Дело Ильи Горячева

Илья Горячев - московский политик и общественный активист правого толка, основатель движения "Русский образ". 8 ноября 2013 года был экстрадирован в Россию из Сербии по обвинению в организации совершения особо тяжких преступлений в рамках дела БОРН. Его обвиняют в "Создании банды" (ч.1 ст.209), "Убийстве двух и более лиц, совершенном организованной группой, сопряженном с бандитизмом, по мотивам идеологической и национальной ненависти и вражды (ч.2 ст.105), "Незаконном обороте огнестрельного оружия" (ч.2 ст. 222) и "Создании экстремистского сообщества (ч.1 ст. 282.1). 24 июля 2015 года он был приговорен к пожизненному заключению. Подана апелляция.

 

 

Любопытная статья вышла 28 сентября в «Новой Газете». С момента ареста Горячева 8 мая 2013 года и он сам, и мы, его защитники, говорили о политической подоплёке дела. Ярчайшей иллюстрацией этого служит рукописный протокол допроса Тихонова, опубликованный мною с комментариями весной этого года. Хасис и на очной ставке и в зале суда постоянно называла фамилии политических функционеров, которых сама она не знает, но якобы слышала о них от Горячева (Горячев подробно разобрал все 6 встреч с Хасис, из которых наедине было лишь 2, и получилось, что весь выдаваемый Хасис со ссылкой на него огромный объём информации, Горячев сообщил ей примерно за 40 мин. в течение первой в жизни встречи, фактически знакомства).

При этом наши оппоненты постоянно визжали, что «дело не политическое» и вообще «очень очевидное и простое». Кстати, эти тезисы были прописаны в циркулярной инструкции для СМИ, разосланной к приговору. Любопытная бумажка. Особый упор был сделан на то, что надо писать будто «сам Горячев на протяжении процесса в основном молчал». При том, что он как раз говорил больше всех, заявлял ходатайства, активно вместе с нами допрашивал свидетелей, участвовал в прениях, давал подробные показания. В ходе его допроса мы задали ему более 200 вопросов, на которые он отвечал 2 дня. А вот обвинение не задало по сути ни одного вопроса (все нарушения, допущенные в ходе следствия и суда я разобрал в F.A.Q. по делу Горячева). Конечно, прокурору Марии Семененко интересно задавать лишь заранее отрепетированные вопросы (с Тихоновым и Хасис они тщательно готовились в СИЗО «Лефортово», это подтвердила Горячеву и Евгения Хасис, с которой они пересеклись в автозаке).

Так вот. Нам всем говорили 2 года, что чёрное - это белое, т. е. дело это не политическое. А я читаю эту публикацию и вижу, что всё-таки политическое. Вот разбор 7 персоналий, действительно контактов Горячева (в отличие от осуждённых по делу «БОРН», которые с ним не знакомы даже по версии обвинения), вот круг его общения. Теперь они цель? Видимо. Но опять же промежуточная.

А теперь позволю себе ряд замечаний по искажениям фактов, допущенным в статье.

- Алексей Митрюшин никогда не состоял в ОБ-88 — это предположение впервые появилось в этой статье, напомню, следствие идёт с 2008 года. 7 лет. Также, по словам Горячева, совместной коммерческой деятельностью он с Митрюшиным после 2009 г. не занимался и заказов от него на PR-проекты, находясь в Сербии, не получал. У следствия есть все сводные доходов/расходов Горячева до 2013 г. включительно, непонятно зачем они лукавят, Горячев не был в бегах. В Сербии он жил официально, эти документы мы неоднократно предоставляли и суду, и следствию. Его фамилия как обвиняемого в деле упоминается впервые 21 февраля 2013 г. В международный розыск его объявили 1 апреля 2013, в Сербию эти документы пришли 30 апреля 2013 г., а уже 8 мая он был арестован. Так что, если и можно сказать, что Горячев «скрывался», то не больше 8 дней и делал он это по месту своей официальной регистрации в полицию. В Сербии Горячев был не в бегах, а в эмиграции, как многие другие российские политические активисты разных цветов и окрасов, вынужденно покинувшие России. Причину Горячев приводил сам — навязчивое желание ФСБ добиться его сотрудничества.

- Лжесвидетель Кудрявцев. Он же «Медик» (кстати, под этой кличкой фигурирует в записной книжке Хасис, хотя в суде Кудрявцев утверждал, что Тихонова не видел с 2005  г., а откуда тогда его знала Хасис? Паринов что ли познакомил?). Автор статьи утверждает вновь, что Член ОБ-88 «Медик» состоял в «Молодой Гвардии Единой России». Вот ответ МГЕР на наш адвокатский запрос — не работал Кудрявцев там никогда и не состоял. А вот в ОБ-88 вероятно был (на этом его ФСБ и зацепило), хотя в суде утверждал, что это Тихонов экстремист, а он патриот-путинец. Кстати, ходят слухи, что именно Кудрявцев в середине 2000-х сжёг книжный магазин «Фаланстер». Не на этом ли ФСБ его и завербовало?

- Автор цитирует якобы лог из скайп-переписки Горячева и Тихонова с упоминанием Романа Вербицкого. Это откровенный подлог. Все логи есть в материалах дела, и такого там нет. Это цитата из показаний Тихонова, в которых он уже сам в конец запутался. Желающие могут проверить — все 54 тома дела я выложил онлайн.

- Снова обвинение (а у меня нет сомнений, что писалась данная статья в соавторстве с сотрудниками из оперативного сопровождения дела, иначе невозможно объяснить все эти намеренные искажения) настаивает на том, что «Коловрат» - запрещённая группа. Мне лично подобное провокационное творчество неприятно. Но я за объективность и плюрализм мнений. В России нет юридической возможности запрещать музыкальные группы (уверен, скоро она появится). Да, у «Коловрата» ряд песен внесён в т.н. «Список экстремистских материалов» Минюста (но уже после 4 ноября 2009г.). В частности, туда попала песня «Каскадёры» из одноимённого фильма, перепетая группой дословно. А чего стоит этот список нам недавно показал Рамзан Кадыров, обрезав российскую прокуратуру и суд резким окриком в Twitter - “шайтаны!».

Да, в ходе суда мы поняли, что в вину Горячеву ставится проведение официально согласованного концерта «Коловрата» 4 ноября 2009г. на Болотной площади. Но обвиняют-то его не в этом! И судили не за концерт. Особую изжогу у обвинения вызывает как раз тот факт, что Горячев всё делал официально. Кстати, и все звучавшие на том концерте песни заранее были отцензурированы в соответствующих структурах.

- Некий таинственный С.С. - «соавтор “Стратегии 2020”, если не автор». Если верить автору «Новой». Однако из материалов дела мы знаем, что в июле 2009 г. на сайте «Blood and Honour» был опубликован текст «Стратегия Русского Национально-Освободительного Движения 2009-2011гг.». В компьютере Тихонова множество черновиков этого текста (у Горячева на множестве изъятых у него компьютерах этого текста не было обнаружено). Название «Стратегия 2020» меняют лишь один раз, через полгода после публикации, в черновике от октября 2009 г. В своих допросах Тихонов рассказывал, что в 2007 ещё году его знакомый, которого он по инициалам называл С.С., обратился к нему с просьбой как к опытному журналисту, посмотреть наброски статьи для субкультурной молодёжи с призывом идти в легальные общественно-политические объединения и заниматься легальной деятельностью, отказаться от провокационного субкультурного пути. Тихонов же творчески переосмыслил это и написал «Стратегию РНОД 2009-2011» и опубликовал на сайте Сергея Голубева «Blood and Honour». С.С. не одобрил тот текст, который в итоге получился у Тихонова. Напомню, это всё сведения из протокола допроса свидетеля Тихонова, которому следствие и суд полностью доверяет.

- Заявление БОРН по Маркелову и Филатову, по словам автора, поступило в редакцию нескольких СМИ спустя несколько недель после убийства Маркелова. Тихонов не признаёт данное заявление (он признаёт заявление по Азизову и Халилову). Нет его и на карте памяти, изъятой у Тихонова при обыске (другие есть). Никакие из этих СМИ тогда почему-то не написали о получении подобного письма. Много и других странностей с этим заявлением. Лишь в сентябре 2009г. следствие обнаружило его на просторах интернета, а опубликовано оно якобы в марте 2009г. на сайте News.nswap.info (ныне PN14 – Горячев подробно писал, почему существует этот сайт и какова его функция в управляемых спецслужбами меда-провокациях). Думаю, что в сентябре 2009 этот текст и был впервые задним числом опубликован на этом сайте. Иначе невозможно объяснить, почему ни следствие, ни журналисты, и, шире, общественность, не обратили внимания на него ещё в марте, когда он якобы был опубликован.

- Упоминают в статье и сводную доходов/расходов Горячева, где он пунктуально записывал все свои доходы и расходы. Суд почему-то отказался её исследовать, а вот «Новой» excel-таблички Горячева интересны, мол, да он же получал деньги за аналитику левых/правых движений! Т.е. в суде не интересны, а для публичного «наброса» вполне подходит. Занимательна эта аналитика собственно лишь тем, что ясно свидетельствует — никаких денежных средств Горячев Тихонову никогда не передавал.

- Ссылается автор и на анонимный источник среди правых. Судя по тонкости, скорее всего, это никакой не источник, а сотрудник ФСБ. Все его комментарии направлены на создание негативного отношения. «Аналитику Горячев писал, но всё это был бред. И вообще, он никакой не аналитик». Но зачем ему тогда платили за бред? Или же настойчивое желание противопоставить «Русский Образ» и ДПНИ, мол, в 2009г. там у них были какие-то противоречия. Да кому сейчас это интересно! «РО» и ДПНИ в 2010г. подписали стратегическое соглашение о партнёрстве, и в зале суда и Горячев и Александр Белов, который был свидетелем защиты у Горячева, подтвердили то соглашение и курс на создание общей правой партии.

Любое идейное единство даже казалось бы уже обезвреженных, находящихся в тюрьме Горячева и Белова, раздражает регуляторов общественно-политической поляны, поэтому они постоянно пытаются противопоставить их лично и их организации, оставшиеся ныне лишь как бренды из прошлого, друг другу. Подобная тактика применяется, конечно же, не только к ним, разобщение, разрыв социальных связей — это постоянная задача спецслужб, препятствующих таким образом появлению гражданского общества.

— Вновь вспомнили и допрос Горячева 20 апреля 2010 г., обстоятельства которого он сам подробно описывал, а от самих этих показаний официально отказывался. Сейчас, когда есть рассказ Карпюка о том, как выбивали из него показания, история с похищением сотрудниками спецслужб Горбунова с целью записать его видеопризнание, очевидный всем факт применения пыток к Сенцову и Зауру Дадаеву, хрестоматийная история с многолетним давлением на Развозжаева, начавшаяся в брянском подвале и, похоже, закончившаяся победой ФСБ (надеюсь, что временной), что продемонстрировал нам совершенно дикий канал НТВ в виде покаянного интервью сломанного человека. Это лишь самые громкие случаи. Но всем уже очевидно, что сегодня в России спецслужбы систематически выбивают нужные им показания из людей с применением пыток. Всё ближе тот «Новый 1937-й», которым так грезит значительная часть наших державников в погонах.

— Опять же, автор утверждает, что в переписке Горячева упоминается, что он платил депутату Мищенко за депутатские запросы. В переписке Горячева нет этого. Кому интересно — вот 54 тома дела, а вот своего рода путеводитель по делу, что написал Горячев в ходе ознакомления с делом. Горячев и Мищенко сотрудничали по разным направлениям, готовили депутатские запросы по каким-то резонансным общественно-политическим медиа-поводам, которые и близко коммерческими не являются. Всем, кто хоть немного сопричастен миру Real Politics известно, какая тематика может быть коммерческой, а какая нет. Вот те запросы, что делал Мищенко в рамках сотрудничества «Румола» и «Русского Образа», коммерческими никак не являются. И опять же, в качестве фактического доказательства этого тезиса могут быть использованы excel-сводные Горячева — никаких 4000$ ни он Мищенко, ни Мищенко ему ни за запросы, ни за что бы то ни было еще, не передавали.

 

F.A.Q. по нарушениям, допущенным в «деле Горячева»

 

1. Экстрадиция из Сербии (с 8 мая по 8 ноября 2013 г.)

— Горячев был арестован в 13:30 8 мая 2013 года в Белграде по запросу Интерпола. В Сербию данный запрос поступил 30 апреля. Таким образом, в розыске Горячев был 8 дней, однако, за это время полиция не беспокоила его по месту регистрации, указанном и в виде на жительство в г. Сремски Карловцы. В самом запросе было указано, что Горячев вооружен и использует фальшивые документы. Ни оружия, ни фальшивых документов у Горячева ни при себе, ни при обыске обнаружено не было. Наоборот, его загранпаспорт содержал 3 годовых вида на жительство в Республике Сербия.

— В предоставленных сербской стороне обвинениях российская сторона вменяла Горячеву 10 эпизодов по ст. 105, ч.2 (Убийство), при этом не было предоставлено ни единого доказательства вины Горячева. Позже, уже в России, Горячеву был предъявлен меньший объем, в частности, пропал из обвинения эпизод по убийству судьи Чувашова.

— Европейская конвенция о выдаче 1957 года, регулирующая экстрадицию граждан, включает статью 3 «Политические преступления», которая устанавливает:

1. Выдача не осуществляется, если преступление, в отношении которого она запрашивается, рассматривается запрашиваемой Стороной в качестве политического преступления или в качестве преступления, связанного с политическим преступлением.

2. То же правило применяется и в том случае, если запрашиваемая Сторона имеет существенные основания полагать, что просьба о выдаче в связи с обычным уголовным преступлением была сделана с целью судебного преследования или наказания лица в связи с его расой, религией, национальностью или политическими убеждениями, или что положению этого лица может быть нанесен ущерб по любой из этих причин.

Поэтому российская сторона и не предоставила доказательств. Как все убедились в ходе суда, доказательствами служат показания Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д., но из них неопровержимо проистекает политический характер обвинений, поэтому российская сторона и не рискнула их предоставить.

— В Сербском уголовном кодексе также отсутствует статья, аналогичная ст. 282.1 «Организация экстремистского сообщества», которая сама по себе является политической. Выдача же возможна лишь по тем статьям, что существуют в УК обеих стран.

— Все это стало причиной того, что в июле 2013 года Апелляционный суд Сербии (судья Майич) вернул в суд низшей инстанции решение об экстрадиции и аресте, ранее принятое там судьей Даринкой Шчепанович, указав на вышеперечисленные нарушения закона, однако, судья Шчепанович, проигнорировав вводные Апелляционного суда, просто повторила свое предыдущее решение.

— Позже, в октябре 2013 года, иная коллегия Апелляционного суда под политическим давлением закрыла глаза на неустраненные нарушения закона и подтвердила решение об экстрадиции. Сербские адвокаты Горячева — Феджа Димович, Деян Часич и Горан Петрониевич обжаловали экстрадицию в Конституционном суде Сербии, где их жалоба вот уже 2 года ждет рассмотрения.

— Одновременно с этим, российские защитники Горячева — Николай Полозов и Марк Фейгин — получили допуск в дело лишь после обращения в суд. До этого следователь СКР Краснов И.В. в дело защитников не пускал.

— Также, сразу после ареста Горячева, в результате хакерской атаки был уничтожен сайт «Русский Образ» (rus-obraz.net), что  впоследствии, по мысли оперативного сопровождения дела (3-й отдел Управления по защите конституционного строя 2-й Службы ФСБ РФ) должно было облегчить им подмену легальной реальной общественно-политической деятельности «Русского Образа» на искусственно конструируемую ими историю т.н. «БОРН».

— Летом 2013 г. оперативное сопровождение дела взломало Facebook Горячева и стало вести провокационную переписку от лица Горячева, после чего сделало скриншот этой переписки и передало ее «Новой Газете», которая опубликовала эти скриншоты, утверждая, что Горячев в сербской тюрьме пользуется ноутбуком с интернетом. При этом понаписали они там какого-то безумия про «Моссад» и т.д. Содержались там и намеки самому Горячеву, мол, Тихонова на «Харпе» сломали и тебя сломаем.

— Тогда же, летом 2013 года, Горячева включили в т.н. Перечень «экстремистов и террористов» Росфинмониторинга.

— 8 ноября 2013 года Горячева доставили в Москву, однако, по всем ТВ-каналам показали другого человека, с усами, с пластырем на лбу, утверждая, что это Горячев. Самого же Горячева забрали с летного поля и отвезли в СИЗО 99/2 «Лефортово».

2. Досудебное следствие (с 8 ноября 2013 года по 1 июня 2015 года)

— В отношении Горячева решение о заключении под стражу было принято Мосгорсудом 30 марта 2013 года заочно. После того, как Горячева экстрадировали и поместили в СИЗО 99/2 «Лефортово», его сразу же должны были арестовать в суде. Этого сделано не было. Более 2-х недель Горячев незаконно находился в «Лефортово» без акта заключения под стражу. Когда же суд соизволил арестовать его, мы указали на то, что это сделано с существенным нарушением положений УПК, но наше требование осталось без должной законной реакции.

— Из предыдущего нарушения проистекает следующее. Если бы Горячев после экстрадиции был задержан с составлением всех необходимых в соответствии с УПК РФ бумаг, а после в суде была бы подтверждена избранная в отношении него мера пресечения в виде заключения под стражу, то вещи, прибывшие с ним из Сербии (Макбук, телефоны, бумаги — все это было у него с собой в момент ареста) были бы изъяты официально, с составлением протокола обыска и акта об изъятии. Но их попросту передали на хранение в «Лефортово», а оттуда изъяли в рамках некоей «выемки». Таким образом, если следовать духу и букве УПК, все эти носители информации стали «недопустимыми доказательствами», т.к. добыты с нарушением закона.

— Большая часть изъятых у Горячева в «Лефортово» вещей, в том числе распечатка черновика книги «С чего начинается Родина?», не была приобщена к делу в качестве вещественных доказательств и, соответственно, должна была быть возвращена после передачи дела в суд. Но следствие в лице Игоря Викторовича Краснова даже не ответило ни на одно из многочисленных заявлений Горячева (копию одного заявления прилагаю) с требованием вернуть изъятые вещи, преимущественно личные записи.

— В ходе предварительного следствия, еще до стадии ознакомления сторон с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК, следствие представляло журналистам тенденциозные выборки из материалов дела (что, кстати, является противозаконным) и инициировало негативные голословные публикации, с целью заранее, перед судом присяжных настроить общественное мнение против Горячева.

— За все время следствия Горячеву не было задано ни одного вопроса. Показания он давал в письменном виде в произвольной форме, по сути просто разбирая обвинительный акт (1 и 2). Следствие не то что не проверяло показания Горячева, что оно обязано делать в соответствии с УПК, но даже не расшифровало — в деле лишь рукописные показания, что писал Горячев, их расшифровку следствие не посчитало нужным делать.

— После провальной для обвинения очной ставки Горячева с Тихоновым, Краснов Игорь Викторович пообещал «загнать вашего Горячева под лавку на "Бутырке"», и синхронно самому Горячеву доставившие его из «Лефортово» оперативные сотрудники пообещали за отказ от сотрудничества «показать настоящую тюрьму». Обещания свои они держат. 19 января 2014 года Горячева неожиданно перевели на «Бутырку», где закинули в так называемую «пресс-хату» — камеру с предварительно проинструктированными тюремными операми кавказцами. Чтобы выйти оттуда, не потеряв достоинства и сохранив свою гордость, Горячеву пришлось «вскрываться». Все это он подробно описал в блоге на «Эхо Москвы», как и последовавший через месяц разговор с Красновым, где тот говорил, что «надо было в 2011 году дать показания на Тихонова и все было бы нормально», т.е. фактически признал, что уголовное преследование — это месть за отказ от сотрудничества, а после спрашивал:

«Ну расскажи, как оно там на самом деле было? Мы ж все знаем. Ты сейчас на ПЖ идешь, видел Тихонова? Вот он только теперь понял, куда попал. Хочешь таким же стать? Лучше мир, чем война. Я сперва не хотел тебе на встречу идти, но раз уж ты сам написал…. Ну вот, сколько лет ты хочешь?». Отвечаю — «Нисколько». Он: «Так не бывает. Будешь сидеть. В 2011 году нужно было прийти на суд над Тихоновым и все как надо сказать. А ты этого не сделал. От этого все твои проблемы, т.к. теперь я твое общение с ним иначе интерпретирую. Думаешь, тебе суд присяжных поможет? Нет. Мы тебя как бандеровца отпозиционируем и все от тебя отвернутся».

Возбуждать уголовное дело по факту помещения Горячева в «пресс-хату» правоохранительные органы, кстати, отказались, правда и тюремные опера больше не подходили к нему, что и было, по его словам, его главной целью, когда он резался.

3. Давление на близких

— С самого начала оперативное сопровождение дела начало активно пытаться оказывать давление на его товарищей и его близких. Так, в мае 2013 года, после его ареста, около десяти человек из окружения Горячева получили своего рода «предупреждения» по e-mail, чей общий смысл был: «не вмешивайтесь, не пытайтесь помочь Горячеву и мы вас не тронем». А чтобы угрозы звучали убедительнее, приложили еще каждому сведения о его приватной / частной жизни, намекая на свое всезнайство и всемогущество.

— После того, как Горячева добавили летом 2013 года в т.н. «список экстремистов», что ведет Росфинмониторинг, в января 2014 года закрытым решением Московского городского суда были заблокированы банковские счета его матери и ряда его близких товарищей, с формулировкой, гласящей, что они находятся под его влиянием. Одновременно, у самого Горячева внутри тюрьмы разные люди в погонах и без пытались постоянно выведать, как осуществляется финансирование его защиты и кто помогает. В июне 2014 года заблокировали ряд банковских счетов уже у других товарищей Горячева. При этом всем им постоянно намекали — откажитесь от него, не помогайте, не пишите и все у вас будет хорошо.

— С ноября 2014 года по май 2015 год у друзей Горячева в Москве и Санкт-Петербурге прошли обыски и допросы, всего по 6 адресам. Главная цель — деморализация. Все эти люди должны были стать свидетелями защиты в предстоящем тогда суде, и стояла задача их запугать. Оказывали физическое давление, били, требуя пароли от аккаунтов в соцсетях, электронной почты, сайтов. Требовали под протокол сказать, что из СИЗО тексты, публикуемые в блогах Горячева («Эхо Москвы», «Континенталистъ») и на его сайте ilya-goryachev.info, носим мы с Полозовым. Всех обещали отправить на Харп (всем очевидно, что там сделали с Тихоновым, поэтому теперь ФСБ использует этот фактор страха), поясняя, что через год они сломают Горячева, также и он будет давать показания такие и на тех, как ему скажут.

— Уже после приговора все подконтрольные СМИ, повторяя разосланную им инструкцию, настойчиво твердили «никто Горячева не поддерживает», а после принялись заталкивать реальность в созданную ими схему. Родным Горячева звонят с угрозами, мол, «отрезанный ломоть, забудьте, не надо идти на свидание», к его бабушке даже в храм приходили (она активная прихожанка).

У Горячева большая (официальная через цензуру) переписка, он вообще коммуникабелен и у него большой круг общения. Так вот его адресатам пишут «неизвестные», угрожая последствиями, если они не прервут переписку. Все это попытка, правда, малоуспешная, оставить Горячева в вакууме, без поддержки.

— Манипуляции с перепиской. Известный прием тюремных оперов «путать» исходящие письма — раньше просто перекладывали из конверта в конверт (метод действует, когда письма отправляются в один день или максимум с разницей в 2-3дня), теперь с появлением электронных фсин-писем им стало еще проще. То есть адресаты получают письмо, что им не предназначалось. Действенный метод в том случае, если заранее о нем не знать. Его активно используют по отношению к Горячеву, пытаясь «столкнуть лбами» разных поддерживающих его людей.

4. Давление на Горячева в тюрьме

— После провальной для обвинения очной ставки с Тихоновым в декабре 2013 года, следствие зашло в тупик и пообещало «сломать Горячева на "Бутырке"». Свое обещание они сдержали, но успеха не добились — Горячеву пришлось «вскрываться» (он сам подробно описал эту историю и после этого оперчасть «Бутырки» прекратила применять жесткие методы давления). В возбуждении уголовного дела по данному факту по итогам некоей «проверки», в ходе которой Горячева никто даже не опрашивал, было отказано.

— После этого Горячева стали склонять к сотрудничеству и оговору других людей «мягкими» методами, т.е. уговорами через внутритюремную агентуру. В конце февраля лично Краснов И.В. снизошел до уговоров, спрашивая «ну сколько лет ты хочешь?». И поясняя: «вот, дал бы ты весной 2011 года в зале суда показания на Тихонова и все было бы у тебя нормально, а ты отказался от сотрудничества и вот итог». Горячев подробно описал этот разговор в своем блоге на «Эхо Москвы». Этот блог, через который Горячев освещал свое дело, а также свой отказ от сотрудничества со следствием и УЗКС, стал причиной его перевода 11 июня 2014 года с «Бутырки» и «Капотню», где Горячев содержался до 24 июля 2015 года.

Причиной перевода стало то, что на «Капотне» можно было создать информационный вакуум — отсутствие ТВ, только развлекательное радио «Кекс-ФМ» и прочий «Шансон». Выписанную прессу доставляли очень редко и избирательно, письма же как входящие, так и исходящие намеренно тормозили на недели и месяцы, а временами просто «теряли». На «Капотне» это было возможно, т.к. на 90%  там содержатся гастарбайтеры и выходцы с Кавказа (это было еще одной причиной перевода Горячева туда, по мысли оперативного сопровождения дела, это должно было деморализовать его и создать некомфортные условия, однако у него развитые коммуникабельные навыки и он умеет находить общий язык с абсолютно разными людьми), а с ними ФСИН не церемонится и особо на Правила внутреннего распорядка не ориентируется. Как сказал Горячеву начальник оперчасти полковник Езиков: «Горячев, ты что, правда, ПВР наизусть выучил? Ты что, еб...й?».

— С декабря 2013 года по февраль 2015 года следствие противозаконно не давало Горячеву свиданий с близкими. По закону, подследственным полагается 2 свидания в месяц. Однако следователь Краснов пошел на ухищрение — разрешение на свидание выписывал, отсылал в СИЗО, но копию близким на руки не выдавал, а без копии разрешения их не пускали в СИЗО.

— В ходе ознакомления с материалами предварительного следствия (54 тома) с октября 2014 года по март 2015 года у Горячева на «Капотне» неоднократно изымали, а попросту воровали, конспекты ознакомления с материалами. Следователь Лягин Виктор Владимирович так прокомментировал факт кражи тетрадей с конспектами в декабре 2014 года и январе 2015 года: «Надо в голове все держать» — и рассмеялся. Потом, правда, по секрету признал, что конспекты Горячева находятся в руках у сотрудников 3-го отдела УЗКС. Однако после нашей жалобы в Генпрокуратуру ознакомление Горячева с материалами начали заново.

— 24 июля 2015 года после приговора, Горячева с «Капотни» перевели вновь на «Бутырку». На «Капотне» у Горячева без его ведома опять же изъяли 5 тетрадей — конспекты материалов дела и судебного следствия, а также множество его записей, черновиков и писем. По данному факту и Горячев, и его защита также обращалась в Генпрокуратуру с жалобой.

— 28 апреля 2015 года, перед предварительным следствием в Мосгорсуде, на «Капотне» Горячева попытались насильно побрить наголо, что он подробно описал в своем блоге:

«Далее Гуфи по очереди водит их к доктору и спектакль с эпидемией себореи в СИЗО и мазками повторяется. После этого вновь забирает меня. Спрашиваю: “Я в суд-то сегодня поеду?”. Гуфи отвечает: “Да, да, сейчас, немного осталось” и заводит меня в каптерку. Вижу лежащую на столе машинку для стрижки и сразу все понимаю. Гуфи берет машинку в руки со словами: “доктор сказал,что надо побрить тебя” и начинает приближаться, еще два сотрудника хотят зайти за спину. Верчусь волчком — “даже не подходите ко мне, знаю ваши имена и должности, окажу сопротивление, потом еще нос себе об стену разобью, будут следы, а в суде будет много журналистов, буду говорить, как вы на меня напали, а потом писать в ОНК, ваше УСБ и вообще везде”».

— На протяжении всего времени нахождения Горячева в СИЗО одной из главных мыслей, которую ему транслировали через разных людей, а иногда напрямую говорили опера, было: «откажись от этих адвокатов». Предлоги выдумывали примитивнейшие, в основном — «они же на тебе пиарятся». В «Лефортово» в первые дни после экстрадиции ему напрямую сказал продольный, попытавшись разыграть сценку, мол: «я твой соратник, в камере там тебе оставил кое-что». А в совершенно пустой камере лежала на столе визитка одного известного адвоката черно-желто-белого окраса с оскаленной пастью волка. Такой наивный расчет на то, что Горячев вдруг окажется падким на внешнюю атрибутику и риторику.

5. Судебное следствие и далее (с 28 апреля 2015 года и до сего дня).

— Срок давности по обвинениям, предъявленным по ст. 282.1 истек.

— В приговоре по т.н. «делу БОРН» Баклагину, Исаеву, Тихомирову, Волкову от 6 мая 2015 года Горячев уже признан виновным.  Это противоречит ст. 90 УПК РФ, которая запрещает в России преюдицию виновности.

— Свидетели Михаил Волков и Юрий Тихомиров заявили, что их пытали и принуждали к лжесвидетельствованию против Горячева.

— Юрий Тихомиров осужден по ст. 111, ч.4 за убийство Джапаридзе в 2011 году. По статье 105, ч.2 опять же за убийство Джапаридзе он оправдан судом присяжных в соответствии с приговором от 6 мая 2015 года по т.н. «делу БОРН». Таким образом, Горячев не может обвиняться по этому эпизоду по ст. 105, ч.2. При этом в Волков, и Тихомиров отрицают, что им кто бы то ни было отдавал приказы на убийства Джапаридзе, Халилова, Филатова, за которые они осуждены. При этом и по их словам, и по версии обвинения, они с Горячевым незнакомы.

— Суд отказался приобщать доказательства защиты:

*Подборку журналов «Русский Образ», который издавал Горячев;

*Распечатку с сайта «Российской газеты» статьи от июня 2009 года с точными установочными данными членов банды «Черные Ястребы», в том числе впоследствии убитого Расула Халилова, информация в которой изложена ровно в том порядке, в котором она записана в блокноте Тихонова. Сам же Тихонов утверждает, что эти данные ему сообщил Горячев, правда, как и когда он точно сказать не может (то прислал по «Скайпу», но все логи того периода есть в деле, то передал написанное на бумажке чужим почерком, которую впоследствии Тихонов якобы сжег. При этом адрес Халилова, по словам Тихонова же, он «пробивал» на сайте Nomer.org). Когда мы пытались уточнить эту информацию в ходе допроса в суде, он постоянно путался, краснел, запинался и в итоге отказался отвечать на вопросы защиты. А прокурор Семененко обратилась к Тихонову со словами: «Ну, Никита Александрович, ведь много времени прошло, Вы, наверное, подробности и не помните, но какая разница, как Горячев передал вам установочную информацию, ведь Вы бы в любом случае выполнили его приказ». На что Тихонов послушно кивнул и сказал: «Подробностей не помню, разницы нет, приказ выполнил бы в любом случае».

*5 нотариально заверенных скриншотов из интернета, содержащих следующую информацию. Во-первых, адрес Федора Филатова, по которому он и был в результате убит, взятый из базы данных Nomer.org, которой Тихонов активно пользовался. В протоколе есть также два адреса Станислава Маркелова также из Nomer.org, при этом на допросе Тихонов подтверждает, что искал в этой базе контакты Маркелова. Во-вторых, вышеупомянутая статья в «Российской газете»«Кто ответит за свиней» от 30.06.2009, где приводятся различные данные членов «Черных Ястребов». В третьем представлено важное доказательство — заявление праворадикального сообщества «НС ВП», взявшего на себя ответственность за убийство антифашиста Федора Филатова. Четвертый и пятый протоколы содержат фотографии Расула Халилова и Федора Филатова, опубликованные до их убийства, и подтверждают, что информации об этих людях в открытом доступе было достаточно.

*Горячева устами Тихонова и Хасис обвиняют в том, что он передавал какие-то записочки с именами, установочными данными, при этом оба этих свидетеля жутко путаются и в итоге противоречат не только друг другу, но и самим себе.

Но в деле есть вещественные доказательства, а именно записочки, выданные Баклагиным и Исаевым со дна водохранилища 29.06.2012 вместе с оружием, где упоминаются фамилии судей и следователей (в том числе Краснова И.В.) в привязке к резонансным уголовным делам по националистам. Рассмотреть в судебном следствии нам их не дали. Почему? Потому что, во-первых, написаны они почерком кого-то из этих двоих (а даже обвинение не говорит, что Горячев был знаком с кем-то, кроме Тихонова), во-вторых, графологическая экспертиза, судя по материалам дела, даже не проводилась, а у Баклагина и Исаева не брали образцов почерка для исследования. В-третьих, исходя из содержания  этих записок, виден их мотив — месть, а также то, что действовали они вполне автономно. Кстати, если верить их показаниям, то они и ответственность за свои преступления (эпизоды, которые не вменяются Горячеву, убийства Абдуллаева, Хачикяна и покушение на Беняминяна) брали от лица «Автономной группы сопротивления». Подчеркну — не от «БОРНа». Хотя «БОРН» правильнее называть ОБ-88.

В ходе допроса Тихонова нам не дали огласить статьи, изъятые вместе с его компьютером, при обыске 2 ноября 2009 года в их с Хасис квартире, из материалов дела (том 23, стр. 152-156), подписанные псевдонимом «Чорный кот». Их публиковала «Новая Газета» в 2011 году, утверждая тогда, что они принадлежат перу Тихонова. В компьютерной экспертизе с целью, в частности, узнать, созданы ли эти файлы на компьютере Тихонова, нам Председательствующий также отказал. Частично процитирую эти статьи:

Статья «Как становятся революционером»

«Сколько раз мне приходилось слышать один и тот же вопрос: "Ну, зарезали вы еще одного черного и что это изменило?". Как что?! Это повысило мой жизненный тонус».

«И еще одно. Расстрел судьи, впаявшему моему побратиму срок, тоже не станет залогом Национальной революции. Но это приблизит ее».

«Ты стал опытнее, ты стал сильнее. Теперь самое время взорваться серией ударов по системе и забить ее. Ищи слабые места у врага и тверди себе: "Я ЕГО ЗАВАЛЮ!"».

«Почему ты думаешь, что план революции уже прописан и лежит у кого-то в кармане? И сейчас этот кто-то достанет план и подскажет, что конкретному Васе надлежит делать ради революции. Верить в тщательно разработанные планы также глупо, как в то, что сейчас с неба спустится Перун и зарежет вон того коренастого со сломанными ушами. Никто не спустится. И дага придется резать тебе».

Статья «Новые времена, новые люди»

«В итоге они взяли власть и отправили тогдашних ментов и мусорских на корм червям. И все потому, что большевики и эсеры себя высоко ценили и имели дерзость стрелять в губернаторов и метать бомбы в начальников полиции. Революционер хочет занять подобающее ему место в мире и изменить этот мир, согласно своим взглядам».

«Революция начинается с появления нового типа людей — революционеров».

«Задача для нас всех, кто начинал как скинхеды и по сей день не сдулся — стать новыми людьми с новым революционным сознанием».

Похож автор этих текстов на послушного исполнителя чужой воли? Нет, это пишет самодостаточный идеолог, решительный и радикальный, с лидерскими качествами, способный на насилие и, очевидно, имеющий соответствующий опыт. Очевидно, что автор — Тихонов, да и «Новая газета» не ошибается, но почему бы не установить это со 100-процентной точностью, проведя соответствующие экспертизы? Но суду это почему-то неинтересно. Кстати, публиковал эти статьи Тихонов в интернете на сайте «Честь и кровь» Сергея Голубева, еще одного человека, которого мы почему-то не увидели в зале суда.

— Председательствующий Мелехин П.В. в ходе судебного следствия не позволил стороне защиты выступить со вступительным заявлением, чем нарушил положение ч. 1, статьи 335 УПК РФ.

— В нарушение п.2, ч.2, статьи 281 УПК РФ Председательствующий не позволил стороне защиты огласить содержащийся в материалах уголовного дела протокол свидетеля Галины Кожевниковой, скончавшейся к моменту начала суда, несмотря на то, что сторона защиты предоставила суду доказательства смерти свидетеля в виде некрологов, опубликованных в печатных СМИ.

— В нарушение ст. 285 УПК РФ Председательствующий не позволил стороне защиты огласить очные ставки со свидетелями Тихоновым Н.А. и Хасис Е.Д. (разумеется, ведь их показания там значительно отличаются от того, что они говорили в зале суда).

— В нарушение ч.4 статьи 241 УПК РФ в ходе допроса свидетеля обвинения Тихонова сторона обвинения оглашала личную переписку Горячева, не получив предварительно его согласия, в открытом судебном разбирательстве.

— В нарушение ч.1 статьи 253 УПК РФ Председательствующий не отложил заседание и не принял мер по вызову или приводу в судебное заседание Олега Нестерова, сотрудника ППС, чьи показания в материалах дела (т.53, л.д. 70) содержат ключевые для определения истины сведения. Там свидетель Нестеров сообщает, что перед смертью Илья Джапаридзе сказал ему: «По наводке "Антицыгана"», а потом уточнил, что «Антицыган» — это прозвище человека по имени Алексей Касич. В тех заверенных у нотариуса принтскринах, что суд не принял в качестве наших доказательств, содержатся посты как раз этого Алексея Касича с различных блогов и форумов, из содержания которых видно, что он преследовал Джапаридзе в течение нескольких лет, выкладывая его фото и домашний адрес и призывая расправиться с ним, ложно обвиняя того в нападении на сестру националиста Павла Скачевского. Есть в деле и множество допросов, в том числе близких Джапаридзе от 2009-2010 годов, где они обвиняют Касича в травле и последующем убийстве Джапаридзе. Несмотря на все это, данный гражданин не является обвиняемым и даже свидетелем — протоколы его допросов упоминаются, но в деле их нет. Подробнее ознакомиться с результатами расследования 2009-2010 гг. можно, прочитав документ в томе 1 на стр 167-175.

Также Председательствующий не позволил стороне защиты огласить показания свидетеля Нестерова.

— Обвинение оглашало ICQ-переписку Горячева, содержащуюся на двух DVD, с которыми сторону защиты, вопреки статье 217 УПК РФ, не знакомили в ходе ознакомления с материалами дела. Эти DVD содержат частично копии MacBook, изъятого у Горячева при обыске 5 ноября 2009 года и возвращенного ему без каких бы то ни было вопросов в июне 2010 года. Далее они всплыли в деле в сентябре 2014 года, когда была произведена их экспертиза. Обвинение упирало на эмоциональную переписку Горячева с некоей «Еленой Сергеевной», при этом не позволило стороне защиты вызвать ее в зал суда, хотя защита ходатайствовала об этом, раз, по мнению обвинения, это столь важный источник информации.

— Обвинение привело в зал суда лжесвидетеля Михаила Кудрявцева 1981 года рождения, который утверждал, что он якобы в 2008 году работал в МГЕР, имел корпоративный телефон и якобы во второй половине декабря 2008 года встречался с Горячевым, который будто сообщил ему о совершенном преступлении и призывал присоединиться к банде, о чем Кудрявцев сообщил в правоохранительные органы. Никогда ранее Кудрявцев не допрашивался. Мы получили ответ на наш адвокатский запрос из МГЕР — Кудрявцев никогда у них не состоял, не работал и, соответственно, телефон ему не выдавался. Официальный ответ МГЕР Председательствующий также отказался приобщать к материалам судебного следствия и демонстрировать присяжным. Впоследствии, свидетель Михаил Волков сообщил, что Кудрявцев вместе с ним, Тихоновым , Алексеем Коршуновым, Александром Париновым состоял в скинхед-группировке «ОБ-88» и носил кличку «Медик». Очевидно, «лихое прошлое» — серьезный аргумент и рычаг давления, которые использует оперативное сопровождение дела по отношению к этому «Медику». Также суд отказал нам в ходатайстве запросить правоохранительные органы о факте обращения Кудрявцева в конце 2008 — начале 2009 года. Но ведь это-то как раз доказательства — факты, а не слова.

И мы — защитники и сам Горячев — сразу же обратились в Генпрокуратуру и ГУВД г. Москвы с заявлениями о факте совершения преступления по статье 307 УК РФ «Дача ложных показаний». Генпрокуратура ответила отпиской: «у вас впереди Верховный суд, вот там и разберетесь», а ГУВД проводит проверку. При этом доказанный факт наличия лжесвидетеля является основанием для пересмотра дела в соответствии с п.9, ч.2  статьи 389.17 УПК РФ. Если бы заявление лжесвидетеля Кудрявцева в правоохранительные органы существовало в природе, оно бы содержалось в «Книге учета сообщений о преступлениях», а на заявлении Кудрявцева стоял бы штамп: «Зарегистрировано в книге в "Книге учета сообщений о преступлениях"» и все эти бумаги содержались бы и в материалах дела, но их там нет, как нет никаких заявлений ни от Кудрявцева, ни от кого бы то ни было еще в отношении Горячева в «Книгах учета сообщений о преступлениях» МВД ни в 2008, ни в 2009, ни в другие годы.

— Свидетель Тихонов, запутавшись в продиктованных ему в разные годы показаниях (т.е. мы задаем вопрос, например, каким образом Горячев сообщил Вам установочные данные человека и отдал приказ о его убийстве, Тихонов отвечает, мы просим огласить его ранние показания, очную ставку с Горячевым, а там содержится совершенно иные сведения. Просим Тихонова объяснить эти противоречия и сказать нам, чем они вызваны и чему верить. Он теряется, путается. Ему на помощь приходит прокурор Семененко со словами: «Никита Александрович, это было довольно давно, наверное, подробностей Вы не помните, но ведь вне зависимости от способа передачи, Вы бы в любом случае выполнили приказ Горячева?». На что Тихонов послушно отвечает: «Да, это было давно, поэтому я не помню, но приказ Горячева выполнил бы в любом случае»), в итоге отказался отвечать на вопросы защиты, что является противозаконным, т.к. противоречит ч.6 статьи 56 «Свидетель» УПК РФ («свидетель не вправе давать заведомо ложные показания, либо отказываться от дачи показаний») и статье 308 УК РФ «Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний». Таким образом, все показания Тихонова следовало признать юридически ничтожными и допросить его еще раз.

— Суд отказался вызывать повесткой в суд или доставлять в зал заседаний силами судебных приставов следующих ключевых свидетелей для их допроса:

*Алексей Митрюшин (Горячев рассказывал об их совместной аналитической работе в интересах Администрации Президента по левым и правым радикалам, гранты на эти исследования, обвинения. Обвинение в качестве доказательства вины демонстрировало переписку Горячева с Митрюшиным, изъятую у него на Macbook еще в 2009 году (в 2010 году Macbook без единого вопроса вернули).

*Павел Карпов (глава НКО «Лаборатория внешней политики», тот, от кого Митрюшин получал гранты на исследовательскую работу, что они вели с Горячевым).

*Дмитрий Стешин (специальный корреспондент от «Комсомольской правды», который, по словам Тихонова, познакомил его с нелегальными торговцами оружием из Санкт-Петербурга — Лапиным, Родионовым, Селезневым, задержанными в 2014 году, дело в отношении которых выделено в отдельное производство и суд над ними начался и тут же приостановился одновременно с судом над Горячевым, очевидно для того, чтобы мы не могли вызвать их в зал суда и допросить).

Свидетель Соколов приобщил фотографию Горячева (ту самую с бараном, подаренным Германом Стерлиговым), которую ранее многократно публиковала «Новая Газета», где свидетель работает заместителем главного редактора. Эта фотография получена газетой от следствия с нарушением п.5а, ч.2, статьи 82 УПК РФ «Хранение вещественных доказательств». Также показания Соколова являются «недопустимыми доказательствами» в соответствии со статьей 75 УПК РФ ч.2, п.2, т.к. Соколов не смог указать источник своей осведомленности, сказав: «тут его цитата».

— Потерпевший Михаил Маркелов в нарушение ч.5, п.2  статьи 42 «Потерпевший» УПК РФ, которая запрещает потерпевшему давать заведомо ложные показания, заявил, что осенью 2010 года главный редактор «Новой Газеты» Дмитрий Муратов и его заместитель Сергей Соколов убедили его в причастности Горячева к гибели брата Станислава Маркелова, продемонстрировав Macbook Горячева (видимо, тот самый, что следствие вернуло Горячеву 30 июня 2010 года). Свидетель же Соколов, выступавший позже, опроверг эту информацию, сообщив, что Macbook Горячева они с Муратовым Михаилу Маркелову (не могли ни де-юре, ни де-факто иметь доступ к нему / информации с него) не демонстрировали, а ссылались на «свои источники», которые Соколов назвать не может, т.е., по сути, на слухи. Наше ходатайство о вызове в зал суда в качестве свидетеля Дмитрия Муратова также осталось без удовлетворения.

— Суд отказался исследовать следующие доказательства:

*Excel-сводные доходов и расходов Горячева, из которых ясно проистекает, что никаких денег Тихонову он никогда не давал, а вот аналитику по левым и правым радикалам делал, получая за это плату от Алексея Митрюшина, в рамках грантов Павла Карпова.

*В нарушение статьи 87 УПК РФ «Проверка доказательств» суд не проверял показания Горячева (за 2 дня его допроса он ответил более чем на 200 наших вопросов, при этом обвинение не задало Горячеву по сути предъявленных обвинений ни одного вопроса), т.е. не сопоставлял их с другими доказательствами и не опроверг их, при том, что Горячев логично и последовательно с указанием огромного количества мелочей описывает интересующие суд события и обстоятельства.

— Также суд не исследовал мотивы, что в соответствии с ч.2, статьи 73 УПК РФ «Обстоятельства, подлежащие доказыванию», он обязан делать. Абсолютно не выяснен мотив Тихонова выполнять приказы Горячева (мы постоянно пытались сделать это в ходе допроса Тихонова, но судья постоянно отводил вопросы, направленные как раз на выяснение этого аспекта) и абсолютно непонятен мотив Горячева отдавать подобные приказы Тихонову. В чем его выгода? Зачем ему это? Для каких целей?

— Многократно была нарушена статья 15 УПК РФ «Состязательность сторон» и статья 244 «Равенство прав сторон» — свидетели обвинения не ограничивались, в отличие от свидетелей защиты, которым судья разрешал задавать считанные вопросы в присутствии присяжных или вообще не допускал допроса свидетелей при присяжных.

Судья отвел практически все ходатайства защиты (чуть меньше сотни), при этом удовлетворив абсолютно все ходатайства обвинения. Так, например, суд отказал в сравнительном исследовании электронных носителей информации Горячева и Тихонова на предмет обнаружения одинаковых файлов. Почему, ведь обвинение как раз говорит о том, что Горячев передавал Тихонову информацию? Просто потому что на носителях информации Тихонова нет никакой информации с носителей Горячева, т.к. тот ее Тихонову попросту не передавал.

— В ходе суда была выявлена «дыра» в УПК ч.8, статьи 186 «Контроль и запись переговоров», где регламентируется все, что касается аудиозаписей (разнообразная прослушка) — «фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела» — это позволяет избежать негативного цитирования. Отсутствие же подобной регламентации относительно электронной переписки позволило еще на этапе следствия надергать цитат Горячева из контекста «Скайп»/ICQ-переписки, причем зачастую эти сообщения не имели вообще никакого отношения к предъявленным обвинениям, зато их избирательное цитирование позволило обвинению исказить объективное восприятие Горячева присяжными.

— В нарушение статьи 14 «Презумпция невиновности» УПК РФ прокурор Семененко в прениях заявила: «Что такое косвенные доказательства? Это когда, представьте себе уважаемые присяжные, вы сидите вечером у окна и на улице нет снега. Вы легли спать. Утром встали и увидели, что снег лежит. Вы спасли и не видели, как он шел. Но он лежит, значит, вы можете сделать вывод о том, что он шел. То есть, если нет очевидцев преступления и прямых доказательств, мы возьмем косвенные и сделаем на основании их соответствующие выводы. Поэтому, если кто-то не слышал сам, что Горячев давал показания на убийства, не говорит о том, что он этого не делал».

Но обвинение не может базироваться лишь на косвенных доказательствах, не обладая ни одним прямым. В ч.4, статьи 14 ясно сказано: «приговор не может быть основан на предположениях». Любопытно, что такую же метафору и термины Семененко использовала в ходе процесса по делу об убийстве журналистки Анны Политковской, где Председательствующим также был судья Мелехин. Также в прениях Семененко не менее 14 раз намеренно исказила сведения, прозвучавшие в зале суда. Горячев начал свое выступление в прениях с указания на все факты намеренной лжи со стороны Семененко в ходе ее выступления.

— В нарушение статьи 341 «Тайна совещания присяжных заседателей» УПК РФ сайт Следственного комитета России sledcom.ru опубликовал результаты вердикта ранее, нежели старшина коллегии присяжных провозгласил вердикт в зале судебного заседания. Таким образом, очевидно нарушение тайны совещания присяжных заседателей, что, в соответствии с ч.8 статьи 389.17 «Существенные нарушения уголовно-процессуального закона» и ч.2 статьи 389.15 «Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке является основанием для пересмотра дела.

— В нарушение ч.6 статьи 339 УПК РФ «Содержание вопросов присяжным заседателям» в вопросном листе для присяжных на стр. 16 упоминаются фальшивые паспорта, изъятые у Тихонова. Горячева не обвиняли в этом, это не исследовалось в зале суда.

— Сам приговор содержит сведения, противоречащие тому, что звучало в зале суда, а именно:

*стр.1 Приговора — «Создал организацию и боевую группу, назвав их "БОРН"» — в соответствии с показаниями Тихонова и Хасис, и в суде, и на следствии, данное название придумал Тихонов.

*стр.4 Приговора — фальшивые паспорта Тихонова, Баклагина, Исаева не исследовались в зале суда, Горячева не обвиняли в том, что он каким-либо образом причастен к этим фальшивым документам.

*стр.4 Приговора — «Принимал меры по обеспечению указанной организации финансовыми средствами» — в соответствии с показаниями Хасис, деньги на оружие она выручила, продав свою однокомнатную квартиру, а Горячев Тихонову денег не давал. Тихонов же утверждал, что Горячев в течение 2-х лет обещал ему деньги, но так и не дал. Таблицу Excel с доходами и расходами Горячева, содержащуюся в материалах дела, суд отказался рассматривать в зале суда, хотя из ее анализа очевидно, что никаких денег Горячев Тихонову не передавал.

*Стр. 5 Приговора — «Приобретал предметы маскировки и спецэкипировки — одежду большого размера и т.д.» — у Горячева не изымалось никаких предметов маскировки. Тихонов же рассказывал, как они с Хасис сами приобретали для себя предметы маскировки.

*Стр.5 Приговора — «Мобильные телефоны» — не исследовались в зале суда, вероятно, потому что 2 имеющихся в вещественных доказательствах телефона Тихонова и Баклагина / Исаева были подробно разобраны Горячевым в статье «Телефоны БОРН» по итогам исследования материалов дела, где он показал, что один из них, вероятно, вообще является подложным (выданный Тихоновым в Филях Sony Ericsson).

*Стр. 5 Приговора — «Составлял схемы, занимался разведкой» — это не звучало в зале суда. Тихонов и Хасис самостоятельно за всеми следили.

*Стр. 6 Приговора — «Поручил лицам 1 и 2 распределить роли между собой и приступить к организации лишения жизни Филатова»; «Адрес места проживания» — свидетель Михаил Волков говорил, что Горячев ему не знаком, и он ничего соответственно не мог ему поручать. Про адрес же свидетель Тихонов говорил, что фотографию Филатова видел в интернете, а адрес «пробивал» на сайте Nomer.org. Потерпевшая Ольга Колоскова (сестра Филатова) также говорила в зале суда, что еще в 2006 году видела в интернете фото своего брата — Федора Филатова, их домашний адрес и призывы расправиться с ним.

*Стр. 6-7 — «Месть за Бешнову» / «С ведома и под руководством Горячева» — в протоколе проверки показаний свидетеля Тихонова от ноября 2012 года, который мы посмотрели в ходе допроса Тихонова, он говорит несколько раз, что выполнял распоряжения Коршунова, а e-mail-рассылка от имени БОРН — это ему пришла «дурная идея». При этом в зале суда демонстрировался депутатский запрос по убийству Анны Бешновой от депутата Максима Мищенко с компьютера Горячева, текст которого готовил Алексей Барановский, датированный началом октября 2008 года. В запросе в МВД идет речь о задержанном на тот момент насильнике и убийце Фарходе Турсунове. Тихонов же в своих показаниях говорит, что Горячев в ноябре 2008 года говорил ему, что нужно отомстить за Бешнову, неважно кому, т.к. найти реального убийцу невозможно. Но Горячев уже знал, что реальный убийца уже задержан и даже просил Мищенко сделать запрос по Фарходу Турсунову!

*Стр. 7 Приговора — «Передал Тихонову собранную им информацию о личности Маркелова, данные о возможных адресах мест его проживания, о маршрутах передвижения, фото» — у Горячева на электронных носителях не было фото Маркелова, как и его адреса. А вот Тихонов в своем допросе говорил, что «пробивал» его домашний адрес все на том же сайте Nomer.org.

*Стр.9 Приговора — «Убийство Джапаридзе — с ведома и под руководством Горячева» — свидетель Юрий Тихомиров, осужденный по ст.111,ч.4 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть» Люблинским районным судом за Джапаридзе и оправданный в апреле 2015 года по обвинению в участии в т.н. «банде БОРН» присяжными в Мосгорсуде, отрицает, что получал какую бы то ни было установочную информацию или приказы на убийство Джапаридзе от кого бы то ни было. С Горячевым он не знаком. Напомню, что даже обвинение не настаивает на знакомстве Горячева с кем-либо, кроме Тихонова и Хасис.

*Стр. 9 Приговора — «Передавал данные об адресах, фото Халилова» — В своих показаниях Тихонов говорил, что смотрел адрес Халилова опять же на сайте Nomer.org. А Михаил Волков, стрелявший в Халилова, говорит, что его фото видел в интернете. При этом Волков, признавая свою вину, отрицает факт того, что Тихонов отдавал ему приказ.

*Стр.9 Приговора — «Горячев предоставлял электронные адреса СМИ для рассылки по Халилову» — в соответствии с показаниями Тихонова, к моменту совершения убийства Халилова он уже совершал подобную рассылку ранее, а свидетель Хасис говорит, что Тихонов сам подбирал список СМИ для рассылки.

*Стр. 10 Приговора — оружие из всего этого длинного списка, Тихонов говорит, что оставлял у Горячева на хранение пистолет-пулемет «Суоми» и два обреза зимой 2008/2009 годах в съемной квартире Горячева на Новой Басманной. Свидетель Хасис же сказала, что Горячев хранил это оружие около 2-х недель и не зимой, а летом 2009 года, и не на Басманной, а на Таганке. Иных доказательств причастности Горячева к этому преступлению, кроме этих противоречивых показаний в зале суда, продемонстрировано не было.

*Стр. 15-16 Приговора — Пожизненное лишение свободы. В соответствии с Европейской конвенцией о выдаче 1957 года, по которой Сербия и экстрадировала Горячева, ему не может быть назначено наказание более того, которое предусматривает сербский уголовный кодекс, а там пожизненное лишение свободы отсутствует.

— Помимо этого, очевидно неправильное применение уголовного закона, что, в свою очередь, в соответствии с ч.2 статьи 389.15 «Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке» УПК РФ является основанием для пересмотра дела.

В соответствии с «Комментариями к УК РФ» под редакцией председателя Верховного суда В.М. Лебедева (Издательство «Юрайт», М. 2012):

*статья 282.1 — «Объективная сторона преступления состоит в деятельности конкретных лиц по созданию экстремистского сообщества или руководству им (разработка устава, составление программы, организация ритуалов принятия клятвы, планирование, принятие решения, подготовка и проведение экстремистских акций и др). Иными словами, речь идет не о призывах или агитации, а о совершении конкретных действий» — с. 1042 указ. соч.

При этом Тихонов говорит как раз о призывах и агитации со стороны Горячева, не называя конкретных действий.

*статья 222, ч.3 — «В тех случаях, когда участник банды никаких конкретных незаконных действий с оружием и другими предметами лично не совершает, квалификация по ч.3 комментируемой статьи исключается». Выше я объяснил, что обвинение по этой статье базируется исключительно на противоречащих друг другу в этой части показаниях Тихонова и Хасис и не подкрепляются чем-либо еще — экспертизами или иными вещественными доказательствами. При этом не проводилось даже исследования ДНК Горячева и проверки его наличия на данном оружии. Следствие этого не делало, т.к. знает, что Горячев никоим образом не причастен к хранению этих обрезов и пистолета-пулемета «Суоми», а потому и не проводило этих экспертиз. Кстати, это оружие не использовалось в преступлениях, ни в предъявленных Горячеву эпизодах, ни в других. При этом данное оружие изъято у Баклагина и Исаева, а к ним попало от Коршунова. В соответствии с прежними показаниями Тихонова он отдал это оружие Коршунову осенью 2007 года перед своим отъездом на Украину и более его не видел, на суде же он изменил показания, заявив, что забрал у Коршунова это оружие, чтобы 2 месяца зимой 2008/2009 гг. похранить у Горячева, а потом снова же отдал Коршунову!

— Председательствующий Мелехин таким образом составил график судебных заседаний (4 дня в неделю с понедельника по четверг), что защита фактически была лишена возможности готовиться к предстоящим заседаниям, все наши совещания с подзащитным проходили в экспресс-режиме в зале суда. Разумеется, в таком графике мы не могли полноценно работать — на свидания и выработку линии защиты в СИЗО, адвокатские запросы, поиск свидетелей, которых Председательствующий соглашался допрашивать, но не вызывать повесткой, переложив на наши плечи обязанности суда.  Не секрет, что многие свидетели не горят желанием давать показания в суде, именно для этого и существуют повестки и судебные приставы. Однако, в сложившихся обстоятельствах сторона защиты была вынуждена самостоятельно обеспечивать явку необходимых ей свидетелей в условиях чрезвычайной нехватки времени.

Именно этим объясняется то, что в зале суда мы не увидели таких ключевых свидетелей, как Павел Карпов, Максим Мищенко, Алексей Митрюшин, Алексей Касич, Дмитрий Стешин, сотрудник ППС Нестеров, обнаруживший раненого Джапаридзе. И все это несмотря на наши и Горячева многочисленные ходатайства. Даже перерыв в пятницу и тот мы получили с боем.

Тяжелее всех пришлось Горячеву — его забирали из СИЗО в 6 утра, а возвращали в камеру в 2 часа ночи! И за 4 часа нужно было успеть подготовиться к следующему заседанию, проанализировать прошедшее. Отдохнуть в таких условиях, конечно же, невозможно. По его словам, он часто вообще не ложился, готовя вопросы к допросам свидетелей, выступления в прениях и т.д., а спал урывками — в автозаке, в боксе Мосгорсуда во время перерывов.

6. Выводы

Так в чем же, по итогам суда обвиняют Горячева?

— Убийство Маркелова. По словам Тихонова, Горячев сначала в 2007 году рассказал ему о существовании Маркелова, а потом в течение 2-х лет настаивал на его убийстве. При этом игнорируется мотив мести со стороны Тихонова Маркелову за осуществление им своих профессиональных функций. Именно Маркелов добился объявления Тихонова и Паринова в розыск по обвинению в убийстве Александра Рюхина, а Хасис начала слежку за Маркеловым еще в ходе процесса в 2007 году по делу об убийстве Рюхина. Да и сам Тихонов, в соответствии со своими первыми показаниями, знал о существовании Маркелова еще с 2006 года. Подробнее эти истинные причины убийства Маркелова разобраны в этом материале. Это единственный эпизод, где Тихонов сам кого-то убивал из всех 5 вмененных Горячеву эпизодов. Также, даже по версии обвинения, ни с кем, кроме Тихонова, Горячев не знаком.

— Джапаридзе — в соответствии с решением суда, убит Юрием Тихомировым и Максимом Баклагиным, которые отрицают, что получали какие бы то ни было приказы от Тихонова. Тихомиров с ним к тому же и не знаком.

— Филатов — Михаил Волков вместе с Тихомировым напали на Филатова, намереваясь «проучить» — субкультурный конфликт скинхедов и антифа суров и напоминает войну уличных банд из голливудских фильмов. В драке Волков применил нож и нанес летальные повреждения Филатову. Приказа от Тихонова он на это не получал, зарезал в пылу драки, Филатов оказался крепким орешком и, видимо, Волков решил, что иначе с ним не справиться.

— Халилов — его застрелил все тот же Михаил Волков, который читал о банде «Черные Ястребы» и видел фото Халилова в интернете. Адрес и пистолет ему дал Тихонов, который в свою очередь «пробил» адрес на сайте Nomer.org.? Так же как и в случае с Филатовым, Хуторским (которого Горячеву не вменяют, но в показаниях Тихонова в материалах дела это есть), Маркеловым (когда Коршунов пытался  следить за ним по его месту прописки).

— Азизов — его убили Александр Паринов (подельник Тихонова по убийству Рюхина, с которого все и началось, познакомивший Тихонова и Хасис и просивший ее следить за Маркеловым в Мосгорсуде в 2007 году) и Алексей Коршунов, ныне покойный прапорщик ФСБ. Паринов где-то сгинул на просторах Украины, то ли умер от гепатита, то ли погиб в ходе конфликта на Донбассе. Причем еще в 2012 году сотрудничая полностью со следствием, Тихонов говорил, что подкидывая голову к Управе, он выполнял распоряжения Коршунова.

А теперь что их всех объединяет? Тихонова, Коршунова, Паринова, Волкова? Все они члены ОБ-88 и знакомы с конца 90-х. Это подтвердил и сам Тихонов, и Михаил Волков. Более того, Тихонов с Коршуновым нападали на Хуторского еще в 2005 году (этот эпизод Горячеву не вменяется, но он есть в материалах дела), а убил его Коршунов уже после ареста Тихонова в 2009 году. Адрес Хуторского они опять же узнавали с сайта Nomer.org, фото же выкладывал в интернет на своем сайте пресловутый «Зухель». Они занимались насилием с конца 90-х годов, не нуждаясь в приказах Горячева, более того, он никогда не был для них авторитетом, чтобы отдавать такие приказы, да и знаком был лишь с Тихоновым. И вот саммари реальной ситуации —есть члены давно сложившейся группировки ОБ-88, Евгения Хасис продает свою квартиру, а Дмитрий Стешин знакомит Тихонова с питерским торговцем оружием, ищут же адреса своих жертв члены ОБ-88, как искали и раньше — в интернете на сайтах т.н. «анти-антифа» и в онлайн-базе Nomer.org.

Очевидно, что это дело носит политический характер. Решение принималось заранее и не в зале суда. Сам Горячев выразил отношение к этому суду в своем тексте «Итоги процесса». Мы настаиваем на пересмотре дела и его рассмотрении в ином суде, нежели Мосгорсуд, т.к. данное уголовное дело было выделено из уголовного дела по убийству судьи МГС Чувашова, и хотя Горячеву и не предъявляется этот эпизод, в зале суда это звучало, и очевидно, что судья МГС Мелехин не может объективно рассмотреть данное дело.

Как мы и говорили на протяжении 2-х лет, все обвинение базируется на показаниях Тихонова и Хасис, которые постоянно противоречат своим же ранним показаниям и друг другу. При этом они имеют мотив на оговор Горячева — его показания на предварительном следствии по их делу, от которых он впоследствии отказался, т.к. из него их выбили. И ранее уже лжесвидетельствовали против Горячева, утверждая весной 2011 года в ходе процесса над ними в Мосгорсуде, что «Браунинг», из которого был убит Маркелов, дал им Горячев в октябре 2009 года, якобы на ремонт. Впоследствии всем эта ложь была очевидна. Сам Горячев неоднократно разбирал показания Хасис и ее ложь (1, 2) и подробно объяснял все обстоятельства событий 2008-2009 гг в своем допросе. При этом протокол судебного следствия был значительно искажен, точнее обрезан. На наши замечания к протоколу судья Мелехин вынес следующее решение. Поэтому мы выкладываем все 54 тома досудебного следствия, аудиозаписи судебного процесса и их полные расшифровки. Любой желающий может сверить их с аудио, а также убедиться в искажении официального протокола.

Симптоматично, насколько обвинение боится нашей скрупулезной аналитической работы, рассчитывая лишь на «эффект шоу» и командные методы / телефонное право. Очередным доказательством этого стало то, что у Горячева в день приговора при переводе из СИЗО 77/7 «Капотня» в СИЗО 77/2 «Бутырка» в очередной раз украли все его записи — конспекты материалов дела и три тетради с конспектами судебного следствия, которые были необходимы ему для подготовки апелляции в Верховный суд. Разумеется, мы в очередной раз обратились с жалобой в Генпрокуратуру, но это очень показательно.

 

 

 

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ ДЕЛА ИЛЬИ ГОРЯЧЕВА МОЖНО СКАЧАТЬ ЗДЕСЬ

 

 

"Он не имеет никакого отношения к убийствам, равно как и к созданию какой-то подпольной организации. Я не берусь судить обо всех других возможных фигурантах дела – я их просто не знаю, я не буду утверждать, что там нет виновных лиц. Но в данном случае я выступаю в качестве защитника Горячева и, независимо от разницы во взглядах с ним, я считаю, что если человек не совершал преступлений, в которых он обвиняется, он не должен и нести ответственности"

slon.ru

"Вы знаете, Тихонов на основном процессе по Маркелову и Бабуровой сначала отрицал свою вину, сейчас он ее признает. Но нигде и никогда он не обвинял Горячева в какой-то преступной роли участия в этих убийствах. Никогда! Это произошло через несколько лет после основного процесса. И поэтому это вызывает огромные сомнения в добросовестности и правдивости показаний Тихонова, тем более что он приговорен к пожизненному сроку. И мотив его сотрудничества со следствием понятен для нас: он хочет изменить свою участь чуть к лучшему"

www.svoboda.org

"В 54 томах уголовного дела есть только два доказательства виновности моего подзащитного – это показания Тихонова и Хасис»"

www.vedomosti.ru