на ответчиков обязанности предоставить по запросам Ткачева документы, связанные с оказанием медицинской помощи Яцуку, являются правильными. В данном случае предусмотренное уголовно-процессуальным законодательством право защитника на получение документов, связанных с оказанием медицинской помощи потерпевшему, подлежит реализации путем заявления ходатайств следователю или суду об истребовании соответствующих документов и ознакомлении с полученными ответами в порядке, предусмотренном УПК РФ.

Вполне обоснованной представляется позиция по данному вопросу Судебной коллегии Вологодского областного суда (апелляционное определение от 4 апреля 2012 г. № 33-1206/2012), оставившей без удовлетворения апелляционную жалобу адвоката Трайнина И.Л. на решение суда об отказе в иске о предоставлении документов к БУЗ ВО «Бюро судебно-медицинской экспертизы». По мнению Судебной коллегии, позиция Трайнина, в соответствии с которой адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, безотносительно к правовому режиму запрашиваемой им в соответствии с подпунктом 1 п.3 ст.6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» информации, является ошибочной. Иное толкование предоставленного адвокату права, указанного в данной норме, могло бы привести к нарушению интересов иных лиц, то есть к злоупотреблению правом.

Хотя адвокаты нередко ухитряются заполучить такую информацию в обход закона, использовать ее в качестве доказательства в процессе им, как правило, не удается. Предъявленная адвокатом в суде справка из психоневрологического, наркологического диспансера или другого медицинского учреждения в отношении своего доверителя без его согласия на истребование такой справки либо в отношении иных лиц, участвующих в деле (свидетеля, потерпевшего и т.д.), если справка получена на основании лишь адвокатского запроса без согласия таких лиц, не может быть приобщена к уголовному или гражданскому делу и оценена судом в качестве доказательства, поскольку эта справка была добыта адвокатом заведомо незаконным путем.

Без согласия лица адвокат не вправе затребовать (и получить) не только сведения об обращении лица за медицинской помощью, о состоянии его здоровья, диагнозе, но и другие сведения, полученные при его медицинском обследовании и при этом никак не характеризующие его состояние здоровья, например, данные о группе крови лица.

Так, Волжский городской суд Волгоградской области своим решением от 8 августа 2012 г. (дело № 2-3908/2012) отказал адвокату Семилетову Д.В. в иске к МБУЗ «Городская клиническая больница № 3» о признании действий больницы неправомерными.

Семилетов в обоснование своих требований указал, что, будучи адвокатом, обратился в больницу с адвокатским запросом о предоставлении информации о группе крови гр.Н. Ответчик вопреки требованиям Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» отказал в предоставлении запрашиваемой информации. Семилетов просил признать решение ответчика неправомерным и обязать его предоставить информацию о группе крови гр.Н.

Представитель больницы исковые требования не признала, пояснив, что сведения, полученные при медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну, и закон не позволяет адвокатам запрашивать подобные сведения. Волеизъявление гр.Н. о выдаче данных о его группе крови Семилетовым при обращении с запросом представлено не было. Письмом за подписью главного врача больницы истцу отказано в предоставлении информации. Одновременно истцу разъяснено, что указанные сведения могут быть выданы либо лично гр.Н. либо адвокату при наличии надлежащим образом оформленной доверенности от гр.Н.

В судебном заседании представитель истца пояснил, что доверенности от имени гр.Н. на получение сведений о его группе крови у адвоката Семилетова нет.

Доводы истца и его представителя о том, что в силу п.3 ст.6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций, а указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката, суд признал несостоятельными как основанные на неверном толковании норм материального права, поскольку запрашиваемая адвокатом информация о группе крови гражданина в силу положений Закона об охране здоровья обладает режимом информации с ограниченным доступом, правом на получение которой обладают только прямо указанные в законе лица.

Неправомерность предоставления медицинской информации адвокату по одному лишь адвокатскому запросу подтверждается практикой привлечения медицинских работников к дисциплинарной и административной ответственности за совершение таких действий.

Так, Бикинский городской суд Хабаровского края своим решением от 26 марта 2012 г. (дело № 12-16/2012) изменил постановление мирового судьи, освободив главного врача ГУЗ «Бикинский центр организации специализированных видов медицинской помощи» Волкову от административной ответственности по ст.13.14. КоАП РФ и выплаты штрафа в размере 4000 руб. и объявил ей устное замечание в связи с признанием деяния малозначительным.

Волкова на основании письменного запроса адвоката, представлявшего интересы обвиняемого по уголовному делу, незаконно выдала ему заверенные копии истории болезни и амбулаторной карты пациентки Н., проходившей лечение в отделении хирургии с диагнозом «сотрясение головного мозга» и являвшейся потерпевшей по делу. Волкова полагала, что она обязана была выдать адвокату данные документы.

Суд указал, что выводы мирового судьи о наличии в действиях Волковой состава административного правонарушения, предусмотренного ст.13.14. КоАП РФ, правомерны, должным образом мотивированы и обоснованы и объективно подтверждаются материалами дела, заявлением потерпевшей Н. в городскую прокуратуру. Вместе с тем, в действиях Волковой не усматривается наличия корысти, личной заинтересованности, каких-либо противоправных целей использования информации, содержащей врачебную тайну, во вред Н. Данные сведения были использованы исключительно в целях рассмотрения уголовного дела с участием потерпевшей Н. и адвоката подсудимого. Каких-либо неблагоприятных последствий для Н. вследствие указанных действий Волковой не наступило. Волкова признала факт нарушения. Суд рассматривает это как смягчающее ответственность обстоятельство.

Аналогичное решение (от 11 января 2011 г.) при схожих обстоятельствах дела было принято Сивинским районным судом Пермского края в отношении главного врача медучреждения Свирепова Ю.Ю., предоставившего «для полноты рассмотрения гражданского дела» выписку из амбулаторной карты Суднишникова В.Ф. представителю ответчика по его устной просьбе.

Ответ на вопрос о том, не ограничивает ли специальный правовой режим информации, содержащей врачебную тайну, процессуальное право сторон на собирание доказательств, подтверждающих, в частности невиновность лица или обоснованность исковых требований, и соответствует ли норма о врачебной тайне Конституции РФ, был дан Конституционным Судом РФ. С позиций Конституционного Суда РФ, федеральный законодатель, исходя из потребностей защиты частных и публичных интересов, вправе установить разные уровни гарантий и степень возможных ограничений права на получение информации при условии соразмерности таких ограничений конституционно признаваемым целям их введения (ч.3 ст. 55 Конституции РФ).

Предусмотренный ст.13 Закона об охране здоровья особый порядок предоставления информации, содержащей врачебную тайну, исключающий возможность ее получения по требованию третьих лиц и защищающий тем самым право каждого на тайну частной жизни (ч.1 ст.24 Конституции РФ), вместе с тем не препятствует участникам как уголовного, так и гражданского судопроизводства в соответствии с конституционным принципом состязательности и равноправия сторон реализовать свое право на защиту всеми не запрещенными законом способами, в том числе путем заявления ходатайств об истребовании этой информации органами дознания, следствия или судом. Отказ в удовлетворении ходатайств не препятствует участникам судопроизводства в дальнейшем повторно заявлять их в стадии судебного разбирательства, а также настаивать на проверке вышестоящими судебными инстанциями законности и обоснованности решений, принятых как по этим ходатайствам, так и в целом по результатам рассмотрения дела.

Таким образом, получение конфиденциальных сведений адвокатом (как и его доверителем при личной реализации своих процессуальных прав) в отношении других участников процесса осуществляется путем подачи ходатайства о запросе сведений либо об истребовании медицинской документации. Именно таким образом и следовало поступить адвокату обвиняемого по рассмотренному выше делу об административном правонарушении, совершенном главным врачом Бикинского центра организации специализированных видов медицинской помощи. Суд не вправе был рассматривать медицинские карты потерпевшей, представленные в суд адвокатом обвиняемого, поскольку они были получены в медицинском учреждении незаконным способом.

Один из авторов предлагает адвокатам для реализации права на сбор информации о противоположной стороне в рамках «медицинского процесса» использовать ст.10 Федерального закона «О персональных данных». Адвокату необходимо в этом случае составить для суда мотивированное обоснование того, что обработка (передача) персональных данных, относящихся к состоянию здоровья субъекта персональных данных, необходима для защиты жизни, здоровья или иных жизненно важных интересов других лиц (его доверителя), а получение согласия субъекта персональных данных невозможно. По замыслу автора, «в подобных ситуациях целесообразно получение судебного определения такой необходимости».

(введена Федеральным законом от 02.06.2016 N 160-ФЗ)

1. Адвокат вправе направлять в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, официальное обращение по входящим в компетенцию указанных органов и организаций вопросам о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи (далее - адвокатский запрос).

2. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации, которым направлен адвокатский запрос, должны дать на него ответ в письменной форме в тридцатидневный срок со дня его получения. В случаях, требующих дополнительного времени на сбор и предоставление запрашиваемых сведений, указанный срок может быть продлен, но не более чем на тридцать дней, при этом адвокату, направившему адвокатский запрос, направляется уведомление о продлении срока рассмотрения адвокатского запроса.

3. Требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса определяются федеральным органом юстиции по согласованию с заинтересованными органами государственной власти.

4. В предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано в случае, если:

1) субъект, получивший адвокатский запрос, не располагает запрошенными сведениями;

2) нарушены требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенные в установленном порядке;

3) запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом.

5. Неправомерный отказ в предоставлении сведений, предоставление которых предусмотрено федеральными законами, нарушение сроков предоставления сведений влекут ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.

6. В случаях, если законодательством Российской Федерации установлен особый порядок предоставления сведений, рассмотрение адвокатского запроса осуществляется в соответствии с требованиями, установленными законодательством Российской Федерации для соответствующей категории сведений.

Подборка наиболее важных документов по запросу Адвокатский запрос в медицинское учреждение (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Адвокатский запрос в медицинское учреждение

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12.02.2018 N 56-КГ17-31
Требование: О возмещении вреда здоровью, причиненного дорожно-транспортным происшествием.
Обстоятельства: Истец ссылается на то, что в связи с полученной им в результате дорожно-транспортного происшествия травмой он понес расходы на приобретение лекарственных препаратов и конструкций, на медицинские услуги и иные расходы, связанные с лечением.
Решение: Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение, поскольку судом оставлено без внимания то обстоятельство, что медицинское заключение, выданное третьим лицом, не содержит апостиля компетентного органа государства, в котором этот документ был составлен. В нарушение статей 67, 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом апелляционной инстанции не дана оценка имеющемуся в материалах дела ответу на адвокатский запрос из государственного автономного учреждения здравоохранения "Владивостокская клиническая больница N 2", в котором отражено полученное Ерохиным Р.Б. медицинское лечение на территории Российской Федерации, а также те рекомендации, которые ему давались при выписке из лечебного учреждения - краевого государственного автономного учреждения здравоохранения "Владивостокская клиническая больница N 2". При этом в названном документе отмечено, что рекомендаций прохождения дальнейшего лечения за пределами территории Российской Федерации Ерохину Р.Б. не давалось.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27.12.2017 N 4-АПУ17-49
Приговор: По п. "б" ч. 4 ст. 229.1 УК РФ за незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза наркотических средств; по ч. 3 ст. 228 УК РФ за незаконное хранение наркотических средств.
Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения. - защитник Лифиренко С.А., оспаривая приговор, приводит показания Кочаровского, свидетелей О., Ш., указывает на их противоречия, на то, что вещественные доказательства - наркотические средства и курительные приспособления - не были осмотрены следователем, были осмотрены только их упаковки. Высказывает сомнения в правильности выводов судебной экспертизы, их аргументированности, считает, что экспертиза была выполнена с нарушением методик и требований законодательства, в удовлетворении ходатайства о назначении повторной судебной химической экспертизы суд необоснованно отказал. Полагает, что для определения предмета преступления и природы вещества необходимо было назначить комплексные химико-ботаническую и химико-токсикологическую судебные экспертизы, однако в проведении таких экспертиз было отказано. Ссылается на постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 и делает вывод о том, что суд не установил всех обстоятельств, подлежащих доказыванию, сторона обвинения не представила бесспорных доказательств того, что жидкость, содержащаяся в бутылках, изъятых у Кочаровского, является предметом преступлений. Полагает, что поскольку в жидкости был обнаружен гармин, то вещество, обнаруженное в бутылках, имеет растительное происхождение, тогда как в списке N 1 постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. N 1002 указано химическое вещество синтетического происхождения. Считает, что вывод эксперта о том, что обнаруженный в жидкости диметилтриптамин является химическим синтетическим веществом, не подтверждается доказательствами, имеющимися в материалах дела. Утверждает, что находящееся в жидкости наркотическое средство можно экстрагировать из жидкости только при использовании специального оборудования и специальных знаний в области химии. Судом не было установлено, что у Кочаровского имелось специальное оборудование и он обладал необходимыми специальными знаниями. Доводы об отсутствии у Кочаровского умысла на хранение наркотического средства и его перемещение через таможенную границу судом ничем не опровергнуты. Кочаровский самостоятельно не помещал диметилтриптамин в жидкость, приобрел готовую жидкость, изготовленную кустарным способом, о чем свидетельствует отсутствие фабричных этикеток на бутылках. Выводы суда о том, что Кочаровский таким образом пытался скрыть наркотическое средство от таможенного контроля не основан на доказательствах. Приобретенное вещество является средством народной медицины государства Перу, не является лекарственным средством, не имеет соответствующих документов, и поэтому не было необходимости в его декларации при перемещении через границу. О наличии в жидкости наркотического средства Кочаровский не мог знать, поскольку отвары из трав были изготовлены кустарным способом, состав, входящих в него химических элементов, не был ему известен. Автор жалобы приводит ответы на адвокатские запросы из соответствующих учреждений относительно состава напитка аяуаски, который употребляют в медицинских целях, а не для получения наркотического опьянения. Считает необоснованным отказ в удовлетворении ходатайств защиты о проведении осмотра вещественных доказательств, назначении экспертиз. Обращает внимание на то, что суд не указал время и место хранения наркотического средства на территории РФ, чем нарушил право Кочаровского на защиту. Приводит доводы о неправильной квалификации его действий и делает вывод об отсутствии составов преступлений, за которые осужден Кочаровский. Отмечает, что при производстве судебной химической экспертизы эксперт Б. ссылался на использование методических рекомендаций, подготовленных А. С., С. и С. Однако эксперт вопреки указанным рекомендациям не применял совокупность физико-химических методов исследования тонкослойной хроматографии и газовой хроматографии, ограничился лишь использованием одного метода хроматомасс-спектрометрии. Полагает, что экспертом были нарушены требования при исследовании наркотических средств и принципы государственной судебно-экспертной деятельности. Приводит доводы, сводящиеся к отсутствию в экспертно-криминалистических подразделениях системы МВД России сертифицированных образцов диметилтриптамина, в связи с этим утверждает, что невозможно определить процентное содержание диметилтриптамина в смеси. Просит приговор отменить и вынести оправдательный приговор.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Адвокатский запрос в медицинское учреждение

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Особенности работы с обращениями пациентов в медицинских организациях
(Старчиков М.Ю.)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2020) Аннотация: в статье рассказывается об особенностях организации работы по разрешению обращений граждан (пациентов) в учреждениях здравоохранения.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Защита прав граждан адвокатом в уголовном процессе"
(Березин А.А.)
("Статут", 2014) Еще одним из полномочий адвоката по сбору доказательств является запрашивание справок, характеристик и иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Такое право адвоката регламентировано п. 3 ч. 3 ст. 86 УПК РФ, а также продублировано п. 1 ч. 3 ст. 6 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Адвокатские запросы могут направляться в абсолютно любые учреждения, однако некоторые из них, а возможно и многие, запрашиваемую информацию могут и не сообщать. Так, например, в соответствии с ч. ч. 1 и 2 ст. 26 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" кредитная организация гарантирует тайну об операциях, о счетах своих клиентов и корреспондентов. Справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, выдаются кредитной организацией им самим, судам и арбитражным судам (судьям), Счетной палате Российской Федерации, органам государственной налоговой службы, таможенным органам Российской Федерации в случаях, предусмотренных законодательными актами об их деятельности, а при наличии согласия прокурора - органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве. Вот другой пример: в соответствии с ч. ч. 1, 2 ст. 13 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. Не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей. К исключениям при разглашении сведений, составляющих врачебную тайну, названный Закон адвокатские запросы не относит. Однако это вовсе не означает, что адвокатские запросы не следует направлять для истребования указанных сведений. Довольно часто медицинские учреждения положительно отвечают на адвокатские запросы, предоставляя справки, выписки из истории болезни, из медицинской карты и т.д.

Нормативные акты: Адвокатский запрос в медицинское учреждение

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Определение Чувашского УФАС России от 14.12.2021 по делу N 021/01/11-300/2021
"Об отложении рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства" Так, ООО "Торговый дом Ворсма" считает, что в указанной выписке из акта имеется необъективная и заниженная оценка проверки определения начальной рыночной цены аукциона и несоответствующие действительности выводы. Кроме того, как указывает общество, на адвокатский запрос Контрольно-счетной палатой Чувашии дан ответ от 15.11.2021 N 02/01/03-1626 по смыслу, противоречащий указанной выше выписке из акта, в том числе относительно правомочий, объекта контроля и результатов проверки. В ответе указано, что объектами контроля счетной палаты являлось Министерство здравоохранения Чувашской Республики и подведомственные учреждения, а ООО "Идеал" и ООО "Торговый дом Ворсма" не являлись объектами контроля и в отношении последних проверка не проводилась.

Подборка наиболее важных документов по запросу Адвокатский запрос врачебная тайна (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Адвокатский запрос врачебная тайна

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Актуальные вопросы реализации права на адвокатский запрос
(Журкина О.В., Филиппова Е.О.)
("Адвокатская практика", 2019, N 2) Нефтеюганским районным судом Ханты-Мансийского автономного округа было отказано в удовлетворении жалобы адвоката об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 5.39 КоАП РФ. Как следует из материалов дела, адвокат направил запрос о предоставлении выписки из медицинской карты, в чем ему было отказано, так как данные сведения составляют врачебную тайну. Адвокатский запрос не отнесен к перечню случаев, когда сведения, составляющие врачебную тайну, могут быть предоставлены третьим лицам в отсутствие согласия пациента, сведения, ее составляющие, могут быть предоставлены адвокату, так же как и другим лицам, исключительно на основании нотариально удостоверенной доверенности, специально предусматривающей полномочия на предоставление поверенному сведений, составляющих врачебную тайну доверителя .

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Участие адвоката в цивилистическом процессе: учебное пособие для магистрантов"
(под ред. Н.А. Чудиновской)
("Статут", 2020) При оценке эффективности адвокатского запроса как средства собирания доказательств необходимо иметь в виду, что закон предусматривает режим ограниченного доступа к некоторой информации. В частности, не предоставляется по адвокатскому запросу информация, содержащая персональные данные, медицинскую, банковскую, коммерческую тайну, иную охраняемую законом тайну. Например, в Определении Свердловского областного суда от 11 октября 2017 г. по делу N 4га-2980/2017 признан законным отказ государственного органа в передаче адвокату сведений об обращениях иного лица в этот орган, а также сведений, составляющих тайну следствия . Тем не менее отказ в предоставлении сведений в ответ на адвокатский запрос является основанием для истребования необходимых доказательств в судебном порядке (ч. 2 ст. 57 ГПК РФ и ч. 4 ст. 66 АПК РФ).

Как следует из ст. 1 и ст. 2 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” (далее – Закон № 63-ФЗ), адвокат оказывает квалифицированную юридическую помощь в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Согласно пп. 1 п. 3 ст. 6 Закона № 63-ФЗ адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций в порядке, предусмотренном ст. 6.1 Закона № 63-ФЗ.

Так, в силу ст. 6.1 Закона № 63-ФЗ адвокат вправе направлять в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации в порядке, установленном Законом № 63-ФЗ, официальное обращение по входящим в компетенцию указанных органов и организаций вопросам о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи.

При этом органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации, которым направлен адвокатский запрос, должны дать на него ответ в письменной форме в тридцатидневный срок со дня его получения. В случаях, требующих дополнительного времени на сбор и предоставление запрашиваемых сведений, указанный срок может быть продлен, но не более чем на тридцать дней, при этом адвокату, направившему адвокатский запрос, направляется уведомление о продлении срока рассмотрения адвокатского запроса. В случаях, если законодательством Российской Федерации установлен особый порядок предоставления сведений, рассмотрение адвокатского запроса осуществляется в соответствии с требованиями, установленными законодательством Российской Федерации для соответствующей категории сведений (ч. 6 ст. 6.1 Закона № 63-ФЗ).

Однако следует иметь в виду, что в соответствии с ч. 4 ст. 6.1 Закона № 63-ФЗ в предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано в случае, если:

1) субъект, получивший адвокатский запрос, не располагает запрошенными сведениями;

2) нарушены требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенные в установленном порядке;

3) запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом.

Согласно ч. 2 ст. 5 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации” информация в зависимости от категории доступа к ней подразделяется на общедоступную информацию, а также на информацию, доступ к которой ограничен федеральными законами (информация ограниченного доступа). Перечень сведений конфиденциального характера утвержден Указом Президента РФ № 188 от 06.03.1997, к сведениям, связанным с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, отнесена и врачебная тайна.

Как следует из пп. 1 и 2 ст. 13 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации” (далее – Закон № 323-ФЗ), врачебную тайну составляют сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении. При этом разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе и после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, не допускается. Согласно ч. 3 ст. 13 Закона № 323-ФЗ передача сведений, составляющих врачебную тайну, допускается только с согласия гражданина или его законного представителя (Законные представители – это лица, являющиеся представителями подопечных в силу закона. Таковыми являются родители (усыновители) несовершеннолетних (ч. 1 ст. 64 СК РФ), опекуны, попечители в отношении недееспособных или не полностью дееспособных граждан (п. 1 ст. 31, ст.ст. 32, 33, п. 4 ст. 35 ГК РФ)).

В силу прямого указания п. 3 ч. 4 ст. 13 Закона № 323-ФЗ предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством, по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора, по запросу органа уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением уголовного наказания и осуществлением контроля за поведением условно осужденного, осужденного, в отношении которого отбывание наказания отсрочено, и лица, освобожденного условно-досрочно.

Предусмотренный ч. 4 ст. 13 Закона № 323-ФЗ перечень случаев предоставления сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия пациента или его законного представителя сформулирован законодателем исчерпывающим образом и не подлежит расширительному толкованию. Адвокатский же запрос не входит в перечень оснований, по которым предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, допускается без согласия гражданина или его законного представителя. Поэтому в случае отсутствия такого согласия гражданина (его законного представителя) учреждение здравоохранения вправе отказать в предоставлении информации о состоянии здоровья гражданина по запросу адвоката.

В этой связи следует обратить внимание на судебную практику, например: апелляционное определение СК по административным делам Тульского областного суда от 24 сентября 2015 г. по делу № 33а-2896/2015, апелляционное определение Московского городского суда от 02 октября 2015 г. № 33а-35784/15, определение СК по гражданским делам Приморского краевого суда от 16 декабря 2015 г. по делу № 33-11324/2015, апелляционное определение СК по административным делам Челябинского областного суда от 04 августа 2014 г. по делу № 11-7674/2014

К сведению:
Не допускает обработку сведений о состоянии здоровья гражданина без его согласия и Федеральный закон от 27.07.2006 № 152-ФЗ “О персональных данных” (далее – Закон № 152-ФЗ). Так, согласно ст. 10 Закона № 152-ФЗ обработка специальных категорий персональных данных, касающихся в том числе состояния здоровья, не допускается, за исключением случаев, когда субъект персональных данных дал согласие в письменной форме на такую обработку. Без согласия могут обрабатываться данные, относящиеся к состоянию здоровья гражданина, только в случаях, перечисленных в ч.ч. 2, 3 ст. 10 Закона № 152-ФЗ.

Также читайте:


Нужна электронная подпись для врача?
Достаточно оставить заявку. Мы поможем выбрать нужный в вашем случае тип сертификата электронной подписи,
расскажем как его применить и предоставим другие дополнительные услуги. Оставить заявку >>
Нужна электронная подпись для маркировки лекарств?
Достаточно оставить заявку. Мы поможем выбрать нужный тип сертификата электронной подписи,
расскажем как его применить и предоставим другие дополнительные услуги. Оставить заявку >>

«Электронный экспресс» - это электронные услуги в составе информационно-правового обеспечения ГАРАНТ. Компания "Гарант" основана в 1990 году.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: