2 хан какого государства продолжал считать себя наследником власти золотой орды

Обновлено: 01.02.2023

Как было сказано выше, Золотая Орда, испытывая со второй половины XIV в. постоянные внутренние неурядицы (борьба за ханский престол царевичей чингисидов) и разрушительное внешнее воздействие (походы Темура), не справилась с децентрализующими тенденциями. В известной мере можно было сказать, что Золотой Орды в прежнем смысле уже не было. Едигей был последним из золотоордынских правителей, кто не только стремился, но одно время и на деле осуществлял былое великодержавие монгольской власти в Восточной Европе.

Золотая Орда в эти годы смуты и политической анархии, почти хаоса, все больше теряла свои позиции в оседлых, земледельческих районах. В частности, Хорезм при темуридах ушел второй раз из рук золотоордынских ханов, и на этот раз навсегда. Хорезм был процветающей областью с высокоразвитым сельским хозяйством, большими торговыми городами и, главное, с огромной местной и транзитной торговлей. Через Хорезм проходили караванные пути в Центральную Азию, Иран, Монголию и Китай. Переход Хорезма в руки темуридов ставил крест на той торговле, которую, по-видимому, собирался возродить Едигей и которая в дотемуровские времена была одним из главных источников богатства ханской казны и золотоордынских купцов.

В связи с падением городской жизни и упадком земледелия в культурных областях не мог в эти годы не усилиться и кочевой сектор Золотоордынского государства. Именно в этой обстановке и подняли головы вожди отдельных мелких тюрко-монгольских улусов.

Власть на любой части Золотой Орды оценивалась, прежде всего, по тому, что мог такой правитель получить с подвластных ему городов и селений. К доходным статьям относили тюрко-монгоольские правители и набеги против русских, литовских, польских пограничных владений. Пока в Золотой Орде была твердая власть ханов, население четко знало – кому, когда и сколько требовалось заплатить. В периоды же смут и феодального хаоса никто не знал, какие выплаты ему предстоят. Земледельческие области переходили из рук в руки. Междоусобная борьба разрушала производительные силы, население беднело, продукция труда крестьян и ремесленников уменьшалась, требования сменяющихся правителей росли. Экономика переживала кризис.

Чтобы понять самый ход политических событий в Восточной Европе в связи с распадом Золотой Орды, следует хотя бы в самых кратких чертах представить, как относились к этому процессу соседние с ней государства.

Центральная Азия находилась в течение всего XV в. в руках темуридов, мало интересовалась тюрко-монголами Юго-Восточной Европы и все свое внимание сосредотачивала на отношениях с белоордынскими кочевниками – узбеками. Основная задача темуридов, начиная с Улугбека (1409–1449 гг.), заключалась в том, чтобы предохранить оседлые области от набегов.

Иное дело – западные и северо-западные соседи Золотой Орды. Москва, Литва и Польша были уже не те, что в ХIV в. Вместе с ростом производительных сил, а также общественным и политическим развитием в первой половине ХV в. они начали держать себя увереннее в отношении тюрко-монголов, присматриваясь к слабым сторонам их политической жизни и изыскивая возможности использования тюрко-монголов в своих интересах.

В противоположность Золотой Орде, Московское княжество начиная с середины ХV в. начало усиливаться. Этому способствовали особо удачные обстоятельства. Например, при великом князе Московском Василии Темном на русской земле образовалось Касимовское ханство. Московские князья приобрели хана с войском – верного, надежного союзника, который участвовал во всех сражениях на стороне русских.

При распаде Золотая Орда утратила свою военную мощь, что привело к дележу ее вооруженных сил. Каждый хан, уходя из-под власти главного хана, уводил с собой племя и часть войск. В это смутное время были такие эмиры и беки, которые не знали, к какой из враждующих сторон им примкнуть, и тогда они, не входя ни в одно из образовавшихся ханств, уводили свое племя и войско туда, где границы ханств еще не были четко отмечены. Обычно это было на границах Крымского ханства и Большой Орды, в районе рек Дона, Днепра и г. Азова, Большой и Ногайской Орд, в районе рек Волги и Яика, на границах Сибирского и Казахского ханств. Тюрко-монголы называли их казаками. Казаки сначала кочевали со своим племенем и были независимы, но когда ханы хотели их взять под свою власть, то они объединялись в отряды и казацкие орды для отпора ханским войскам. Казакам и самим были чужды военные походы для захвата добычи, потому что с распадом Золотой Орды в пределы русских княжеств в поисках военной службы хлынуло большое количество тюрко-монголов со своими беками. Шли они в эти княжества как к своим союзникам, так как считали их одним из бывших улусов Золотой Орды.

Московские князья, особенно начиная с Ивана III, принимали на службу в свое войско тюрков-казаков. Русские сначала называли их служилыми татарами, а затем стали называть казаками. Появившиеся в пределах Москвы со своими беками (атаманами), казаки говорили на тюркском языке, что производило впечатление, будто Москва наполнилась тюрками и слышна только тюркская речь.

Поступая на службу к русским князьям, сближаясь с русским народом, казаки удивлялись «беспределу» холопской зависимости русского народа от верховной власти и стремились остаться независимыми, как и прежде, при ханах. В этих условиях тюрко-казаки неизбежно ощущали себя чужими среди общей покорной и безропотной русской массы.

Казачьи части, поступавшие на службу к московскому князю, превращались в полки, внутренняя организация которых не менялась, каждый полк получал земельный надел и жалованье. Служба в полках была наследственной. Тюрки-казаки пользовались многими материальными и политическими привилегиями, сохраняли право выбора начальников, за исключением старшего, который назначался князьями. Принимая эти условия службы, казачьи полки теряли свое название «полков казачьих» и превращались первоначально в части «пищальников», а потом в «полки стрелецкие». Их начальники, назначенные князем, в русской военной истории получили название «стрелецкий голова». Сохраняя внутреннюю автономию, стрельцы приносили присягу князю. Стрелецкие полки – первая и одна из лучших организаций постоянных войск Московского государства. Они просуществовали около двухсот лет.

Что касается северо-западных соседей, то Витовту, правителю Литовскому тюрко-монголы, в период распада Золотой Орды были полезны. Конечно, он не хотел восстановления могущественной Золотой Орды эпохи Узбек-хана, однако тюрко-монгольские враждующие улусы были ему на руку, так как в их составе всегда можно найти ярых охотников до грабительского набега на московские области. Такова же, по существу, была и точка рения господствующего класса тогдашней Польши.

Распад Золотой Орды на самостоятельные орды и ханства – это завершение той игры центробежных феодальных сил, которая в свой круговорот захватила полукочевых и кочевых феодалов в лице принцев, ханов, эмиров и прочих влиятельных лиц. Первые такого рода сложившиеся государственные образования появляются в конце первой трети XV в.

Основным преемником Золотой Орды была Большая Орда, располагавшаяся в Нижнем Поволжье. Именно отношения России с этим государственным образованием и привели к событиям, известным как свержение тюрко-монгольского ига. Уже в 80-х гг. XV в. это государственное объединение не представляло сколько-нибудь серьезную угрозу для Русского государства и использовалось лишь до поры до времени в качестве противовеса усиливающемуся Крымскому ханству.

По мере распада Золотоордынского государства выделились следующие крупные государственные объединения: Ногайская Орда, Казанское ханство, Крымское ханство, Касимовское ханство, Астраханское ханство, Сибирское ханство, Узбекское ханство, Казахское ханство, – каждое из которых, став самостоятельным, было достаточно сильным. Остановимся на наиболее значительных, на наш взгляд, государствах – преемниках Золотой Орды, которые сыграли важную роль в гео политике Евразии XV–XVIII вв.

По обширности территории Золотая Орда была крупнейшим государственным образованием средневековья. В состав государства потомков Джучи входила вся Великая Степь от Дуная — на западе до Иртыша — на востоке; все государство (Улуг Улус, т. е. «Великий Улус») делилось на два крыла — левое (Кок-Орда) и правое (Ак-Орда) и на множество более мелких уделов-владений, также называвшихся улусами или ордами. Золотоордынскому хану подчинялись владения всех царевичей из дома Джучи; но это подчинение не всегда имело действительное значение. В частности, потомки Орды, старшего сына Джучи, правители Кок-Орды (Восточной Орды) лишь номинально признавали над собою власть хана, сидевшего в Сарае. «С самого начала не бывало случая, — говорится в „Сборнике летописей― Рашид ад-Дина (сочинение написано между 1300–1307 гг.), — чтобы кто-либо из рода Орды, занимавший его место; поехал к ханам рода Бату, так как они отдалены друг от друга, а также являются независимыми государями своего улуса. Но у них было такое обыкновение, чтобы своим государем и правителем считать того, кто является заместителем Бату, и имена их они пишут вверху своих ярлыков» ( Рашид ад-Дин. Т. 2. С. 66). ерритория Золотой Орды.

Номинально правители Кок-Орды с центром в г. Сыгнаке , на Сырдарье, демонстрировали ханам Золотой Орды политическую лояльность и в первой половине XIV в. Насколько известно, за это время лишь однажды, при Мубарак-Ходже, правителем Кок-Орды была предпринята попытка стать самостоятельным государем: он позволил себе чеканить монеты в 728/1327–1328 г., 729/1328–1329 г. в Сыгнаке с титулом: «Султан правосудный Мубарак Хо[джа], да продлит Бог царство его».

Чеканка монеты, являвшаяся в ту эпоху прерогативой суверенного правителя, не могла не встретить протеста со стороны хана Золотой Орды, считавшегося верховным главой всего Джучиева Улуса. Стремление золотоордынского хана Узбека (1313–1341) вернуть потомков Орды к прежней вассальной зависимости и противодействие последних, в поисках политической самостоятельности, вызвали смуту ( булгак ), которая, по словам Муин ад-Дина Натанзи, тимуридского автора начала XV в., «до сих пор известна в Дешт-и Кипчаке». В этой борьбе правитель Кок-Орды Мубарак-Ходжа потерпел поражение от золотоордынского хана, бежал и несколько лет скитался в краях и странах кыргызов и Алтая, пока не погиб там.

Флаг Золотой Орды.

Здесь следует сделать несколько замечаний о Джучиде Узбек-хане.

Г. А. Федоров-Давыдов, В. П. Юдин, В. Л. Егоров говорят о незаконном захвате верховной власти Узбек-ханом и прямо называют его «узурпатором». Определение, конечно, очень эффектное, однако оно не только неверно по сути, но даже постановка подобного вопроса по отношению к Чингизиду неправомерна.

Дело в том, что, согласно концепции верховной власти средневековых монголов, право на царство имел любой представитель «золотого рода» Чингиз-хана, если он будет признан большинством алтан уруга достойнейшим по своим качествам и утвержден на курултае царевичей и высшей аристократии. Далее. Как в самой Монгольской империи, так и в улусах-государствах, образованных после ее распада, существовало несколько (4–5) порядков преемства верховной власти, причем каждый из них признавался политической традицией правильным и вопрос о предпочтении того или иного из порядков решался всякий раз с учетом конкретных обстоятельств. Поэтому, как справедливо заметил В. В. Бартольд, обсуждение вопроса о том, какой из Чингизидов в том или другом случае имел больше прав на престол и было ли избрание того или другого хана законным, не является корректным.

В. П. Юдин, интерпретируя известия легендарного характера из «Чингиз-наме» Утемиша-хаджжи, хивинского сказителя XVI в., называет Узбек-хана «лжечингизидом». Однако такое утверждение противоречит всей поныне установленной истории Золотой

Орды. Согласно древнемонгольской концепции власти, любой нечингизид, претендующий на сан хана, признавался не просто обычным государственным преступником, а мятежником против воли Вечного Неба и подлежал немедленной казни, и это правило действовало неукоснительно во времена Узбек-хана. Далее. Генеалогия Узбек-хана хорошо известна нам по надежному источнику — «Сборнику летописей» Рашид ад-Дина; причем она подтверждается как известиями арабских послов в Золотую Орду и путешественников XIV в., так и тимуридских авторов XV столетия. Вот родословие Узбек-хана в передаче Рашид ад-Дина, современника хана: Узбек-хан — сын Тогрылча, девятого сына Мунка-Тимура, второго сына Тукана, второго сына Бату, второго сына Джучи, первого сына Чингиз-хана ( Рашид ад-Дин. Т. 2. С. 72–73).

Узбек-хан владел монгольским и тюркским языками. Мусульманские авторы характеризуют его как человека красивой наружности, прекрасного нрава, отличавшегося доблестью и отвагой, соединенными с проницательностью, почтительным отношением к законам и постановлениям Чингиз-хана ( йаса ва йусун ).

Приход к власти молодого царевича Узбека был подготовлен теми кругами Чингизидов и тюрко-монгольской кочевой аристократии, которые стояли за исламизацию и централизацию государства. Узбек-хан оправдал их надежды вполне. Не вдаваясь в подробности, отметим здесь лишь три обстоятельства времени правления Узбек-хана.

1. В 1321 г. Узбек-хан принял ислам, а заодно мусульманское имя — Мухаммад, стал именоваться Султаном Мухаммадом Узбек-ханом и объявил ислам официальной религией Золотоордынского государства (подробнее см. дальше).

2. В мусульманских источниках при описании событий 1335 г. в Золотой Орде впервые появляется слово узбекийан (узбекцы, узбековцы) и словосочетание мамлакат-и узбеки (государство узбековцев). Постепенно имя мусульманского правителя Золотой Орды Узбек-хана становится собирательным названием разноплеменного населения Джучиева Улуса.

3. При правлении Узбек-хана происходит усиление ханской власти, рост политической централизации, возникновение новых городов, одним из которых был Сарай ал-Джадид (остатки его находятся у с. Царев Волгоградской обл.), ставший второй столицей Золотоордынского государства. Узбек-хан, мусульманин-суннит, был похоронен как раз в Сарае ал-Джадиде, разрушенном в 1395 г. войсками эмира Тимура.

В Золотой Орде ханская власть была достаточно сильной и при правлении сына Узбека, Джанибек-хана (1342–1357). После Джанибека на престоле утвердился его сын Бердибек (1357–1359). Он был властолюбцем и отличался крайней жестокостью. По словам автора «Мунтахаб ат-таварих-и Муини» (1413) и «Муизз ал-ансаб» (1426), Бердибек, став ханом, умертвил большинство царевичей Джучиева Улуса, которые приходились ему близкими родственниками. Сообщается, что его единородного брата, которому было всего восемь месяцев, принесла на руках ханша (царица) Тайдула-хатун и просила, чтобы он пощадил это невинное дитя. Бердибек взял его, ударил об землю и убил.

Политика физического уничтожения султанов (с XIV в. в Улусе Джучи и в Чагатайском улусе слово султан стало титулом каждого представителя династии, происходившей от Чингиз-хана) привела к тому, что после гибели в 1359 г. Бердибека не осталось представителей ветви Джучидов, ведущих свое родство по прямой линии от Бату. В Золотой Орде начинается полоса смут и дворцовых переворотов: в 60–70-е гг. XIV в. власть в государстве потомков Джучи захватывали многие, и одни из них правили полгода, другие — год, лишь некоторые — два, самое большее — три года. В этой борьбе за верховную власть в Улусе Джучи активное участие приняли потомки Орды и Тукай-Тимура, т. е. султаны Кок-Орды (Восточной Орды), постепенно захватывая Сарай, столицу Золотой Орды, все на больший и больший срок.

В ходе этих политических неурядиц на территории Джучиева Улуса образовалось несколько независимых владений, во главе которых стояли местные правители, властвовавшие одновременно с ханом, сидевшим в Сарае. Так, около 1359 г. на территории Пруто-Днестровского междуречья, представлявшей собою окраинный западный улус Золотой Орды, образовалась новая политическая единица — Молдавское княжество. Политическая ситуация в стране привела к территориальным потерям и на юго-востоке. В частности, в 1361 г. в Хорезме возникла независимая от Золотой Орды династия, называвшаяся Суфи, по имени основателя династии Хусайна Суфи из тюркизированного монгольского племени кунграт; эти правители чеканили монеты без своих имен, с одной лишь арабской надписью: ал-мулк ли-ллахи («власть принадлежит Богу»). Дальнейшая судьба Хорезма сложилась так. В 1379 г. он был завоеван эмиром Тимуром, но в начале восьмидесятых годов XIV в. Токтамыш-хан воссоединил Хорезм с Поволжьем. Однако в 1388 г. Тимур снова завоевал Хорезм. В XV в. Хорезм находился то во владении ханов Золотой Орды, то во владении Тимуридов, то во владении местной династии Суфи. В начале XVI в. страна перешла во владение Шибанидов, потомков Шибана, сына Джучи, и там образовалось Хивинское ханство.

После смерти Бердибека, последнего золотоордынского хана из дома Бату, от Золотой Орды отделились и султаны Кок-Орды, власть которых распространялась на все юго-восточные пределы Джучиева Улуса. Западная Орда (Ак-Орда) раскололась на несколько самостоятельных частей: Нижнее Поволжье контролировалось сарайскими ханами, Причерноморье и Крым — эмиром Мамаем, Волжская Болгария — царевичем Булат-Тимуром, а затем Асаном и т. д.

В середине семидесятых годов XIV в. глава Кок-Орды (Восточной Орды) Урус-хан (ум. 1377) выступил в качестве объединителя всего Джучиева Улуса. Хотя ему удалось захватить столицу Золотой Орды, город Сарай, удержать верховную власть он не сумел и в 777/1375–1376 г. вновь вернулся на берега Сырдарьи, в свои коренные владения. То, что не сумел сделать Урус-хан, потомок Орды, осуществил в восьмидесятых годах XIV в. другой представитель Кок-Орды — молодой мангышлакский царевич Токтамыш, потомок Тукай-Тимура, сына Джучи.

В 1378 г. Токтамыш-султан при поддержке властелина Средней Азии эмира Тимура был возведен на ханский престол в городе Сыгнаке (на Сырдарье), столице царевичей Кок-Орды (левого крыла Джучиева Улуса). Оттуда Токтамыш выступил на войну с претендентами на золотоордынский престол (и опять при поддержке эмира Тимура), завладел столицей Золотой Орды. Вскоре он сумел объединить в одно целое все владения Джучидов и восстановить в стране сильную ханскую власть. Токтамыш имел неосторожность вступить в войну с бывшим своим протеже — эмиром Тимуром, и эта война, длившаяся несколько лет, закончилась в 1395 г. полным поражением и низложением золотоордынского хана. Токтамыш больше никогда уже не возвращался на престол всего Улуса Джучи, и погиб он, по одним известиям — в 1404 г., по другим — в 1406 г., около Тюмени (тюрк, «низина»; так называлась в то время также местность в низовьях р. Терека), во время сражения с войсками золотоордынского хана Шадибека.

В начале XV в. выступило еще несколько объединителей Джучиева Улуса. Однако после Токтамыша больше никому не удалось добиться власти, которая признавалась бы во всем Улусе Джучи. Более того, после тридцатых годов XV в. Золотоордынское государство с центром на нижней Волге окончательно распалось и на его развалинах образовалось несколько новых тюркских государств: Крымское ханство, Казанское ханство, Астраханское ханство, Сибирское ханство, Казахское ханство, а также ряд других политических единиц — Большая Орда (в степях между Волгой и Днепром), Ногайская Орда (с центром в нижнем течении Яика).

Историческая судьба всех вышеперечисленных политических образований оказалась тесно связанной с судьбой Руси — России, которая, во второй половине XV в. полностью освободившись от монголо-татарского ига, в XVI столетии превратилась в сильное государство с центром в Москве. Взаимодействие России с политическими наследниками Золотоордынского государства привело к тому, что все они (каждый в свое время) были включены в состав Русского государства. Вот основная хронология этого включения и постепенного превращения Московского царства в многонациональную и поликонфессиональную Российскую державу с обширными азиатскими владениями к востоку, югу и юго-востоку от ядра собственно Русского государства.

2 октября 1552 г. после двухмесячной осады русские войска во главе с Иваном Грозным заняли Казань, и закончилось самостоятельное существование Казанского ханства, основателем которого считается Джучид Улуг-Мухаммад-хан (ум. 1446). Ликвидация Казанского ханства, соприкасавшегося с восточными границами Московского царства, предопределила судьбу Астраханского ханства — страны, управляемой потомками Тукай-Тимура, сына Джучи. В августе 1556 г. Астрахань (собственно — Хаджжи-Тархан) была завоевана русскими войсками, и Астраханское ханство перестало существовать.

Так в 1552–1556 гг. все Среднее и Нижнее Поволжье было присоединено к России и для управления этой новой территорией создан так называемый Казанский приказ — учреждение, ведавшее всеми вопросами административного, военного, финансового, а также судебного характера в присоединенных владениях.

20 августа 1598 г. русские нанесли решающее поражение Кучуму, потомку Шибана, сына Джучи — последнему «татарскому» хану Сибири, и включили Сибирское ханство со столицей в Искере (недалеко от места впадения Тобола в Иртыш) в состав Московского государства. Управление новой территорией — Зацадной Сибирью — также было поручено Казанскому приказу. В начале XVII в. был положен конец политической самостоятельности ногайцев, центром которых был город Сарайчик (букв.: Малый Сарай), основанный Джучидами во второй половине XIII в. при устье Яика. Непосредственным соседом Русского государства на юго-востоке теперь стало Казахское ханство, основанное в 875/1470–1471 г. двумя султанами, Гиреем и Джанибеком, потомками Орды, старшего сына Джучи.

Из всех этнополитических образований Джучидов постзолотоордынского периода дольше всего просуществовало именно государство казахских султанов, а также Крымское ханство. Конец владычеству в Крыму династии Гиреев (названной так по имени ее основателя Хаджжи-Гирея, потомка Тукай-Тимура, сына Джучи) и присоединение полуострова к Российской империи относятся к 1783 г.; один из последних ханов, Шагин-Гирей, был казнен турками на острове Родос в 1787 г., а последний из Гиреев, носивший титул хана, Бахт-Гирей, умер в январе 1801 г. на острове Митилена в Средиземном море. Присоединение Казахстана к России, начавшееся в тридцатые годы XVIII в., по ряду причин затянулось на многие десятилетия и закончилось лишь в шестидесятых годах XIX столетия.

Примечательно, что расширение сферы Российского государства на юг (до Черного моря и Кавказа включительно), восток (до Тихого океана) и юго-восток (до Средней Азии и Казахстана включительно) сопровождалось мощным миграционным потоком русского населения на новые земли. Так что со второй половины XVI в. начинается эпоха российской многонациональной и поликонфессиональной государственности, а заодно и новый опыт военно-политической, социально-экономической и т. п. интеграции евразийского пространства — русско-тюркского (XVI–XX вв.), вместо прежнего монголо-тюркского (XIII–XV вв.).

Недавно я опубликовал статью , где выразил сомнения относительно обоснованности претензий Казахстана считаться наследником Золотой Орды. Учитывая неоднозначность комментариев, я решил, отвлекшись конкретно от Казахстана, без эмоций, опираясь на здравый смысл, понять, кто же является наследником Золотой Орды.

Начну с того, что такого государства как Золотая Орда никогда не существовало.

Улус Джучи, который принято называть Золотой Ордой, как самостоятельное государство был образован в 1269 году. Тогда в долине реки Талас, на границе современных Казахстана и Кыргызстана, правители Улусов Джучи, Чагатая и Угедея провозгласили независимость от Улуса Хубилая, исторического центра Монгольской империи. Таким образом, формально зависимые от единого центра Монгольской империи улусы, приобрели самостоятельность, а единая Монгольская империя прекратила свое существование.

Однако Улус Джучи впервые был назван Золотой Ордой лишь в 1566 году, когда само государство уже прекратило существование. До того времени оно именовалось, чаще всего, Улуг Улус (Великий Улус) или по имени правителя, в персидских источниках употребляется название Дешт-и-Кипчак. Таким образом, государства Золотая Орда никогда не существовало! Однако в целях узнаваемости я буду использовать именно этот термин.

Простираясь от Молдавии и Крыма на западе до Оби на востоке, включая Хорезм на юге, Орда не была политически единой. Ее правое, западное крыло (Ак-Орда) со столицей в Сарай-бату в современной Астраханской области располагалось западнее Волги. Левое, восточное крыло (Кок-Орда) протиралось на юго-восток, его столицей был город Сыгнак на реке Сырдарья. При этом, стоит заметить, правители Кок-Орды лишь номинально признавали над собою власть Ак-Ордынского хана в Сарае.

Со второй половины XIV века, усугубленное нашествием Тамерлана, началось ослабление Золотой орды, запустившее в начале XV века процесс ее распада.

Первым от Золотой Орды отделилось Сибирское ханство в 1420 году, в 1428 году – Узбекское ханство, в 1438 году - Казанское ханство, в 1440-50 годах - Ногайская Орда, в 1441 году – Крымское ханство, в 1459 году – Астраханское ханство, в 1465 году - Казахское ханство. В результате Золотая Орда сократилась до так называемой Большой Орды в пределах Причерноморья между Доном и Днепром. В 1502 году разбитая Крымским ханством Большая Орда прекратила существование.

Долгое время, вплоть до распада СССР даже говорить о наследии Золотой орды было, что называется, не в тренде. Политиков и ученых Золотая Орда интересовала исключительно как враждебное Руси и, следовательно, России государство, и желающих претендовать на ее наследие не было. В советское время после сталинского определения Золотой Орды как паразитического государства, желающих претендовать на ее наследие и вовсе не осталось. Всерьез начали разрабатывать тему только после развала СССР.

Давайте разберемся, кто может называться наследником Золотой Орды, рассмотрев претензии всех "осколков" Золотой орды в отдельности.

Сибирское ханство

Это государство, отколовшись от Золотой Орды, просуществовало до 1598 года, пока не покорилось русским. Оно протиралось от пермских земель до устья Оби на севере, граничило на востоке с Пегой Ордой (племенами селькупов и кетов, живших в бассейнах Оби и Томи), а на юге соседствовало с ногайцами и телеутами.

Самым известным из Сибирских ханов стал внук Ибака хан Кучум. С его полным разгромом в 1598 году связывают падение Сибирского ханства и вхождение его территорий в состав России.

Понятно, что никто ни в Тобольской, ни в Томской губернии, куда вошли земли бывшего Сибирского ханства, даже не мог и думать ни о каком золотоордынском наследии.

Ногайская Орда

Ногайская Орда находилась на северо-западе нынешнего Казахстана. Ее территория находилась преимущественно в степях между Волгой и Уралом, на юге доходила до южного Приаралья и центрального Прикаспия, на западе граничило с Астраханским ханством, на северо-западе - с Казанским, на северо-востоке – с Сибирским.

Образовалась в 1440-х годах в связи с распадом Улуса Орда Ежена (Кок-Орды). Важно отметить, что восточное крыло Золотой Орды было лишь формально подчинено западному. На протяжении практически всей своей истории правители Кок-Орды стремились к независимости. Попытки объявления полного суверенитета предпринимались неоднократно. В 1337 году золотоордынский хан Узбек разбил сепаратистски настроенного хана Ерзена. Однако междоусобные войны в самой Золотой Орде не позволили удержать Ногайскую Орду от отделения.

Просуществовала Ногайская орда до середины 1550-х годов, когда в связи с ослаблением соседей, с присоединением Казанского, Астраханского ханств к Московскому государству, Ногайская Орда распалась на несколько самостоятельных владений, постепенно поглощенных обретающим силу Русским государством и частично Казахским ханством.

Узбекское ханство

Как и Ногайская орда, Узбекское ханство образовалось в 1440-х годах в связи с распадом Улуса Орда Ежена (Кок-Орды).

Просуществовало в границах современного южного Казахстана вдоль реки Сырдарьи, занимая пространство между Ногайской Ордой на западе и Могулистаном в Семиречье на востоке.

Ослабленное войной с ойратами, в 1460-х годах вошло в состав Казахского ханства.

Астраханское ханство

Образовалось в 1459 году в северо-восточном Прикаспии. Просуществовав 100 лет, в 1554 году было присоединено к Русскому государству.

Казанское ханство

Образовано в 1438 году в Среднем Поволжье.

Расцвет ханства пришелся на вторую половину XV века. Однако в силу агрессивной по отношению к Русскому государству политики ханов из рода Гиреев Казанское ханство и Московское княжество вели непрекращающуюся войну вплоть до 1552 года, когда Казанское ханство было разгромлено, а Среднее Поволжье было присоединено к Русскому государству.

Казахское ханство

Образовано в 1465 году в пределах современного Северного Казахстана и прекратившего существования Узбекского ханства. Граничило на северо-западе с Казанским ханством, на севере – с Сибирским, на востоке – с Джунгарией, на юге с Хивинским, Бухарским ханствами и Монгулистаном.

В период расцвета включало территории не только современного Казахстана, но и ряда современных государств Средней Азии.

Было включено в состав Российской империи в 1822 году.

Крымское ханство

Образовалось в 1441 году в пределах Крымского полуострова и Северного Причерноморья. В 1502 году Крымское ханство разбило последний еще не отделившийся сам от себя осколок некогда великой Золотой Орды – Большую Орду, присоединив его территории в Поволжье. Так крымские ханы, замечу, не без основания, стали считать, что золотоордынское достоинство перешло к ним.

Однако сразу после обретения независимости, территории Крымского ханства попали в сферу геополитических интересов как Османской империи, так и Московского княжества. Заволжье было присоединено к Русскому государству в 1556 году. Сам же Крымский полуостров, долгое время балансируя между османами и русскими, в конечном итоге вошел в состав России в 1783 году.

Кто является наследником Золотой Орды

Сибирское, Казанское и Астраханское ханства целиком вошли в состав России. Если говорить на примере Казанского ханства, то множество российских дворянских родов ведет начало от казанских мурз, перешедших на службу Московскому государю. Таким образом, резонно говорить, что именно Россия в целом является наследником Казанского великодержавия, а не один отдельно взятый Татарстан.

Узбекское ханство, осколки Ногайской Орды поглощены Казахским ханством. Может ли современный Казахстан на этом основании объявить себя наследником Золотой Орды?

Культурным, этническим наследником - безусловно, может. Но не политическим.

Лично мое убеждение, что наследником Золотой Орды может быть только Большая Орда. Важно, что в отличие от всех остальных ханств, именно Большая Орда никуда не отделялась и даже сохранила свою столицу в Сарай-бату. Однако Большая Орда была уничтожена. И политическое наследие Золотой Орды исчезло с политической арены вместе с ее последним осколком.

Что же касается отделившихся ханств, то они получили все свое наследство во время, так сказать, бракоразводного процесса. Все их правители вели уже свою собственную политическую игру без оглядки на прошлое.

Для сравнения возьмем Мексику. Согласитесь, даже мысль, что отделившаяся колония вдруг официально объявит себя наследницей Испанской Империи, вызывает улыбку. А разве может кто-то из бывших супругов, уже получивших свою долю совместно нажитого имущества во время развода, претендовать на прочее наследие умершего через несколько десятков лет бывшего супруга?

Представим все же, что какое-то отделившееся ханство все же является законным политическим наследником Золотой Орды. В свою очередь Золотая Орда, по той же логике, является политической наследницей всей Монгольской Империи. Тогда наследник Золотой Орды может претендовать на наследие всей Империи. Однако никому и в голову не приходит переносить памятник Чингисхану из Улан-Батора куда-нибудь в Барабу. Типа, мы тоже наследники, поэтому такой памятник нам тоже необходим.

Получается, что ни одно отделившееся ханство, ни одно ныне существующее государственное или административное образование не может претендовать на политическое наследие Золотой Орды! Нравится это кому-то или нет. История - это не Рождественский кулич, чтобы всем нравиться.

Да и какой смысл искать никогда не существовавшего, во всяком случае, по названию, наследодателя.

Подписывайтесь на канал - будет еще много интересного!

К концу XV столетия на восточ­ной окраине Европы возникло боль­шое государство, правитель которо­го пытался на равных разговаривать и с крымским ханом, и с великим князем литовским, и с императором Священной Римской империи. Было ли Русское государство самобытным политическим образованием или его создатели ориентировались на вполне конкретную, хорошо известную им модель? Поскольку обретению Великим княжеством Мос­ковским государственного суверенитета предше­ствовало несколько веков ордынской зависимости, то наибольшей популярностью пользуется версия о монгольских корнях российской государственности. Ее сторонников можно найти сейчас и среди либералов-западников, и среди консерваторов — защитников традиционных ценностей.

Почти полтора века назад, в 1870 году, известный историк и этнограф Н. И. Костомаров писал о происхождении власти московского самодержца: «старейший князь заменил собой хана со всеми его атрибутами верховного государя и собственника русской земли». Будучи человеком демократических взглядов, Костомаров возложил ответственность за установление ненавистного ему самодержавия на монгольских завоевателей. А вот в великодержавной и антизападной концепции «евразийцев» — течения, возникшего в среде русской эмиграции 1920-х годов, — Россия объявлялась наследницей Монгольской империи, а так называемое иго — не только несчастьем, но и хорошей школой для Московской Руси, школой государственности.

Но как только из области философских спекуляций мы переходим в сферу конкретно-исторических исследований, то сразу выясняется, что представление о Русском государстве как о «втором издании» Золотой Орды не находит опоры в имеющихся источниках. Насколько легковесными выглядят попытки обнаружить прототипы структур управления Московской Руси в государствах Чингисидов, можно судить по работе современного американского историка Дональда Островского. В книге «Московия и монголы» (1998) и в предшествовавших ей статьях Островски утверждал, что московские князья XIV века, часто бывая в Орде, воспроизвели у себя виденную там систему управления. Так, дворскому при великокняжеском дворе, по мнению американского историка, соответствовал визирь при дворе сарайского хана, московскому тысяцкому— беклярибек, стоявший во главе армии и руководивший дипломатией, а боярам, входившим в дум у при великом князе, — карачи-беи, заседавшие в ханском совете.

В своей рецензии на книгу Островского его соотечественник Чарльз Хальперин справедливо указал на уязвимость приведенной аргументации: московский дворский по своему статусу и функциям никак не соответствовал визирю в исламских государствах; полномочия тысяцкого и беклярибека не вполне ясны из имеющихся источников, поэтому получается уравнение с двумя неизвестными; наконец, боярская дума при московском князе ни по численности, ни по принципам комплектования не соответствовала совету карачи-беев, которых всегда было четверо (за этим числом скрывались космологические представления). Бояр же в боярской думе было Семь. Древнейшее число Семи мудрецов. У Александра Македонского тоже было семь советников.

К этим критическим замечаниям можно добавить, что факт заимствования — при отсутствии прямых указаний источников — никак не может быть установлен дедуктивным путем, ведь история сугубо эмпирическая наука— это не математика! Между тем единственным логическим основанием приведенных выше спекуляций Островского является его убежденность в том, что во всех улусах огромной Монгольской империи управление строилось на одних и тех же принципах. Более того, историк явно модернизирует московские политические реалии XIV века, полагая, что князь того времени, словно Петр Великий через три с лишним столетия, мог сознательно вводить у себя органы управления, виденные им при дворе другого правителя.

Не более убедительны и попытки другого американского историка, Ярослава Пеленского, найти прообраз московских (так называемых земских) соборов в монголо-тюркском курултае, а прототип московского поместья — в казанском союргале (условном земельном владении). Созывавшиеся царями в XVI-XVII веках соборы, в которых наряду с церковными иерархами и думными чинами участвовали представители дворянства и городской верхушки, не имели ничего общего с курултаями — съездами родовой знати у кочевых народов. А поместная система, получившая развитие в Московском государстве с конца XV века, после присоединения Великого Новгорода с его обширными владениями, генетически никак не была связана с земельными порядками в Казанском ханстве, покоренном Иваном Грозным в 1552 году. Таким образом, внешнее подобие и поверхностные аналогии не могут служить надежным ориентиром в поиске источника институциональных заимствований.

Поместная система скорее копировала Византийскую систему комплектования-фактически помещики были воинами стратиотами, которых были обязаны содержать окрестные крестьяне.

Если суммировать все, что сегодня известно по упомянутой выше проблеме, то нужно признать, что московские князья (а впоследствии цари) не копировали монгольские порядки и никогда не претендовали на наследие Золотой Орды. Припомним обращенные к Ивану III гневные слова архиепископа Вассиана Рыло, призывавшего великого князя не повиноваться богомерзкому и самозваному царю — хану Ахмату: мог ли православный государь подражать обычаям сарайских правителей, от власти которых он с таким трудом освободился?

О притязаниях главы Московского государства можно судить по генеалогической легенде, так называемому «Сказанию о князьях владимирских» (датируемому обычно первой четвертью XVI века), в котором род Рюриковичей, а значит, и московских великих князей, возводился к самому римскому императору Августу! Тем самым заявлялись претензии московских государей на достойное место среди европейских монархов. Кроме того, великие князья, начиная с Ивана III, претендовали на все русские земли, некогда находившиеся под властью их предков — киевских князей. Но наследниками Чингисхана или Золотой Орды они, вопреки мнению прежних и нынешних евразийцев, никогда
себя не ощущали.

Остается, однако, еще одна теоретическая возможность: когда-то введенные на Руси степными завоевателями порядки могли сохраняться еще какое-то время и после обретения Москвой государственного суверенитета. Действительно, два с лишним века монгольского владычества не могли пройти бесследно; эти следы до сих пор заметны в языке: такие слова, как «деньга», «тамга» (печать, а также торговая пошлина— отсюда наше слово «таможня»), «казна» имеют тюркские корни и указывают на финансовую сферу, в которой контакты Руси с Ордой были весьма интенсивны. Как известно, покоренные в середине XIII века русские земли были обложены данью, которая взималась монголами на основе проведенных ими в ряде городов поголовных переписей. В начале XIV века сбор дани был передан русским князьям, которые доставляли ее в Орду. Тогда же началась адаптация монгольской системы налогообложения к местным условиям. По-видимому, каждый князь самостоятельно проводил перепись в своих владениях с целью сбора ордынского «выхода» (дани); переписи не охватывали всего населения: духовенство вместе с работавшими на их землях людьми было освобождено от податей. Таким образом, централизованного и систематического налогового учета не велось.

По наблюдениям исследователей, важные перемены в этой системе наметились около середины XV века: во-первых, наряду с поголовным описанием появилось поземельное, его единицей стала соха; во-вторых, с 1460-х годов упоминаются писцовые книги некоторых уездов. Постепенно система налогообложения трансформировалась настолько, что к концу XV века она уже ничем не напоминала монгольскую: ее основу составили регулярные и проводившиеся по единым принципам описания, охватившие в 1490-1500-х годах всю страну. Результаты описаний тщательно фиксировались в писцовых книгах по каждому уезду, хранившихся у великокняжеских дьяков в Москве. Налогообложение окончательно стало поземельным.

Еще одна сфера, в которой длительное влияние монголов совершенно неоспоримо, — это военное дело; не случайно многие предметы снаряжения русских воинов еще и в XVI-XVII веках носили монгольские или тюркские названия: «колчан», «саадак» (футляр для лука), «тегиляй» (стеганый доспех из толстого сукна), «бахтерец» (кольчато-пластинчатый доспех) и т.д. Сходной была и тактика, так что иностранные наблюдатели в XVI веке не видели разницы между московской конницей и татарской. Однако широкое внедрение с начала XVI века артиллерии, приглашение пушкарей и инженеров-фортификаторов из Западной Европы, а затем учреждение стрелецкого войска в 1550-х годах постепенно изменили облик русской армии. Поэтому можно сказать, что в военном деле, как и ранее в налогообложении, первоначальные монгольские образцы подверглись в Московском государстве значительной трансформации.

Стрельцы полностью копируют таксисы Византии.Тождественно даже их число-12 таксисов, 12 статей стрельцов. Обычай придавать Главному воеводе 300 жильцов для охраны Царем также идентичен обычаю базилевса давать полководцу схолу для личной охраны.

«По наследству» от монголов московским великим князьям досталась почтовая служба— ямская гоньба; она была встроена в централизованную систему нового государства: ямская повинность, т. е. обязанность поставлять подводы на ямские дворы, была возложена на крестьян. Наконец, за несколько столетий вынужденного общения с татарскими ханами и мурзами русские князья и бояре научились всем тонкостям степной дипломатии, и этот опыт был использован московскими правителями при выстраивании отношений с Крымом, Казанью, ногайцами и другими политическими образованиями, возникшими после распада Золотой Орды.

Но,подобным образом почтовая служба была налажена и в Римской империи и Византии,где обязанность снабжения лошадьми возлагалась на окрестное население.

Если монгольское влияние постепенно затухало по мере развития Русского государства, то византийское, наоборот, возрастало. И в этом нельзя не увидеть парадокс: до завоевания Византии турками в 1453 году связи с нею осуществлялись главным образом по церковной линии (митрополия киевская и всея Руси была одной из многих епархий Константинопольского патриархата), а уже после того, как держава ромеев перестала существовать, ее имперский опыт оказался востребован в Москве.

Языковые заимствования указывают на раннее византийское влияние в сфере письменности и делопроизводства. Например, греческое слово «грамота» стало на Руси родовым обозначением для официальных посланий и документов: в Московском государстве различались грамоты жалованные и указные, правые и бессудные, кормленые и т. д. Вероятно, проводником этого влияния первоначально выступало духовенство: показательно, в частности, что для обозначения писца, а затем (со второй половины X V века) канцелярского служителя более высокого ранга использовалось слово «дьяк», т. е., по сути, чуть измененная форма греческо­го «служитель», обозначавшего младший церковный сан (дьякон).

Надо признать, впрочем, что мы плохо представляем себе начальный этап развития делопроизводства в Московской Руси. Некоторые исследователи полагают, что форма свитка, или столбца, в которой хранились пространные документы в московских приказах (каждый следующий лист подклеивался к нижнему краю предыдущего, и потом все они сворачивались в рулон), имела центральноазиатское происхождение. Однако многое здесь остается неясным. Можно заметить, например, что в рулонах (свитках) хранились документы и в некоторых других средневековых канцеляриях, в частности в канцелярии английских королей, хотя монгольские завоеватели, как известно, так и не добрались до Британских островов.

Вторая волна византийского влияния в Московской Руси пришлась на конец XV и XVI век, когда сама Византия давно уже была поглощена Османской империей. На этот раз заимствования были «точечными» и целенаправленными; они призваны были повысить престиж православного государя всея Руси и в первую очередь коснулись придворных церемоний. В 1498 году по воле Ивана III состоялась коронация его внука — князя Дмитрия Ивановича; сохранившееся описание этого обряда (так называемый «чин венчания») обнаруживает несомненное византийское влияние. Исследовавший этот вопрос еще в 1901 году В. И. Савва пришел к выводу, что при разработке сценария коронации Дмитрия-внука был использован чин венчания не самого византийского императора, а так называемая «кесарева хиротония» (рукоположение): титул кесаря в Византии часто давался наследникам и вообще родственникам императора.

Чин венчания Дмитрия-внука был положен в основу коронации Ивана IV, ставшего в январе 1547 года первым русским царем, но и после этого обряд венчания на царство продолжал дополняться и усложняться. Посильную помощь в этой работе оказали греческие церковные иерархи, приславшие в Москву в 1561 году книгу с описанием коронаций византийских императоров. Венчание на царство Федора Ивановича (сына Ивана Грозного) в мае 1584 года затмило своей пышностью все предыдущие подобные церемонии; в тот раз впервые коронация русского государя сопровождалась миропомазанием, причем, в отличие от соответствующего византийского обряда, оно совершалось после венчания (т. е. возложения царского венца), а не предшествовало ему.

Еще одним новшеством, пришедшим в кремлевские палаты из Византии, стали смотрины царских невест. Впервые эта церемония была проведена в 1505 году, и тогда великий князь Василий III выбрал себе в жены Соломонию Сабурову. По свидетельству австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна, побывавшего в Москве через десять лет после этого события, совет провести смотрины подал государю Юрий Траханиот (греки Траханиоты прибыли в свите царевны Софьи Палеолог, вышедшей в 1472 году замуж за Ивана III): он надеялся стать тестем великого князя, выдав за него свою родственницу, но просчитался. Интересно, что в самой Византии обычай выбора императором невесты из нескольких претенденток существовал в VIII веке и впоследствии был прочно забыт; сведения о нем сохранились в средневековых хрониках. Таким образом, в Москве возродили не просто чужеземный, а давно умерший обычай, о котором можно было судить только по книгам. Тем не менее совет лукавого грека пришелся ко двору, и смотрины невест проводились в Кремле до самого конца XVII века.

Итак, на вопрос, вынесенный в название, следует ответить отрицательно: Московское государство не было подобием ни Золотой Орды, ни Византии; московские великие князья и цари не претендовали на наследие хана Батыя или императора Константина, хотя во время придворных церемоний русский государь и пытался подражать византийским басилевсам. При этом в процессе формирования российской государственности адаптировались некоторые институты, оставшиеся от монгольского владычества, и заимствовались или даже воссоздавались кое-какие византийские традиции.

По обширности территории Золотая Орда была крупнейшим государственным образованием средневековья. В состав государства потомков Джучи входила вся Великая Степь от Дуная — на западе до Иртыша — на востоке; все государство (Улуг Улус, т. е. «Великий Улус») делилось на два крыла — левое (Кок-Орда) и правое (Ак-Орда) и на множество более мелких уделов-владений, также называвшихся улусами или ордами. Золотоордынскому хану подчинялись владения всех царевичей из дома Джучи; но это подчинение не всегда имело действительное значение. В частности, потомки Орды, старшего сына Джучи, правители Кок-Орды (Восточной Орды) лишь номинально признавали над собою власть хана, сидевшего в Сарае. «С самого начала не бывало случая, — говорится в „Сборнике летописей“ Рашид ад-Дина (сочинение написано между 1300–1307 гг.), — чтобы кто-либо из рода Орды, занимавший его место; поехал к ханам рода Бату, так как они отдалены друг от друга, а также являются независимыми государями своего улуса. Но у них было такое обыкновение, чтобы своим государем и правителем считать того, кто является заместителем Бату, и имена их они пишут вверху своих ярлыков» (Рашид ад-Дин. Т. 2. С. 66).

Номинально правители Кок-Орды с центром в г. Сыгнаке, на Сырдарье, демонстрировали ханам Золотой Орды политическую лояльность и в первой половине XIV в. Насколько известно, за это время лишь однажды, при Мубарак-Ходже, правителем Кок-Орды была предпринята попытка стать самостоятельным государем: он позволил себе чеканить монеты в 728/1327–1328 г., 729/1328–1329 г. в Сыгнаке с титулом: «Султан правосудный Мубарак Хо[джа], да продлит Бог царство его».

Чеканка монеты, являвшаяся в ту эпоху прерогативой суверенного правителя, не могла не встретить протеста со стороны хана Золотой Орды, считавшегося верховным главой всего Джучиева Улуса. Стремление золотоордынского хана Узбека (1313–1341) вернуть потомков Орды к прежней вассальной зависимости и противодействие последних, в поисках политической самостоятельности, вызвали смуту (булгак), которая, по словам Муин ад-Дина Натанзи, тимуридского автора начала XV в., «до сих пор известна в Дешт-и Кипчаке». В этой борьбе правитель Кок-Орды Мубарак-Ходжа потерпел поражение от золотоордынского хана, бежал и несколько лет скитался в краях и странах кыргызов и Алтая, пока не погиб там.

Здесь следует сделать несколько замечаний о Джучиде Узбек-хане. Г. А. Федоров-Давыдов, В. П. Юдин, В. Л. Егоров говорят о незаконном захвате верховной власти Узбек-ханом и прямо называют его «узурпатором». Определение, конечно, очень эффектное, однако оно не только неверно по сути, но даже постановка подобного вопроса по отношению к Чингизиду неправомерна.

Дело в том, что, согласно концепции верховной власти средневековых монголов, право на царство имел любой представитель «золотого рода» Чингиз-хана, если он будет признан большинством алтан уруга достойнейшим по своим качествам и утвержден на курултае царевичей и высшей аристократии. Далее. Как в самой Монгольской империи, так и в улусах-государствах, образованных после ее распада, существовало несколько (4–5) порядков преемства верховной власти, причем каждый из них признавался политической традицией правильным и вопрос о предпочтении того или иного из порядков решался всякий раз с учетом конкретных обстоятельств. Поэтому, как справедливо заметил В. В. Бартольд, обсуждение вопроса о том, какой из Чингизидов в том или другом случае имел больше прав на престол и было ли избрание того или другого хана законным, не является корректным.

В. П. Юдин, интерпретируя известия легендарного характера из «Чингиз-наме» Утемиша-хаджжи, хивинского сказителя XVI в., называет Узбек-хана «лжечингизидом». Однако такое утверждение противоречит всей поныне установленной истории Золотой Орды. Согласно древнемонгольской концепции власти, любой нечингизид, претендующий на сан хана, признавался не просто обычным государственным преступником, а мятежником против воли Вечного Неба и подлежал немедленной казни, и это правило действовало неукоснительно во времена Узбек-хана. Далее. Генеалогия Узбек-хана хорошо известна нам по надежному источнику — «Сборнику летописей» Рашид ад-Дина; причем она подтверждается как известиями арабских послов в Золотую Орду и путешественников XIV в., так и тимуридских авторов XV столетия. Вот родословие Узбек-хана в передаче Рашид ад-Дина, современника хана: Узбек-хан — сын Тогрылча, девятого сына Мунка-Тимура, второго сына Тукана, второго сына Бату, второго сына Джучи, первого сына Чингиз-хана (Рашид ад-Дин. Т. 2. С. 72–73).

Узбек-хан владел монгольским и тюркским языками. Мусульманские авторы характеризуют его как человека красивой наружности, прекрасного нрава, отличавшегося доблестью и отвагой, соединенными с проницательностью, почтительным отношением к законам и постановлениям Чингиз-хана (йаса ва йусун).

Приход к власти молодого царевича Узбека был подготовлен теми кругами Чингизидов и тюрко-монгольской кочевой аристократии, которые стояли за исламизацию и централизацию государства. Узбек-хан оправдал их надежды вполне. Не вдаваясь в подробности, отметим здесь лишь три обстоятельства времени правления Узбек-хана.

1. В 1321 г. Узбек-хан принял ислам, а заодно мусульманское имя — Мухаммад, стал именоваться Султаном Мухаммадом Узбек-ханом и объявил ислам официальной религией Золотоордынского государства (подробнее см. дальше).

2. В мусульманских источниках при описании событий 1335 г. в Золотой Орде впервые появляется слово узбекийан (узбекцы, узбековцы) и словосочетание мамлакат-и узбеки (государство узбековцев). Постепенно имя мусульманского правителя Золотой Орды Узбек-хана становится собирательным названием разноплеменного населения Джучиева Улуса.

3. При правлении Узбек-хана происходит усиление ханской власти, рост политической централизации, возникновение новых городов, одним из которых был Сарай ал-Джадид (остатки его находятся у с. Царев Волгоградской обл.), ставший второй столицей Золотоордынского государства. Узбек-хан, мусульманин-суннит, был похоронен как раз в Сарае ал-Джадиде, разрушенном в 1395 г. войсками эмира Тимура.

В Золотой Орде ханская власть была достаточно сильной и при правлении сына Узбека, Джанибек-хана (1342–1357). После Джанибека на престоле утвердился его сын Бердибек (1357–1359). Он был властолюбцем и отличался крайней жестокостью. По словам автора «Мунтахаб ат-таварих-и Муини» (1413) и «Муизз ал-ансаб» (1426), Бердибек, став ханом, умертвил большинство царевичей Джучиева Улуса, которые приходились ему близкими родственниками. Сообщается, что его единородного брата, которому было всего восемь месяцев, принесла на руках ханша (царица) Тайдула-хатун и просила, чтобы он пощадил это невинное дитя. Бердибек взял его, ударил об землю и убил.

Политика физического уничтожения султанов (с XIV в. в Улусе Джучи и в Чагатайском улусе слово султан стало титулом каждого представителя династии, происходившей от Чингиз-хана) привела к тому, что после гибели в 1359 г. Бердибека не осталось представителей ветви Джучидов, ведущих свое родство по прямой линии от Бату. В Золотой Орде начинается полоса смут и дворцовых переворотов: в 60–70-е гг. XIV в. власть в государстве потомков Джучи захватывали многие, и одни из них правили полгода, другие — год, лишь некоторые — два, самое большее — три года. В этой борьбе за верховную власть в Улусе Джучи активное участие приняли потомки Орды и Тукай-Тимура, т. е. султаны Кок-Орды (Восточной Орды), постепенно захватывая Сарай, столицу Золотой Орды, все на больший и больший срок.

В ходе этих политических неурядиц на территории Джучиева Улуса образовалось несколько независимых владений, во главе которых стояли местные правители, властвовавшие одновременно с ханом, сидевшим в Сарае. Так, около 1359 г. на территории Пруто-Днестровского междуречья, представлявшей собою окраинный западный улус Золотой Орды, образовалась новая политическая единица — Молдавское княжество. Политическая ситуация в стране привела к территориальным потерям и на юго-востоке. В частности, в 1361 г. в Хорезме возникла независимая от Золотой Орды династия, называвшаяся Суфи, по имени основателя династии Хусайна Суфи из тюркизированного монгольского племени кунграт; эти правители чеканили монеты без своих имен, с одной лишь арабской надписью: ал-мулк ли-ллахи («власть принадлежит Богу»). Дальнейшая судьба Хорезма сложилась так. В 1379 г. он был завоеван эмиром Тимуром, но в начале восьмидесятых годов XIV в. Токтамыш-хан воссоединил Хорезм с Поволжьем. Однако в 1388 г. Тимур снова завоевал Хорезм. В XV в. Хорезм находился то во владении ханов Золотой Орды, то во владении Тимуридов, то во владении местной династии Суфи. В начале XVI в. страна перешла во владение Шибанидов, потомков Шибана, сына Джучи, и там образовалось Хивинское ханство.

После смерти Бердибека, последнего золотоордынского хана из дома Бату, от Золотой Орды отделились и султаны Кок-Орды, власть которых распространялась на все юго-восточные пределы Джучиева Улуса. Западная Орда (Ак-Орда) раскололась на несколько самостоятельных частей: Нижнее Поволжье контролировалось сарайскими ханами, Причерноморье и Крым — эмиром Мамаем, Волжская Болгария — царевичем Булат-Тимуром, а затем Асаном и т. д.

В середине семидесятых годов XIV в. глава Кок-Орды (Восточной Орды) Урус-хан (ум. 1377) выступил в качестве объединителя всего Джучиева Улуса. Хотя ему удалось захватить столицу Золотой Орды, город Сарай, удержать верховную власть он не сумел и в 777/1375–1376 г. вновь вернулся на берега Сырдарьи, в свои коренные владения. То, что не сумел сделать Урус-хан, потомок Орды, осуществил в восьмидесятых годах XIV в. другой представитель Кок-Орды — молодой мангышлакский царевич Токтамыш, потомок Тукай-Тимура, сына Джучи.

В 1378 г. Токтамыш-султан при поддержке властелина Средней Азии эмира Тимура был возведен на ханский престол в городе Сыгнаке (на Сырдарье), столице царевичей Кок-Орды (левого крыла Джучиева Улуса). Оттуда Токтамыш выступил на войну с претендентами на золотоордынский престол (и опять при поддержке эмира Тимура), завладел столицей Золотой Орды. Вскоре он сумел объединить в одно целое все владения Джучидов и восстановить в стране сильную ханскую власть. Токтамыш имел неосторожность вступить в войну с бывшим своим протеже — эмиром Тимуром, и эта война, длившаяся несколько лет, закончилась в 1395 г. полным поражением и низложением золотоордынского хана. Токтамыш больше никогда уже не возвращался на престол всего Улуса Джучи, и погиб он, по одним известиям — в 1404 г., по другим — в 1406 г., около Тюмени (тюрк, «низина»; так называлась в то время также местность в низовьях р. Терека), во время сражения с войсками золотоордынского хана Шадибека.

В начале XV в. выступило еще несколько объединителей Джучиева Улуса. Однако после Токтамыша больше никому не удалось добиться власти, которая признавалась бы во всем Улусе Джучи. Более того, после тридцатых годов XV в. Золотоордынское государство с центром на нижней Волге окончательно распалось и на его развалинах образовалось несколько новых тюркских государств: Крымское ханство, Казанское ханство, Астраханское ханство, Сибирское ханство, Казахское ханство, а также ряд других политических единиц — Большая Орда (в степях между Волгой и Днепром), Ногайская Орда (с центром в нижнем течении Яика).

Историческая судьба всех вышеперечисленных политических образований оказалась тесно связанной с судьбой Руси — России, которая, во второй половине XV в. полностью освободившись от монголо-татарского ига, в XVI столетии превратилась в сильное государство с центром в Москве. Взаимодействие России с политическими наследниками Золотоордынского государства привело к тому, что все они (каждый в свое время) были включены в состав Русского государства. Вот основная хронология этого включения и постепенного превращения Московского царства в многонациональную и поликонфессиональную Российскую державу с обширными азиатскими владениями к востоку, югу и юго-востоку от ядра собственно Русского государства.

2 октября 1552 г. после двухмесячной осады русские войска во главе с Иваном Грозным заняли Казань, и закончилось самостоятельное существование Казанского ханства, основателем которого считается Джучид Улуг-Мухаммад-хан (ум. 1446). Ликвидация Казанского ханства, соприкасавшегося с восточными границами Московского царства, предопределила судьбу Астраханского ханства — страны, управляемой потомками Тукай-Тимура, сына Джучи. В августе 1556 г. Астрахань (собственно — Хаджжи-Тархан) была завоевана русскими войсками, и Астраханское ханство перестало существовать.

Так в 1552–1556 гг. все Среднее и Нижнее Поволжье было присоединено к России и для управления этой новой территорией создан так называемый Казанский приказ — учреждение, ведавшее всеми вопросами административного, военного, финансового, а также судебного характера в присоединенных владениях.

20 августа 1598 г. русские нанесли решающее поражение Кучуму, потомку Шибана, сына Джучи — последнему «татарскому» хану Сибири, и включили Сибирское ханство со столицей в Искере (недалеко от места впадения Тобола в Иртыш) в состав Московского государства. Управление новой территорией — Зацадной Сибирью — также было поручено Казанскому приказу. В начале XVII в. был положен конец политической самостоятельности ногайцев, центром которых был город Сарайчик (букв.: Малый Сарай), основанный Джучидами во второй половине XIII в. при устье Яика. Непосредственным соседом Русского государства на юго-востоке теперь стало Казахское ханство, основанное в 875/1470–1471 г. двумя султанами, Гиреем и Джанибеком, потомками Орды, старшего сына Джучи.

Из всех этнополитических образований Джучидов постзолотоордынского периода дольше всего просуществовало именно государство казахских султанов, а также Крымское ханство. Конец владычеству в Крыму династии Гиреев (названной так по имени ее основателя Хаджжи-Гирея, потомка Тукай-Тимура, сына Джучи) и присоединение полуострова к Российской империи относятся к 1783 г.; один из последних ханов, Шагин-Гирей, был казнен турками на острове Родос в 1787 г., а последний из Гиреев, носивший титул хана, Бахт-Гирей, умер в январе 1801 г. на острове Митилена в Средиземном море. Присоединение Казахстана к России, начавшееся в тридцатые годы XVIII в., по ряду причин затянулось на многие десятилетия и закончилось лишь в шестидесятых годах XIX столетия.

Примечательно, что расширение сферы Российского государства на юг (до Черного моря и Кавказа включительно), восток (до Тихого океана) и юго-восток (до Средней Азии и Казахстана включительно) сопровождалось мощным миграционным потоком русского населения на новые земли. Так что со второй половины XVI в. начинается эпоха российской многонациональной и поликонфессиональной государственности, а заодно и новый опыт военно-политической, социально-экономической и т. п. интеграции евразийского пространства — русско-тюркского (XVI–XX вв.), вместо прежнего монголо-тюркского (XIII–XV вв.).

Глава четвертая. ПРИЗРАК ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

Глава четвертая. ПРИЗРАК ЗОЛОТОЙ ОРДЫ Каждое настоящее располагает собственным прошлым. Р. Дж. Коллингвуд. «Идея истории» О том, что известно всем Классическая, то есть признанная современной наукой версия «монголо-татарского нашествия на Русь», «монголо-татарского

Современные наследники Золотой Орды

Современные наследники Золотой Орды Уважаемый читатель, автор не мог закончить роман-исследование кончиной династии Рюриковичей. Мы имели бы незаконченное произведение. Оно не отражало бы связи времен — ХIII века с началом ХХI века. Не разрушенная или полуразрушенная

Глава 1 ОСКОЛОК ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

Глава 1 ОСКОЛОК ЗОЛОТОЙ ОРДЫ А не сильная туча затучилась, А не сильные громы грянули, Куда едет собака Крымский царь? А ко сильному царству Московскому Запись песни XVII века Плодородные земли и благодатный климат Крыма с незапамятных времён притягивали на полуостров

РАСПАД ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

РАСПАД ЗОЛОТОЙ ОРДЫ В свою очередь, распалась и Золотая Орда. После похода Тимура в конце XIV в. в Орде началась новая смута. Властители отдельных частей Орды повели борьбу за власть. Победителем оказался Едигей — бывший военачальник Тимура, повелитель племен, кочевавших

Глава 2. Гроза Золотой Орды

Глава 2. Гроза Золотой Орды После Батыева нашествия русские князья признали власть ордынских ханов, покорно платили дань и по первому окрику смиренно ехали в Орду на расправу. Польский историк XVI века Михалон Литвин писал: «Прежде москвитяне были в таком рабстве у

Ислам ускорил распад Золотой Орды

Ислам ускорил распад Золотой Орды Как мы знаем, Чингисхан был язычник. Потом он стал молиться Будде, Иисусу и Аллаху — всем сразу, призывая их в покровители. Он родился и вырос в среде, где никогда не было и не могло быть рьяной религиозности, тем более фанатизма. Степняки

Очерк пятый Узбек, или "золотой век" золотой орды

Очерк пятый Узбек, или "золотой век" золотой орды (Хан,

Глава 5 Распад Золотой Орды. Попытка реставрации Тохтамыша

Глава 5 Распад Золотой Орды. Попытка реставрации Тохтамыша После разгрома Мамая новый легитимный хан Тохтамыш на время соединил Орду, потребовал дань, наскоком и обманом взял Москву, но его конница была разбита у Волоколамска. Потом взял в аманаты сына великого князя (1-й и

Ислам ускорил распад Золотой Орды

Ислам ускорил распад Золотой Орды Как мы знаем, Чингисхан был язычник. Потом он стал молиться Будде, Иисусу и Аллаху — всем сразу, призывая их в покровители. Он родился и вырос в среде, где никогда не было и не могло быть рьяной религиозности, тем более фанатизма. Степняки

Великая смута. Распад Золотой Орды

Великая смута. Распад Золотой Орды После смерти Узбек-хана в 1342 г. положение дел в улусе Джучи стало постепенно меняться. Твердый порядок, поддерживаемый Узбек-ханом, начал подрываться династийными распрями, принявшими характер сложных феодальных смут.После краткого

Распад Золотой Орды и возникновение новых тюркских государств

Распад Золотой Орды и возникновение новых тюркских государств По обширности территории Золотая Орда была крупнейшим государственным образованием средневековья. Напомним, что в состав государства потомков Джучи входила вся Великая Степь от Дуная — на западе до Иртыша

Ислам ускорил распад Золотой Орды

Ислам ускорил распад Золотой Орды Как мы знаем, Чингисхан был язычник. Потом он стал молиться Будде, Иисусу и Аллаху — всем сразу, призывая их в покровители. Он родился и вырос в среде, где никогда не было и не могло быть рьяной религиозности, тем более фанатизма. Степняки

Глава вторая Территория и границы Золотой Орды

Глава вторая Территория и границы Золотой Орды После почти пятилетнего опустошения (с осени 1236 по весну 1241 г.) земель Волжской Булгарии, Руси и половецких кочевий полчища монгольских завоевателей удалились в Западную Европу, где прошли территории Польши, Чехии, Венгрии,

Глава 1. ОСКОЛОК ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

Глава 1. ОСКОЛОК ЗОЛОТОЙ ОРДЫ А не сильная туча затупилась, А не сильные громы грянули, Куда едет собака Крымский царь? А ко сильному царству Московскому. — Запись песни XVII века Плодородные земли и благодатный климат Крыма с незапамятных времён притягивали на

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: