2 что означают категории нравственность в системе правового государства

Обновлено: 02.10.2022

Специалисты в области права понятие общественной нравственности рассматривают, прежде всего, в контексте определения объекта преступлений, посягающих на нее. Скажем, А.Б. Мельниченко отмечает, что общественная нравственность – это совокупность общественных отношений, обеспечивающих соблюдение норм и правил поведения, представлений о чести, долге, справедливости, добре и зле, сложившихся в обществе.[47]Другие известные специалисты-правоведы, например, Э.Ф. Побегайло считает, что общественная нравственность – это господствующая в обществе, выработанная населением система правил поведения (норм), идей, традиций, взглядов о справедливости, долге, чести, достоинстве.[62] А.В. Наумов также определяет общественную нравственность как объект преступлений – принципы и нормы поведения людей в обществе, выражающие представления о добре и зле, справедливости, общественном долге, гражданственности и т.п.[55, c.154-153] При этом общественная нравственность рассматривается в одном случае как система норм и правил поведения, идей, традиций, взглядов об общечеловеческих ценностях, в другом как совокупность общественных отношений, обеспечивающих соблюдение норм и правил поведения. Особых различий как в первом, так и во втором случае не видно.

Все вышеперечисленные категории: честь, долг, справедливость, добро охватываются одним понятием – общечеловеческие ценности. Поэтому, на наш взгляд, применительно к рассматриваемой группе преступлений понятие нравственности следует изложить следующим образом. Нравственность – совокупность общечеловеческих ценностей, приобретаемыхчеловеком в ходе своего развития и направленных на реализацию собственных потребностей.

С чем связан такой детальный подход к определению морали и общественной нравственности среди специалистов-правоведов? Вероятно, ответ заключается в том, что правильное определение предмета исследования предоставляет возможность точно определить и юридическую природу конкретного преступления. Без адекватного понимания объектапреступления[1]невозможно правильное размещение норм, предусматривающих уголовную ответственность за различные преступления в соответствующих главах Уголовного кодекса.

В контексте нашего исследования все посягательства на общественную нравственность можно подразделить на такие виды, как: а) аморальный проступок; б) административное правонарушение; в) преступление. Они различаются между собой по тяжести нарушений общественных отношений, являющихся содержанием общественной нравственности. Тяжесть таких нарушений зависит от многих объективных и субъективных факторов: специфики нарушаемых отношений общения между людьми, серьезности последствий, способа, места, времени нарушения, формы вины, характера мотивов и целей, личности нарушителя и т.п. Критерий для разграничения посягательств на общественную нравственность усматривается также в содержании, особенностях и видах нарушаемых социальных норм, регулирующих и охраняющих общественную нравственность. В основу разграничения анализируемых посягательств положен и характер применяемых санкций, то есть характер ответственности виновных. Такая ответственность может быть различной – моральной, общественной, юридической. В данном разделе работы мы остановимся на такой разновидности юридической ответственности, как уголовная ответственность.

Преступления против общественной нравственности относятся к достаточно серьезным противоправным действиям, так как за них, как известно, предусмотрена уголовная ответственность. Согласно точке зрения, изложенной в работах известных правоведов, Н.Д. Дурманова, Б.В. Здравомыслова, Н.Г. Александрова, С.Ф. Кечекьяна, В.А. Власова, и др., преступления против нравственности представляют собой качественно особый вид общественно опасных правонарушений, посягающих на условия существования общества. Такое утверждение основывается на том, что существенным и основным материальным признаком преступлений является их общественная опасность. А.Н.Игнатов и Ю.А.Красиков связывают это со способностью причинить вред общественным отношениям. При этом, по их мнению, она выступает объективным свойством, которое позволит оценить поведение человека с позиции определенной социальной группы. Общественная опасность как признак свойственна любому правонарушению, а ее степень, носит различный характер. [84]

Общественная опасность, отмечают специалисты,– это критерий, с помощью которого законодатель дифференцирует деликты на преступления, административные и гражданско-правовые деликты, дисциплинарные проступки.[84] Это значит, что то или иное действие (или бездействие), формально содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, в силу их малозначительности может квалифицироваться как «не представляющее общественной опасности». В настоящее время в новом Уголовном кодексе РК появился такой институт как уголовный проступок. Законодатель отнес к категории проступка деяние, которое представляет собой преступление небольшой общественной опасности.

В отдельных исследованиях, утверждается, что уголовная противоправность не является признаком преступления.[26] Уголовная противоправность – это запрещенность преступления соответствующей уголовно-правовой нормой под угрозой применения к виновному наказания. Противоправность является юридическим выражением материальной характеристики общественного свойства преступления. Не может считаться преступлением общественно опасное деяние, не предусмотренное уголовным законом, либо деяние, формально подпадающее под признаки соответствующей статьи Уголовного кодекса, но в силу ряда обстоятельств лишенное общественно опасного характера. Таким образом, закон прямо признает наличие признака общественной опасности у преступлений и отсутствие его в деяниях противоправных, но малозначительных, составляющих суть проступков. К подобным малозначительным деяниям причисляются проступки всех видов, которые хотя и имеют формальное сходство с преступлениями, но по закону не относятся к их числу, ибо лишены такого признака, как общественная опасность.[49]

Понятно, что административные проступки, невзирая на свою малозначительность, в той или иной мере также вредны для общества. Но в отличие от тяжких преступлений причиняемый ими вред не достигает того уровня общественной опасности, который употребляется в уголовном кодексе. Проступки не таят в себе общественной опасности, как известно, не в силу ее меньшей степени, а в связи с тем, что они наделены определенным социальным и правовым качественным отличием. Они по своему объективному содержанию не заключают в себе опасности для общества в целом. Однако отсутствие общественной опасности не означает отсутствия общественной вредности. Поэтому разделение деяний на преступления и проступки представляется верным. Сложность будет заключаться, на наш взгляд, в определении именно той общественной вредности, которая станет признаком состава уголовного правонарушения. Однако при этом следует продолжить реформу в части определения наносимого вреда деяниями.

Общественная опасность преступлений предполагает явную, серьезную опасность, касающуюся всего общества, самих условий его существования. Именно такими являются преступления против общественной нравственности. Уже само слово «опасный» выражает особое качество действия, которое содержит в себе большую разрушительную и опасную для окружающей среды силу. Такую силу для общественной нравственности представляют не все виды ее нарушения, а только те преступления, которые всегда являются общественно опасными.

Юридическим выражением общественной опасности преступлений против общественной нравственности является их уголовная противоправность. Уголовно-правовые нормы охраняют наиболее важные отношения социального общения. Они устанавливаются исключительно высшими органами государственной власти. Этим самым законодатель подчеркивает особую природу преступления. За преступные посягательства на общественную нравственность установлен наиболее суровый вид юридической ответственности – уголовная ответственность. Она характеризуется наиболее жесткими мерами государственного принуждения, которые воздействуют, как правило, непосредственно на личность преступника.

Наличие в действующем законодательстве уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против общественной нравственности вызвано важностью тех общественных отношений, которым эти посягательства причиняют ущерб, и необходимостью вести борьбу с ними путем уголовной репрессии. Отсюда следует вывод, что уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за посягательства на общественную нравственность, в настоящее время социально обусловлены.

К жизненно важным интересам относятся потребности людей, удовлетворение которых обеспечивает существование и создает возможности для всестороннего развития личности, формирования такого общества и государства, для которых человек и гражданин являются высшей ценностью, как об этом сказано в Основном законе – Конституции.

Важным, на наш взгляд, является изучение содержания общественного отношения. Речь идет о нормативной составляющей отношений, возникающих в сфере нравственности. Тем более, что общественные отношения являются объектом преступного посягательства. При этом отметим, что проблемы объекта преступного посягательства на преступления в сфере нравственности рассматриваются в самостоятельном разделе. Здесь же нами исследуется вопрос с позиций правового регулирования нравственно-этической сферы. Существуют различные мнения относительно внутренней структуры общественных отношений как объекта преступления. Мы разделяем позицию,согласно которой общественное отношение состоит из следующих элементов: 1) носители (субъекты) отношения; 2) предмет, по поводу которого существуют отношения, или, иначе говоря, факторы, опосредующие возникновение и существование такой взаимосвязи; 3) общественно значимая деятельность (социальная связь) как содержание отношений[2].

В юридической литературе общепризнанно, что в состав любого общественного отношения входят его субъекты (участники отношения). Бессубъектных отношений в реальной действительности не существует. Если нет участников отношения, то не существует и самого отношения, которое всегда представляет собой определенную социальную связь между его участниками. Сформулированный тезис обязывает выявить участников указанных отношений и классифицировать их. Субъектами рассматриваемых общественных отношений являются, с одной стороны, общество в лице государства и его органов, а с другой – граждане, на которых возложены определенные обязанности по соблюдению правил социального поведения, социального общения. В число отношений, составляющих структуру социального общения, по мнению И.Н. Даньшина, исследовавшего уголовно-правовую охрану общественного порядка, следует включать отношения по поводу:

нормального состояния социального общежития, т.е. обстоятельств, обеспечивающих согласованные действия индивидов друг к другу, к социальным группам и всему обществу в целом, а также обстановку общественного спокойствия;

разумного удовлетворения различных жизненных потребностей способами и в формах, одобряемых государством и обществом;

надлежащего поведения граждан в общественных местах, в процессе труда, отдыха, в быту и иных взаимоотношениях граждан между собой;

уважения к чести, достоинству граждан, к труду и его результатам, к нравственным и культурным ценностям.[25, c.143; 68]

Социальная связь между субъектами общественных отношений основывается на взаимодействии между ними, основанном на строгом выполнении правовых норм, которые устанавливаются одним из этих субъектов – государством. Социальная связь в отношениях в сфере общественной нравственности представляет собой определенный защитный механизм интересов общества и граждан от аморальных, административно наказуемых и уголовно наказуемых деяний. Разрушительные, поражающие их свойства вызывают необходимость особой деятельности по предупреждению и устранению возможности причинения вреда этими деяниями.

Механизм преступного посягательства на охраняемые законом общественные отношения, в сфере общественной нравственности, заключается в том, что один из названных субъектов (гражданин) не исполняет или ненадлежащим образом исполняет установленные для него обязанности по соблюдению общепринятых правил нравственного поведения. Тем самым он разрывает охраняемую законом социальную связь, исключает себя из сферы охраняемых уголовным законом отношений. Именно путем посягательства на этот защитный механизм, эту социальную связь и причиняется ущерб отношениям в сфере общественной нравственности. При этом отметим, что в литературе по педагогике, социологии, психологии используется категория духовно-нравственного здоровья личности. Последняя неразрывно связана с развитием индивида в обществе, с его включенностью в процесс социализации и адаптации. Поэтому при совершении посягательств на общественную нравственность нарушается налаженность нормальной нравственной жизнедеятельности общества, происходит дезорганизация его объективной стороны – нравственных отношений – и в то же время причиняется определенный вред его индивидуальному сознанию, душевному состоянию людей как субъектов общественных отношений. Это может касаться как одного индивида, так и небольшой группы людей и более широкой пространственной сферы (например, микрорайона или отдельной местности). Например, при совершении разрушения памятников истории и культуры, массовом уничтожении и повреждении мест захоронения.

Уголовный закон, карая за преступления против морали, имеет в виду не только нравственность и духовность, но и личность граждан, их здоровье, собственность и некоторые другие общественные отношения. Это связано с тем, что к общественным отношениям, которые занимают основное место в структуре нравственного социального общения, близко примыкают и те отношения, которые обеспечивают: физическую неприкосновенность личности, здоровье, сохранность имущества. Поэтому многие исследователи стали рассматривать в качестве объекта преступного посягательства рассматриваемой группы преступлений не только общественную нравственность, но честь и достоинство личности, безопасность здоровья, собственность. Фактически наблюдается процесс расширения основного объекта путем включения в него ряда дополнительных объектов преступного посягательства. Это может свидетельствовать об обширности нарушаемых общественные отношения преступлений против нравственности. Это важный и существенный момент, который будет исследован нами ниже. Но ясно одно, что данное обстоятельство способствует уяснению сущности этой группы преступлений.

В целом же преступное посягательство на общественную нравственность можно определить как общественно опасные, противоправные, умышленные нарушения правовых и неюридических правил поведения в области социального общения людей, которые причиняют вред или создают угрозу причинения вреда сложившимся этическим отношениям в обществе, а также личности, физическому и духовному здоровью человека, нравственному развитию граждан и культурному наследию страны.

Подводя итог, следует подчеркнуть, что право в совокупности всех своих проявлений и институтов представляет собой качественно своеобразное и уникальное явление, несводимое к властно-официальной форме закона. Такой подход позволяет определить право как форму свободы и равенства, как источник и критерий справедливости.

Такая теоретическая позиция напрямую связывает в праве юридическое и моральное, поскольку предполагает, что морально-правовая по своей конструкции категория справедливости лежит в основе «абстрактного определения права».[22] Ведь справедливость требует, чтобы правовая норма была согласована с моральными представлениями о добром, законном, правильном. Конечно, проблема соотношения морали и права не сводится к постановке вопроса об отражении нормами права моральных установок общества. Эта проблема включает и объективно определяющие природу права его этико-аксиологические основания, и стабилизирующие – через права человека, например, воздействие права на мораль, и конфликтообразующее совпадение-несовпадение моральных и правовых ценностей, и т.п.

Представляется, что естественно-правовое мировоззрение, признающее несовпадение права и закона, дает плодотворные возможности обсуждения этих проблем. Во-первых, эта позиция дает возможность рассмотреть соотношение морали и права максимально полно. В данном аспекте можно учесть не только нормативные, но и неразрывно связанные с ними ненормативные, в частности ценностные, проявления исследуемых регуляторов. Во-вторых, в этом подходе право (как мораль) может анализироваться как развивающаяся по своим (а не навязанным извне, например, государственно-властными институтами) законам общественная система, которая впитывает в себя объективные закономерности социума.

Выводы

1. Нравственность – совокупность общечеловеческих ценностей, приобретаемых в ходе своего развития человеком и направленных на реализацию собственных потребностей.

2.Преступления против общественной нравственности –это общественно опасные, противоправные, умышленные нарушения правовых и неюридических правил поведения в области социального общения людей, которые причиняют вред или создают угрозу причинения вреда сложившимся этическим отношениям в обществе, а также личности, физическому и духовному здоровью человека, нравственному развитию граждан.


Вопросы взаимосвязи права и нравственности неоднократно ставились в отечественной и зарубежной литературе, тем не менее, темпы изменения условий жизни людей, степень эволюции нравственных, правовых и иных ценностей настолько высоки, что в цивилистике возникает острая необходимость в углублении знаний в этой сфере.

Ключевые слова: нравственность, гражданское право, разумность, добросовестность, честь, достоинство, свобода, нравственные ценности, правила нравственности, моральная категория

Questions of interrelation of the right and morals were repeatedly raised in the national and foreign literature, nevertheless, rates of change of living conditions of people, degree of transformation of moral, legal and other values are so high that the representatives of jurisprudence have necesserity to study this sphere.

Keywords: morals, civil law, rationality, conscientiousness, honour, advantage, freedom, moral values, morals rules, moral category

Гармония нравственности и права обусловлена диалектическим переходом нравственного сознания в правовое поле. Этическая концепция права в наиболее полном виде обосновывается именно в сфере гражданских правоотношений [1]. Право и нравственность — две идеи, наиболее полно выражающие самое важное, самое нужное для возведения прочных основ человеческого общежития [2].

Этические основы в гражданском праве наиболее ярко проявляется в осуществлении субъективныхгражданских прав. Так этические основы осуществления гражданских прав выражаются в следующих направлениях:

Первое. Одним из важнейших аспектов этических основ осуществления гражданских прав является его соответствия нравственным нормам общества. Так как нравы всегда тесно связаны с моральными нормами общества. Под «нравами» понимаются обычаи, общественные привычки людей, закрепляющей, как фактически ведут себя члены большой или малой социальной группы, что они себе разрешают или запрещают [3]; внутренние, духовные качества, которыми руководствуется человек, этические нормы; правила поведения, определяемые этими качествами [4]; совокупность нравственных устоев общества, включающая в себя общественную мораль, правила приличия, общественную идеологию, существующие в данном конкретном обществе, признаваемые большинством ее членов и фактически реализуемые [5].

Согласно гражданскому законодательству гражданам и юридическим лицам возлагается обязанность уважать моральных принципов и нравственных норм общества при осуществлении своих прав (ст.9 ГК). Кроме того одним из условия признания сделок недействительность является его совершения с целью, заведомо противной основам нравственности (ст.116 ГК). Также в ГК предусматривается норма, согласно котором, если действия причинителя не нарушают нравственные принципы общества, то в возмещении вреда может быть отказано (ст.985). Отсюда следует, что гражданское законодательство четко закрепляет важность соблюдения нравственных норм общества при осуществлении гражданами своих прав.

В Гражданском кодексе зарубежных стран, в частности, Франции 1804 года содержится статья 6, которая гласит, что «нельзя нарушать частными соглашениями законы, затрагивающие общественный порядок и добрые нравы». Категория «добрые нравы» пронизывает и другие статьи Французского гражданского кодекса, такие как ст. 900, 1131, 1133, 1172, 1387. Безнравственные договоры признаются недействительными на основании ст. 6 ГК. Судья во Франции определяет безнравственность того или иного действия в соответствии со своим собственным осознанием общественных явлений. Так безнравственных договоров соглашения, предназначенные для функционирования домов терпимости, игорных домов, так же как и займов, имеющих целью способствовать адюльтеру, либо предоставление игорными домами денег взаймы, чтобы помочь игроку возобновить свои ставки. Таким образом, под добрыми нравами во французском законодательстве и цивилистической доктрине понимается санкционированная законодателем, но не формализованная совокупность моральных норм [6].

Второе. Еще одним проявлением этических основ в процесс осуществления гражданских прав является его соответствия принципам добросовестности. Добросовестность содержит такие элементы, как: знание о другом, о его интересах; знание, связанное с известным доброжелательством; элемент доверия, уверенность, что нравственные основы оборота принимаются во внимание [7]; честность в отношениях между людьми, оправдать то доверие, без которого невозможно совершение гражданских сделок, борьба с прямым или косвенным обманом, с использованием чужого заблуждения или непонимания [8];

Так ст.5 ГК в качестве одним из основ применения аналогии права указывает на соблюдения требований добросовестности, разумности и справедливости при определении права и обязанности сторон. Более того согласно ст.9 ГК предполагается добросовестность, разумность и справедливость действий участников гражданских правоотношений. Значить добросовестность, разумность и справедливость является безусловной обязанностью граждан при осуществлении принадлежащих им прав.

Следует отметить, что понятие добросовестности не является новеллой для многих стран и давно закреплено в их законодательстве. Так, Единообразный торговый кодекс США дает нормативное понятие добросовестности, определяя ее как фактическую честность в поведении или по сделке. В ст. 2–103 уточняется, что добросовестность применительно к коммерсанту означает фактическую честность и соблюдение разумных коммерческих критериев честного ведения торговых дел [9].

Третье. Разумность является неотъемлемой частью этических основ осуществление гражданских прав, которая, не подменяя собой нормы гражданского законодательства, направляют действия участников гражданско-правовых отношений. Разумность — это осознание необходимости определенного поведения. Являясь юридической характеристикой действий, разумность указывают на определенную модель правомерного поведения субъекта гражданского правоотношения [10]. Разумность представляет собой требование субъекта иметь определенный опыт ведения дел, что наиболее ясно проявляется в правовом регулировании договоров, где учет взаимных интересов сторон является важным составляющим. Как было отмечено выше, Гражданский кодекс Узбекистана предусматривает разумность в качестве важнейшего элемента аналогии права и презумпции в осуществлении гражданских прав.

Четвертое. Этические основы гражданского права в современном цивилистике также приобретают внешнюю форму выражения в виде справедливости.

Справедливость является общеправовым принципом и относится к праву в целом и имеет фундаментальное значение. Справедливость в гражданском праве призван восстановить баланс интересов участников гражданских правоотношений с учетом общественных и государственных интересов [5, c. 12].

Понятие справедливости как сложное нравственно-правовое явление, выражается в нескольких различных формах. Во-первых, определяется как чувство, отражающее действительное положение человека в обществе. Во-вторых, справедливость определяется как идея. В-третьих, чаще всего справедливость рассматривается как оценочная категория, имеющая этико-юридический аспекты, как общеправовой принцип [11].

Так в Японии нарушение принципа справедливости, например: сговор с целью совершения преступления или иного незаконного действия; договоры, заключение которых является компенсацией за несовершение незаконных действий считаются недействительными (ст. 132 ГК Японии) [6, c. 158].

В целом можно отметить, что все составляющие этических основ осуществления гражданских прав тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены; представляют собой единую систему этико-правовых принципов; оказывают направляющее действие на поведений субъектов гражданского права; воздействуют на весь систему гражданско-правовых норм; обеспечивает их непротиворечивость и согласованность; имеют существенное значение в применение аналогии права. Также в будущем для обеспечения единого применения данных принципов гражданского права необходимо разработать методологический документ, содержащей основные критерии применении данных принципов в гражданско-правовой правоприменительной практике.

  1. Хамидуллина Ф.И. Этическая концепция гражданского права // Ученые записки Казанского университета. – 2013. – №155/4. – С.184-185.
  2. Хамидуллина Ф.И. Право и нравственность в парадигме современной цивилистики // Ученые записки Казанского университета.– 2016. – №158/2. – С.461.
  3. Философский словарь / под ред. И.Т.Фролова. – М.: Республика, 2001. – С.384.
  4. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. - М.: Оникс, 2008. – 736 с.
  5. Угурчиева Х.О. «Основы нравственности» как оценочная категория гражданского права России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Казань, 2014. – С.9.
  6. Щенникова Л.В., Быкова М.О. Категория «добрые нравы» в гражданском законодательстве и цивилистической доктрине зарубежных стран // Вестник Пермского Университета. – 2011. – №2(12). – С.154.
  7. Новицкий И.В. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. – 2006. – №1.
  8. Агарков М.М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве // Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. – М., 2002. Т. 2. – С. 375-376.
  9. Сулейменов М.К. Применение принципа добросовестности в отраслях частного и публичного права // Право и государство. – 2015. – №2(67). – С.32.
  10. Василенко Е.В. Категории «добросовестность» и «разумность» в гражданском праве: вопросы соотношения: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Краснодар, 2012. – С.11.
  11. Кондратюк Д.Л. Нравственно-правовые принципы в гражданском праве России :На примере справедливости, гуманизма, разумности и добросовестности: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2006. – С.9.

Основные термины (генерируются автоматически): гражданское законодательство, нравственная норма общества, разумность, этическая основа осуществления, добросовестность, норма, общеправовой принцип, осуществление, справедливость, фактическая честность.


За решение проблемы соотношения норм права и нравственности, составляющих сферы права и нравственности, брались многие ученые. Представляется, что всем этим исследованиям недоставало точности, а научные дискуссии сводились, по сути, к отрицанию одних индивидуальных миросозерцаний и предложению других[1]. Сложность вопроса была обусловлена помимо всего прочего еще и отсутствием единого подхода к пониманию категорий права и нравственности. Как видится, в данном вопросе для целей критики совсем не обязательно обращаться к этическим вопросам о разграничении морали и нравственности и т. п.[2]Очевидно, что признать ту или иную теорию неверной можно, найдя противоречие внутри нее самой. Попытаемся произвести это в общем виде в этой короткой заметке и предложить свое понимание соотношения норм права и нравственности.

При поиске ответа на вопрос о связи норм права и нравственности, ученые за основу рассуждений берут, как правило, нормы уголовного права. В литературе часто утверждается, что всякое преступление является безнравственным [7], т. е. всякое преступление с необходимостью нарушает нормы нравственности[3]. Встречаются и менее категоричные утверждения[4].

Представляется допустимым обобщить схожие позиции ученых для целей дальнейшей критики. Тогда оспариваемая позиция может быть выражена следующим образом: «существуют нормы нравственности, одновременно являющиеся нормами [уголовного] права».

Но уже само по себе утверждение (необходимая посылка) о том, что уголовное право содержит нормы нравственности, далеко от логического совершенства.

Для целей дальнейшего анализа будем понимать уголовное право исключительно как отрасль права. Следовательно, утверждение о том, что уголовное право может содержать нормы нравственности, неминуемо должно привести нас к тому, что право в целом может содержать нормы нравственности. Но данный вывод представляется ошибочным.

В общей теории права определение права выводится на основании противопоставления норм права нормам нравственности. Так, например, утверждается, что нормы нравственности, в отличие от норм права, не обладают силой государственного принуждения. И хотя отличие норм права от норм нравственности в науке до сих пор не очевидно, и даже такой признак, как обеспеченность нормы права силой государственного принуждения, спорен (обычно указывают на нормы международного права как на необеспеченные государственным принуждением), правоведы все же склонны утверждать, что между нормами права и нравственности, безусловно, есть различие [4]. В данном вопросе, пожалуй, следует согласиться с более общей формулировкой: «в отличие от нравственности, право есть начало принудительное» [6].

Право и нравственность — понятия, относящиеся к одному классу — классу регуляторов общественных отношений.

Презюмируя верность проведения различия между нормами права и нормами нравственности, применим правила логики о делении. Если данная классификация верна (мы условились, что она верна), то правила логики о делении должны соблюдаться. Деление должно производиться таким образом, чтобы объемы членов деления не имели общих элементов [1]. Иными словами, объекты, относящиеся к одному виду (нормы права, относящиеся к праву), не должны пересекаться с объектами, относящимися к другому виду (нормы нравственности, относящиеся к нравственности). В противном случае деление неверно. Рассматриваемое деление не соответствует логическим правилам, т. к. в нем один и тот же объект может относиться и к праву, и к нравственности. Значит, у права и нравственности не может быть общих норм, т. е. право и нравственность не имеют точек соприкосновения.

В дополнение к этому следует внимательнее взглянуть на оспариваемое утверждение: «существуют нормы нравственности, одновременно являющиеся нормами уголовного права».

На кругах Эйлера (где круг — право/нравственность, а площадь внутри него — совокупность норм права/нравственности) оно может выглядеть следующим образом:

1. Нравственность и право полностью совпадают.


2. Право шире нравственности (нравственность включена в право).


3. Нравственность шире права (право включено в нравственность).


4. Область нравственности и область права пересекаются.


Рассмотрим четвертую схему подробнее и осуществим reductioadabsurdum. Заштрихованную область следует понимать следующим образом: некоторые нормы права тождественны некоторым нормам нравственности. Утверждая, что право содержит некоторые нормы нравственности, мы утверждаем, что некоторые нормы нравственности обеспечены силой государственного принуждения (эта мысль настолько привычна и настолько устоявшаяся в литературе, что не кажется абсурдной). Но не следует забывать и об обратном: нравственность содержит некоторые нормы права, следовательно, некоторые нормы права не обеспечены силой внешнего принуждения. Этот вывод следует из построенной схемы, но он абсурден. То же относится к остальным трем схемам, т. к. во всех этих схемах имеется область нравственности, содержащая нормы права. Значит, у права и нравственности не может быть общих норм.

Это утверждение, впрочем, не новое для юридической литературы[5], слишком категорично и в связи этим требует следующего уточнения. В данном государстве норма права может быть текстуально идентична норме нравственности, существующей на определенном этапе общественного развития. Этот этап, однако, по времени существования не совпадает с этапом общественного развития, на котором существует данная норма права. Иными словами, когда норма нравственности начинает обеспечиваться силой внешнего принуждения, она перестает существовать как норма нравственности и становится нормой права на данном этапе общественного развития. Существование в одно время нормы права и текстуально идентичной ей нормы нравственности в одном государстве с точки зрения логики невозможно.

Можно смоделировать следующие ситуации:

  1. Появление нормы нравственности предшествовало появлению нормы права (норма права «выросла» из нормы нравственности). Норма нравственности была обеспечена силой внешнего принуждения, перестав быть нормой нравственности и превратившись в норму права.
  2. Появление нормы права предшествовало появлению нормы нравственности. Это возможно, если норма права со временем сделала какой-либо поступок в общественном сознании безнравственным и утратила силу. Таким образом, возможен обратный переход нормы права в категорию нормы нравственности, если она перестает обеспечиваться силой вешнего принуждения.

Принимая во внимание очевидный факт существования множества национальных правопорядков, нельзя не прийти к выводу, что возможна ситуация, при которой на определенном этапе общественного развития одна и та же текстуальная формулировка социальной нормы может лежать в одном государстве в основе нормы права, а в другом — в основе нормы нравственности. Тогда существование в одно время нормы права и текстуально идентичной ей нормы нравственности возможно, но на территориях разных государств.

На основании вышеизложенного можно сделать следующий общий вывод: существование в одно время на территории одного государства нормы права и текстуально идентичной ей нормы нравственности с точки зрения логики невозможно, а значит право и нравственность на территории одного государства в один и тот же период времени не могут иметь точек соприкосновения.

  1. Ивлев Ю. В. Логика для юристов: учебник. — М., 2011.
  2. Кельзен Г. Чистое учение о праве. Сб. пер. Вып. 1. М.: АН СССР ИНИОН, 1987, Перевод C. B. Лёзова, Ю. С. Пивоварова, Отв. ред. В. Н. Кудрявцев, Н. Н. Разумович.
  3. Комиссарова В. С., д.ю.н., Крылова Н. Е., д.ю.н., Тяжкова И. М.. Учебник для вузов — М., 2012.
  4. Петражицкий Л. И. Введение в изучение права и нравственности: Эмоциональная психология — М., 2011.
  5. Соловьев В. С. Оправдание добра / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, Алгоритм, 2012.
  6. Чичерин Б. Н. Философия права. Изд. 2-е, испр. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2011.
  7. См., например, Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для вузов / Под ред. д.ю.н. В. С. Комиссарова, д.ю.н. Н..Е. Крыловой, д.ю.н. И. М. Тяжковой — М., 2012 — с.191 (Глава VII, автор главы — Кузнецова Н. Ф.)

[1] Наиболее строгой, объективной и логически выверенной среди существующих теорий представляется позиция Г.Кельзена, исходившего из недопустимости признания права по своей природе моральным (и соответственно, недопустимости отождествления норм права и морали) ввиду релятивности морали. (Кельзен Г. Чистое учение о праве. Сб. пер. Вып. 1. М.: АН СССР ИНИОН, 1987, Перевод C. B. Лёзова, Ю. С. Пивоварова, Отв. ред. В. Н. Кудрявцев, Н. Н. Разумович, с.47–51)

[2] Единственным необходимым допущением в данном случае является лишь понимание норм нравственности как элементов коллективного сознания, носящих надындивидуальный характер. Данное допущение, впрочем, делалось всеми учеными, занимавшимися вопросом соотношения норм права и нравственности. Действительно, только такое допущение делает явления права и нравственности однопорядковыми, а значит сравнимыми.

[3] Уже на этом этапе закрадываются сомнения в том, всегда ли законодатель криминализирует лишь безнравственные поступки. Или наоборот, всегда ли криминализация деяния, которое до криминализации не считалось безнравственным, со временем делает данное деяние безнравственным в общественном сознании.

[4] Такое мы находим, например, у В. С. Соловьева: «Отсюда не следует, конечно, чтобы сферы права и нравственности совпадали одна с другою и чтобы можно было смешивать этические и юридические понятия. Неоспоримо только то, что между этими двумя областями есть положительное и тесное, внутреннее отношение, не позволяющее отрицать одну из них во имя другой». И далее: «…право есть низший предел или определенный минимум нравственности». (Соловьев В. С. Оправдание добра / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, Алгоритм, 2012, с. 521 и с.523 соответственно)

[5] Например, Б. Н. Чичерин, несколько иначе обосновывая свою позицию, пришел к выводу, что «вытекающие из общежития юридические законы независимы от нравственных, так же как и физические законы независимы от человека» (Чичерин Б. Н., указ. соч., с. 90)

Основные термины (генерируются автоматически): норма нравственности, нравственность, норма, государственное принуждение, общественное развитие, внешнее принуждение, сила, время нормы, зрение логики, норма уголовного.

Похожие статьи

Нравственные основы общества в правовом государстве

норма нравственности, нравственность, норма, общественное развитие, государственное принуждение, внешнее принуждение, сила, норма уголовного, зрение логики.

Социальные нормы в системе государственного управления.

норма нравственности, нравственность, норма, общественное развитие, государственное принуждение, внешнее принуждение, сила, норма уголовного, зрение логики.

Нравственные основы некоторых норм Уголовного кодекса.

Соотношение норм нравственности и уголовно-правовых характеризуется единством в сущности и взаимодействием. Единство не исключает противоречий между уголовным правом и нравственностью по некоторым вопросам.

Санкционированность и социальная обусловленность.

государственное принуждение, Правовое принуждение, субъект, принуждение, норма, государство, государственная власть, общественный порядок, правовое регулирование, мера принуждения.

Уголовно-правовая норма в Российской Федерации: понятие.

В статье рассмотрены вопросы, связанные с содержанием понятия уголовно-правовой нормы, соотношением статьи уголовного кодекса РФ и уголовно-правовой нормы. Приводятся точки зрения юристов-исследователей на структуру уголовно-правовой нормы.

Социальные нормы в системе ориентиров человеческой практики

Выявление четких законов общественного развития и человеческого поведения, истинное их познание может, по их мнению, больше принести. Социальные нормы в системе государственного управления.

Роль нравственного воспитания в формировании всесторонне.

На каждом этапе обучения ребенка доминирует своя сторона воспитания. В воспитании младших школьников, считает Ю. К. Бабанский, такой стороной будет нравственное воспитание: дети овладевают простыми нормами нравственности.

Проблема разграничения понятий «общественная безопасность».

общественную нравственность, общепринятые нормы поведения, правила общежития, неприкосновенность чести и достоинства граждан.

Нравственное воспитание: понятие, сущность, задачи

Ключевые слова: нравственное воспитание, личность человека, нравственность. Огромная роль нравственности в развитии и формировании полноценной

Целью нравственного воспитания является развитие стойкой системы нравственных убеждений и моральных норм.

28. Нравственность – право, государство. Концепция правового государства.

Сегодня весьма актуальны вопросы государственно-правового обеспечения и нравственного оправдания применения принуждения в национальных интересах, для поддержания как общественного порядка, так и правопорядка. В истории можно найти немало примеров, когда под прикрытием благих целей обеспечения безопасности граждан и поддержания мира совершались жестокие преступления против человечества, нарушались общепринятые нравственные нормы. Соотношение государства, права и нравственности является одной из острых проблем современной юридической науки и общественно-политической практики.

Исходя из этого сложились два подхода. Первый — этатический — исходит из приоритета государства над правом и рассматривает право как продукт и следствие государственной деятельности. Право и все иные общественные блага находится в подчинении государству. Согласно этому подходу право – это совокупность правовых норм, издаваемых государством, закрепляя интересы власти.

Второй подход утвердился на основе естественно-правовых доктрин. Праву принадлежит безусловный приоритет по сравнению с государством. Право возникает до образования государства, старше его; никакое государство и никакая власть не есть первоначальный источник права. Такая трактовка проблем соотношения государства и права является ядром для утверждения в политической и государственной практике идеи господства права.

Сегодня сложился и третий подход - интегративный, согласно которому соотношение государства и права носит характер сложной двусторонней взаимосвязи и зависимости: «Государство находит в праве порядок, а право в государстве утверждает государственную власть » .

Соотношение государства и права проявляется в том, что государство не порождает права, не производит его, является, с одной стороны, зависимой, подчиненной ему силой, а с другой — мощным средством, поддерживающим и усиливающим мощь права, его потенциал в общественной системе. Государство использует право в качестве средства управления общественными процессами, но лишь в той мере, в какой само право ему это «позволяет » . Право как социальное явление и важнейший институт современного общества оказывает огромное влияние на жизнь людей; без него ни одно государство не может функционировать и распространять свою власть на граждан. Вместе с тем в основе происхождения и действия государства и права лежат не только сугубо экономические и социальные причины, но и этнические, духовные, нравственные и многие иные жизненные обстоятельства. На функционирование государства и права влияют различного рода интересы, потребности, идеи, побуждения, мотивы, ценности, порождаемые и отражаемые общественной жизнью, волей людей.

Традиционно особое место в жизни государства принадлежит праву и нравственности — важнейшим социальным регуляторам, включенных в систему общественных отношений, целенаправленно воздействующих на государство и государственную власть. И это не случайно: право и нравственность — важнейшие элементы культуры, всегда выступающие в тесном взаимодействии, характер которых устанавливается конкретными историческими условиями жизнедеятельности общества и государства. Государство и право в основе имеют социальную природу; воспринимают ценности, накопленные обществом в других социальных нормах. На функционирование государства и формирование права большое влияние оказывает нравственность, которая включает в себя совокупность моральных требований, воспринимаемых человеком добровольно, через его убеждения и воспитание. Поэтому некоторые правоведы определяют право через этику, и не может быть права, к которому не применялись бы моральные оценки, прежде всего с позиций добра, зла, справедливости, честности и т.д.

В современной литературе наиболее распространены социально-регулятивный и ценностно-этический подходы к анализу соотношения права и нравственности. Согласно социально-регулятивному подходу взаимодействие права и нравственности основывается на их способности регулировать общественные отношения путем определения границ возможного и должного поведения. Сторонники же ценностно-этического подхода возражают против представлений о нравственности лишь как о регуляторе общественных отношений. Нравственность воспринимается ими как важнейшая общечеловеческая ценность, которая наряду с правом впитала в себя представления многих поколений людей о добре и зле, долге и чести, совести и справедливости.

Право и нравственность обладают общим объектом регулирования: они действуют в одних и тех же сферах общественной жизни; предъявляют к людям одни и те же требования (не совершать правонарушений, помогать ближнему, жить по принципам справедливости и добра, соблюдать закон и т.д.). Сходство права и нравственности подтверждается наличием в праве естественных, нравственно-гуманистических начал. Но право и нравственность отличаются: право определяет свободу действий человека (определяя границы возможного и должного поведения), оставаясь безразличным к внутренним мотивам человеческого поведения. Нравственность же не только очерчивает границы внешней свободы, но и требует определения мотивации человека.

Специалисты в области права понятие общественной нравственности рассматривают, прежде всего, в контексте определения объекта преступлений, посягающих на нее. Скажем, А.Б. Мельниченко отмечает, что общественная нравственность – это совокупность общественных отношений, обеспечивающих соблюдение норм и правил поведения, представлений о чести, долге, справедливости, добре и зле, сложившихся в обществе.[47]Другие известные специалисты-правоведы, например, Э.Ф. Побегайло считает, что общественная нравственность – это господствующая в обществе, выработанная населением система правил поведения (норм), идей, традиций, взглядов о справедливости, долге, чести, достоинстве.[62] А.В. Наумов также определяет общественную нравственность как объект преступлений – принципы и нормы поведения людей в обществе, выражающие представления о добре и зле, справедливости, общественном долге, гражданственности и т.п.[55, c.154-153] При этом общественная нравственность рассматривается в одном случае как система норм и правил поведения, идей, традиций, взглядов об общечеловеческих ценностях, в другом как совокупность общественных отношений, обеспечивающих соблюдение норм и правил поведения. Особых различий как в первом, так и во втором случае не видно.

Все вышеперечисленные категории: честь, долг, справедливость, добро охватываются одним понятием – общечеловеческие ценности. Поэтому, на наш взгляд, применительно к рассматриваемой группе преступлений понятие нравственности следует изложить следующим образом. Нравственность – совокупность общечеловеческих ценностей, приобретаемыхчеловеком в ходе своего развития и направленных на реализацию собственных потребностей.

С чем связан такой детальный подход к определению морали и общественной нравственности среди специалистов-правоведов? Вероятно, ответ заключается в том, что правильное определение предмета исследования предоставляет возможность точно определить и юридическую природу конкретного преступления. Без адекватного понимания объектапреступления[1]невозможно правильное размещение норм, предусматривающих уголовную ответственность за различные преступления в соответствующих главах Уголовного кодекса.

В контексте нашего исследования все посягательства на общественную нравственность можно подразделить на такие виды, как: а) аморальный проступок; б) административное правонарушение; в) преступление. Они различаются между собой по тяжести нарушений общественных отношений, являющихся содержанием общественной нравственности. Тяжесть таких нарушений зависит от многих объективных и субъективных факторов: специфики нарушаемых отношений общения между людьми, серьезности последствий, способа, места, времени нарушения, формы вины, характера мотивов и целей, личности нарушителя и т.п. Критерий для разграничения посягательств на общественную нравственность усматривается также в содержании, особенностях и видах нарушаемых социальных норм, регулирующих и охраняющих общественную нравственность. В основу разграничения анализируемых посягательств положен и характер применяемых санкций, то есть характер ответственности виновных. Такая ответственность может быть различной – моральной, общественной, юридической. В данном разделе работы мы остановимся на такой разновидности юридической ответственности, как уголовная ответственность.

Преступления против общественной нравственности относятся к достаточно серьезным противоправным действиям, так как за них, как известно, предусмотрена уголовная ответственность. Согласно точке зрения, изложенной в работах известных правоведов, Н.Д. Дурманова, Б.В. Здравомыслова, Н.Г. Александрова, С.Ф. Кечекьяна, В.А. Власова, и др., преступления против нравственности представляют собой качественно особый вид общественно опасных правонарушений, посягающих на условия существования общества. Такое утверждение основывается на том, что существенным и основным материальным признаком преступлений является их общественная опасность. А.Н.Игнатов и Ю.А.Красиков связывают это со способностью причинить вред общественным отношениям. При этом, по их мнению, она выступает объективным свойством, которое позволит оценить поведение человека с позиции определенной социальной группы. Общественная опасность как признак свойственна любому правонарушению, а ее степень, носит различный характер. [84]

Общественная опасность, отмечают специалисты,– это критерий, с помощью которого законодатель дифференцирует деликты на преступления, административные и гражданско-правовые деликты, дисциплинарные проступки.[84] Это значит, что то или иное действие (или бездействие), формально содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, в силу их малозначительности может квалифицироваться как «не представляющее общественной опасности». В настоящее время в новом Уголовном кодексе РК появился такой институт как уголовный проступок. Законодатель отнес к категории проступка деяние, которое представляет собой преступление небольшой общественной опасности.

В отдельных исследованиях, утверждается, что уголовная противоправность не является признаком преступления.[26] Уголовная противоправность – это запрещенность преступления соответствующей уголовно-правовой нормой под угрозой применения к виновному наказания. Противоправность является юридическим выражением материальной характеристики общественного свойства преступления. Не может считаться преступлением общественно опасное деяние, не предусмотренное уголовным законом, либо деяние, формально подпадающее под признаки соответствующей статьи Уголовного кодекса, но в силу ряда обстоятельств лишенное общественно опасного характера. Таким образом, закон прямо признает наличие признака общественной опасности у преступлений и отсутствие его в деяниях противоправных, но малозначительных, составляющих суть проступков. К подобным малозначительным деяниям причисляются проступки всех видов, которые хотя и имеют формальное сходство с преступлениями, но по закону не относятся к их числу, ибо лишены такого признака, как общественная опасность.[49]

Понятно, что административные проступки, невзирая на свою малозначительность, в той или иной мере также вредны для общества. Но в отличие от тяжких преступлений причиняемый ими вред не достигает того уровня общественной опасности, который употребляется в уголовном кодексе. Проступки не таят в себе общественной опасности, как известно, не в силу ее меньшей степени, а в связи с тем, что они наделены определенным социальным и правовым качественным отличием. Они по своему объективному содержанию не заключают в себе опасности для общества в целом. Однако отсутствие общественной опасности не означает отсутствия общественной вредности. Поэтому разделение деяний на преступления и проступки представляется верным. Сложность будет заключаться, на наш взгляд, в определении именно той общественной вредности, которая станет признаком состава уголовного правонарушения. Однако при этом следует продолжить реформу в части определения наносимого вреда деяниями.

Общественная опасность преступлений предполагает явную, серьезную опасность, касающуюся всего общества, самих условий его существования. Именно такими являются преступления против общественной нравственности. Уже само слово «опасный» выражает особое качество действия, которое содержит в себе большую разрушительную и опасную для окружающей среды силу. Такую силу для общественной нравственности представляют не все виды ее нарушения, а только те преступления, которые всегда являются общественно опасными.

Юридическим выражением общественной опасности преступлений против общественной нравственности является их уголовная противоправность. Уголовно-правовые нормы охраняют наиболее важные отношения социального общения. Они устанавливаются исключительно высшими органами государственной власти. Этим самым законодатель подчеркивает особую природу преступления. За преступные посягательства на общественную нравственность установлен наиболее суровый вид юридической ответственности – уголовная ответственность. Она характеризуется наиболее жесткими мерами государственного принуждения, которые воздействуют, как правило, непосредственно на личность преступника.

Наличие в действующем законодательстве уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против общественной нравственности вызвано важностью тех общественных отношений, которым эти посягательства причиняют ущерб, и необходимостью вести борьбу с ними путем уголовной репрессии. Отсюда следует вывод, что уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за посягательства на общественную нравственность, в настоящее время социально обусловлены.

К жизненно важным интересам относятся потребности людей, удовлетворение которых обеспечивает существование и создает возможности для всестороннего развития личности, формирования такого общества и государства, для которых человек и гражданин являются высшей ценностью, как об этом сказано в Основном законе – Конституции.

Важным, на наш взгляд, является изучение содержания общественного отношения. Речь идет о нормативной составляющей отношений, возникающих в сфере нравственности. Тем более, что общественные отношения являются объектом преступного посягательства. При этом отметим, что проблемы объекта преступного посягательства на преступления в сфере нравственности рассматриваются в самостоятельном разделе. Здесь же нами исследуется вопрос с позиций правового регулирования нравственно-этической сферы. Существуют различные мнения относительно внутренней структуры общественных отношений как объекта преступления. Мы разделяем позицию,согласно которой общественное отношение состоит из следующих элементов: 1) носители (субъекты) отношения; 2) предмет, по поводу которого существуют отношения, или, иначе говоря, факторы, опосредующие возникновение и существование такой взаимосвязи; 3) общественно значимая деятельность (социальная связь) как содержание отношений[2].

В юридической литературе общепризнанно, что в состав любого общественного отношения входят его субъекты (участники отношения). Бессубъектных отношений в реальной действительности не существует. Если нет участников отношения, то не существует и самого отношения, которое всегда представляет собой определенную социальную связь между его участниками. Сформулированный тезис обязывает выявить участников указанных отношений и классифицировать их. Субъектами рассматриваемых общественных отношений являются, с одной стороны, общество в лице государства и его органов, а с другой – граждане, на которых возложены определенные обязанности по соблюдению правил социального поведения, социального общения. В число отношений, составляющих структуру социального общения, по мнению И.Н. Даньшина, исследовавшего уголовно-правовую охрану общественного порядка, следует включать отношения по поводу:

нормального состояния социального общежития, т.е. обстоятельств, обеспечивающих согласованные действия индивидов друг к другу, к социальным группам и всему обществу в целом, а также обстановку общественного спокойствия;

разумного удовлетворения различных жизненных потребностей способами и в формах, одобряемых государством и обществом;

надлежащего поведения граждан в общественных местах, в процессе труда, отдыха, в быту и иных взаимоотношениях граждан между собой;

уважения к чести, достоинству граждан, к труду и его результатам, к нравственным и культурным ценностям.[25, c.143; 68]

Социальная связь между субъектами общественных отношений основывается на взаимодействии между ними, основанном на строгом выполнении правовых норм, которые устанавливаются одним из этих субъектов – государством. Социальная связь в отношениях в сфере общественной нравственности представляет собой определенный защитный механизм интересов общества и граждан от аморальных, административно наказуемых и уголовно наказуемых деяний. Разрушительные, поражающие их свойства вызывают необходимость особой деятельности по предупреждению и устранению возможности причинения вреда этими деяниями.

Механизм преступного посягательства на охраняемые законом общественные отношения, в сфере общественной нравственности, заключается в том, что один из названных субъектов (гражданин) не исполняет или ненадлежащим образом исполняет установленные для него обязанности по соблюдению общепринятых правил нравственного поведения. Тем самым он разрывает охраняемую законом социальную связь, исключает себя из сферы охраняемых уголовным законом отношений. Именно путем посягательства на этот защитный механизм, эту социальную связь и причиняется ущерб отношениям в сфере общественной нравственности. При этом отметим, что в литературе по педагогике, социологии, психологии используется категория духовно-нравственного здоровья личности. Последняя неразрывно связана с развитием индивида в обществе, с его включенностью в процесс социализации и адаптации. Поэтому при совершении посягательств на общественную нравственность нарушается налаженность нормальной нравственной жизнедеятельности общества, происходит дезорганизация его объективной стороны – нравственных отношений – и в то же время причиняется определенный вред его индивидуальному сознанию, душевному состоянию людей как субъектов общественных отношений. Это может касаться как одного индивида, так и небольшой группы людей и более широкой пространственной сферы (например, микрорайона или отдельной местности). Например, при совершении разрушения памятников истории и культуры, массовом уничтожении и повреждении мест захоронения.

Уголовный закон, карая за преступления против морали, имеет в виду не только нравственность и духовность, но и личность граждан, их здоровье, собственность и некоторые другие общественные отношения. Это связано с тем, что к общественным отношениям, которые занимают основное место в структуре нравственного социального общения, близко примыкают и те отношения, которые обеспечивают: физическую неприкосновенность личности, здоровье, сохранность имущества. Поэтому многие исследователи стали рассматривать в качестве объекта преступного посягательства рассматриваемой группы преступлений не только общественную нравственность, но честь и достоинство личности, безопасность здоровья, собственность. Фактически наблюдается процесс расширения основного объекта путем включения в него ряда дополнительных объектов преступного посягательства. Это может свидетельствовать об обширности нарушаемых общественные отношения преступлений против нравственности. Это важный и существенный момент, который будет исследован нами ниже. Но ясно одно, что данное обстоятельство способствует уяснению сущности этой группы преступлений.

В целом же преступное посягательство на общественную нравственность можно определить как общественно опасные, противоправные, умышленные нарушения правовых и неюридических правил поведения в области социального общения людей, которые причиняют вред или создают угрозу причинения вреда сложившимся этическим отношениям в обществе, а также личности, физическому и духовному здоровью человека, нравственному развитию граждан и культурному наследию страны.

Подводя итог, следует подчеркнуть, что право в совокупности всех своих проявлений и институтов представляет собой качественно своеобразное и уникальное явление, несводимое к властно-официальной форме закона. Такой подход позволяет определить право как форму свободы и равенства, как источник и критерий справедливости.

Такая теоретическая позиция напрямую связывает в праве юридическое и моральное, поскольку предполагает, что морально-правовая по своей конструкции категория справедливости лежит в основе «абстрактного определения права».[22] Ведь справедливость требует, чтобы правовая норма была согласована с моральными представлениями о добром, законном, правильном. Конечно, проблема соотношения морали и права не сводится к постановке вопроса об отражении нормами права моральных установок общества. Эта проблема включает и объективно определяющие природу права его этико-аксиологические основания, и стабилизирующие – через права человека, например, воздействие права на мораль, и конфликтообразующее совпадение-несовпадение моральных и правовых ценностей, и т.п.

Представляется, что естественно-правовое мировоззрение, признающее несовпадение права и закона, дает плодотворные возможности обсуждения этих проблем. Во-первых, эта позиция дает возможность рассмотреть соотношение морали и права максимально полно. В данном аспекте можно учесть не только нормативные, но и неразрывно связанные с ними ненормативные, в частности ценностные, проявления исследуемых регуляторов. Во-вторых, в этом подходе право (как мораль) может анализироваться как развивающаяся по своим (а не навязанным извне, например, государственно-властными институтами) законам общественная система, которая впитывает в себя объективные закономерности социума.

Выводы

1. Нравственность – совокупность общечеловеческих ценностей, приобретаемых в ходе своего развития человеком и направленных на реализацию собственных потребностей.

2.Преступления против общественной нравственности –это общественно опасные, противоправные, умышленные нарушения правовых и неюридических правил поведения в области социального общения людей, которые причиняют вред или создают угрозу причинения вреда сложившимся этическим отношениям в обществе, а также личности, физическому и духовному здоровью человека, нравственному развитию граждан.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: