2 формы подготовки к судебному заседанию

Обновлено: 13.04.2024

Процессуальная природа стадии подготовки к судебному разбирательству

Концептуальные предпосылки стадии. Стадия подготовки к судебному разбирательству является первой стадией судебного производства, отделяющей предшествующую ей стадию предварительного расследования от следующей за ней стадии судебного разбирательства. Можно сказать, что она расположена между двумя центральными для уголовного процесса стадиями: предварительным расследованием и судебным разбирательством уголовного дела по существу. Поэтому в германской доктрине данную стадию называют «промежуточным производством» (Zwischenverfahren), что очень точно отражает ее природу.

В то же время наличие данной стадии в той или иной системе уголовного судопроизводства не является уголовно-процессуальной аксиомой. Это лишь один из двух возможных вариантов. Концептуально вполне допустимым является и противоположный подход, приводящий к отсутствию «промежуточной стадии» между предварительным расследованием и судебным разбирательством. Чем же обусловлено появление интересующей нас стадии в конкретной уголовно-процессуальной системе и какова ее идея?

Гипотетически возможны две модели , обеспечивающие переход уголовного дела из стадии предварительного расследования в стадию судебного разбирательства, которые и присутствуют в разных уголовно-процессуальных системах. Критерием их разграничения является ответ на вопрос: обязан ли суд рассмотреть по существу уголовное дело, направленное ему обвинительной (прокурор) или следственной (следственный судья и т.п.) властью?

Первая модель исходит из положительного ответа на поставленный вопрос. Если прокурор или, допустим, следственный судья (следователь) утвердил обвинительное заключение (его аналог) и направил уголовное дело в суд, то суд в любом случае обязан рассмотреть и разрешить его по существу. В такой ситуации судебное разбирательство происходит по решению обвинителя или следователя, поскольку никаких других вариантов, кроме рассмотрения направленного ему уголовного дела по существу, у суда нет. Нет здесь и никакой «промежуточной стадии», так как любая стадия предполагает альтернативные варианты итоговых решений. В данном же случае имеет место лишь набор сугубо технических процедур по подготовке судебного разбирательства (определение его даты и времени, вызов в суд участников процесса), которые стадию не образуют, а считаются некими канцелярско-подготовительными действиями в рамках стадии судебного разбирательства. В теории данную модель принято называть преданием суду обвинительной властью. При всей условности подобного наименования, поскольку нередко предание суду здесь осуществляется не столько обвинительной, сколько судебно-следственной властью, например, в рамках французской концепции следственного судьи, оно отражает главное: вопрос о проведении судебного разбирательства решается в данном случае тем органом, который принимает итоговое решение по окончании предварительного расследования о передаче дела в суд. В качестве типичного примера страны, придерживающейся данной концепции, приведем уже упомянутую Францию, где судебное разбирательство проводится по решению либо прокурора (по более мелким делам), либо следственного судьи (по делам о более опасных преступлениях, где производилось предварительное следствие) 1 Следственный судья получил во Франции такое право после принятия Закона от 15 июня 2000 г. .

Вторая модель исходит из отрицательного ответа на поставленный вопрос. Суд не обязан автоматически рассматривать по существу все уголовные дела, направленные ему прокурором или следователем, т.е. он не обязан проводить в таком случае судебное разбирательство. Он обязан лишь рассмотреть вопрос о наличии оснований для проведения судебного разбирательства. В такой ситуации судебное разбирательство проводится уже по решению не обвинителя или следователя, а суда, причем только в том случае, когда суд предварительно рассмотрит уголовное дело и не увидит никаких препятствий для его рассмотрения по существу. В теории данную модель принято называть преданием суду судебной властью. Понятно также, что если у суда есть соответствующие полномочия, то он может прийти как к выводу о наличии оснований для проведения судебного разбирательства, так и к выводу об отсутствии оснований для его проведения. Здесь уже появляются альтернативные варианты итоговых решений по результатам рассмотрения судом вопроса о назначении судебного разбирательства, а вместе с ними появляется и полноценная «промежуточная» стадия уголовного процесса, тем более что любые судебные решения могут приниматься лишь в рамках соответствующих процессуальных форм и с учетом прав участников уголовного судопроизводства.

Данная модель или, иначе говоря, концепция «предания суду судебной властью» в свою очередь может существовать в двух вариантах. Они разграничиваются в зависимости от ответа на вопрос, какой суд должен принимать решение о предании суду и назначении судебного разбирательства: 1) автономный суд, не уполномоченный затем рассматривать дело по существу, или 2) тот же суд, который затем будет рассматривать уголовное дело по существу.

Первый вариант предполагает формирование постоянного или временного судебного органа, занимающегося только решением вопроса о предании суду. Он либо отказывает в предании суду, прекращая дело, либо признает наличие оснований для слушания дела по существу, после чего оно передается в иной суд для проведения судебного разбирательства. Такими полномочиями наделено, например, так называемое «большое жюри» присяжных в США, передающее в случае принятия решения о предании суду дело на рассмотрение по существу «малому жюри» присяжных, действующему в совершенно ином составе, или магистратские суды в Англии по делам, подсудным по первой инстанции вышестоящему Суду короны. Такая же модель исторически существовала до принятия Закона от 15 июня 2000 г. по делам о наиболее опасных преступлениях во Франции, где специальная обвинительная камера апелляционного суда в составе трех профессиональных судей решала вопрос о предании суду ассизов (суду первой инстанции в составе профессиональных и непрофессиональных судей).

Второй вариант значительно проще. Здесь вопрос о предании суду решает тот же суд (судья), которому в дальнейшем предстоит рассматривать уголовное дело по существу. Поэтому его интересует не существо дела или обоснованность обвинения, а наличие или отсутствие прежде всего формальных препятствий для его слушания по существу. Хрестоматийным примером такого подхода является Германия, где один и тот же судья осуществляет производство в «промежуточной» стадии, а затем, если не найдет препятствий для проведения судебного разбирательства, рассматривает уголовное дело по существу.

Каждый из обозначенных подходов имеет свои достоинства и недостатки. Скажем, концепция «предания суду обвинительной властью» позволяет максимально быстро обеспечить движение дела из стадии предварительного расследования в стадию судебного разбирательства, гарантируя к тому же проведение последнего, т.е. гласное, устное, состязательное и т.п. слушание уголовного дела. С другой стороны, обвиняемый здесь рискует оказаться на скамье подсудимых даже в тех случаях, когда для этого имеются явные формальные препятствия или дело технически не готово к слушанию, что обнаруживается только в ходе судебного разбирательства. В этом смысле привлекательно выглядит система «двойного контроля», когда один суд решает вопрос о предании суду, а другой - слушает его по существу. Но она очень дорогостояща и громоздка, в силу чего может применяться лишь по крайне ограниченному кругу дел, создавая что-то вроде «элитарного» правосудия и вынуждая слушать остальные дела (где иногда имеют место весьма суровые наказания) в упрощенном порядке. Германская модель представляет собой некий компромисс, но и ее часто критикуют за то, что один и тот же судья действует здесь в обеих стадиях: принимая решение о предании суду (назначении судебного разбирательства), он тем самым волей-неволей заранее формирует определенное мнение по уголовному делу, которое сильно влияет на него при рассмотрении дела по существу и несколько обесценивает само судебное разбирательство.

В этом смысле следует признать, что идеальных подходов к решению вопроса о предании суду не существует, но в любом случае необходимо понимать процессуальную логику каждого из них. Это тем более важно для понимания российского подхода и его эволюции.

Исторические и теоретические основы современного российского подхода. Российская уголовно-процессуальная система всегда предусматривала «промежуточную» стадию между предварительным расследованием и судебным разбирательством, т.е. исходила из концепции «предания суду судебной властью». Первоначально по Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. речь шла об отечественном аналоге «старой» французской модели, сформированной наполеоновским Кодексом уголовного следствия 1808 г. и существовавшей во Франции до 2000 г. По всем делам, подлежащим решению присяжных заседателей на уровне окружного суда (т.е. наиболее опасным), решение о предании суду принималось вышестоящей судебной палатой, действовавшей «в качестве обвинительной камеры» 2 Арсеньев К. К. Предание суду и дальнейший ход уголовного делало начала судебного следствия. СПб., 1970. С. 1. французского типа. Данная модель почти сразу же стала критиковаться в литературе как «ошибочная», ставшая одной из «главных причин той медленности, которою еще так сильно страдает наше уголовное судопроизводство». Но именно в тот период стадия предания суду подверглась в России глубокому доктринальному осмыслению. Классическим стал и сам термин - предание суду, содержавшийся в Уставе уголовного судопроизводства.

В советский период законодатель решил отказаться от громоздкой процедуры предания суду французского типа, но не от самой стадии. Предание суду стало осуществляться тем же судом, которому предстояло рассматривать его по существу, т.е. советская модель оказалась наиболее близка германской. Основной особенностью советского подхода являлось появление так называемых распорядительных заседаний суда, где коллегиально (судья и два народных заседателя) решались вопросы, связанные с преданием суду по отдельным категориям уголовных дел (дела несовершеннолетних и дела о преступлениях, предусматривающих смертную казнь), а также в случае несогласия судьи с выводами обвинительного заключения или с избранной на следствии мерой пресечения. В остальных случаях предание суду осуществлялось судьей единолично.

Одной из первых постсоветских реформ уголовного процесса (1992 г.) стал якобы отказ от стадии предания суду. Но на самом деле законодатель отказался не от стадии как таковой, а от термина «предание суду». Стадия сохранилась, так как решение о проведении судебного разбирательства осталось прерогативой судебной власти с возможными альтернативными решениями. В то же время нельзя не отметить значительное упрощение порядка предания суду после реформы 1992 г., сопровождавшееся исчезновением не только распорядительных (коллегиальных) заседаний, но и каких-либо судебных заседаний с участием сторон вообще. Кроме того, в ходе данной стадии судья более не входил в обсуждение существа уголовного дела, выражая согласие или несогласие с обвинительным заключением. Его единственной функцией стало выяснение наличия или отсутствия формальных препятствий для слушания дела по существу, что в большей мере соответствовало концепции «промежуточной стадии».

Отказ после реформы 1992 г. от термина «предание суду», использовавшегося почти 130 лет в российском законодательстве, но более в УПК не встречающегося, породил некоторую терминологическую неустойчивость. Данную стадию стали именовать по-разному как в законе, так и в литературе: «назначение судебного разбирательства», «подготовительные действия к судебному заседанию» и т.д. Действующий УПК РФ остановился на понятии «подготовка к судебному заседанию», но и его сложно признать удачным, так как заседанием суда является рассмотрение любого вопроса с участием сторон, в том числе в ходе, например, досудебного производства, апелляционного или кассационного рассмотрения и т.п. В то же время данная стадия имеет место исключительно при подготовке судебного разбирательства, т.е. рассмотрения уголовного дела в первой инстанции по существу. Поэтому, строго говоря, речь идет не о подготовке судебного заседания, но о подготовке судебного разбирательства. Впрочем, в доктринальном смысле вполне корректным является и историческое понятие «предание суду», которое можно встретить в том числе в современной литературе.

Таким образом, действующий УПК РФ на концептуальном уровне сохранил формулу «предание суду судебной властью» и сопутствующую ей стадию, которая ныне именуется в законе подготовкой к судебному заседанию, т.е. термин «предание суду» сейчас является сугубо доктринальным. При этом сама стадия преодолела чрезмерное упрощение 1992 г. и вернула возможность проведения здесь судебных заседаний, ныне именуемых не «распорядительными заседаниями», а предварительным слушанием (подробнее о нем далее). Но принципиально важно, что судья при рассмотрении в данной стадии любых вопросов, как связанных с наличием или отсутствием оснований для проведения судебного разбирательства, так и сопутствующих, причем независимо от формы стадии (с проведением или без проведения предварительного слушания), ни при каких обстоятельствах не вправе входить в обсуждение существа обвинения (уголовного дела) , т.е. вопросов о событии преступления, его составе, виновности или невиновности, доказанности или недоказанности обвинения и т.д.

В сравнительно-правовом плане современная российская модель стадии подготовки к судебному разбирательству наиболее близка германскому «промежуточному производству», когда вопрос предания суду решается судебной властью, причем не автономным судебным органом, а тем же судьей, который компетентен в дальнейшем рассматривать уголовное дело по существу.

Если говорить о задачах стадии, то здесь удается решить две задачи, одна из которых является для данной стадии системообразующей (основной), а другая - субсидиарной (вспомогательной).

Во-первых , в данной стадии осуществляется контроль за предварительным расследованием (ретроспективно). Судья в этом плане выступает неким «фильтром» между предварительным расследованием и судебным разбирательством, будучи гарантом того, что никто не предстанет перед судом без достаточных к тому процессуальных оснований (надлежаще предъявленное обвинение, должным образом составленное обвинительное заключение и т.п.), при наличии существенных нарушений закона, допущенных в ходе расследования (отсутствие защитника и т.п.) или, допустим, когда имеют место формальные препятствия для дальнейшего движения дела (истекли сроки давности, дело уже ранее было разрешено и т.п.). Контрольная функция является для данной стадии системообразующей - именно она предопределяет ее появление и формирование в качестве полноценной стадии уголовного процесса, поскольку вопрос о проведении судебного разбирательства становится не техническим, а процессуальным, подразумевая иные варианты итогового для данной стадии решения (прекращение дела, его возвращение прокурору, приостановление и т.п.).

Во-вторых , в данной стадии осуществляется подготовка к судебному разбирательству (перспективно). Сами по себе эти действия в большинстве своем являются техническими и только ради них стадия возникнуть не может. Однако если стадия конструируется для реализации контрольных функций, то имеет смысл «нагрузить» ее дополнительными задачами, освободив от них стадию судебного разбирательства. В рамках решения подготовительных задач суд извещает стороны о месте, дате и времени судебного разбирательства (ч. 4 ст. 231 УПК РФ), вызывает в судебное заседание свидетелей, экспертов и иных лиц (ст. 232 УПК РФ), принимает «иные меры по подготовке судебного заседания» (ст. 232 УПК РФ). Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 22 декабря 2009 г. № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству», к «иным мерам» относятся, например, принятие решение о необходимости вызова в судебное разбирательство переводчика, подготовка зала судебного заседания, решение вопроса о порядке допуска на судебное разбирательство представителей средств массовой информации и др.

Два типа стоящих перед стадией задач (контроль за предварительным расследованием и подготовка судебного разбирательства) предопределяют особенности ее структуры, которая для уголовного процесса уникальна . Понятно, что совершение действий, направленных на подготовку судебного разбирательства, не имеет ни малейшего смысла, пока не будет принято само решение о назначении судебного разбирательства, являющееся результатом контрольных функций суда. Поэтому решение контрольных и подготовительных задач не может здесь происходить одновременно — оно должно быть последовательным, когда сначала выполняются контрольные задачи, а затем уже - подготовительные. В то же время итоговое для стадии решение, в частности, о назначении судебного разбирательства, принимается по результатам реализации судом именно контрольных функций. Получается, что здесь мы сталкиваемся с единственной стадией уголовного процесса, где итоговое решение принимается не по окончании стадии, а в ее условной «середине», т.е. после принятия итогового решения стадия еще продолжается. При этом ее фактическое окончание размыто. По сути, данная стадия продолжается до открытия судебного разбирательства. Скажем, если один из участников процесса заявит ходатайство о дополнительном ознакомлении с материалами дела за два часа до начала судебного разбирательства, то все совершаемые действия и принимаемые решения (ходатайство, его удовлетворение, ознакомление с материалами и т.п.) будут подчиняться соответствующим нормам, действующим именно в стадии подготовки к судебному разбирательству.

Итак, идея, цель и задачи стадии ясны. Теперь необходимо выяснить, в каких процессуальных формах действует суд в стадии подготовки к судебному разбирательству.

Стадия подготовки к судебному заседанию - первая стадия судебного производства, в ходе которой судья определяет, имеются ли процессуальные условия для назначения судебного заседания (разбирательства).

Стадия подготовки к судебному заседанию в российском уголовном судопроизводстве имеет две формы: а) общий порядок подготовки к судебному заседанию (гл. 33 УПК) и б) предварительное слушание (гл. 34 УПК).

Общий порядок подготовки к судебному заседанию имеет письменную форму, когда судья без участия сторон принимает решение по материалам дела. Задачи подготовки к судебному заседанию в общем порядке можно разделить на следующие виды:

контрольно-ревизионные - проверка соблюдения прокурором сугубо процессуальных условий, при которых данное дело может слушаться в судебном разбирательстве, а именно: подсудно ли уголовное дело данному суду, обеспечены ли были права сторон при окончании расследования, нет ли оснований для соединения данного дела с другим.

правообеспечительные - подлежит ли отмене или изменению избранная мера пресечения, подлежат ли удовлетворению заявленные ходатайства и поданные жалобы, приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, и возможной конфискации имущества;

распорядительные - решение вопроса о том, имеются ли основания для проведения предварительного слушания, а также вопросов, связанных с назначением судебного разбирательства (о месте, времени и дате разбирательства, составе суда, вызовах и др.).

Основанием для назначения судебного заседания в общем порядке является соблюдение сугубо процессуальных условий (подсудности, вручения копий обвинительного акта или обвинительного заключения и др.) и отсутствие необходимости в предварительном слушании.

Предварительное слушание - это устная форма подготовки дела к судебному заседанию, в которой судья принимает решения с участием сторон. Основаниями для проведения предварительного слушания являются:

наличие ходатайства стороны об исключении доказательства;

наличие основания для возвращения уголовного дела прокурору;

наличие основания для приостановления или прекращения уголовного дела;

ходатайство обвиняемого о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей.

2. Порядок и основания принятия решений на предварительном слушании дела об исключении доказательств и возвращении дела прокурору.

Предварительное слушание проводится судьей единолично в закрытом судебном заседании с участием сторон с соблюдением общих условий судебного разбирательства.

Основанием для исключения доказательств на предварительном слушании является его недопустимость, которая есть следствие нарушения при собирании или проверке доказательств требований федерального, в первую очередь, уголовно-процессуального закона. При этом если другая сторона не возражает против исключения доказательства, то судья обязан признать доказательство недопустимым. Для проверки допустимости могут быть допрошены свидетели об обстоятельствах получения этого доказательства, оглашены и приобщены к делу документы. Бремя опровержения доводов защиты о недопустимости доказательства лежит на прокуроре (государственном обвинителе).

Основанием для возвращения дела прокурору являются формальные нарушения уголовно-процессуального закона (ст. 237 УПК):

обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований УПК;

копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому (кроме случаев его уклонения от получения копии);

есть необходимость удовлетворения ходатайства государственного обвинителя о составлении обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера;

имеются основания для соединения данного дела с другим, по которому еще проводится предварительное расследование; "

при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права на заявление ходатайств о дальнейшем порядке рассмотрения дела;

Возвращая дело прокурору, судья обязывает его в течение 5 суток обеспечить устранение допущенных нарушений.

Стадия подготовки к судебному заседанию в российском уголовном судопроизводстве имеет две формы: 1) общий порядок подготовки к судебному заседанию (гл. 33) и 2) предварительное слушание (гл. 34 УПК).

1. Общий порядок подготовки к судебному заседанию

Общий порядок подготовки к судебному заседанию облечен в письменную форму, когда судья без участия сторон принимает решение по материалам дела. Задачи подготовки к судебному заседанию в общем порядке можно разделить на следующие виды:

1) контрольно-ревизионные — проверка соблюдения прокурором сугубо процессуальных условий, при которых данное дело может слушаться в судебном разбирательстве (подсудности, вручения копии обвинительного заключения - п. 1, 2 ст. 228);

2) правообеспечительные — подлежит ли отмене или изменению избранная мера пресечения, подлежат ли удовлетворению заявленные ходатайства и поданные жалобы, приняты ли меры по обеспечению гражданского иска (п. 3–5 ст. 228);

3) распорядительные — решение вопроса о том, имеются ли предусмотренные ч. 2 ст. 229 основания для проведения предварительного слушания, а также вопросов, связанных с назначением судебного разбирательства, которые перечислены в ч. 2 ст. 231.

В результате рассмотрения дела судья принимает одно из трех решений: а) направляет дело по подсудности; б) назначает предварительное слушание или в) судебное заседание. Любое из трех решений должно быть принято в срок до 30 суток (а если обвиняемый содержится под стражей – 14 суток) со дня поступления дела в суд.

Основанием для принятия судьей решения о назначении судебного заседания в общем порядке, является соблюдение названных выше процессуальных условий, при которых дело может слушаться в судебном разбирательстве: подсудности и вручения копии обвинительного заключения или обвинительного акта. Кроме того, выясняется вопрос о наличии или отсутствии оснований для проведения предварительного слушания. Таким образом, основания для назначения судьей судебного заседания в общем порядке являются формальными, а не содержательными, и сфера судебного контроля за качеством предварительного расследования сведена к минимуму, ограничиваясь, по сути, лишь проверкой правильности вручения копий обвинительного заключения (акта).

В случаях, когда названные условия соблюдены, судья выносит постановление о назначении судебного заседания в общем порядке, определяя место, дату и время судебного заседания, состав суда и необходимость вызова участников заседания, меру пресечения и др. вопросы в соответствие со ст. 231. Судебное заседание должно быть начато не ранее чем через 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения или акта и не позднее 14 суток (а по делам с участием присяжных – 30 суток) со дня вынесения судьей постановления о назначении заседания.

По просьбе стороны суд вправе предоставить ей возможность для дополнительного ознакомления с материалами уголовного дела.

2. Предварительное слушание

Предварительное слушание – это устная форма подготовки дела к судебному заседанию, в которой судья принимает решения с участием сторон. Предварительное слушание проводится судьей единолично в закрытом судебном заседании с соблюдением общих условий судебного разбирательства.

Основаниями для проведения предварительного слушания являются (ст. 229):

1. Наличие ходатайства стороны об исключении доказательства. Доказательство исключается в связи с его недопустимостью, которая есть следствие нарушения при собирании или проверке доказательств требований федерального, в первую очередь, уголовно-процессуального закона. При этом если другая сторона не возражает против исключения доказательства, то судья обязан признать доказательство недопустимым. Для проверки допустимости могут быть допрошены свидетели об обстоятельствах получения этого доказательства, оглашены и приобщены к делу документы. Бремя опровержения доводов защиты о недопустимости доказательства лежит на прокуроре - государственном обвинителе (ст. 235).

2. Наличие основания для возвращения уголовного дела прокурору в силу формальных нарушений уголовно-процессуального закона (ст. 237):

обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований УПК;

копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому (кроме случаев его уклонения от получения копии);

есть необходимость удовлетворения ходатайства государственного обвинителя о составлении обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера;

имеются основания для соединения данного дела с другим, по которому еще проводится предварительное расследование;

при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права на заявление ходатайств о дальнейшем порядке рассмотрения дела.

в ходе досудебного производства допущены иные существенные нарушения процессуального закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты проведенного дознания или предварительного следствия. После возвращения дела судом орган расследования вправе провести следственные или иные процессуальные действия, необходимые для ликвидации последствий выявленных нарушений, и, руководствуясь статьями 221 и 226 УПК РФ, составить новое обвинительное заключение или новый обвинительный акт. [1]

Возвращая дело прокурору, судья обязывает его в течение 5 суток обеспечить устранение допущенных нарушений (ч. 2 ст. 237).

3. Наличие основания для приостановления или прекращения уголовного дела (ст. 238, 239). О них см. § 1 главы 13 и § 2 главы 14 настоящего пособия. При этом приостановление дела невозможно по п. 1 ч. 2 ст. 208 (в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого). Дополнительным основанием для прекращения дела является отказ обвинителя от обвинения (ч. 1 ст. 239). На этой стадии суд обычно не прекращает дело в связи отсутствием события, состава преступления и недоказанностью участия обвиняемого в его совершении, так как для выяснения этих обстоятельств требуется непосредственное исследование доказательств в следующей стадии – судебном разбирательстве.

4. Ходатайство обвиняемого о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей. Такое ходатайство обвиняемый вправе заявить до истечения трех суток после получения им копии обвинительного заключения. О рассмотрении дела судом с участием присяжных см. главу 22 пособия.

Стадия подготовки к судебному заседанию – первая стадия судебного производства, в ходе которой судья определяет, имеются ли процессуальные условия для назначения судебного заседания (разбирательства).

Стадия подготовки к судебному заседанию в российском уголовном судопроизводстве имеет две формы: а) общий порядок подготовки к судебному заседанию (гл. 33 УПК) и б) предварительное слушание (гл. 34 УПК).

Общий порядок подготовки к судебному заседанию имеет письменную форму, когда судья без участия сторон принимает решение по материалам дела. Задачи подготовки к судебному заседанию в общем порядке можно разделить на следующие виды:

* контрольно-ревизионные – проверка соблюдения прокурором сугубо процессуальных условий, при которых данное дело может слушаться в судебном разбирательстве, а именно: подсудно ли уголовное дело данному суду, обеспечены ли были права сторон при окончании расследования, нет ли оснований для соединения данного дела с другим.

* правообеспечительные – подлежит ли отмене или изменению избранная мера пресечения, подлежат ли удовлетворению заявленные ходатайства и поданные жалобы, приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, и возможной конфискации имущества;

* распорядительные – решение вопроса о том, имеются ли основания для проведения предварительного слушания, а также вопросов, связанных с назначением судебного разбирательства (о месте, времени и дате разбирательства, составе суда, вызовах и др.).

Основанием для назначения судебного заседания в общем порядке является соблюдение сугубо процессуальных условий (подсудности, вручения копий обвинительного акта, обвинительного постановления или обвинительного заключения и др.) и отсутствие необходимости в предварительном слушании.

Предварительное слушание – это устная форма подготовки дела к судебному заседанию, в которой судья принимает решения с участием сторон. Основаниями для проведения предварительного слушания являются:

* ходатайство стороны об исключении доказательства;

* наличие основания для возвращения уголовного дела прокурору;

* наличие основания для приостановления или прекращения уголовного дела;

* ходатайство обвиняемого о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей;

* ходатайство стороны о проведении судебного разбирательства в отсутствии подсудимого в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК.

2. Порядок и основания принятия решений на предварительном слушании дела об исключении доказательств и возвращении дела прокурору.

Предварительное слушание проводится судьей единолично в закрытом судебном заседании с участием сторон с соблюдением общих условий судебного разбирательства.

Основанием для исключения доказательств на предварительном слушании является его недопустимость, которая есть следствие нарушения при собирании или проверке доказательств требований федерального, в первую очередь, уголовно-процессуального закона. При этом если другая сторона не возражает против исключения доказательства, то судья обязан признать доказательство недопустимым. Для проверки допустимости могут быть допрошены свидетели об обстоятельствах получения этого доказательства, оглашены и приобщены к делу документы. Бремя опровержения доводов защиты о недопустимости доказательства лежит на прокуроре –государственном обвинителе (ст. 235 УПК).

Основанием для возвращения дела прокурору являются формальные нарушения уголовно-процессуального закона (ст. 237 УПК):

* обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований УПК;

* в ходе досудебного производства допущены иные существенные нарушения процессуального закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты проведенного дознания или предварительного следствия1.

* копия обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления не была вручена обвиняемому (кроме случаев его уклонения от получения копии);

* есть необходимость удовлетворения ходатайства государственного обвинителя о составлении обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера;

* имеются основания для соединения данного дела с другим, по которому еще проводится предварительное расследование;

* при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права на заявление ходатайств о дальнейшем порядке рассмотрения дела;

* при наличии обстоятельств, исключающих производство дознания в сокращенной форме (ст. 226.2 и ч. 4 ст. 226.9 УПК РФ), судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для передачи его по подследственности и производства дознания в общем порядке.

Кроме того, лишь по ходатайству стороны (но не по собственной инициативе), судья возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом в случаях, если:

* после направления уголовного дела в суд наступили новые общественно опасные последствия инкриминируемого обвиняемому деяния, являющиеся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления (например, потерпевший умер в результате полученных им тяжких телесных повреждений);

* ранее вынесенные по уголовному делу приговор, определение или постановление суда отменены ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (гл. 49 УПК), а послужившие основанием для их отмены новые или вновь открывшиеся обстоятельства являются в свою очередь основанием для предъявления обвиняемому обвинения в совершении более тяжкого преступления.

Общий порядок. Существуют две процессуальные формы стадии подготовки к судебному разбирательству; 1) так называемый «общий порядок»; 2) предварительное слушание. Общий порядок в свою очередь иногда оказывается сопряжен со специальным судебным заседанием для рассмотрения вопроса о мере пресечения.

Общий порядок является базовой формой подготовки к судебному разбирательству, что видно уже по ее наименованию. Данная форма применяется по остаточному принципу, т.е. когда нет оснований для назначения предварительного слушания, что в статистическом выражении составляет примерно 90% уголовных дел, поступающих в суд для рассмотрения по существу (по 10% дел проводится предварительное слушание).

По сути, общий порядок представляет собой простую «кабинетную» форму подготовки к судебному разбирательству, когда судья единолично рассматривает все вопросы и принимает соответствующие процессуальные решения, не выходя из своего кабинета, т.е. без проведения специального судебного заседания и без участия сторон. При проведении подготовки к судебному разбирательству в общем порядке мы сталкиваемся, пожалуй, с наименее процессуальной стадией уголовного процесса, где фактически отсутствуют какие-либо процессуальные формы и обряды.

Выглядит это следующим образом. После поступления уголовного дела в суд его принимает к производству конкретный судья, который самостоятельно изучает материалы дела с точки зрения решения вопросов, указанных в ст. 228 УПК РФ. Если он не видит препятствий для рассмотрения уголовного дела по существу и оснований для проведения предварительного слушания, то просто выносит постановление о назначении судебного разбирательства, после чего отдает распоряжение о совершении соответствующих подготовительных действий (вызов участников в суд и т.п.). Этим в такой ситуации стадия подготовки к судебному разбирательству и исчерпывается, а о ее проведении свидетельствует только остающееся в материалах дела постановление судьи о назначении судебного заседания для слушания уголовного дела по существу.

Специальное судебное заседание для рассмотрения вопроса о мере пресечения. При поступлении к нему уголовного дела судья в стадии подготовки к судебному разбирательству обязан выяснить, подлежит ли избранию, отмене или изменению мера пресечения , а также подлежит ли продлению срок домашнего ареста или содержания под стражей (п. 3 ч. 1 ст. 228 УПК РФ). По изначальному замыслу законодателя разрешение судом данного вопроса не требовало предварительного слушания и происходило в «общем порядке», т.е. в «кабинетной форме» без проведения судебного заседания.

Однако Конституционный Суд РФ еще в определении от 8 апреля 2004 г. № 132-0 по делу А.В. Горского указал, что разрешение судом вопроса о мере пресечения в постановлении о назначении судебного разбирательства «предполагает необходимость обеспечения обвиняемому - в случае принятия решения об оставлении без изменения и тем самым о фактическом продлении меры пресечения в виде заключения под стражу - права участвовать в рассмотрении судом данного вопроса, изложить свою позицию и представить в ее подтверждение необходимые доказательства». Несколько позже в Постановлении от 22 марта 2005 г. № 4-П Конституционный Суд РФ высказался еще более определенно, настаивая на необходимости «обеспечения обвиняемому права участвовать в рассмотрении судом вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей или об оставлении данной меры пресечения без изменения».

В принципе у законодателя была возможность реализовать указанные решения Конституционного Суда РФ путем расширения круга оснований проведения предварительного слушания. Однако он пошел иным путем. Закон от 5 июня 2012 г. 1 Федеральный закон от 5 июня 2012 г. № 54-ФЗ «О внесении изменений в статьи 230 и 232 Уголовного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». дополнил ст. 228 УПК РФ положением о том, что вопрос об избрании меры пресечения в виде залога, домашнего ареста или заключения под стражу либо о продлении срока домашнего ареста или содержания под стражей при проведении стадии подготовки к судебному разбирательству в «общем порядке» рассматривается в специальном судебном заседании с участием обвиняемого, защитника и прокурора, а также законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого. Такое судебное заседание проводится либо по ходатайству прокурора, либо по собственной инициативе судьи. Необходимость в нем отпадает только при проведении предварительного слушания, где и решается вопрос о мере пресечения в дополнение к тому вопросу, который послужил основанием проведения предварительного слушания.

Таким образом, закон проводит четкое разграничение между, с одной стороны, предварительным слушанием, а с другой - специальным судебным заседанием для рассмотрения вопроса о мере пресечения в случае назначения судебного разбирательства в «общем порядке». Практический смысл такого разграничения заключается в том, что в отличие от предварительного слушания в указанном специальном судебном заседании не вправе участвовать потерпевший, его представитель и т.д., т.е. круг участников специального судебного заседания является более узким.

В целом с точки зрения вопроса о формах стадии подготовки к судебному разбирательству в интересующем нас случае можно говорить о том, что «общий порядок» сопряжен со специальным судебным заседанием для рассмотрения вопроса о мере пресечения (отягощен им), что несколько видоизменяет в такой ситуации сам «общий порядок», делая его менее «кабинетным» и более «процессуальным». Иначе говоря, здесь мы сталкиваемся с особой разновидностью «общего порядка».

Предварительное слушание. В данном случае подготовка к судебному разбирательству осуществляется путем проведения с участием сторон специального судебного заседания, которое и именуется «предварительным слушанием». Проводится оно либо по ходатайству одной из сторон, либо по собственной инициативе суда, хотя в некоторых случаях суд не вправе здесь действовать ex officio, о чем подробнее будет сказано далее. Сторона может заявить ходатайство о проведении предварительного слушания либо при ознакомлении с материалами уголовного дела, либо, если дело уже направлено в суд, в течение трех суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения (акта).

В отличие от судебного разбирательства предварительное слушание является закрытым для публики (ч. 1 ст. 234 УПК РФ), т.е. на нем вправе присутствовать только непосредственные участники уголовного процесса. При этом суд, независимо от того, в каком составе дело будет рассматриваться по существу, здесь действует единолично.

Закон допускает проведение предварительного слушания и в отсутствие того или иного своевременно извещенного участника уголовного процесса, скажем, прокурора 2 В то же время следует иметь в виду, что Генеральный прокурор настоятельно рекомендует прокурорам принимать участие в предварительном слушании во всех случаях, так как здесь «могут быть заявлены и разрешены ходатайства об исключении доказательств, о возвращении уголовного дела прокурору, о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, о мере пресечения» (п. 4.2 приказа Генеральной прокуратуры РФ от 25 декабря 2012 г. № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства»). , потерпевшего, представителя последнего и т.д. Исключение составляет лишь обвиняемый, в чье отсутствие (заочно) проведение предварительного слушания может иметь место только: а) либо по ходатайству самого обвиняемого; б) либо по ходатайству одной из сторон, в том числе стороны обвинения, при наличии обстоятельств, указанных в ч. 5 ст. 247 УПК РФ. Что касается защитника, то вопрос об обязательности его участия решается на общих основаниях, предусмотренных ст. 51 УПК РФ.

Структура предварительного слушания является достаточно стандартной для любого судебного заседания и включает подготовительную часть, где выясняется вопрос о явке сторон, необходимости участия переводчика и др., а также выступления участников предварительного слушания, в ходе которого они имеют возможность изложить судье свою позицию по обсуждаемому вопросу. В некоторых случаях предварительное слушание содержит и элементы судебного следствия - здесь, в частности, могут быть даже допрошены свидетели, о чем подробнее будет сказано ниже.

Вид и содержание решения судьи, принимаемого по результатам предварительного слушания, зависит от конкретного основания его проведения. К основаниям проведения предварительного слушания мы теперь и перейдем.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: